Сообщество любителей ОМОРАСИ

Сообщество любителей омораси

Объявление

Появилась новая страница, ЧС пользователей, где вы сможете посмотреть список заблокированных пользователей| УРА нас уже 67 человек на форуме!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Ужас Лизы


Ужас Лизы

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Лиза не могла сказать точно когда именно это началось. Некий страх, словно, существовал в ней всю жизнь. Еще в раннем школьном возрасте начались робкие стеснения. Процесс мочеиспускания всегда был для нее делом интимным, а в школьных туалетах всего у двух кабинок были двери. Большинство девочек не стеснялись друг друга, но Лиза испытывала порою такой сильный дискомфорт облегчаясь на виду у других, что сам процесс тормозился и организм не позволял желанному действу произойти, пока ситуация не изменится. 
Но, благо, никогда ничего серьезного из-за этого комплекса не случалось. Лиза обычно терпела до дома, так как только в условиях домашнего туалета чувствовала себя спокойно и могла расслабиться, но если уж совсем припирало, девушка не доводила до крайности, шла в общественный туалет или даже в кустики если понадобится, и делала свои дела. Но с годами все изменилось...
К девятнадцати годам своей жизни Лиза стала весьма привлекательной молодой женщиной, стройной рыжеволосой  красавицей, за которой на ее втором курсе ухаживали сражу аж трое молодых людей. Она слушала легкий рок, одевалась просто и практично (джинсы, юбки, майки) и никогда не строила из себя мисс мира, хотя постоянное занятие фитнесом привело ее тело к тем нужным пропорциям, которые притягивают на себя взгляд большей части мужской аудитории. Застенчивая, веселая, добрая девушка, Лиза любила мужское внимание но не злоупотребляла им, потому не давала лишних надежд тем, кто изначально ей не приглянулся. Сама же Лиза точно решила, после двух лет печально окончившихся отношений со своей первою любовью, что теперь будет ждать кого-то особенного и достойного. Как именно должен выглядит этот особенный счастливчик она сказать не могла, но особо не задумывалась об этом и не рисовала себе его образ, просто жила с уверенностью, что когда встретит его - обязательно узнает.
И вот однажды, было начало зимы, Лизе случайно довелось увидеть репортаж о случившемся ужасном убийстве. Женщину изнасиловали и убили в туалете ночного клуба, а убийца скрылся и остается неизвестным. Почему-то именно эта история что-то переключила в мозгу девушки. Она и прежде слышала истории про маньяков, которые ловили девушек, насиловали их и убивали, но прежде эти истории проходили мимо ее сознания. Она не ассоциировала жертв с собой, это были другие люди, другие девушки, которых она никогда не встречала. Они словно были не настоящие. Но этот случай по-настоящему напугал ее. Не сразу, не в тот момент, когда она слушала репортаж, нет. Позже. Через несколько дней, когда гуляя с подругами она зашла в туалет макдональдса, села на унитаз и поняла, что просто не может этого сделать. Жуткая история убийства сразу же родилась в ее голове. Ладони вспотели, все тело пробила мелкая дрожь. Она сидела там, вспоминала убитую девушку, и просто не могла опорожнить мочевой пузырь. Она представлял как в ее кабинку врывается маньяк, как насилует ее прям здесь и убивает. Разум понимал, что это абсурд и бред, но воображение было уже не остановить. Так Лиза и покинула тот туалет не выдавив из себя ни капли.
На улице ей стало лучше, дрожь прошла и сердце успокоилось, хотя чувство паники не покидало. Очень скоро она оставила своих подруг, под предлогом того, что ей вдруг стало плохо, и отправилась домой, так как давление в мочевом пузыре уже сложно было выдерживать. В тот раз до дома она добралась без проблем, и лишь оказавшись на собственном домашнем унитазе смогла облегчится. Какой-то частью своего сознания девушка понимала, что сложившаяся ситуация не нормальна, это невроз, который может стать причиной неприятностей в будущем, но она уверила себя, что ничего плохо не произойдет, и все вернется на круги своя, как только забудется жуткая история убийства.
Зима прошла и наступила ранняя весна. С последнего случая Лиза старалась избегать общественных туалетов, не желая проверять себя на прочность. И все вроде бы удавалось ей хорошо, но ни что не может продолжаться бесконечно.
Четырнадцатого апреля, в шумной девчачей компании, Лиза праздновала день рождения одной из своих школьных подруг. Они сняли столик в баре, рекой лился алкоголь и веселью не было конца. И конечно, в такой ситуации, любому человеку в итоге понадобится отлучится по нужде. Лиза не стала исключением. Желание пописать появилось у нее еще на втором часу праздника. Она постаралась игнорировать его, и поначалу все неплохо получалось. Но на четвертом часу внизу живота уже чувствовалась тяжесть, и легкая резь в мочевом пузыре постоянно давала о себе знать. Праздник должен был продолжался до самого утра и Лиза понимала, что ей не удастся избегать данной нужды до конца веселья и в итоге сдалась.
Девушка поднялась и двинулась в сторону туалета, точно решив что не будет заворачиваться, пописает, и вернется к подругам. Но как только она вошла в туалет все изменилось. Снова появилась дрожь, снова вспотели ладони. Лиза прошла к кабинке, закрылась в ней, задрала синюю джинсовую юбочку, стянула черные, плотные колготки и черные трусики, села на унитаз и... не произошло ничего. Она никак не могла расслабиться. Тело трясло, сердце колотилось так, что в ушах его удары отдавались глухим гонгом. Тянулись секунды, ничего не происходило. На Лизу нахлынула паника. Писать хотелось очень сильно, но она просто не могла этого сделать, не могла пересилить собственный организм. Как она сможет вернуться за столик, если ей настолько сильно нужно в уталет, что режет живот, но и сходить в туалет она не может?
Лиза, чувствуя как к глазам подступили слезы, постаралась взять себя в руки, выдохнула и поднялась. Она оделась, прошла к умывальники и ополоснула руки и лицо холодной водой. Постояла отдышавшись, успокаивая бунтующий и трясущийся организм. Затем огляделась, убедившись что в туалете она одна и вернулась в кабинку. Она села на унитаз, стараясь не думать ни о чем кроме своего процесса. Пришлось еще немного потрудится, но в итоге она ощутила, что процесс пошел. Струя зажурчала. Чувство расслабления было практически равно оргазму.
И в этот момент, в самой середине процесса, в туалет кто-то вошел. Лиза услышала как открылась дверь. Паника, нет, уже даже не паника а дикий ужас, нахлынули на нее. Ей казалось, что ее струя грохочет на весь туалет, вошедший явно слышал ее. У девушки перехватило дыхание. Она попыталась остановится, ничего не вышло, но она не контролируя собственный страх быстро поднялась, молниеносным движением натянув обратно трусы и колготки и замерла когда воцарилась тишина. Ноги стали ватными, все тело онемело. Лиза прислушивалась к действиям вошедшего. Лишь только краем своего сознания она ощущала, что продолжает писать себе в одежду. Лишь только часть сознания принимала данные о том, что по ногами растекается теплая влага. Лиза просто стояла там, в ступоре, сжимая вспотевшими ладонями задранную юбку, а по левой ноге, по черной ткани плотных, теплых, колготок ползла вниз, к сапожкам, мокрая дорожка, а с промежности колготок падали вереницы золотых капель, и разбиваясь об пол между ног девушки, собиралась в маленькую лужицу мочи.
В гробовой тишине раздался тихий щелочек замочка на кабинке, затем немного шуршания одежды и громкая струя полилась в унитаз. Это неизвестная посетительница, так испугавшая Лизу, прошла к пустой кабинке и теперь делала там свои дела. Делал спокойно, не обращая ни на что внимания. И только в этот момент девушка поняла, что никакой маньяк не ищет ее здесь, просто другой человек, так же как и она, зашел по нужде, и этому человеку плевать на громкость журчания ее струи. Страх отступил, вновь она ощутила свое тело и первым из ощущений была влага и тепло между ног. Лиза опустила голову и увидал как ее черные колготки в промежности блестят от пропитавшей их мочи. Огромное мокрое пятно спускается до четверти бедра. По правой ноге от него тянется парочка тоненький мокрых дорожек, слева же длинная темная полоса, блестя уходит в сапог. Она обмочилась. Лиза не могла поверить в то, что видит. Она, сейчас, пописала в одежду. Она описалась как маленькая девочка. К его глазам подступили слезы, к горлу ком тошноты, щеки залились краской позора. Лиза готова была тут же провалиться сквозь пол от стыда. Сейчас там, за столиком, весело болтают и пьют ее подруги, и ни у кого из них нет такой проблемы, никто из них не писает себе в одежду. Лиза возненавидела себя.
Меж тем другая посетительница закончила свои дела. Было слышно как она покинула кабинку и пройдя к умывальнику включила воду. Это немного отрезвило Лизу. Что-то нужно было делать. Стараясь не обращать внимания на катящиеся по щекам слезы и стараясь не зарыдать в голос, упав тут же на колени, она медленно опустила юбку и вновь взглянула на свои ноги. Джиносвая юбочка скрывала основное пятно на колготках, но из под нее был отчетливо виден мокрый след тянущийся по левой ноге вниз. Лиза шепотом выругалась и отмотав кусок туалетной бумаги, потерла ею колготки. Эффекта это не принесло. Она подумала о том чтобы снять их, но как она тогда объясни это подругам и как она поедет домой по такому холоду? Нет, снимать колготки не стоило.
Посетительница помыла руки и покинула туалет. Вновь воцарилась тишина. Лиза поняла, что это ее единственный шанс. Убегать из бара смысла не имеет, хотя ей и очень хотелось это сделать. Она понимала, что выходить на улицу такой обсосанной было еще хуже чем остаться. Ей нужно было время просохнуть а уж потом отправляться домой, и плевала она уже на этот чертов праздник. В баре царил полумрак, и если она быстро пройдет на свое место никто не заметит случившегося. Осталось только преодолеть путь до умывальника и до двери по хорошо освященному туалету.
Она мигом, не раздумывая, вылетела из кабинки и взглянув на себя в зеркало ужаснулось. Тушь размазана по щекам слезами, лицо полыхает красным, глаза опухли. Она стала быстро приводить себя в порядок. Через несколько секунд дверь туалета открылась, Лиза не раздумывая бросилась к ней, желая прошмыгнуть мимо новых посетителей, пока они не успели ее рассмотреть, и столкнулась в дверях с двумя своими подругами.
- О, Лизка - сказала одна радостным, подвыпившим голосом - А мы то гадали, куда ты пропала?
- Я уже возвращаясь - улыбнулась Лиза в ответ, стараясь предать своему голосу ту же пьяную веселость.
Она быстро прошла мимо девчонок в желанный полумрак зала и начала стремительное движение к нужному столику.
Пока она шла по залу, ей казалось, что все окружающие смотрят на нее, видят ее позор, обсуждают его и смеются, хотя конечно это было не так. На ее колготках в полумрак не было видно и следа, но Лиза чувствовала свой позор. Чувствовала влагу между ног и на внутренней стороне бедер, он знала, что обмочилась и это не давало ей покоя.
Лиза вернулась за столик и быстро села. Увлеченные каким-то разговором подруги и не обратили внимания на ее долгое отсутствие.
Оставшееся время она старалась поддерживать беседу, немного пила и время от времени опускала руку под стол, где осторожно ощупывала ткань колготок на ногах и в промежности под юбкой, ожидая когда же та высохнет. Словно вместе с тем как высыхают колготки тает и ее позор, но это было не так.
Очень скоро появился характерный запах. Лиза чувствовала его почти постоянно, хотя возможно это была просто игра ее воображения. Спустя час-полтора она вновь ощутила нужду, но в этот раз решила, что поедет домой, пока еще может успеть, и не будет повторять свою печальную попытку. Количество выпитого сказывалось на ее состоянии, немного притупляя чувство отвращения к себе и позора.
Она попрощалась с подругами, вновь сославшись на плохое самочувствие, и, поймав такси, укатила домой, где до утра отмывалась в душе и плакала жалея себя и ненавидя одновременно. Всю нижнюю одежду: трусы, колготки и юбку, Лиза вышвырнула в помойку, не желая, чтобы они напоминали ей о своем позоре.

+1

2

2
С того позорного инцидента в баре прошло три месяца, и за это время Лиза очень мало общалась со своими подругам, мало выходила из дома и практически все время посвящала затворничеству. Тот случай лишь развил ее фобии до невероятных высот. Теперь, как только она покидало квартиру, ей начинало казаться, что она хочет в туалет, но посещение данного заведения приводило ее в ужас, и не меньший страх рождал тот факт, что она может обмочится у всех на виду. Она не хотела ни с кем общаться, ей казалось, что подруги знают о ее позоре, хотя конечно же никто из них и не догадывался о случившемся в том баре. Это была сильнейшая паранойя, с который стоило бороться. Но Лиза не хотела идти ко врачу. Ее пугала сама только мысль  о том, чтобы рассказать кому-то о своей проблеме, а уж тем более рассказать о том, как она позорно писала в свою одежду, стоя в кабинке возле унитаза.
Но проблема начала находить свое решение. Лиза обратилось к интернету, искала по различным форумам людей с похожей проблемой. Таких было достаточно много, и онлайн доктора советовали им пить успокоительные, ходить на приемы к психологу, но никаких ясных ответов на избавление от конкретной проблемы не давали. Так все было до момента, пока Лиза не нашла в интернете историю одной девушки, очень похожую на ее собственную. Девушка страдала фобией прилюдного оголения. Ей было страшно даже подумать о том, чтобы снять одежду в присутствие незнакомцев. В первую очередь это мешало ей посещать пляжи, бассейны, даже врачей, которые требовали осмотр тела. Так же не найдя решения у докторов девушка решилась взять проблему в свои руки. Примерно за год она избавилась от собственной фобии тем образом, что стала намеренно посещать пляжи, гулять на даче в купальнике и загорать без лифчика. "Сначала было очень трудно - писала девушка - но столкнувшись со своим страхом, я не давала ему завладеть собой, и в итоге победила. Теперь поход на пляж, в сауну или осмотр у врача не доставляет мне хлопот".
Отчаявшись искать лечение, Лиза приняла решение - она будет действовать так же. Она постарается излечится, встретившись со своим страхом лицом к лицу. Сначала появилась идея ходить по городу и посещать общественные туалеты и уборные в барах и кафе, но потом Лиза вспомнила девушку, которую видела пару лет назад в парке, находящемся возле своего дома. Парк этот был небольшой но достаточно людный. По утрам спортсмены делают там пробежку, днем он наводнен детьми, а ближе к вечеру его наполняют парочки и шумные компании молодежи. Как-то, прогуливаясь там с подругой, она увидела девушку, в спортивных штанишках, присевшую за кустиком по малой нужде. Наверное девушка и не подозревала о том, что была замечена, да и не должна была, так как видеть ее можно было лишь с определенного ракурса, в который как раз и попала Лиза. Лиза вспомнила, как подумала тогда, что никогда бы не смогла присесть так же, с опасением быть замеченной. А ведь тогда ее фобия еще не была так сильна. И Лиза решила, что так и поступит. Будет делать пробежку, с полным мочевым пузырем, и буквально заставит себя присесть там, за кустами. И если она сможет это сделать, не в баре или кафе, где у туалетов есть стены, а в парке, где ее могут увидеть, то уж точно победит свои страхи.
И вот с начала следующей недели, утром, Лиза проснулась, но не стала посещать туалет, как это делала обычно, хотя нужда давала о себе знать. Она одела коротенькие спортивные шортики черного цвета, облегающую черную маячку, белые кеды и направилась в парк. Пол часа пробежки и мочевой пузырь заныл в мольбе об облегчении. Она вспотела больше не от бега а от страха перед тем что собиралась сделать. Найдя укромное местечко она присела, неимоверным усилием заставив себя спустить трусы и шорты, но так и не смогла облегчится. Каждую секунду ее подмывала подняться и сбежать, каждый шорох заставлял ее вздрагивать, и уже скоро она не смогла сопротивляться этому чувству и ринулась домой.
Так случилось и на следующий день. И тогда Лиза решила, что поставит себя в еще более тяжкое положение. Она просто заставит себя это сделать, поставит в ситуацию из которой не будет иного выхода.
И вот на следующий день, проснувшись, она снова направилась в парк. Перед сном она выпила несколько кружек чая и примерно два литра простой воды, так что спалось ей тяжело. Она просыпалась дважды за ночь от желания пописать, но, рискуя опозориться в собственной кровати, все же пересиливала себя и засыпала дальше без похода в туалет. А уж каким сильным было желание с утра, когда в восемь часов прозвенел ее будильник. Лиза не стала даже умываться, а прям сразу оделась в свой спортивный наряд и покинула квартиру. Даже из дома выйти было тяжело. Мочевой пузырь раздулся и болел. Бегать по парку было невыносимой мукой, и уже совсем скоро она ощутила как критически ей нужно в туалет. "Теперь точно получится" - решила девушка, добежала до своего укромного местечка, стянула нижнюю одежду и присела. И снова ничего. Все тело трясло от ужаса, она еле удерживала себя в положении сидя. Живот болел но отказывался расслабляться и выпускать содержимое. Холодный пот покрыл все тело. Лизе захотелось рыдать, кричать, биться в истерике от того, что она просто не знает, как действовать дальше. Скоро, где-то невдалеке раздались веселые детские голоса и она поняла, что больше ждать бессмысленно, а эти дети могу прибежать прям сюда, и увидеть ее в такой вот позе. Она не могла позволить этого. Девушка натянула одежду обратно и направилась домой. Бежать было сложно и очень скоро она перешла на быстрый шаг. Она шла по уже людной части парка, напряженная как струна, дрожащая, находящаяся на грани паники. Еще никогда в жизни ей не нужно было пописать так сильно. И вот, позыв болью пронзил ее живот и... о ужас, измученные мышцы промежности расслабились, лишь на мгновение выпустив содержимое мочевого пузыря. Чисто рефлекторно Лиза села, плотно прижав ноги и сунув руку между ними, прижимая ладонь к промежности, по которой растекалось тепло. Она ощутила как намокла ткань шортиков. Контроль был восстановлен, но она снова обмочилась. Тут же опомнившись Лиза поняла, как выглядит со стороны. Она села сунув руку между ног, прям по средине парковой дорожки. Паника захлестнула ее. Понимая, что новый позыв может закончится тем же, она начала судорожно искать выход. Справа находилась небольшая полянка, две парочки разбили на ней пикничок, а на другом краю мужчина выгуливал своего лабрадора. Решение Лизы было молниеносным и обусловленным лишь неким, подсознательным инстинктом самосохранения, победившим все страхи. Она быстро поднялась, с невероятными усилиями сдерживая мочу внутри, достала руку из промежности. На пальцах блестела влага. Лиза сделала несколько быстрых шагов с дорожки на полянку и по ней, пока не поняла, что сил сдерживаться больше нет. Тогда она просто плюхнулась на попу и перестала бороться. Ощущения захлестнули ее с головой. Боль, невероятно сильная, настолько сильная, что от нее потемнело в глазах, начала перерастать в другое ощущение, настолько похожее на оргазм, что просто не могло не быть им. На эти мгновения Лиза забылась, просто ушла из мира, в котором существовала. Не было ни стыда, ни страха, ни паники.
Она сидела на траве, вытянув и слегка раздвинув ножки, между которых бурлил желтый ручей, изливающийся из нее. Этот поток проходил сквозь преграду трусиков и черных шортиков, и устремлялся по траве между ее ног, постепенно впитываясь в землю. Моча теплом разливалась по попе и в промежности. Тело Лизы больше не дрожало, оно пульсировало. Под конец процесса девушка издала тихий стон и наступила тишина.
Мир возвращался к Лизе постепенно. Сначала прохладный ветерок, обдувающий кожу, затем звуки - людские голоса, далекий детский смех, затем она открыла глаза. Ничего не изменилось вокруг. Дети бежали по той самой дорожке, с которой она только что ушла, старушка сидела не вдалеке на скамейке и кормила голубей, по соседней тропинке, вглубь парка шла молодая женщина с коляской, неподалеку под деревом подросток читал какаю-то книжку, парочки целовались а мужчина с собакой скрылся где-то за деревьями. Никто, абсолютно никто не обращал на нее внимания. Все эти люди видели ее, и одновременно с тем не видели совсем.
Лиза опустил глаза на свои шорты. На черной ткани в промежности было заметно большое мокрое пятно, которое, как она ощущала, полностью покрывало ее попу. На траве между ее раздвинутых ножек были заметный желтые капельки, но большая часть мочи уже впиталась в землю.   
Лиза понимала, что снова описалась. Ее эксперименты привели к тому, что она пописала в собственные шорты, но стыда не было. Почему? Во первых чувство облегчения еще дурманило ее сознание. А во вторых, она постепенно осознавала, что сделал именно то, чего боялась больше всего. Пописала у всех на виду. Она сидела здесь, на полянке, и писала, а никто не обращал на нее внимания. Конечно, оголи она попу, все было бы иначе, но вот если так, сесть прям в одежде, никто ведь не поверит, даже не задумается о том, что эта девушка писает, прямо сейчас, прямо в штаны. И это было странное ощущение. Некое чувство победы. Маленькой, еще не окончательной, но победы. Стыда не было."Стыдно, когда видно" - говорила Лизе бабушка, и вспомнив это она улыбнулась. И вправду. Стыдно, это если все увидят твой позор, но никто не видел и потому ей абсолютно не стыдно.
Конечно, когда эфект пропал Лиза поняла, что ей еще нужно добраться до дома. А сделать это с мокрыми шортами будет весьма сложно так, чтобы тебя не заметили. С другой стороны, кто будет обращать на это внимание? Кто поверит, даже если увидит мокрый след, что эта девушка описалась во время пробежки? Нет, скорее люди подумаю, что она упала, пролила что-нибудь на себя. Так бы подумала и сама Лиза, и большинство знакомых ей людей.
Она поднялась и не подавая виду побежала к выходу из парка. Она бежала и ощущала влагу между ног. И от чего-то ей становилось приятно от этого. Через десять минут Лиза уже оказалась дома и принимала душ.
Легкое чувство стыда вернулось, лишь когда она отстирывала свои шорты. Дважды обмочится в возрасте девятнадцати лет - это весьма позорные цифры. Учитывая, что Лиза с детства не мочилась в штаны и даже не помнила, как сделал это в последний раз до случая в баре. Но последний случай отчего-то воспринимался девушкой иначе нежели ситуация в том баре. В тот раз ей было по настоящему стыдно. И до сих пор ей было стыдно вспоминать о том случае. А утреннее происшествие в парке вызывало у нее некий интерес и чувство удовлетворения. И ведь правда, как никак но она сделал это на глазах у других. Пусть и не было иного выхода но она смогла. И пока она замачивала свою одежду в тазике, у Лизы родился безумный план. Настолько безумный, что ей даже было страшновато продумывать его. Страшновато и невероятно интересно. Девушка решила, что раз не может оголить попу на глазах других людей, то сделает все так же как сегодня, только уже по собственной воле. Она сделает все так, чтобы никто не заметил но при этом в том же людном месте.
По ходу дня она несколько раз меняла свое решение касательно этого плана. С одной стороны в ней говорила совесть, которая сообщала, что сам факт продумывания идеи облегчения в штаны уже не норма. С другой стороны ей от чего-то хотелось это сделать. Данное желание напоминало ей о несказанных ощущениях, испытанных утром и о том, что никто не увидит, а раз никто не видит то этого как бы и не происходило.
Лишь перед сном, лежа во мраке своей комнаты, Лиза окончательно решила, что пошлет к черту совесть и попробует исполнить свой план. Воспоминания снова нахлынули на нее и рука сама скользнула в трусы. Лиза вспоминала как сидела там, на полянке, писала в одежду и наслаждалась, а ее пальчики делали свое дело под одеялом. Оргазм сотряс ее тело фонтаном эмоций и эти ощущения определили все события в дальнейшем.
Следующим утром Лиза отправилась в торговый центр, недалеко от дома. Придуманный днем ранее план она решила воплотить с умом. Раз уж ей придется обмочить шортики, это нужно было сделать так, чтобы никто не видел, а тогда, на полянке, она обмочила себе всю попу, и это точно было замечено окружающими. Она знала, что конкретно искать, и провела около двух часов в своих поисках. В итоге, в замен своим спортивным тряпочным шортикам, она купила кожаные, черные шорты, в которых любая нормальная девушка скорее пошла бы на рок концерт, возможно гулять, но никак не на пробежку, а уж тем более не на пробежку с мокрым финалом. Но Лизе было наплевать. Ее решение было логичным, ведь на такой одежде не останется следов, и она сможет вернуться домой совершенно не боясь взглядов прохожих.
Уже в торговом центре она ощущала желание помочится. День был жаркий и Лиза выпила около трех бутылок воды. Покупая шорты она планировала воплотить свой план следующим утром, но по дороге домой ей пришла идея сделать все тем же вечером. В конце концов пробежки бывают и вечерними.
Облачившись в свой новый наряд Лиза отправился на пробежку. Писать хотелось не так сильно как вчера, но давление в мочевом пузыре было, и сядь она на унитаз дома, процесс не заставил бы себя ждать. Осталось понять, сможет ли она воплотить задуманное. Пробежка была долгой, так как девушка не могла решится на подобное. Она дважды пробежала мимо той самой полянки но так и не решилась сесть на ней и сделать свое дело. В итоге она нашла укромное местечко за кустиками, и села там не спуская шорт. И снова ничего. Организм боролся с ней. Снова появился страх быть замеченной. И Лиза быстро определила его источник. Ей страшно, когда люди видят как она писает. Сидя здесь со спущенными шортами или нет, если кто заглянет, он явно определит что происходит. Значит нужно было сделать это в другой позе, как это произошло вчера. Тогда девушка встала и вышла из своего укрытия. Она двинулась в глубь парка уже медленным шагом, ища подходящее место. Но не было такого места, которое показалось бы ей подходящим, так же как и не было идей как именно провернуть задуманное. Нужда становилась все сильнее и в какой-то момент, оказавший в глубине парка, на совершенно пустой аллейке Лиза подумала: "а что если начать писать прям на ходу?" Идея была бредовой, ведь у нее не получалось это сделать и в спокойной обстановке, как же она сделает это на ходу. Но она решила попробовать. Она постаралась расслабиться, затем напрячься и снова расслабиться, как бы выталкивая жидкость из своего тела. Организм сопротивлялся. У нее вновь вспотели ладони и снова все тело пронизывала мелкая дрожь. Сердце колотилось как сумасшедшее. Так она сосредоточено шла по дорожке, ничего вокруг не замечая, и пытаясь наладить контроль над своей мочеиспускательной системой. Еще раз, затем еще, пока не услышала голос позади себя.
- Эй, красавица!
От испуга она вздрогнула и... как это не странно намочила трусики. Совсем немного. Она почувствовала как теплая влага расползлась между ног и как по левой ножке побежало несколько капелек. Ее страх теперь перерос в настоящий ужас. Она обернулась и увидела двух парней, слегка покачивающихся, явно пьяных. Оглядевшись Лиза поняла куда попала и от этого ей стало еще страшнее. Парк переходил в лес, и сосредоточившись на своем процессе Лиза не заметила как ноги привели ее сюда. Солнце клонилось к закату, дорожка была пуста, только она и два парня, выбредших из этого леса, где возможно занимались только что тем же, что она планировала сделать в штаны.
- Привет - сказал один, он явно был трезвее друга - Ты чего дрожишь то? Напугали мы тебя?
- Я... я... - Лиза не могла сказать ни слова, дыхание перехватило от страха.
- Да не бойся ты так - они подошли к ней практически вплотную.
Лиза сделала шаг назад - все что смогла в данной ситуации. Ее ноги стали ватными, а давление в мочевом пузыре невыносимым. Она вдруг четко осознала, что если сейчас расслабится, то тут же начнет писать. В тот момент она сама сдерживала свой организм, хотя еще минутой ранее пыталась расслабить его.
- Давай познакомимся - улыбнулся все тот же, дыша на девушку перегаром - Меня Костик зовут.
Лиза была в панике. Она не могла бежать, не могла кричать. "Какая же я дура!" - ругала себя девушка - "Как я могла не смотреть, куда иду". Эти двое выглядели опасными, слишком опасными, чтобы даже говорить с ними. А вокруг ни души, ни одного человека куда не посмотри. И бежать она не могла, вообще не могла сдвинуться с места от сковавшего ее ужаса.
- Да не молчи ты. Мы мирные парни, девушку не обидим.
Лиза сильно сомневалась в его словах. Низ живота заболел. Сдерживаться становилось все труднее. Она вот-вот описается. И тут ее пронзила логичная мысль: "А разве не это я собиралась сделать только что? Разве не собиралась я писать в штаны еще минуту назад? Разве не для того я вообще оказалась тут?"
- Ну поговори с нами, красавица - говоривший сделал шаг в ее сторону, оказавшись на расстоянии не более полуметра. Второй остался на месте, он явно не особо отдавал себе отчет в происходящем.
Лиза предприняла самый абсурдный и самый смелый шаг, в своей жизни. В ответ на слова парня, она расставила ножки пошире и расслабилась. Моча тут же хлынула в трусы. Услышав шум льющийся струи, оба парня с недоумением посмотрели вниз, на ноги девушки и Лиза последовала их примеру. Трое человек стояли на дорожке в лесу и молча, удивленно взирая на то как из Лизиных шортиков льются два золотых водопада, с брызгами разбиваясь о каменную кладку дорожки. Лиза смотрел на свои ноги, наблюдала за тем как забрызгивая беленькие кроссовки под ней собирается огромная лужа и чувствовала лишь облегчение. В этот момент страх покинул ее, вернулось трезвое мышление.
Оба парня были явно в шоке от увиденного. Лиза могла поклясться что ничего подобного им видеть еще не доводилось. Возможно они даже возбудились, она то точно возбудилась, хотя в этот раз до оргазма не дошло.
- Да ты че... - промямлил один, когда последние капли падали из штанин ее шорт в большую лужу на дорожке.
В этот самый момент Лиза ринулась бегом обратно к парковой зоне. Она бежала так быстро как только могла. Бежала и чувствовала влажную ткань своих трусиков и это доставляло ей какое-то странное удовольствие.
Очень скоро лес начал сменяться полянками, снова стали попадаться люди, неспешно прогуливающиеся по парку. За ней никто не гнался, девушка знала это но продолжала бежать. Она бежала к дому, чтобы скорее очутится в теплой ванне и дать этому странному наслаждению захлестнуть себя с головой. Ей вдруг стало смешно от всего произошедшего, она вспомнила удивленные лица тех парней и не смогла сдержать улыбки. Она бежала и чувствовала что победила, сделала это, пописала прям на глазах у двух людей и ни чувствовала ни капли стыда. Теперь она знала что ей делать и как она будет это делать...

+1

3

3
После того случая, в парке, Лиза прекратила свои пробежки. С одной стороны ей понравилось, что тогда произошло. Ощущения были незабываемыми, сам факт данного действа на глазах других людей будоражил ее воображение и возбуждал так, как ни что другое не возбуждало прежде. С другой же стороны, начиная обдумывать ситуацию она понимала, что с точки зрения тех двоих парней, да и любого другого человека, оказавшегося на их месте, она просто напросто описалась. И вспоминая эту историю, они, наверное, рассказывают друзьям о том, как какая-то телка обоссалась от страха, когда они пошли с ней знакомится. И эти мысли заставляли щеки Лизы пылать от стыда. Взрослые люди не писают в одежду, их с детства учат терпеть, и они стыдятся подобных конфузов так же, как она стыдилась случившегося в кафе. Так почему же ей не было стыдно в этот раз? Более того, ей понравилось. Она пыталась оправдать произошедшее, да и весь придуманный ею план тем, что это всего лишь неизбежный и действенный способ научится писать на людях, чтобы как раз избегать подобных ситуаций в будущем. Однако она начинала понимать, что это лишь отговорка. В тот момент, сидя на травке и писая в шорты она кончила. И обмочившись перед теми парнями она тоже так возбудилась, что придя домой не могла думать ни о чем другом, кроме как о способе доставить себе удовольствие. Может это и было борьбой против страха в начале, но сейчас это стало перерастать в странный фетиш. Лиза боялась за свою психику. Все это было противоестественно. "То, что для большинства людей позор, не может и не должно доставлять удовольствие" - думала Лиза, стараясь заглушить голос чувств и эмоций. Ей было даже страшно подумать о том, что случится, встреть она снова тех парней. Как они посмотрят на нее? Нет, все, она точно решила, что прекратит свои испытания, пока все это не зашло слишком далеко и не довело до необратимой ситуации.
  Чтобы заглушить все мысли о случившемся, она стала вновь пытаться возвращаться к обычной жизни. Снова стала общаться с подругами и гулять в компаниях. Хотя действовала осторожно. При первых же позывах в туалет она искала способ покинуть компанию и отправится домой. Но мысли не так то просто было приглушить. Оказываясь где-то ей вдруг начинало казаться, что она вот-вот захочет в туалет, и ей придется что-то с этим делать. Ей становилось страшно и одновременно интересно. Она даже не понимала, как эти оба чувства могут уживаться друг с другом. По ночам, лежа в кровати, она много думала об этом. Она размышлял о том, что будет если она вдруг описается перед подругами. Где-то в глубине души она вдруг обнаружила, что ей даже хочется это сделать. Но потом вновь приходили мысли о том, насколько позорным все это будет, и как она будет смотреть им в глаза после такого. Да она просто не сможет с ними больше общаться. Однако эти мысли не мешали ей засовывать руку в трусики и представлять себе как все могло бы произойти. Ей даже снились сны про этот странный фетиш. В одном сне она была на пробежке с подружками, и оказалось, что все они так делают и рады были принять ее в свое обществ. В другом сне она сидела в кафе и вдруг поняла, что описалась, и все подруги смеялись, увидев это. В третьем сне она гуляла и пыталась описаться на ходу, чтобы никто не заметил, но сколько бы не писала - никак не могла вылить из себя все. Часто, просыпаясь после таких снов, Лиза ощущала что в трусах мокро от возбуждения, и вновь подчинялась животным инстинктам доставляла себе удовольствие, а затем проклинала и презирала себя за это, и обещала, что больше никогда не повторит такого. Но все повторялось опять, как только она позволяла фантазии разыграться.
Все это сделало Лизу нервной, раздражительной, подруги часто говорили, что она как-то странно изменилась, стала задумчивой, молчаливой, словно ее тревожит что-то. Сама Лиза понимала, что данные перемены имеют место быть, но не могла никому рассказать об этом. Ни родителям, ни друзьям, ни врачам. Ей даже страшно было в интернете написать про свою проблему. Она боялась того что подумают  о ней даже незнакомые люди. Невозможность выговориться кому либо, давила на девушку и она не знала, что делать дальше.
Так прошел почти месяц и наступило тринадцатое августа - день рождения Лизы. Ей исполнялось двадцать лет. И в этот день Лиза решила основательно напиться. Алкоголь частый источник и решение всех жизненных проблем. Лиза никогда не пила много, да и вообще не сильно любила это дело, но в данном случае ей хотелось забыться. Она пригласила трех школьных подруг и одну из института, единственную, с кем она там общалась, девушку по имени Юля. Юля - высокая, зеленоглазая брюнетка с пышной грудью и слегка полноватой фигурой, что в общем то ей шло. Они познакомились в первый день учебы, уже почти год назад, и с тех пор Юля стала очень тепло относится к Лизе, всегда садилась рядом, спрашивала как у нее дела, писала по выходным, приглашая погулять вместе. Иногда даже бывала немного навязчива. Лиза находила эту девушку достаточно странной. Она была грубовата и весьма высокомерна, мало общалась с другими сокурсниками, особенно с парнями. Лиза никогда не могла понять, почему при таком холодном отношении к другим людям, Юля так хорошо общалась с ней. Как-то она даже назвала Лизу своей лучшей подружкой, хотя Лиза никогда так не считала. Однако было в Юле что-то, что привлекало Лизу. Некая особенная харизма, нестандартное мышление, очень творческий подход практически ко всему на свете. Юля была художницей, очень любила читать, и во многой, включая музыку, их вкусы совпадали.
Все лето Юля писала и звонила Лизе, приглашала погулять вместе, попить пивка, сходить в кино или на концерт, но в виду всех вышестоящих причин Лиза отказывалась. Да и на свой день рождения приглашать не собиралась, просто так получилось, что Юля поздравила ее, спросила как празднуется, и Лиза пригласила девушку присоединится, больше из вежливости чем желания. Она не думала, что Юля согласится, ведь мало кто из людей способен в тот же день сорваться с места и приехать веселиться, но Юля сразу согласилась и уже через два часа присоединилась к празднеству.
Они отмечали у Лизы дома, так как ее мама (единственный сожитель) взяв отпуск отдыхала в Испании со своим новым ухажером. Было очень много алкоголя. Девчонки играли в забавные игры, отдыхали как могли и достаточно быстро все, а особенно Лиза, ушли в состояние сильного алкогольного опьянения. Ближе к двенадцати было принято решение расходится, и Лиза вызвалась проводить подруг, ведь все кроме Юли жили рядом.
На праздник она была одета в черное, свободное платье и белые колготки под ним. Так как на улице было достаточно тепло, Лиза не стала переодеваться. Они взяли с собой бутылку вина и отправились в путь.
Еще перед выходом Лиза ощущала давление в мочевом пузыре, и даже собиралась сходить в туалет, но кто-то заговорил ее, и вспомнила о своей ситуации она, когда уже закрывала дверь. Она подумала о том чтобы вернуться и сделать дело, но в голове вновь завертелись воспоминания о ее последних опытах с этим делом, алкоголь заглушал голос логики, и Лиза так и не пошла в туалет. Подсознательно она понимала, что спокойно дотерпит до дома, проводив всех подруг, а чувство полного мочевого пузыря будет навеивать ей приятные воспоминания, которые она переведет в наслаждение, вернувшись домой и забравшись в ванную.
Весь поход занял примерно полтора часа, ведь перед подъездом каждой подруги они задерживались, болтали, смеялись и договаривались о планах на грядущие дни. И когда Лиза прощалась с последней школьной подружкой, она уже еле стояла на ногах от опьянения и не только. Ей невероятно сильно нужно было облегчится и она даже решила, что не станет провожать до метро Юлю, а сразу пойдет домой, так как нужда все усиливалась.
И вот, когда они остались наедине с Юлей, та сказала:
- Черт, кажется я на метро опоздала. Я могу у тебя остаться?
Лиза, которой в принципе хотелось продолжить праздник, а еще поскорее добраться домой, кивнула и они медленно двинулись обратно. Медленно с точки зрения трезвого человека. С Лизиной же точки зрения, она двигались так быстро, как могла. Голова кружилась, ее качало и временами заносило в сторону, и подруга приходила на помощь, придерживая ее за руку и не давая упасть. Желание пописать росло с каждой минутой, а путь домой оказался весьма долгим. Резь в мочевом пузыре напомнила Лизе о ситуации, в которую она попала в парке, в первый раз. Тогда ей хотелось писать примерно так же сильно. В какой-то момент она подумала, что стоит зайти за гаражи, но затем в голову пришел другой вариант. "Я в юбке" - подумала Лиза - "Если я подпущу слегка, как тогда, на дорожке в парке. Выпущу совсем немного. Намочу трусики и мне станет легче, а дома, сделаю все прямо в ванной". Эта мысль ей понравилась, но реализовать ее было страшновато даже спьяну, ведь рядом шла Юля. Было сложно сосредоточится, Лиза боялась упустить слишком много или вообще все содержимое мочевого пузыря, и тогда это уже не получится скрыть. Но все эти мысли возбуждали ее только больше.
Они наконец подошли к подъезду. На этом моменте Лиза поняла, что вполне может дотерпеть. В ее руке ключи, до туалета осталось меньше трех минут. Она сможет дотерпеть и не нужно писать в трусики. Но Лизе хотелось это сделать. Сейчас, прямо здесь, совсем чуть-чуть выпустить в одежду. Она нарочно долго копалась с ключами, изображая из себя более пьяную, чем была на самом деле. Все это время она концентрировалась, напрягалась и... у нее получилось. Теплая струйка просочилась в трусики, намочила колготки в промежности и немного на внутренней стороне бедер, но она во время успела остановиться, сжавшись и замерев на секунду. Возбуждение приблизилось к оргазму. Она была уверенна, что как только сунет пальчик в свою дырочку - сразу же кончит. Ощущать эту влагу и это тепло между ног было невероятно приятно. И главное, что она смогла сделать все правильно. Юля точно ничего не заметила.
Лиза открыла подъездную дверь. Теперь ей нужно было быстро добраться до ванной. Девушки вошли в лифт и тут случилось что-то очень странное, неожиданное на столько, что Лиза даже не сразу поняла, что именно происходит. А случилось вот что. Как только двери лифта закрылись Лизу качнуло, она практически упала в объятия Юли. Это были теплые и очень ласковые объятия, ни разу не похожие на дружеское поддерживание. Поняв это Лиза подняла глаза, их лица оказались очень близко, а в следующие мгновения Юля подалась вперед и поцеловала Лизу в губы. Это был поцелуй полный чувств и страсти, и Лиза отвечала на него, подсознательно, даже не осознавая, что происходит, просто отдаваясь наслаждению. Будь она трезва в тот момент, сразу все стало бы ясно. Ответ на то почему Юля так хорошо с ней общается, почему так плохо общается с другими и на многие другие странности девушки, этот ответ очень прост - Юля лесбиянка. В данную минуту Лиза даже не задумывалась об этом, а просто целовалась и получала наслаждение.
Двери лифта открылись и девушки нехотя оторвались друг от друга. Их взгляды встретились.
- Пойдем скорее в дом - улыбнулась Юля и взяла Лизу за руку.
И без того возбужденная, а теперь находящаяся на пике эмоций, Лиза даже не стала сопротивляться. Они вошли в квартиру, и как только захлопнулась входная дверь, Юля вновь прильнула к губам Лизы. Продолжая целоваться Юля начала ласково но настойчиво толкать Лизу в комнату, затем толкнула на диван, и уже через секунду оказалась сверху. И в этот момент Лиза вновь ощутила сильный позыв, ей нужно было в туалет, просто необходимо.
- Подожди минутку - попросила Лиза, останавливая Юлю.
Но та оказалась слишком настойчива.
- Я больше не хочу ждать ни одной секунды - выдохнула она, вновь прильнув к губам Лизы.
Поцелуи стали все жарче. Юля целовала Лизу в шею, и ниже, отодвинув левой рукой декольте и чашечку лифчика начала облизывать ее сосок. Правая рука Юли легла на Лизину ножку, обтянутую белой тканью колготок, и начала потихоньку двигаться вверх, намереваясь забраться под юбку. Лиза понимала, что между ног у нее мокро, и Юлиной руке никак не следует туда попадать. Она крепко сжала ножки, и когда шаловливая рука девушки достигла коленки, она ощутила препятствие, которое не могла преодолеть. Юля удивленно посмотрела на подругу.
- Что-то не так, милая? Тебе не нравится?
- Нет... просто... - Лиза не знала что сказать, да и от желания перехватывало дыхание.
- Расслабься и наслаждайся, я все сделаю сама - Юля улыбнулась и ласково, но жестко отвела одну ногу девушки в сторону.
Лиза хотела но не могла ей объяснить, что вот как раз расслабляться то ей и не следует.
Юля настойчиво продолжала движение рукой по бедру Лизы и раньше чем та успела опомниться, пальчики Юли коснулись мокрого пятна в промежности ее колготок.
- Почему у тебя тут так мокро? - спросила Юля игриво.
- Мне нужно в туалет - объяснила Лиза и только потом осознала, что ляпнула.
Она попыталась сжать ноги, но Юлина рука осталась на месте, пальчики начали гладить промежность.
- Так ты описалась? - на лице Юли сияла улыбка.
Лиза понимала, что краснеет. Ей становилось стыдно и было одновременно приятно и невероятно сильно хотелось писать.
- Немного - проговорила Лиза понимая, что уже поздно идти на попятную.
- Ах ты проказница - Юлины пальчики все активнее ласкали клитор Лизы сквозь мокрую ткань трусов и колготок - Разве тебя не учили родители, что писать в трусики не хорошо?
Лиза просто не знала, что сказать. Ее удивлял игривый тон Юли, кажется той это даже нравилось. Как же объяснить ей, что она все еще хочет и скоро не сдержится. Пьяный  разум с трудом вникал в ситуацию и подбирал нужные слова. Но, похоже, Юле ненужно было ничего объяснять.
- Наверное ты очень сильно хотела в туалет? - спросила девушка.
- Да - кивнула Лиза, содрогаясь от каждого движения пальчиков Юли.
- И хочешь до сих пор?
- Да - кивнула Лиза.
- Опиши мне, насколько сильно ты хочешь писать.
Лиза этого не ожидала, но чувствовала как возбуждение растет с каждой секундой, достигает высот, которых Лиза никогда не достигала прежде ни одна, ни с тем единственным парнем, с которым встречалась два года. Возбуждение исходило не только от действий Юли но и от ее слов, и от желания пописать, и от мокрого пятнышка в промежности.
- Я... я... сейчас описаюсь - наконец закончила Лиза.
- Наверное стоит отпустить тебя в туалет? - спросила Юля и неожиданно для Лизы убрала руку.
Все прекратилось и Лиза поняла вдруг в какой ситуации оказалась. Юля поиздевалась над ней, над ее позором и слабостью и теперь ждала, пока Лиза сходит в туалет. Ведь она и правда, как маленькая написала в трусики. Пусть чуть-чуть, но она описалась. Да о чем она вообще думала?! Как глупо было дать кому-то коснуться сокровенного секрета. Лиза почувствовала что сейчас заплачет, а Юля сидела напротив и смотрела на нее все с той же игровой улыбочкой.
Взглянув вниз девушка увидела, что ее юбка задрана, а между согнутыми и раздвинутыми ножками белые колготки стали прозрачными от мокрого пятна. Ее щеки залились краской. Лиза быстро одернула юбку и резко встала, точно решив, что после посещения туалета выпроводит Юлю, вызовет ей такси если нужно, но ни о чем не станет разговаривать. Ничего больше у них не будет. И плевать на все.
Она двинулась в сторону туалета, покачиваясь и опираясь на стену, распахнула дверь, зажгла свет, шагнула вперед и тут все те же нежные и очень игривые ручки обняли ее.
Лиза стояла между ванной и унитазом и не понимала, что происходит. Юля прижалась к ней сзади и ее правая рука снова оказалась под платьем Лизы и снова ее пальчики касались того самого, позорного и одновременно желанного пятна. Левой рукой Юля ласкала Лизину грудь, а ее горячие губы целовали шею девушки.
- Мне нужно пописать - сказала Лиза прикасаясь к руке Юли, которая ласкала ее клитор.
- Ну так писай - сказала та.
- Ты не даешь мне этого сделать - Лиза почти шептала, понимая, что вот-вот кончит и еле борясь с возбуждением и желанием облегчится. 
- Наоборот, я очень хочу, чтобы ты это сделала.
И тут Лиза поняла, чего от нее ждут, и почему ее заманили сюда а не остались на диване. И все изменилось, она отдалась своим желаниям, ничему не сопротивляясь. Лиза готова была расслабится, но что-то сдерживало ее. Некий страх того, что она все неправильно поняла.
- Ну что же ты, милая? Где же твой ручеек? - Юля ворковала как кошечка - Я ведь знаю - ты хочешь. Почему ты его не отпустишь?
"Так ее это возбуждает" - осознавал путающийся от алкоголя и наслаждения мозг Лизы - "Она хочет, чтобы я описалась. Пусть так и будет". И Лиза расслабилась.
Сначала мышцы расслабились лишь ненадолго, выпустив струйку, чуть обновившую уже существующее пятно на беленьких колготках.
- Да - застонала Юля содрогаясь в истоме и продолжая гладить Лизин клитор - Да! Делай это! Пожалуйста! Умоляю!
Лиза закрыла глаза и взяла наконец контроль над собственным организмом, приказав ему не сопротивляться. На этот раз мышцы расслабились окончательно. Она начала ссать в трусы и колготки. Ладошка Юли остановилась. Моча текла сквозь ткань в ее пальцы, и просачиваясь между ними дождиком падала на пол. Множество маленьких струек сбегали по ногам Лизы, а самый мощны поток свернул на заднюю сторону левого бедра и струился вниз по внутренней стороне коленки, по икре, до самого пола, на котором расползалась огромная лужа, и в ней босиком стояли обе девушки.
Все тело Лизы начало содрогаться, она кончила сразу как прекратился процесс. От оргазма потемнело в глазах, ноги подкосились и она упала на колени в собственную лужу на кафельном полу.
- Да! Да! Да! - кричала Юля
Облокотившись на стену, она засунула руку себе в джинсы и быстро ласкала себя. Затем, спустя всего пару секунд, тоже кончила, явно испытав не меньшее удовольствие чем Лиза, и потихоньку осела на пол. Глаза ее были закрыты, грудь вздымалась от частого дыхания.
Когда Лиза открыла глаза, она обнаружила себя сидящей в огромной луже мочи. Ее колготки промокли полностью, платье тоже сильно пострадало. Она описалась, здесь, прямо в собственной ванной. Все это, тяжесть последних дней, страх, желание, удовольствие и волнение, все это выплеснулось единым мигом и она зарыдала. Она сидела на полу, не в состоянии сдвинуться и рыдала.
Через минуту она почувствовала ласковое прикосновение Юлиной руки.
- Милая, что случилось? - спросила она ласково и нежно.
- Все... все это... - Лиза захлебывалась рыданиями.
- Ну и что? Ведь нам понравилось, так? Никто не узнает, клянусь. А все остальное мелочи.
- Нет... ты не понимаешь.
- Так объясни мне - попросила Юля и Лиза вдруг поняла, что хочет все ей объяснить. Какой смысл скрывать все от нее? После произошедшего нет никакого смысла молчать.
Лиза слегка успокоилась и поднялась.
- Объясню - кивнула она не глядя на Юлю - но только сначала помоюсь.
- Верное решение - улыбнулась Юля.
Она помогла Лизе раздеться и закинуть вещи в стиралку. Оказалось, что Лиза обмочила не только свои колготки и платье, но еще и Юлины джинсы, ведь та прижималась к ней пока шел процесс. Так что ее одежда тоже отправилась стираться, а пока Лиза мылась Юля вытерла лужу в ванной.
Лиза стояла под душем и понемногу приходила в себя. Складывая все в единый образ она осознала, что Юля намного трезвее ее. А пьяна ли она вообще? Выходит что это был не случайный порыв, вызванный алкоголем. Это было ее трезвое желание. Данный факт утвердил в Лизе желание все рассказать Юле. И может на трезвую голову она станет жалеть об этом, но ведь пьяные люди никогда не задумываются о последствиях.
После душа они отправились в кровать. Они легли вместе, укрывшись одеялом, выключив свет и прижавшись друг к другу. И в этой темноте Лиза все рассказал Юле. Рассказала про свой страх, про случай в кафе, про попытки борьбы в парке и про пятно на колготках, которое обнаружила Юля. Она рассказала все, а Юля слушала и понимающе кивала. А затем и Юля поделилась с Лизой тем, что всегда тянулась к девочками и еще в школе поняла, какой она ориентации. Какое-то время она пыталась быть нормальной, но всего один раз побывав с мужчиной и не получив ни капли удовольствия, она бросила эти попытки. Юля рассказала, что влюбилась в Лизу с самой первой их встречи и очень страдала из-за этого. С ней ничего подобного не происходило раньше. Юля понимала, что Лиза скорее всего ей откажет, потому не признавалась, хотела быть хотя бы подругами, чтобы просто оставаться рядом. А так же Юля сказала, что случившееся с Лизой ее очень возбуждает и она не видит в этом ничего постыдного. Она смотрела ролики такого характера, читала в интернете реальные и выдуманные истории на эту тему, но сама никогда не решалась попробовать, хотя очень хотела.
За этими разговорами девушки постепенно перешли к близкому контакту. В этот раз все было нежно и наполнено чувственностью. А затем они обе уснули. Забылись счастливым, спокойным сном. Впереди их ждало что-то особенное, и очень интересное.

0

4

4
Лиза так и не поняла до конца, как именно случилось так, что в одно единственное утро она вдруг проснулась с девушкой в своей постели. Со своей девушкой. И как получилось так, что она приняла этот факт с удовольствием. Она никогда не думала, что переспит с девушкой, и уж тем более не рассчитывала, что останется с этой девушкой, вступит с ней в некие отношения и будет счастлива. Она никогда не испытывала влечения к представителям своего пола, но проснувшись в то утро рядом с Юлей она вдруг поняла, что хочет быть с этим человеком, хочет обнимать ее, целовать, заниматься с ней жаркой любовью и просто находится рядом. Насколько долгим может оказаться это увлечение она и думать не хотела, ее удивляло только то, как быстро переменилась ее жизнь. Всего за какие-то пол года Лиза открыла в себе странный фетиш, несколько раз пережила позор, который боялась пережить и единожды, и в довершении всего, открыла в себе бисексуальные наклонности. Но отрекаться от всего этого было глупо, да и не хотелось, потому Лиза продолжала жить, получать удовольствие и ждать, что же будет дальше.
Единственное, что пугало Лизу, это разговор на тему ее проблемы. Почему-то она была уверена в том, что этот разговор состоится. Он просто не мог не состоятся. Юля все видела, ей это нравилось, да и Лизе это нравилось, хотя она и отказывалась принять данный факт. Но даже если отбросить все это, оставалась та сама, роковая невозможность пользоваться общественными туалетами, и эта проблема еще не решена. Но первые недели все было в порядке, а Юля молчала, так словно ничего и не произошло в тот вечер. Лиза не знала как к этому относится, радоваться, что не приходится заводить постыдный разговор, или расстраиваться, что камень с души не снят.
Последние дни августа выдались достаточно теплыми. Тридцатого числа девушки отправились на фестиваль мультфильмов, аниме и комиксов, который ежегодно посещала Юля. День был жаркий. Лиза одела клетчатую красную юбку в складку, длинной чуть выше колен, и белую блузку сверху. Юля облачилась в черные джинсовые шорты и черную майку.
Фестиваль оказался весьма интересным мероприятием. Множество людей пришли наряженными в костюмы персонажей из различный фильмов, комиксов, игр. Под открытым небом развернулось множество палаток с сувенирами и различной едой. На большой сцене выступали различные группы, а в перерывах между выступлениями проводились интересные конкурсы. Все это действо проходило в небольшом парке, и занимало большую часть оного.
Лиза довольствовалась всем происходящим, пока, часа через два прогулки, не почувствовала сигнал от мочевого пузыря. Еще не сильный, но дающий о себе знать. И с этого момента в ней зародилось беспокойство. Повсюду виднелись синие кабинки, но Лиза даже подумать боялась об их посещении. Любой другой человек не стал бы беспокоится на этот счет. Такой сигнал можно было смело игнорировать еще минимум час. Но Лиза, ощутив его, уже не могла забыть о своей проблеме. И, как следствие этого, желание облегчится становилось все сильнее.
"Сказать Юле, что нам нужно уйти?" - подумала Лиза. Но Юля хотела дождаться вечера, когда будут конкурсы на лучший костюм фестиваля, а так же будет возможность купить, или выиграть некоторые эксклюзивные вещи. Увести ее отсюда, значило бы испортить отличный день. И Лиза промолчала.
Она молчала столько, сколько могла. Каждая минута казалась вечностью, а давление внизу живота все нарастало.
- Что с тобой? - наконец спросила Юля, видя, что ее подруга последние полчаса ведет себя как-то странно, стала вдруг молчаливой и напряженной.
- Устала немного - соврала Лиза, боясь сказать правду.
- Давай посидим - кивнул Юля в сторону свободной лавочки.
Они сели, но состояние Лизы не изменилось.
Какое-то время Юля беззаботно рассказывала о том, как посещала этот фестиваль в прошлом году, и что в этот раз тут изменилось. Затем снова спросила:
- Лиз, с тобой все в порядке?
Нет, с ней было не все в порядке. Она накрутила себя настолько сильно, что теперь не знала, как быть. Желание пописать все росло и не собиралось отступать. Она снова дрожала, снова как сумасшедшее колотилось сердце. Все симптомы вновь проявили себя.
- Мне нужно в туалет - наконец призналась Лиза густо краснея.
Некоторое время Юля молчала, явно осознав, в чем суть проблемы.
- Тут есть кабинки.
- Знаю - отрезала Лиза, грубее чем хотела - Но у меня не получится.
- Ты уверена?
- Да, уверена.
- Может стоит попробовать?
Лиза промолчала, понимая, что некоторый рационализм в этом есть.
- У тебя же получилось тогда, в парке.
- В одежде - прошептала Лиза, еще больше заливаясь краской и сгорая от стыда - Я сделала это в шортах. Не могу по другому.
Еще несколько секунд молчания, затем Юля осторожно начала:
- Может... и тут стоит...
- Нет - оборвала ее Лиза, резко встала и направилась к кабинкам.
Юля молча пошла следом. Они встали в очередь из пяти человек.
Девушки молчали. Лиза пыталась сосредоточится на том, что ей предстоит, и чем больше думала об этом, тем больше боялась. "Я взрослый человек. Я смогу побороть свои страхи и облегчится как все" - говорила она себе. Очередь подошла минут через пятнадцать. И это были очень долгие пятнадцать минут. 
Лиза зашла в кабинку. Грязная дырка, из которой пасло испражнениями, взирала на нее. Лизу затошнило. Дрожащими от волнения руками они стянула белые трусы, согнулась над дырой и сразу поняла, что из этого ничего не выйдет. Мерзкое, отвратное место, неудобная поза, а там, за дверью, другие люди ждут когда она освободить кабинку. Эти люди знают, чем она тут занимается. Может кто-то из них представляет себе ее в этой самой позе, со спущенными трусами. Нет, она не сможет. И времени на то чтобы сосредоточится у нее нет.
Мочевой пузырь девушки начал болеть, но отказывался расслабляться. Она натянула трусы, и быстро покинула кабинку.
- Получилось? - с опаской спросила Юля, когда они отошли в сторону.
- Нет - покачала головой Лиза.
- Поедем домой? - спросила Юля.
- Я... я не знаю. - на глаза девушки навернулись слезы.
- Так - Юля взяла ее за плечи и посмотрела в лицо - Не раскисай. Ничего страшного не происходит ведь.
- Как мне быть?!
Юля осмотрелась по сторонам, затем взяла Лизу под руку и повела куда-то.
- Что ты делаешь? - спросила Лиза, покорно идя следом.
- Сейчас узнаешь.
Они подошли к реке, на которую выходил парк, и спустились по лесенку к воде, оказавшись на каменной площадке, метров десять в длину. С одной стороны сидела парочка, скрывшись от людских глаз они были поглощены друг другом. Юля отвела Лизу в другую сторону, и посадила ее на ступеньки. В этом месте они оказались скрыты от видимости всех, кроме парочки, но похоже те даже не заметили присутствия девушек.
- Ты сделаешь все здесь - уверенно сказала Юля.
- Нет... - запротестовала Лиза, уже собираясь встать, в момент когда губы Юли прильнули к ее губам. Это был долгий, жаркий поцелуй.
Лиза ощущала как нарастает возбуждение и оно оказывалось сильнее стыда или беспокойства.
- Ты ведь доверяешь мне? - спросила Юля после поцелуя.
- Да - кивнула Лиза.
- Значит сделай это и ни о чем не парься. Сделай это ради меня.
Зависло молчание. Лиза чувствовала как сильно ей хочется это сделать, а так же понимала, что сделав это сейчас, вновь поддастся своим ненормальным желаниям, от которых пытается избавится. 
  - Это... неправильно... - прошептала она.
- Правильно то, чего ты хочешь. Ты ведь хочешь этого? - Юля смотрела на нее совсем как тогда, в ту ночь, в ее ванной.
- Нормальные люди так не делают, понимаешь? - Лиза не знала, кого она убеждает, себя или подругу.
- Да? - Юля резко выпрямилась.
Девушки смотрели друг другу в глаза. Лиза не знала, что сказать и не совсем понимала, что происходит. На какой-то момент лицо Юлю вдруг стало отсутствующим, словно девушка глубоко задумалась о чем-то, а затем оно просияло широкой, лукавой улыбкой. Вслед за этим Лиза опустила глаза, не сразу понимая, что именно заставило ее это сделать. Она посмотрела на ноги Юли и увиденное поразило ее.
Правая нога Юли была согнута в колене, опираясь мыском о третью ступеньку на лесенке, а по левой лился золотой поток. Он лился из штанины, и чем дальше опускался в низ, тем больше мелких ручейков отделялось от него, орошая всю внутреннюю сторону ноги девушку. Своей позой Юля наверное планировала сделать так, чтобы поток вылился из штанины не намочив шорты, но этот план не удался, так как на черных шортах, в промежности медленно росло мокрое пятно, уходящее на левую штанину, и капая с нее мелким дождиком. Струи достигали белых носочков девушки, пропитывали их насквозь и растекаясь по черно-белым кроссовкам окружали их здоровенной лужей.
Юля захихикала и заговорчески огляделась по сторонам.
- Это круто - сказала она весело, когда убедилась, что никто кроме Лизы не видит ее.
Поток наконец иссяк, и теперь по ноге девушки спускались последние отставшие капли.
Она потрогала свою штанину.
- Ну вот, теперь я мокрая - озорно сообщила она.
- Зачем ты это сделала? - спросила Лиза, не отрывая глаза от ног девушки. Возбуждение в ней стало сильнее желания пописать, и даже более того, видя как это делает Юля, она и забыла о своей нужде вовсе. Ее пальцы впились в коленки, ладони вспотели.
- Потому, что мне тоже хотелось.
- Но ты же могла сходить в туалет?
- Могла. Но я решила сделать это вместе с тобой. Потому, что теперь мы пара. Я все хочу делить с тобой. И кстати, это очень круто и ни капельки не стыдно - Юля засмеялась - не писалась лет с пяти наверное.
Лиза была согласна с ней в тот момент. И правда, глядя на свою подругу она не чувствовала стыдливости ни за нее ни за себя. Может другой человек, посмотрев на это отвел бы глаза, осудил бы, постарался седлать вид, что не заметил. Но Лиза не другой человек. Лиза это Лиза, и ей нравилось произошедшее. Она хотела протянуть руку, коснуться ноги Юли, провести по ней вверх до мокрых шорт, затем запустить свои пальчики ей в штанину и гладить ее мокрые трусики. И вдруг она задала себе вопрос "Почему я только думаю об этом? Что мне мешает?" Она резко поднялась, левой рукой обхватив Юлю за талию и прижав к себе, а пальчики правой впились в ее мокрые шорты.
Юля часто задышала и девушки вновь слились в поцелуе. Затем мочевой пузырь Лизы вновь напомнил о себе. Теперь Лиза уже не раздумывала о том, что ей с этим делать. Она отстранилась от подруги, и начала медленно отходить назад, пока, через три шага, не уперлась в каменную стену набережной. Тогда она сделала пол шажка вперед, задрала юбку сзади и облокотилась спиной о стену, прижав край юбки, и не давая той упасть. Она оказалась в слегка поваленном положении. Сквозь трусики Лиза ощутила ягодицами холодный камень. Все это время она сосредотачивалась на договоре со своим организмом. Тот оказался покорен и готов был выполнить желание хозяйки. Лиза напряглась, широко расставив ножки.
Все это время Юля не сводила с нее глаз, уже осознавая, что сейчас произойдет. Лиза видела, как Юля правой рукой гладит себе между ног, похоже, что даже не осознавая этого.
Лиза закрыла глаза и расслабилась. Больше ничего не требовалось, процесс пошел, а девушке оставалось лишь слегка контролировать мощность. Моча ударила в трусы и стекала по ним, теплом расплываясь по попе. Поток уткнулся в стену, и заструился по ней к полу, лишь еле слышно журча. Лиза открыла глаза и опустив голову стала наблюдать, как между ног у нее расплывается лужа. Затем от этой лужи отделяется ручеек, течет к краю площадки, в метре от девушки, и падает с него в реку. Наслаждение, легкость и возбуждение, накрыли ее с головой.
Лиза подняла глаза на Юлю. Та стояла, глядя на льющейся по стене поток, закусив губу, и не переставая гладить пальцами мокрую ткань своих шорт.
Когда процесс закончился, Лиза протянула руки к Юле:
- Иди ко мне - попросила она не меняя позы.
Юля подошла, и Лиза запрыгнула на нее, обхватив ногами, но продолжая облокачиваться о стену, чтобы подруге не было тяжело. Юля инстинктивно схватилась руками за Лизины ягодицы, и ее пальцы, чувствуя мокрую ткань трусов, сжались от наслаждения.
Лиза обхватила подругу за шею и начала тереться промежностью о Юлины шорты. Хватило пяти секунд, чтобы ее накрыли волны оргазма. 
Юля опустила Лизу на ступеньки и села рядом.
- Странно, что ты отказываешься это делать, когда тебе это так нравится - сказала она через некоторое время.
- Просто, мне кажется это неестественным - проговорила Лиза, сама сейчас не веря своим словам.
- Что может быть естественней? - ухмыльнулась Юля - Мы ведь все животные, помнишь? Одежда, вот что для нас неестественно.
- Возможно - согласилась Лиза.
- Так или иначе, ты не сможешь запереть себя дома. А если общественные сортиры для тебя табу, то как ты планируешь жить дальше?
- Я пыталась побороть это табу - напомнила ей Лиза.
- Да, но остановилась на пол пути. А путь то был верным.
- Я не знаю - Лиза смотрела на две большущие лужи, медленно высыхающие на солнце, и думала, как ей дальше жить.
- Я знаю - через некоторое время сказала Юля - У меня есть идея.
- Какая?
- Превратим это в игру?
Лиза удивленно подняла бровь.
- Будем делать это по очереди. Скажем раз в месяц. И той чья очередь, другая будет устанавливать правила.
- Что за правила?
- Ну в каком месте, в какой одежде, в какой ситуации. Какие-нибудь такие правила.
- Звучит... - Лиза задумалась - странно. Как-то это...
- Неужели тебе не интересно?
Лиза задумалась. Все это походило на сумасшествие какое-то. Но сумасшествие приятное. К тому же Юля предлагала сходить с ума вместе, а если ты не один такой чокнутый, значит может и черт с ними, со всеми прочими. К тому же, Юля была права, рано или поздно ей придется столкнуться со своим страхом, значит нужно бороться с ним пока ситуация не стала критической.
- Я согласна - кивнула Лиза и улыбнулась.
- Вот и здорово. Только ни каких попятных, ясно? Решила, значит идем до конца.
- Хорошо. Ты же со мной в одной лодке. Может сама еще соскочить захочешь.
- Не дождешься - Юля встала - пойдем ка отсюда. Кажется тут начинает вонять.
Лиза кивнула и они покинули место своего преступления. Девушки, без тени смущения, вошли в толпу гуляющих на фестивале людей, словно ничего и не произошло. Никто не заглядывал Лизе под юбку, а на черных шортах Юли пятно было видно слабо, и через пол часа его совсем не стало.
Лизе стало легче на душе. Теперь она не одна, а значит все не так уж плохо. И с каждой минутой, что она думала о предстоящей игре, возбуждение и интерес в ней росли, ширились и топтали к чертям все сомнения.

0

5

5
Двадцать девятого ноября у Юли был день рождения. Праздник девушки отмечали впятером в квартире Лизы. Кроме нее и именинницы из их института была приглашена только Ира, которая являлась первой красавицей курса, высокой, длинноволосой блондинкой, спортсменкой и отличницей с красным дипломом. Лиза подружилась с ней еще на первом курсе, а когда летом они начали с Юлей свои странные отношения, о которых конечно не распространялись окружающим, девчонки образовали весело трио подружек, и Ира стала первой и единственной, кто был посвящен в их роман.
Так же на празднике присутствовала двоюродная сестра Юли – Ольга, которая была на пару лет ее старше. Ольга выросла в деревне, что выражалось и во внешнем виде этакой бой-бабы, упитанной пышногрудой доярки, и в ее грубоватом, слегка хамском характере, не смотря на который, в общем, она была очень простым и приятным в общении человеком.
Последней из приглашенных на праздник, была подруга детства Юли – Настя. Миленькая девушка низкого росточка, озорная и очень суетливая. Лиза мало что знала об этом человеке, кроме того что именно с ней у Юли был первый поцелуй, хотя Настя и не входила в число сторонников однополой любви.
Праздник проходил неспешно. Под неиссякаемое количество вермута с соком девчонки болтали обо всем на свете, и ни что не предвещало странностей, пока вдруг Юля не сказала:
- Девчонки, со мной тут такая жуткая история случилась. Стыдно даже рассказывать.
- Стыдно?! – воскликнула Оля – тогда рассказывай скорее. Люблю что-то стыдное.
- Только между нами, девченки, хорошо?!
Лиза почувствовала неладное. Что-то было в тоне Юли, в ее наигранной стыдливости и порозовевших щечках, что заставило Лизу сосредоточиться и напрячься. Она уже достаточно хорошо узнала Юлю, чтобы понимать, когда та возбуждена и хочет пошалить. Обычно это состояние появлялось, когда они собирались поиграть в мокрые трусики. Это название Юля же и придумала. Примерно раз в неделю они закрывались дома, и начиналась игра. Суть была проста и выражалась в самом названии игры - обе девушки в итоге должны были обмочиться в свои трусики. Они представляли различные ситуации, разыгрывая совещание в крупной компании, терпение на лекции которую нельзя покинуть или нападение маньяка при котором жертва неизбежно мочится в трусы. Кроме всего прочего, эти игры помогали Лизе справится с ее страхами, но в первую очередь, конечно, доставляли обеим немалое сексуальное удовольствие. Но эта игра была только между ними и проводилась строго за закрытыми дверьми, с тех самых пор как они обе обмочились на фестивале, в конце августа, три месяца назад. Теперь же Лиза начинала волноваться, видя горящий взгляд подруги. Для всех окружающих она представала глубоко смущенной девушкой, но Лиза видела, что все это лишь очередная игра, и не могла понять, в чем ее суть. 
- Бабы – продолжала Юля - даже не знаю, как это случилось, но я недавно обоссалась.
Лиза никак не могла поверить в услышанное. Как так произошло, что Юля вдруг решила поднять эту тему сейчас? О каком именно случае она ведет речь? Неужели она сейчас все им расскажет?
- Как? По настоящему? – спросила Настя ошарашено.
- Да, прям в трусы налила – и к удивлению Лизы, Юля поведала подругам их историю с недавнего посещения фестиваля, только никак не упоминая в ней саму Лизу. Вся история звучала так четко, что у Лизы сложилось впечатление, словно Юля все это спланировала.
«Зачем она рассказывает все это?» - не понимала Лиза – «Зачем делится своим позором с остальными, это же ужасно!».
- И че, прям в мокрых шортах домой ехала? – спросила с усмешкой Оля. Кажется, ее не удивила эта история, и она совершенно не сочувствовала сестренке. Будто в этом и нет ничего особенного.
- Ага – кивнула Юля старательно изображая смущение.
- Не могу поверить, что можно попасть в ситуацию, когда негде пописать и невозможно терпеть – сказала Настя.
- Ситуации всякие бывают – сказала Лиза, больше защищая себя, чем подругу.
- А у вас было когда ни будь что-то подобное? – робко спросила Юля, словно бы искала поддержку.
И тут Лиза раскусила ее план, хоть он и показался ей бредовым. Надо сказать, что Юля играла свою роль на ура, и таким вот образом хотела услышать истории о чужих случаях мокрых трусиков. «Но это бред» - подумала Лиза – «Такого не случается с нормальными людьми». И в следующую же секунду это ее предположение было разбито в пух и прах.   
- У меня было такое – кивнула Ира - Стыдно ужасно, думала никогда и никому не расскажу. Но раз уж тема зашла – девушка заметно покраснела.
У Лизы бешено заколотилось сердце. Неужели у кого-то еще было подобное? И ни у кого-то постороннего, а у знакомой девушки, которую она хорошо знает. Она внимательно смотрела на Иру. «Неужели такая девушка может обмочиться?!» - не верила Лиза – «Как такое вообще могло произойти?».
- В общем, дело было так – собравшись с духом начала Ира – Мне только исполнилось шестнадцать. Самое начало лета. За спиной десятый класс школы, и все экзамены сданы. Тогда мы практически всем классом, а это больше двадцати человек, отправились праздновать окончание экзаменов. Недалеко от школы у меня на районе есть большущий лесопарк, там и шашлыки пожарить можно и выпить. Мы с девчонками планировали культурно посидеть, но парни притащили несколько ящиков пива и, конечно же, культурная посиделка превратилась в настоящую пьянку.
Я до этого пива много не пила никогда. В таком то количестве тем более. А тут одна за одной бутылки, под шашлычок и общее веселье как-то не заметно уходят. Я знала, что пиво обладает мочегонным эффектом, но на себе это испытала впервые. Ни с того ни с сего как приперло. Ну, раз в кустики побежала, через пятнадцать минут опять надо. При чем сильно так, аж давит. Ну, я второй раз сбегала. Так несколько раз повторялось, с интервалом в пятнадцать-двадцать минут. От остальных это конечно незамеченным не осталось. На меня уже парни коситься начали, а еще кто-то из подруг пошутил, что я зассыха, и что-то там про недержание, а мне же обидно. Никто не хотел обидеть, ясное дело, но девочка-подросток замечает любую шутку в свою сторону, сами знаете. Короче я вся красная как помидор, проклиная это чертово пиво и свой организм, старалась как-то перевести тему и отвести от себя внимание. К этому моменту уже стемнело почти.
И вот следующий раз прижимает - я терплю, пока уже резать не начинает внизу живота. Тут подруга в кустики собралась, ну и я с ней за компанию. Ей рассказываю, что так и так, ссать постоянно хочется. А она мне говорит, что просто терпеть надо. Вроде как подольше потерпишь, потом все разом выльется и еще час хотеться не будет. По ощущениям, из меня и так вылилось целое море. Но я решила последовать ее совету.
Через пятнадцать мину снова накатило. Ну, вот я и стала терпеть. Сижу на бревнышке, ножки сжимаю, стараюсь отвлечься. Так сидела, сидела и в итоге описалась. Я даже не заметила как. Просто вдруг поняла, что ссу прям в штаны. Как же мне тогда стало стыдно, это капец просто. Никогда не чувствовала себя так отстойно.
- Кто ни будь заметил? – спросила Юля.
- Нет, вроде никто. Да там заметить было очень сложно. Темнота вокруг, и я одета в леггенсы черные. К тому же я не стоя писала то, а сидя на бревнышке. Прям под себя все и лилось а там уж в травку. Мне показалось, что я вечность ссала, остановиться никак не могла, пока все не вылилось. Я даже сначала не поверила в случившееся. Голову вниз опускаю – ничего не видно. Но я то чувствую конечно, что попа промокла вся и между бедер тоже. Руку опустила и аж в дрожь бросило. Ладонью чувствую, что ткань мокрая насквозь. Вокруг друзья веселятся, а я сижу вся обоссаная. Это ужасное ощущение. Еле слезы сдержала. Старалась виду не подавать, улыбаться и смеяться над шутками, а самой хотелось прям там сквозь землю провалиться.
Лиза смотрела на Иру и узнавала себя. Все было очень похоже, там, в кафе, когда это случилось с ней в первый раз. Вокруг подруги болтают, веселятся, а она сидит в обоссаных колготках и старается не думать о своем позоре и не подавать виду. Она отлично понимала Иру. Но история девушки вызвала в ней не сочувствие, а возбуждение. Лиза смотрела на подругу и представляла, как та сидит в полумраке, стараясь скрыть случившееся.
- Но на этом еще не закончилась история – продолжала Ира - Я еще не успела обсохнуть, как снова сильно прижало. Тут уж я решила, что пора бежать домой. Не до веселья уже. Я тогда встала, быстро кофту на поясе повязала и сказала, что чувствую себя хреново и домой пойду. Еле отделалась от парней, которые меня проводить намеревались. Думала, что попрощаюсь со всеми, подальше отойду и в кустики забегу. Но не тут то было. Метров двадцать отошла и из меня снова полилось.
- Кошмар! – воскликнула Настя – что, опять в штаны?
- Ага – кивнула Ира – Хорошо отошла достаточно далеко, меня не видно в темноте уже было. Я прям там, на дорожке и села. Не было сил держаться. Сижу на корточках, рыдаю, а у меня прям сквозь легенсы бьет струя. До этого случая я вообще не верила, что со мной такое может произойти. Как поток иссяк, я сразу вскочила и бегом домой. Прибежала в квартиру и сразу в душ. Было страшно, что может недержание у меня или еще что. Но нет, потом все нормально было. Правда, пиво с тех пор не пью вообще.
- Ду уж… - протянула Настя – я такого никогда не видела.
- А я видела. У меня самой такое было, правда в детстве – сказала Оля - Лет двенадцать было. Забралась на дерево и обмочилась там.
- Это как? – удивилась Лиза.
- Да вот так. У нас в деревне это было, летом. С подругой на перегонки на дерево лезли. Я уже когда лезла ссать хотела. Но я лезла и лезла вверх. Подруга уже где-то сзади осталась. И вот забралась почти на самую верхотуру, смотрю вниз и меня как в дрожь бросило. Я и не думала, что так высоко заберусь. Стою на ветке, в ствол вцепилась и чувствую как по ногам струйки теплые текут. Подруга мне снизу что-то кричит, она уже спустилась, а я ее не слушаю, только думаю как мне спускаться то. Я как-то вообще тогда значения не придала тому, что обмочилась. Видимо не до того было. Стыдно потом стало, когда уже слезла. Подруге, конечно, ничего снизу не видно было. Я еще в платье летнем была, беленьком таком, так что и следов не осталось. Но все равно как-то позорно было, что описалась. Я сразу как слезла, домой побежала, трусы менять. Казалось, все заметят мой позор. Но это быстро прошло, и история вообще забылась.
- Ну вы и зассыхи, девчонки – улыбнулась Настя.
- Это еще что. Я как-то наблюдала один случай – продолжила Оля - У брата девушка была, Тиной звали. Очень скромная такая девушка, забитая даже. Невысокая такая, темные волосы в пучок забраны, очки прямоугольные, ну прям ботан и никак иначе. Таких называют серыми мышами. Она моим репетитором по английскому была ну и с братом у них шуры муры начались. Ей наверное лет двадцать было, и ему тоже. А мне четырнадцать. Тину любили мои родители и мне она нравилась, всегда очень по доброму относилась ко мне и все так объясняла хорошо, ну прям от бога учитель.
Ну и вот как-то летом уже, когда наши с ней занятия закончились и начались ее занятия с братом – при этих словах Ольга хихикнула, давая понять какую именно пошлость она имела в виду – мы поехали значит в город, гулять. Так втроем и поехали. Гуляли по паркам, потом покушали в макдаке. Потом снова гуляли. Долго гуляли так. Погода странная была, то солнце палит, то потом тучки набегут и как ливанет, а потом снова солнце и уже сухой через десять минут. Ну мы и без зонтов, в футболочках да джинсах так и поехали.
Гуляли гуляли и я смотрю - Тина нервничать начала заметно. Вроде старается виду не подавать, и брат ничего не замечает. Он вообще не особо внимателен к девушкам. Но я то как баба вижу, что что-то не так с Тинкой. И по нарастающей все. А брат гуляет, радуется, то морожное купит, то фоткает нас, а Тина ну прям сама не своя. И уже говорит, что закруглятся надо, и раз намекнула брату и два. Но она всегда тихая такая, покладистая, ради него на все готова, вот он и не брал в расчет ее мнение, и все говорит, что еще гулять хочет. Ну я как-то подумала что может месяки начинаются у нее. Или уже идут и прокладку забыла. Но как-то про туалет и не подумалось.
В какой-то момент снова тучи набегают. Снова дождь полил, ну мы спрятаться не успели, да и как-то не собирались особо, все равно так жарко было, что очередной дождик прям спасение.
Кончился он так же как и начался, очень быстро и незаметно. И тут Тина говорит, что захотела мороженого снова. Ну брат к палатке нас тащит, там очередь небольшая. Мы останавливаемся и он чего-то рассказывает про то как попал в ливень как-то раз. Увлеченно так рассказывает. Тина его слушает, кивает. Я смотрю на них, потом глаза вниз опустила, совершенно случайно, и выпала просто. Тинка стоит и ссыт прям.
- В смысле ссыт прям? – удивилась Настя – прям в штаны что ли?
- Ну да. При чем не просто там подпустила, а прям льет стоит по полной. Я тут все и поняла сразу, чего она нервничала так сильно. Девченке в сортир нужно было, а сказать постеснялась видимо. Ну и в итоге дотерпела что обоссалась. Хотя я думаю она специально так сделала. На ней джинсы черные, и мы все промокшие до нитки, и я думаю что она рассчитывала, что незаметно будет. Ну и знаете, правда незаметно, все же и так мокро. И видно было только пока течет. Прям такой бурный поток из штанов хлещет и на солнце блестит. Она еще ноги так вместе поставила, что по обеим штанинам одновременно водопад течет. Ну брат конечно не заметил ничего. И я тоже сделала вид что ничего не видела. А Тина прям так повеселела после это. Явно как камень у нее с души свалился. Так и гуляли еще с час-полтора. И еще разок под дождь попали
- Ну, хорошо хоть дождь был и ей помог – сказала Ира сочувственно.
- А по-моему это не нормально – сказала Настя.
- Что именно? – удивилась Юля.
- Ну что девчонка решила помочится в штаны вместо того, чтобы отойти в сторону и нормально облегчится.
- Мою историю ты тоже считаешь странной? – спросила Ира.
- Да – кивнула Настя – кому какая разница сколько раз ты бегаешь в кустики? Лучше сходить туда двадцать раз, чем налить себе в трусы.
- А, по-моему репутация важнее – вдруг встряла в разговор Лиза – и если есть выбор между тем чтобы облегчится у всех на виду или незаметно пустить струйку в трусики… - тут она поняла, что ляпнула лишнего.
- Согласна – вдруг поддержала ее Ира, тем самым спасая из бедственного положения.
- Что за бред? – возмутилась Настя – Вы, девчонки, уверяете меня, что обмочится лучше, чем нормально сходить в туалет?
- Нет, не про туалет речь – вступила Юля – Мы говорим о ситуации, когда нет туалета. Что ты будешь делать тогда? Ну скажем в электричке? В полном народу вагоне, когда тебе приспичило? Сядешь посреди вагона? Или потихонечку будешь пускать в трусики?
- Ну у ж нет, я в трусы не нассу. Всегда есть выход.
- А как же на пляже? Ты писаешь в воду? – спросила Юля.
- Это другое… - уклончиво ответила Настя.
- Не другое. Ты же тоже ссышь в трусы, просто никто не видит. И так делают большинство. ,
- Но в воде – не унималась Настя – Это совсем не то же самое. Вода все смывает.
- По твоей логике судя и под дождем можно. Ведь не видит никто и вода все смывает. 
- По-моему вы спорите о какой-то фигне – заявила Ольга – Ясное же дело, что лучше оголить задницу у всех на виду чем ходить в мокрых штанах.
- Это потому, что тебе всегда было плевать на окружающих, и на чужое мнение – огрызнулась Юля – А нам вот нет.
- Я бы посмотрел, как ты ссышь в штаны, потому что тебе не плевать на чужое мнение – рассмеялась Ольга.
- Поверь, если понадобиться, я сделаю это так, что ты и не узнаешь.
- Да? И как же это интересно?
- Хочешь поспорить? – усмехнулась Юля – Я готова, но тогда и ты продемонстрируешь всем, как ты готова оголить свою задницу у всех на виду.
- Идет – ухмыльнулась Оля – Да хоть прям сейчас.
Сердце Лизы бешеной заколотилось. Неужели она и правда сылшит это т спор. Между ног у нее стало мокро.
- Девченки, вы что? – удивилась Ира.
- А что? – усмехнулась Юля – Я предлагаю нам всем взять и проверить, способны мы на это или нет. Разделимся на два лагеря и посмотрим, кто гаразд на дело а кто на пустую болтовню.
И все бы это никогда не свершилось, если бы не приличная доза алкоголя, ударившая им в голову, и заставившая пятерых красивых, молодых, красивых девчонок заключить такое странное пари.

0

6

6
- Ну что, кто первый? – спросила Юля.
- Вам не кажется, что это бред? – сказала Настя.
Пять девушек стояли возле входа в подземный переход и в метро. Вокруг сновали люди, работали палатки и магазины, и народу было достаточно много, что им и требовалось, чтобы выполнить спор. 
- Не кажется – усмехнулась Юля – Мы же заключили пари.
- Ну, раз так, то ты и начинай – хихикнула Оля.
- Ну уж нет. Ты потом не сделаешь, я тебя знаю. Хочешь, чтобы я выполнила свою часть спора? Тогда ты сначала выполни свою.
Лиза стояла, глядя на своих подруг и наслаждаясь этим моментом. Она наслаждалась тем, что происходит, что должно скоро произойти и тем, о чем было ведомо только ей одной. Лизе уже очень давно нужно было в туалет, еще с тех пор как они встали из-за стола, у нее дома. Неспешным шагом девушки дошли до метро, и к этому моменту Лиза уже чувствовала легкую резь и тогда решилась на то, на что думала не решится уже никогда. Она собралась пописать в трусики прямо тут, в присутствии подруг и множества посторонних людей. Конечно, она планировала сделать это незаметно для всех, кроме себя. Ну а потом, дома, рассказать обо всем Юле. Алкоголь и общая направленность их прогулки придавали уверенности и лишали страха. Но, не смотря на это, сердце девушки заколотилось быстрее и запылали красным щеки. То, что происходило дома, между ней и Юлей, было как-то не по-настоящему, но здесь, на улице, все было как в те, другие разы, на пробежке или на фестивале. И ощущения от этого были ярче, насыщеннее, это был какой-то особый, Лизин экстрим.   
Пока Ольга и Юля спорили о том, кто начнет их состязание, Лиза наконец собралась с мыслями и расслабилась. Раньше ей удалось бы это с большим трудом и далеко не сразу, но теперь, натренированная играми с Юлей, она смогла сразу же начать писать и тут же остановиться. Под длинным черным пальто, под серой короткой юбочкой, там, под теплыми темно-серыми колготками из хлопка, в ее белоснежные трусики ударила струя, мигом намочившая их и оставившая маленькое пятнышко на колготках.
Волна удовольствия прокатилась по Лизиному телу.
- Ты это начала, ты и делай – возмущалась Оля.
- Девчонки, пойдемте домой – попросила Настя – подурачились и хватит. Никто же не собирается писать тут, правда?
«Ну конечно» - усмехнулась про себя Лиза ощущая влагу между ног.
- Мне просто не нравятся пустые слова – сообщила Оля – Ты всегда была такой, сестреночка. Сначала наврешь с три короба, а потом оказывается, что не можешь ничего.   
- По-моему вы просто перепили – усмехнулась Настя – это бред.
- Я просто не хочу, чтобы ты смогла уйти от своих слов! – продолжала Оля, не обращая внимание на Настю.
- Я то могу ответить за свои слова!
- Может тогда вам стоит сделать это одновременно?! – заявила Настя, явно взбешенная всем происходящим.
Лиза вновь ощутила как накатило желание. Мочевой пузырь молил об опорожнении, и она без раздумий поддалась этому желанию. Снова тепло разлилось между ног, и она быстро остановилась. Ощущения близкие к оргазму заставили ее содрогнуться.
- А давай  и правда вместе – подхватила Юля - И посмотрим, кто на что гаразд. 
- Без проблем – кивнула Ольга – только решайся быстрее, мне это уже надоело.
- Вы что спятили?! – возмутилась Настя.
- Я то решилась уже – заверила Юля – Вот тебе и людное место. Готова сесть прям тут?
Лиза, одурманенная своими ощущениями, снова расслабилась, дав в этот раз струе течь чуть дольше. Обжигающее тепло наполнило ее трусики, спустилось немного по правому бедру, и прокатилось по левой ноге почти до самого колена. Украдкой взглянув вниз, она увидела, как на асфальт из-под ее пальто падают маленькие капельки. Одна, вторая, третья. Это было истинное наслаждение. Но подняв голову Лиза тут же похолодела. На нее смотрела Ира. Не просто смотрела, она все видела. Лиза поняла это по ее удивленному взгляду. Ира углядела ее капель, и теперь непонимающе и удивленно взирала на подругу. А Лиза не знала, что сказать. В трусы снова полилась струйка, и девушке не сразу удалось ее остановить. Теплая моча вновь побежала по уже проторенной дорожке на правом бедре и в этот раз достигла колена. 
- Я не собираюсь участвовать в этом пьяном бреде – заявила Настя и быстрым шагом направилась вниз по ступенькам, в метро.
- А мы, пожалуй, просто отойдем подальше – вдруг сказала Ира и потащила удивленную Лизу в сторону.
Они остановились возле закрытой бело-синей палатки, в некотором отдалении от основного потока прохожих. Отсюда было отлично видно Олю и Юлю. Пока они шли, Лиза упустила еще одну струйку в трусы.
- Все хорошо? – спросила Ира, когда убедилась, что их никто не слышит.
Лиза понимала, что Ира все видела и судорожно пыталась придумать, что ей сказать. В этом мешал мочевой пузырь, требующий немедленного облегчения.
- Я… просто… очень нужно было и…
- Можем сбегать во двор. Мне тоже очень надо.
И тут Лиза поняла, что еще может выйти из сложившейся ситуации победительницей. В ее голове появился план.
- Я боюсь, что уже не могу терпеть – сказала она, старательно изображая стыд и напряжение – Нужно было дома сходить. Какая же я дура. Прости, мне так стыдно.
- Ничего страшного – успокоила ее Ира – ты же знаешь, что я в такой ситуации тоже была. И вон Юлька твоя тоже сейчас обмочится. Хочешь, я тебя прикрою, а ты все сделаешь прям так? Я никому не скажу.
Лиза кивнула, уже начав снова протекать. Между ног становилось горячо.
- Я думаю, что никто ничего не заметит – улыбнулась Ира.
Лизе удавалось лишь сдерживать мощность струи. Колготки окончательно промокли в промежности, и она предположила, что поток, вырвавшись на передовую, промочил краюшек юбки спереди. Струи извивались вокруг ее правой ноги, в то время как по левой тек лишь тоненький ручеек. Оба потока сталкивались с кожаными сапожками. Часть мочи устремлялась внутрь, а остальное стекало по черной коже, вдоль полоски молнии. Все это время Лиза сжимала кулаки и зубы, чтобы не подать виду того, насколько хорошо ей было в этот момент. Пока поток бил в ее трусики, разливаясь теплой влагой между ног и по попе, девушка боролась с захлестывающим ее оргазмом. Она хотела бы, чтобы это никогда не заканчивалось, чтобы поток не иссякал, продолжая литься по ее ногам, обжигая и щекоча кожу. Но в итоге он закончился, оставив после себя лишь смутные воспоминания в виде промокших трусиков и колготок. Волны наслаждения тоже постепенно сошли на нет.
- Уф… - выдохнула Лиза – мне стало намного легче.
Ира бросила короткий взгляд вниз, туда, где по грязному, мокрому от дождя асфальту бесшумно барабанили капельки, дождиком срывающиеся с Лизиных ножек и дополняли лужицу, которая устремлялась в сторону, теряясь в общей сырости осеннего вечера. Лиза осмотрелась, убедившись в том, что никто этого не заметил. Ее пальто идеально скрывало мокрые колготки, и последствия случившегося уже не будут видно посторонним.
- Спасибо тебе.
- Не за что, подруга. Даже немного завидую.
Да, именно этих слов и ждала Лиза. Теперь дело оставалось за малым. Она бросила взгляд в сторону Оли и Юли, которые о чем-то спорили, явно не собираясь приступать к делу.
- В чем завидуешь? Я же описалась.
- Да, но… в общем тебе легче стало. А мне тяжко. Надеюсь, они скоро закончат.
Лиза выдохнула и пошла вабанк. Терять то ей уже было нечего.
- А почему бы и тебе не сделать так же?
- Что? – удивилась Ира – Как?
Лиза знала, что Ира все поняла и просто стеснялась признавать это.
- Нууу… как я.
- Я не могу – тихо произнесла Ира – прости.
- Можешь – кивнула Лиза – Тебе ведь хочется.
- Но вокруг столько людей. Ты то в пальто.
- А ты в лосинах – напомнила Лиза – Они черные и темно вокруг. Никто ничего не увидит, поверь. Как в тот раз, про который ты рассказывала.
Лиза видела, что Ира уже почти сломлена, а напоминание о том позорном случае заставило ее смущенно опустить голову.
- Терпеть так трудно, я знаю. А вдруг другого момента не представиться, что тогда?
- Но как же я домой поеду?
- У меня останешься. Все постираем.
- Ну не знаю.
- Я думала, что ты поддержала нас с Юлькой, когда мы спорили о том, что лучше в трусы незаметно, чем оголять при всех задницу.
- Да, поддержала, но…
- Так и сделай это. Просто сделай и тебе станет легче.
Некоторое время Ира молчала, потупив взгляд и размышляя, а затем робко спросила:
- Прикроешь меня?
Лиза кивнула и вышла вперед. Она специально встала чуть левее, так, чтобы опуская голову и поднимая правую руку видеть черные, обтягивающие леггенсы Иры, которые совсем не прикрывала ее короткая кожаная крутка. Ее собственные колготки уже начали остывать, и вместе с теплом пропадали приятные ощущения, которые подарило ей облегчение.
Впереди Ольга и Юля, кажется, пришли к какому-то решению, перестали спорить, и Юля запрыгнула на каменный парапет подземного перехода, а Ольга отошла метров на пять-семь в сторону от нее.
- Я не могу – проговорила Ира тихо – лучше буду терпеть.
- Ты сможешь – прошептала Лиза – просто расслабься и дай себе свободу.
- Это так странно – сказала Ира – Не естественно.
- Более чем естественно – возразила Лиза – такое случается со всеми.
- С тобой такое уже было, да?
- С чего ты взяла? – удивилась Лиза.
- Ну… ты это так легко сделала. Ты ведь специально да? Ты просто не думала, что я замечу.
Лиза обомлела от удивления. Как так случилось? Неужели она такая плохая актриса?
- Не волнуйся, я не выдам твой секрет – ухмыльнулась Ира.
- С чего ты все это взяла?
- А я не права?
- В чем?
- В том, что тебе нравится писать в трусики.
Лиза лишилась дара речи. Страх прокрался в самое сердце и поселился там холодным комом.
- Так нравится или нет?
- Нравится – кивнула Лиза – Я такое уже делала.
- Юлька знает?
- Она тоже… - Лиза не понимала, почему рассказывает все это.
- Значит, я не ошиблась. Поэтому вы и затеяли весь этот спор? Хотели развести других девчонок на мокрые штаны?
- Тебе ведь тоже это нравится? – пошла в атаку Лиза, чувствуя, как ее загнали в угол.
- Я не знаю… - проговорила Ира почти шепотом.
- Но ты думала об этом? Вся история с шашлыками была ложью, или как?
- Нет! – возмутилась Ира – Знаешь, как мне было тогда стыдно! И страшно! Я с детства не писалась в штаны. Но потом, полазив в интернете, я нашла кучу подобных историй, и узнала, что кому-то это нравится. Но я не решалась попробовать сделать это специально.
- Так попробуй сейчас.
- Я боюсь.
- Не бойся. Вон, посмотри на Юльку.
И Лиза указала на свою подругу, которая как раз в этот момент делала свое мокрое дело. Сидя на парапете, Юля закинула ногу на ногу и делала вид, что копается в своем смартфоне, а может и правда параллельно занималась этим. Но главное происходило у нее между ног. Лиза была уверена в том, что ее любовница сейчас думает только о своей промежности, так же как и пару минут назад думала сама Лиза.
Постороннему человеку, который не станет присматриваться к одиноко сидящей девушке, не будет видно ровным счетом ничего. Но тому, кто знал куда нужно смотреть и оказалось с подходящей стороны, открывалась удивительная картина. Юлька сидела почти на самом краю каменного парапета и из под ее попы, облаченной в короткие шерстяные шортики черного цвета и телесного цвета колготки, тек ручеек, спадающий с края парапета, и сползающий по нему вниз, теряясь под сапожками девушки. Ноги Юли скрывали от посторонних этот маленький ручеек, который Лиза с трудом смогла разглядеть и теперь наслаждалась увиденным.
- Мастерски исполнено – прошептала Ира – у меня так не получится.
- Да, она молодец – кивнула Лиза – но она уже подготовлена. Хотя, если хочешь, можешь последовать другому примеру.
Лиза указала на Ольгу, которая в этот самый момент сдернула с попы синие джинсы и села у всех на виду, шипя струей и делая под собой лужу. В то время как на Ольгу все прохожие смотрели осуждающе, Юля оставалась незамеченной. Как когда-то и Лиза, на полянке в парке, Юля мочилась у всех на виду. Девушка писала прямо в одежду, никем не осужденная и не оскорбленная, потому что никто и не подозревал, что она это делает. А Оля, делающая вроде бы все так как нужно делать, была опозорена.
- Ой, ой – проговорили Ира – Кажется Олька в беде.
И, правда, к Оле быстро двигался полицейский. Она, к своему счастью, уже прекратила писать, когда увидела служителя порядка. За две секунды она натянула джинсы и бросилась прочь, под обвиняющие взгляды всех наблюдателей данной картины.
Проводив ее взглядом, Юля спрыгнула с парапета, одернула свое черное пальтишко, идеально закрывшее пятно на шортах сзади, и двинулась к Лизе и Ире.
- Кажется, она проиграла – ухмыльнулась девушка подходя.
- Девушка, у вас что-то капает – рассмеялась Лиза, указывая на несколько капелек, катящихся по Юлиным колготкам.
В следующую секунду девушки слились в страстном поцелуе. Лиза опустила руку вниз и начала легонько поглаживать мокрую ткань Юлиных шорт.
- Девчонки – раздался сзади голос Иры – прикройте меня, пожалуйста.
Любовницы быстро оторвались друг от друга и обернулись на голос. Им открылась интересная картина. Ира стояла слегка согнувшись, плотно сжав ноги и прикрывая ладошками свою промежность. Было видно как из под ее пальчиков по левому бедру покатилась тоненькая струйка.
- Оооо… - воскликнула Юля радостно – И ты тоже?
- Я уже намочила трусики, и сейчас начну по полной, не могу больше терпеть.
Юля и Лиза обступили подругу.
- Больше не терпи – ласково пропела Лиза – сделай это.
Ира распрямилась, и убрала руки с промежности. Тут же в лосины хлынул бурный поток. Похоже, что Ира и правда держалась из последних сил. Желтый водопад мчался по черной ткани, обтягивающей прекрасные длинные ножки. Лиза и Юля делали свое дело очень медленно, тонко, контролируя поток. Но Ира этого не умела, или просто не могла. Она просто обоссалась и по другому это нельзя было назвать. Бурный поток хлестал из промежности девушки, насквозь промачивая ее лосины он рвался вниз. Струи изгибались достигая колен Иры, некоторые продолжали течь в туфельки, в то время как другие странным образом отклонялись в сторону превращаясь в маленькие фонтанчики.
Ира постанывала и извивалась, слегка приседая на подкашивающихся ногах.
- Какая умничка – усмехнулась Юля, глядя как иссякает поток.
Когда Ира открыла глаза и посмотрела на свои ноги, из ее горла вырвался тихий стон.
- Как же так – прошептала она ошарашено.
И Лиза ее отлично понимала. Ее промокшие колготки скрывало длинное пальто, так же как и мокрую попу Юли. Но мокрые ноги Иры блестели влагой, ее лосины промокли насквозь, и все это было отлично видно любому, кто посмотрит на ноги девушки.
Из глаз Иры брызнули слезы.
- Ну, ну – обняла подругу Юля – не нужно плакать. Все поправимо.
- Я описалась – прошептала Ира – и теперь это всем будет видно. Как мы пойдем домой?
- Снимай куртку – потребовала Лиза и начала быстро снимать с себя пальто – Еще никто ничего не увидел.
- А как же ты? – сквозь всхлипы спросила Ира. 
- А у меня ничего и не видно.
И правда, немного обсохнув, Лизины колготки выдавали случившееся только при ближайшем рассмотрении.       
- Шалунья! – воскликнула Юля – Так ты тоже описалась?! И меня не дождалась.
Лиза лишь подмигнула ей в ответ.
Поменявшись верхней одеждой, девушки быстро направились к дому.
- А как же Олька? – спросила Лиза.
- Вернется, как набегается – рассмеялась Юля.
Подходя к дому ,Лиза вновь ощутила нужду. Не сильную, вполне терпимую, но в этом терпении она не видела никакого смысла и как только девушки вошли в лифт, тут же расслабилась. Под ярким светом лампы в лифте было видно темные полосы на ее серых колготках, выходящие из под юбки и тянущиеся до самых сапог. Как только она начала снова писать, эти темные, практически слившиеся с цветом ткани дорожки, стали обновляться повторно промокая. Влага медленно ползла вниз, к сапожкам, а по полу лифта забарабанили капли, и это привлекло внимание других двух девчонок, которые опустив голову, молча наблюдали за тем, как по Лизиным ножкам стекает моча. Жидкости было немного, и поток иссяк как раз когда открылись двери лифта, привезшего девушек на седьмой этаж.
- Моя зассанка – улыбнулась Юля.
- Вы так легко то делаете – сказала Ира, чьи глаза уже успехи просохнуть от слез, и теперь она выглядела вполне жизнерадостно.
- Это еще что – обняв ее за плечи, проговорила Юля, пока Лиза открывала дверь в квартиру – добро пожаловать в клуб, детка.
Девушки зашли в квартиру и дверь за ними закрылась.

0

7

7
Тот год подошел к концу. Лиза могла с уверенностью сказать, что это был самый странный год в ее жизни. Но в итоге он заканчивался на хорошей ноте. Она нашла мир с собой и Юля была рядом. После ее дня рождения, весь декабрь Лиза была в приподнятом расположении духа. Не то чтобы она полностью лишилась проблем. Например проблема общественных туалетов осталась, но девушка научилась жить с этим. Она просто сократила потребление жидкости до минимума в те дни, когда ей нужно было покинуть квартиру надолго, будь то поход на концерт, прогулка или посещение института. Их с Юлей игры по выходным смогли научить Лизу контролировать собственный мочевой пузырь, как можно дольше удерживать мочу внутри и даже на время отстраняться от своей потребности, что уже не раз ей помогло.
Все случившееся на дне рождении Юли и все истории девчонок убедили Лизу в том, что подобный конфуз может случиться с каждым, и со многими даже происходил, потому все те события за которые ей было так стыдно - в парке, и в баре с подругами в тот самый первый раз, Лиза смогла окончательно отпустить и больше не чувствовать себя странной или униженной. Ира продолжала хранить их с Юлей секрет, и женская дружба ни чуть не пошатнулась, хотя, кажется, для себя девушка решила, что не является фанаткой мокрых дел, и просто не поднимала тему всего случившегося тем вечером.
В общем, к новому году Лиза могла считать себя счастливой. Ей казалось, что все  проблемы позади, а впереди только покой и умиротворение. Но она ошибалась…
Все случилось из-за того, что у Юли появилась новое увлечение. Оно появилось не за долго до нового года, и к январю набрало обороты. Юле нравилось терпеть как можно дольше. Если Лизу заводил сам процесс, мокрая одежда и льющиеся по ногам струйки, а так же некий негласный запрет на подобное действо, то Юлька, как оказалось, больше любила сдерживаться. «Терпеть до рези в животе» - как она сам говорила. Сначала она делала это лишь изредка. Но потом стала делать каждый день. Юля хотела терпеть везде. Она терпела в инстиуте, терпела на прогулках и даже дома. Порой доходило до того, что она еле переставляла ноги.
- Ух как прихватило – говорила Юля, мелкими шажками продвигаясь по коридору института.
- Так беги в туалет скорее.
- Еще немножечко – измученно улыбалась девушки – давай у окошка постоим.
- Юль, это не нормально. Тебе нужно в туалет сходить.
- Сейчас пойду. Дай еще чуть чуть пострадать.
И Юля страдала. Сжимая и разжимая ножки, приседая, прыгая, ходя кругами и зажимая ладони в промежности она терпела изо всех сил. Затем вдруг подрывалась:
- Все, пора! Больше не могу.
И с этими словами она бежала в туалет, откуда выходила спустя пять минут невероятно счастливая.
- Тебе стоит это попробовать – говорила она.
- Нет уж, спасибо. У меня такое уже было, что не помнишь?
- Это когда ты в парке шорты обоссала?
- Тссс… - шикнула на нее Лиза, оглядываясь по сторонам в надежде, что никто их не услышал.
- Да не волнуйся ты так. Все путем.
И какое-то время все правда было путем. Лиза даже потихоньку начала привыкать к новому пристрастию своей любимой.
Где-то в середине февраля, в конце зимних каникул, девушки ехали домой с прогулки по одному из городских парков. Денек был солнечный, и для зимы очень теплый. Прогулка обеим доставила удовольствие, и настроение у подруг было приподнятое. Еще в парке Юлька стала проявлять первые признаки нужды.
- Вон кабинки – указала Лиза на био-туалеты.
- К черту. Потерплю.
- Как знаешь – не стала спорить Лиза.
Через некоторое время она и сама ощутила, что хочет писать. Сообщив об этом Юля он предложила закругляться и девушки двинулись в сторону метро.
Трясясь в вагоне Юля оживленно рассказывала Лизе о том, как ее «тупой» старший брат разводиться во второй раз. Она много смеялась, шутила и выглядела особенно жизнерадостной. Лиза и забыла, что Юлька терпит, что ей нужно в туалет. О своей нужде она тоже забыла.
И вот, после очередной шутки Юля Лиза опустила глаза вниз и увидела на светло-голубых, обтягивающих джинсах подруги мокрое пятно. Небольшой, но хорошо заметный темный след образовалось прямо под ширинкой. «Она что, решила сделать это здесь? Прямо сейчас? Но ведь это никак не скрыть!» Сердце Лизы бешено заколотилось. Она вдруг ощутила невероятный стыд при мысли о том, что Юлька описается при всех. «Она что, совсем с ума сошла!».
Они стояли у противоположных от входа дверей. Юля прислонилась к ним спиной, а Лиза стояла лицом к подруге, отвернувшись от входа. Это немного прикрывало случившееся и, наверное, никто еще ничего не заметил, но народу в вагоне было достаточно, чтобы даже такое небольшое пятнышко было обнаружено.
- Юльк, ты что творишь? – спросила Лиза наклонившись к подруге.
- Что? – удивилась та.
- Мы же договорились, что делаем только дома.
Несколько секунд Юля непонимающе смотрела на Лизу, а затем опустила глаза вниз. Увидев мокрое пятно на джинсах, Юлька с недоверием пощупала себя между ног, затем подняла ладошку к лицу и понюха пальцы.
- Ой – похоже что она сама не верила в произошедшее – я кажется немного протекла.
- Мы же договорились! – прорычала Лиза, стараясь прикрыть подругу от посторонних взглядов.
- Я не специально – шепнула Юля.
- Опять терпишь с утра?
- Да… но… - Юля выглядела совершенно потерянной – я и не думала…
- Ты что, даже не почувствовала как это сделала?
- Неа.
Глядя на пятно Лиза не поверила своим глаза - оно вдруг увеличилось в размерах. Лиза четко увидела, как заблестела влага вокруг шва. Это означало что Юля прямо сейчас пописала в трусы.
- Юльк... ты сейчас…
- Мне очень, очень нужно выйти – дрожащим голосом проговорила Юля – Я, кажется, сейчас описаюсь.
Лиза кивнула и девушки пошли к выходу. Поезд как раз останавливался на станции.
Как только двери открылись Юля ринулась вперед. Лиза шла сзади и видела как неожиданно прямо под ягодицами подруги, ровно вдоль шва неожиданно пробежала черная полоса – Юля мочилась на ходу.
Запрыгнув на эскалатор Юля остановилась и обернулась.
- Ты как? – спросила обеспокоенная Лиза.
- Терпимо пока. Ух… - Юля вдруг схватилась руками за низ живота.
Из пятна на штанах резко выросла темная линия, устремившись вниз по левой ноге девушки, словно острая стрела, рассекая влагой сухую ткань. Истончаясь полоска мочи достигла колена и, остановившись на складках джинсов, упала с них несколькими золотистыми капельками.
Юля крепко сжала кулаки.
- Господи, как больно – прохрипело она.
Пятно в промежности резко расширилось, затем еще раз, и еще. Юля прыскала в трусы струю за струей. Лиза понимала, что ее подруга борется, но проигрывает битву со своим мочевым пузырем.
- Давай пойдем пешком наверх – предложила она, не зная как помочь своей любимой.
- Да не могу я – прошипела Юлька – уже все…
Вот и по правой ноге девушки помчался мокрый след. Похоже, что она окончательно потеряла контроль и теперь просто стояла и писала в джинсы. Обе мокрые дорожки на ее ногах стали расширяться. По ним лились два мощных ручья. Наблюдая за этим действом Лиза словно сама чувствовала как тяжелеет ткань Юлиных джинсов, стремительно наполняясь влагой. С левой стороны пятно сильно забрало в сторону, пронеслось вдоль складки и полилось с нее ручейками. Юлька схватила себя между ног обеими руками. Ее пальцы сжали мокрую ткань, но это не возымело никакого эффекта. Сквозь них просачивались короткие струйки и отдельные капельки.
Оглянувшись Лиза поняла, что несколько человек стоящих прямо за ними на эскалаторе, а так же люди едущие на соседних, явно заметили конфуз Юли и от этого ее щеки запылали красным. Девушка быстро отвернулась, желая никогда больше не видеть этих взглядов. Большинство людей смотрели с отвращением или немым укором, кто-то активно старался не замечать происходящего, были и сочувствующие взоры.
Ручьями сливаясь с Юлиных джинсов моча водопадами струилась по ступеням вниз. Из Юли, кажется, вылилось целое море. Похоже она и правда давно терпела.
Описавшаяся девушка молчала, закрыв глаза, и опустив голову, она продолжала, непонятно зачем, сжимать пальцами шов в промежности. Лиза тоже молчала, глядя как с Юлиных пальчиков и складок джинсов срываются последние капли мочи. Она бы очень возбудилась, картина была чарующей, если бы ей не было так стыдно. Практически так же, как если бы она обоссалась сама. Столько людей вокруг, и все видели как Юля пописала в штаны. И это никак не скрыть. Теперь она будет идти по улице, на глазах прохожих, которые явно поймут, в чем же дело. Вот это настоящий позор. Чем больше Лиза задумывалась об этом, тем сильнее ей хотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть или мгновенно проснуться и понять, что все это было полуэротический кошмар.
В молчании, под взгляды окружающих, девушки поднялись на улицу. Это была не их станция, они вышли на две остановки раньше. 
- Что теперь? – спросила Лиза.
Она не собиралась жалеть подругу. Наоборот, она вдруг сильно разозлилась. «Сама виновата, дура чертова. Я же ей говорила не терпеть столько. Говорила!».
- Я не знаю – тихо проговорила Юля – Но в метро больше не пойду.
- Сейчас зима, Юль. Ты все себе отморозишь на хрен, если пойдем пешком. Тут час идти, если не больше.
- Поймай такси – так же безэмоциаонально и сухо попросила Юля, глядя куда-то в одну точку. 
- Да кто же тебя в такси возьмет, такую обоссаную?
- И что ты предлагаешь? – огрызнулась Юля.
- Вернемся в метро. Всего две станции ехать. Накинешь мое пальто, как Ирка, и ничего видно не будет.
- Нет уже спасибо. Все будет отлично видно, ты сама знаешь!
- А чего тебе терять?
- Ты это о чем?
Кажется между девушками начала накаляться атмосфера.
- Я это о том, что ты нассала в штаны при всех, в метро.
- Я не специально, повторяю в который раз!
- А терпела ты специально? Вот и получай теперь.
- Раньше такого не случалось. Я не знаю, как сейчас так вышло.
- Зачем это вообще делать?
- Вот значит, как ты заговорила. А я думала, что наши пристрастия схожи!
- Мне достаточно того, что мы делаем дома.
- И на моем дне рождении ты тоже так считала?
- Но это единичный случай. И там никто ничего не видел, понимаешь? В этом смысл. А ты…
- Я это сделала не специально! Не специально! – закричала Юля, ее глаза налились слезами – Я неутерпела. Я даже… даже не почувствовала как…
Лиза никогда не видела свою подругу плачущей. Юля всегда была сильной девушкой. В их отношениях скорее именно Юля выполняла роль парня. И сейчас, видя ее слезы и стыд, Лиза пожалела подругу.
- Я миллион раз говорила тебе не терпеть так долго – уже спокойнее и тише проговорила Лиза – Может теперь тебе придется идти ко врачу.
- Зачем? – удивилась Юля.
- Ну, вдруг ты что-то повредила и у тебя теперь…
- Я просто неутерпела, ясно? Очень нужно было, вот и…
Слезы катились по ее щекам, но лицо было преисполнено гневом.
- А раньше такое происходило?
- Пошла ты Лизка! – прокричала Юля – за кого ты меня держишь? Считаешь что я постоянно в штаны ссу? Что у меня недержание?!
- Послушай, я не хочу ругаться, просто…
- Ты дерьмовая подруга!
- Что? – Лиза не поверила своим ушам.
- Я бы поддержала тебя.
- Я поддерживаю… готова сделать все что угодно для тебя, ты же знаешь.
- Все?! Правда все?!
- Да, Юль, я люблю тебя.
- Тогда подержи меня. Описайся.
- Чего?!
- Сделай то же, что сделала для тебя я на том фестивале, помнишь? Я описалась вместе с тобой. И тогда я сказала, что ты никогда не будешь одна. Ты сможешь сделать то же для меня.
- Но ведь… - Лиза не знала, что сказать.
- Я так и знала. Это вся твоя любовь. Ты не готова чем-то жертвовать.
- Не говори так.
- Так разубеди меня. Сделай это.
- Но мне не нужно…
- Нужно! Ты сама говорила что хочешь, и не надо теперь врать!
Юля была права, Лиза хотела в туалет. Вполне терпимо конечно, но хотела. Но она не думала, что придется делать это так. Они стояли в тени, у стены здания метрополитена, и тут их мало кто мог увидеть, хотя конечно мокрые джинсы Юли наверное заметил уже не один прохожий. А совсем недалеко располагалась людная площадь. Три часа дня. Солнце еще высоко и все будет отлично видно. Правда она одета в черные теплые колготки, с черной складчатой юбочкой сверху, и если все сделать аккуратно…
«Ну уж нет!» - оборвала себя Лиза – «Даже и думать об этом не буду».
- Ты опозорилась сама и теперь хочешь, чтобы опозорилась я?!
- Да, так! Потому что это честно. Я для тебя все это уже делала.
- Нет тут ничего честного! Ты сама хотела это сделать, хотела попробовать и попробовала.
- Да, но я  тебя этим спасла. Чтобы ты без меня там делала? Обоссалась бы в трусы возле сортира. 
- Без тебя, я бы туда и не пошла!
- Без меня ты бы так и продолжала ссать в свои шорты багая по парку. И презирала бы себя каждый день. Вот чтобы ты без меня бы делала!
Лиза возненавидела Юлю за эти слова, ведь она перешла все границы. Но кое в чем Юля была права, это она изменила ее, Лизину жизнь. И Лизу вдруг это взбесило.
- Значит, хочешь чтобы я должок вернула?
- Хочу – огрызнулась Юля.
- Ну и где мне это сделать, а?  Прямо тут? А может на площадь выйти?
- А ты можешь? – спросила Юля с вызовом в голосе.
Вместо ответа Лиза быстрым движением сняла с себя пальто и шарфик и, сунув их в руки удивленной Юли двинулась в сторону людной площади. 
«Хочет этого, пусть получит» - думала она про себя – «Но после этого пусть катится к черту!».
Гнев полыхал в ней и сейчас она готова была на все. Лиза остановилась, обернулась в сторону Юли и расслабилась. Моча, не заставив себя ждать, полилась к ней в трусы. И только после этого до девушки дошло, что она натворила. От ужаса по всему тело промчался холод. Она попыталась остановиться, но не смогла. Она уже и не знала, писает ли по собственной воле или мочится в штаны от страха.  Ноги стали ватными. Вначале она лишь ощутила тепло между ног. Приятная, горячая влага устремилась вниз. Из под ее юбки полились ручьи. С десяток тонких желтых струек, словно дождь, просачивающийся сквозь прохудившуюся крышу, лились под ноги Лизе. От ее колготок и из-под юбки стал подниматься пар, делая процесс еще более заметным.
«О господи, что я наделала!!!» - Лиза смотрела вокруг и видела удивленные лица прохожих. Ни одного или двух, а десятков прохожих. Она ссала прямо у них на глазах. Внутренняя сторона колготок промокла полностью, под туфельками моча растопила тонкий слой льда и собралась в лужицу на черном островке асфальта с грязно-желтой окантовкой. Взглядом Лиза встретилась с Юлей, которая заворожено наблюдала за тем, как ее подруга возвращает свой долг, писая в колготки у всех на глазах.
«Остановись! Остановись! Остановись!» - завопила вдруг Лиза в сосбтвенной голове и сжалась всем телом. Сжалась настолько сильно, что мочевой пузырь взвыл от боли, но подчинился и как только поток прекратился, к девушке вернулись силы, и Лиза ринулась прочь. Она бежала, задыхаясь от слез. Бежала сжимая кулаки и мышцы в промежности. Бежала что есть сил, желая унестись как можно дальше от места происшествия.
«Господи боже! Как же так? Как так?!»
Поскользнувшись, Лиза потеряла равновесие, и упала на правое колено, сильно разодрав себе ногу. Боль обожгла ее словно жала десятков ос, но Лиза не придала ей особого значения. Осев на ушибленную ногу девушка опустила голову внизу и с отчаянием наблюдала как из ее колготок, прямо из самого центра круглого шва в ее промежности лился золотой ручей, который она перестала сдерживать. Он лился прямо на щиколотку правой ноги, а вверх от него поднимался пар, распространяя характерный запах.
- Девушка, с вами все в порядке? – ее подхватил под руки юноша и резко поднял на ноги до того, как Лиза успела что-то понять.
- Вы сильно ушиблись? – непрошенный спаситель опустил голову вниз.
Лизины колготки были разодраны в месте падения, и из ссадины сочилось кровь. На этих колготках так же были четко видны мокрые следы, спускающиеся по ногами из под юбки. Один из этих следов, как раз на ушибленной ноге девушки, продолжал медленно  разрастаться и блестеть от влаги, ведь по нему тоненькой струйкой стекала еще оставшаяся в Лизе моча.  Только слепой бы не заметил происходящего и только дурак не понял бы, что именно происходит. Молодой человек явно не был ни слепым ни тупым, к несчастью Лизы, и потому заметно смутился глядя на то, как растворяется влага в черной ткани ее колготок.
У Лизы закружилась голова. К горлу подступила тошнота и в глазах потемнело.
- Лиза – услышала она приближающийся голос Юли.
В следующею секунду весь мир померк. Последнее, что она успела запомнить перед потерей сознания, это чьи-то крепкие объятия, в которые она упала.

0

8

8
Лиза очнулась в больнице. Оказалось, что все случившееся у метро сильно шокировало девушку, и она лишилась чувств от сильнейшего эмоционального перенапряжения. Прейдя в себя в больнице, примерно через два часа после происшествия и вспомнив обо всем произошедшем, она захотела вернуться в блаженное забвение навсегда. Конечно, все санитары и доктора кто принимал ее, видели ее мокрые колготки. Спасало лишь то, что эти люди не знали, что она, Лиза, описалась до того как потеряла сознание а не после. Со многими может случиться подобный конфуз в бессознательном состоянии. Другое дело в сознании, специально, вполне намеренно налить в трусы.
Врач, осмотревший девушку, беспристрастно сообщил, что ей стоит пробыть в больнице до понедельника, а это значит три дня. И на все уговоры Лизы он лишь отрицательно мотал головой.
- Подобное происшествие может иметь серьезные последствия для психики и общего состояние. Вам следует побыть под нашим присмотром. Вы ведь так молоды, а уже обмороки, перенапряжения. Это очень нехороший знак.
И Лизе пришлось остаться в больнице. Успев за пятнадцать минут до окончания часов посещения, Ира привезла ей чистую одежду.
- Прости, не было времени к тебе домой заехать, потому я привезла свои логгинсы. Но вроде должны подойти.
- Спасибо – кивнула Лиза расстроено.
Поговорить подруги толком не успели, но Ира была в курсе вопроса, ведь Юля успела ее просветить обо всем произошедшем, когда попросила навестить Лизу, так как сама не успевала, ведь ей тоже следовало заехать домой и переодеться.
Вечером, несколько раз, Юля и сама звонила Лизе, но та не взяла трубку. Она была зла на подругу, настолько зла, что в серьез думала о разрыве их отношений.
Но как всегда настойчивая Юля приехала к Лизе на следующий же день. Все это время Лиза лежала в палате и никак не могла выбросить из головы произошедшее. «Там было столько людей, столько людей все видели». Временами на глаза наворачивались слезы. А приезд Юли обратил отчаяние и депрессию в лютый гнев.
В начала девушка потребовала Юлю немедленно уйти, но та настаивала на разговоре и в итоге они вышли на лестничный пролет, где Лиза, не дав подруге сказать ни слова, накричала на нее. Она высказала ей все, что думала и то, чего совершенно не хотела говорить. Она обозвала Юлю обоссаной извращенной, сукой и лезбиянкой, которой нужно катиться к черту.
- Вот значит как? – сказала Юля, вытирая слезы, скатывающиеся по ее щекам – Подумай, разве все случившееся моя вина?
- А чья же?
- Ты сама все это натворила Лизок. Я виновата, да. Но и ты не безгрешна, подруга.
- Катись ты – огрызнулась Лиза.
И Юля ушла. Ничего не сказав, просто развернулась и начала спускаться вниз по лестнице. Лиза не ожидала этого. Она думала, что подруга будет настаивать на своем. Но та просто уходила прочь.
«Ну и пусть валит!» - думала она со злостью – «Если бы не она, всего этого бы не случилось!». Но когда злость отступила, Лиза поняла, что серьезно наговорила лишнего. Гордость помешала ей сделать первый шаг и написать Юле, и потому она просто лежала в своей кровати, переваривая события последних дней, и уже окончательно запутавшись в них и в том, кого же стоит винить во всем произошедшем, и стоит ли вообще кого-то обвинять. 
Наступил вечер. В одиннадцать часов в палатах выключили свет, и Лиза встала с кровати, чтобы сходить в туалет, а затем вернуться в постель и лечь спать.
Выйдя в коридор, Лиза встретилось взглядом с дежурной медсестрой, которая сидела за своим столиком. Это была молодая девушка, с вытянутым, некрасивым лицом, и длинными, сильно вьющимися черными волосами, напоминающими гнездо какой-то огромной птицы. Медсестра улыбнулась Лизе, та машинально кивнула ей в ответ и пошла к туалету.
Войдя в длину уборную, она прошла к одной из кабинок, все еще витая в глубине своих мыслей и не особо обращая внимание на реальность, когда услышала за спиной женский голос.
- Тебя ведь зовут Лиза, да?
Она обернулась и увидела в дверях ту самую дежурную медсестру. В ее взгляде было что-то странное. Какое-то животное желание.
- Да – кивнула Лиза, насторожившись.
- Меня Рита зовут – она хищно улыбнулась.
- Очень приятно – кивнула Лиза и отвернулась, собираясь войти в кабинку.
- Постой – окликнула ее медсестра.
- Послушай – Лиза обернулась – Мне нужно в туалет, так что позволь…
- Да, как раз об этом – Рита медленно двинулась в сторону девушки, стуча каблучками по кафельному полу. Этот звук эхом отражался от стен туалета.
- Ты ведь у нас шалунья, верно Лизка?
Все внутри Лизы похолодело.
- Не понимаю о чем ты.
- Вчера, когда тебя привезли к нам. Такую беззащитную, маленькую. И такую… - тонкие, бледные губы Риты расплылись в улыбке – мокрую. Я чуть с ума не сошла, когда тебя увидела. Прибежала сюда, прямо в этот туалет, и ласкала себя, ласкала, пока не кончила.
Лиза потеряла дар речи. Она не знала, что сказать этой девушке, ей почему-то стало очень страшно.
- А потом я думала, все старалась представить себе как это случилось, как ты описалась – продолжала медсестра – Сначала думала, что ты потеряла сознание и потом обдулась. Но затем я вспомнила твою одежду. Характер пятна указывал на другое. Ты ведь обдулась стоя, верно Лизонька? Ты описалась до того, как упала в обморок.
- Я не понимаю, о чем ты говоришь – прошипела Лиза сквозь зубы.
- Конечно, понимаешь. Я ведь слышала твой разговор с подругой. Увидела, как вы идете сегодня, и бросилась за вами. Надеялась услышать детали твоей истории. И услышала намного больше, чем планировала.
С этими словами Рита достала из кармана своего медицинского халата телефон, и включила явно подготовленную заранее видеозапись. Лиза не поверила своим глазам. Все то время, пока она кричала на Юлю, выдавая их мокрые тайны и пристрастия, пролетом выше Рита снимала их на видеокамеру.
- Зачем? – спросила Лиза когда видео кончилось.
- Зачем? – переспросила та с усмешкой – Чтобы ты никак не смогла отвертеться, конечно.
- От чего?
- От предстоящего шоу.
- Какого черта тебе надо от меня?! – выкрикнула Лиза.
- Тише, тише – улыбалась Рита – Ночь на дворе. Вдруг кто проснется и прибежит на шум.
- Чего ты хочешь, [Цензура]? – Лиза шипела как змея, за злостью скрывая страх, который дрожью сотрясал все ее тело.
- Я хочу, Лизонька, чтобы ты прямо сейчас расставила свои прекрасные ножки, и повторила свой вчерашний подвиг. Сделаешь это для меня? – Рита закусила губу, явно сдерживая необузданное желание.
- Иди в жопу.
- Ой, какая ты ершистая. Но ведь ты не хочешь, чтобы это видео просочилось на ютуб, правда? Не хочешь, чтобы я отправила твой разговор с подружкой всем вашим друзьям в социальной сети? Мне ведь не сложно будет это сделать.
- Ты шантажируешь меня?
- Именно – кивнула Рита – Ты умненькая. Так что, мы договорились?
- Почему бы тебе не сделать этого самой, если так нравится?
- Самой? Нет, ты что, я не такая. Мне нравится смотреть. Я всегда хотела увидеть что-то подобное. С самого детства мечтала об этом. Посмотреть вживую, как кто-то писает прям в одежду. Это же так сексуально. Но я до этого никогда не опущусь.
Лизе хотелось ударить ее, эту мерзкую шантажистку. Ей хотелось немедленно врезать по ее надменной, лошадиной роже, разом стерев с нее улыбку. Но она понимала, что девушка не шутит. Что ей ничего не стоит отправить эту запись ее друзьям, всем вокруг. И это уже будут не просто незнакомые люди, об их с Юлей фетише узнают все. Даже стойкая Юльке не выдержит такого удара, что уж говорить о самой Лизе. Нет, такого допустить было никак нельзя.
«Какая же я дура!» - проклинала себя Лиза. Она проклинала себя за все. За то, что начала это с Юлей, за то, что обоссалась на глазах у стольких людей, за то, что накричала на нее в этой чертовой больнице, не думая о том, что их могут услышать.
- Ну так что, ты сделаешь это для меня? – Рита извивалась всем телом, словно змея, и явно сдерживалась чтобы не застонать от желания.
- Сделаю, если сотрешь запись.
- Сотру конечно – мурлыкала Рита – к чему мне разговор двух извращенок лезбушек? Я запишу новое видео.
С этими словами Рита отошла назад и, включив камеру на телефоне, направила ее на Лизу.
- Приступай.
- Я не стану делать это на камеру.
- А разве у тебя есть выбор?
- Ты, конченная [Цензура]!
- Может и так – Рита улыбалась, ничуть не задетая оскорблением Лизы – Ну а ты лезбиянка, которая любит ссать в собственные трусы. А теперь, когда мы разобрались кто есть кто, встань пожалуйста к стене, и приступай к делу.
Поколебавшись несколько секунд, Лиза прошла к стене и обернулась. Мозг, нервно ищущий выход из ситуации, вдруг отыскал его. Это был маленький лучик надежды, слабый проблеск в непроглядной тьме, но он все же был. Еще не сформированный, сырой но уже зародившийся план, предполагал, что сегодня ей придется пойти на уступку маньячке. Это будет не сложно, ведь ей уже сильно хотелось, и, сделав подобное на глазах десятков людей, она явно сможет сделать это тут, на глазах одной больной стервы.
- Ты раскусила меня – проговорила Лиза – Мне и правда это нравится. Но я прошу, не показывай никому это видео. Ведь можно найти и другой путь.
- Какой? – явно заинтересовалась Рита.
- Ты ведь слышала, что я поругалась со своей подругой. Мы с ней больше не вместе. Прежде я делала это для нее, а теперь могла бы делать для тебя.
- Что?
- Не только здесь. Где угодно, в чем захочешь.
Лиза увидела, что поймала Риту на крючок. Обезумившая от своего желания извращена, которой наконец-то предоставили желаемое, теперь точно не покажет это видео никому. Не покажет до тех пор, пока верит, что Лиза сделает это снова. Оставалось лишь добить ее, показав шоу. Лиза пересилила собственное отвращение, отбросила страх, собралась с духом.
- Наслаждайся – прошептала она как можно ласковее и расслабила мышцы.
Привычные, но от того не менее приятные ощущения прокатились по Лизиному телу волной наслаждения. Она расставила ножки, и первая, мощная струя, пробив ткань трусов и черных леггинсев, ударила в пол. Следом за ней более мелкие струйки поползли в разные стороны от паха девушки, по пути роняя на пол золотые капельки. Черная, обтягивающая ткань начала стремительно намокать, словно струи, мчащиеся вниз по длинным девичьим ножкам, устроили гонку – кто первый достигнет пола. Но струя бьющая прямиком из промежности уже была там, на полу, разлетаясь брызгами  в стороны. Лиза не сдерживалась, не старалась усмирить поток. Она просто отпустила его и наблюдала, как промокают привезенные Ирой леггенсы. В голове пронеслась глупая мысль – «Надеюсь Иришка не обидится». Струя, мчащаяся по правой ноге девушки выиграла гонку, первой достигнув нижней, оголенной части икры девушки, и полупрозрачные, желтые ручейки стали извиваться на бледной коже, словно змейки, стекая в огромную лужу на кафельном полу. Скоро пола достиг и ручей мчащийся по левой ноге. Центральный поток начал иссякать, быстро перейдя в дождик, который капал с Лизиных ножек.
Рита застонала, сунула правую руку под свою коротенькую белую юбку, левой стараясь удержать телефон, который продолжал снимать происходящее. Несколько движений пальцами, и вскрикнув, медсестра осела на пол, содрогаясь всем телом. Ее щеки пылали красным огнем, глаза были закрыты а рот наоборот распахнут. Губы приобрели такую форму, словно она вот-вот собиралась сделать минет. Она тяжело дышала. Рука, держащая телефон ослабла и опустилась. Правда все самое интересное камера уже запечатлела. 
Лиза отпрыгнула в сторону от лужи и осмотрела себя. Да, авария была на лицо. Черные логгинсы стали еще чернее от пропитавшей их влаги, которая спускалась вниз от паха ровными черными линиями.
«Не страшно» - подумала Лиза – «Только бы добраться до палаты, а там переоденусь во вчерашнюю юбку».
Быстро стянув с себя леггинсы, она вытерла ими мокрые ноги, а затем свернула в кулек.
Рита, кажется, отошла от случившегося, и поднялась на ноги.
- Я помню наш уговор – улыбнулась она – Тебя выписывают в понедельник. Созвонимся – она показательно потрясла в руке телефоном, а затем хихикнула и скрылась за дверь.
Лиза поспешила за ней, прочь от огромной лужи, расплывающейся посреди туалета. «Я отомщу этой суке!» - думала она, и ярость клокотала в ней подобно вулкану – «Я обязательно отомщу ей!». Она вбежала в палату, и быстро завернув леггинсы в пакет, одела юбку, и укрылась одеялом. Затем достала телефон и собралась воплощать свой план в действие.

0

9

9
В понедельник, во второй половине дня Лизу выписали. Все это время она не видела Риту, видимо была не ее смена. Но извращенка не заставила себя ждать, написав Лизе тем же вечером в сети. Она ждала этого сообщения.
Рита:
«Когда мы встретимся, милая обоссанка?»
Лиза
«Когда ты хочешь?»
Рита
«Завтра. Хочу чтобы ты обоссалась завтра. Оденься как ни будь посексуальнее»
Лиза
«Как?»
Рита
«Как будто ты грязная шлюшка. Тебе понятен этот термин?»
Лиза
«Понятен. Где встретимся?»
Рита
«У меня дома»
Лиза ликовала. Все шло по ее плану. Рита сказала адрес, и к шести часам вечера во вторник она стояла перед домом медсестры извращенки.
Поднявшись на шестой этаж она позвонила в обитую черной кожей дверь. Рита, одетая в домашний беленький халатик, открыла ей.
- А вот и ты пиписька – улыбнулась она.
- Что? – Лиза поморщилась от отвращения.
- О, вижу тебя задело. Значит так теперь и буду тебя звать. Моя миленькая пиписька.
- Тебе не кажется, что…
- Меньше слов, пиписька. Заходи в дом.
Лиза подчинилась, стараясь скрыть свою злость.
- Надеюсь, ты уже хочешь? Я не намерена ждать весь вечер.
- Да, очень хочу – заверила ее Лиза – Весь день терплю. Сейчас реально обоссусь.
Рита быстро окинула ее взглядом.
- Я же сказал, чтобы ты оделась как шлюха!
- У меня все с собой – Лиза указала на небольшой портфельчик – Тебе понравится.
- Прекрасно – Рита запрыгала и захлопала в ладошки – Проходи в ванную.
- Конечно. А может у тебя попросить еще водичики?
- Конечно – улыбнулась Рита – Я подготовила для тебя пару бутылочек газировки. Планирую, чтобы ты обоссалась сегодня по полной. Дуй переодиваться. И не смей начинать без меня, пиписька.
С этими словами Рита прошла по длинному коридору, и скрылась за поворотом. Проводив ее взглядом, Лиза тут же ринулась к двери, повернула щеколду и открыла ее.
- Какого черта, пиписька?! – услышала она с кухни разгневанный голос Риты. Наверное та решила, что Лиза собралась сбежать. Но когда она выскочила в коридор, в ее лицо смотрел ствол пистолета. Юля стояла на пороге квартиры.
- Лучше тебе не шевелится тварь – твердо проговориала она, даже немного переигрывая свою роль плохой девочки-киллера – а ни то я выпущу тебе мозги.
Все это был чистый экспромт. Рита могла не повестись на это, могла начать убегать, и все превратилось бы в фарс. Но этого не случилось. Рита встала как вкопанная, широко распахнутыми глазами глядя на пистолет.
Юля подбежала к ней, схватила под локоть и прижала к стене, уперев пистолет ей в бок.
- Не надо, девчонки! Вы что?! – заверещала Рита.
- Лучше заткнись, [Цензура] – голос Юли звучал по-настоящему опасно.
Лиза закрыла входную дверь и подошла за ним. Все случилось в точности как она планировала. Они с Юлей разработали этот план вместе, когда Лиза написала ей после встречи с Ритой в туалете больницы. Пистолет в руках ее возлюбленной принадлежал отцу Юли и на самом деле не был заряжен, но Рита то об этом не знала. Юля следила за Лизой, шла по пятам, чтобы в итоге спрятаться в подъезде и подождать, когда подруга сумеет открыть ей дверь. Все случилось даже быстрее, чем изначально они планировали.
- Покажи ка нам весь свой компромат – спокойно проговорила Лиза.
- Все на телефоне. Он там, в комнате. Пожалуйста, не делайте мне ничего.
Три девушки медленно прошли в комнату. Лиза быстро нашла телефон, отыскала в нем видеозапись своего разговора с Юлей, а так же своего облегчения в туалете больницы. Там же оказалось десяток фоты ее мокрых колготок и трусиков, которые видимо Рита успела запечатлеть, пока Лиза еще находилась в отключке. Все это она быстро стерла.
- А теперь, проверь ка ее компьютер – Юля указала на стоящий в углу, на небольшом столике ноутбук.
- Не надо – заверещала Рита – Там ничего нет, не надо.
- Заткнись тварь! – прорычала Юля – Поверяй, Лизок. Раз так бесится, значит есть что скрывать.
Лиза подняла крышку ноутбука и оказалось, что компьютер был включен, и даже искать ничего не пришлось. На рабочем столе была открыта папка, под названием, мои мокрые девочки. В ней находилось около десятка видеозаписей. Среди них была и Лизина запись. Каждая из них была пронумерована датой и отмечена местом.
- Все это сняла ты? – спросила Лиза удивленно.
- Это мое. Вы не имеета права копаться в моих вещах.
- Отвечай на вопрос – прорычала Юля ей на ухо.
- Да, я. Но я не делала ничего…
- Заткнись – снов пригрозила ей Юля пистолетом – давай-ка заберем ее ноутик.
- Не надо, пожалуйста – запищала Рита.
Лиза несколько секунд колебалась. Это ведь уже можно считать ограблением. Но вряд ли она подаст на них в суд. Взглянув на Риту, она вновь вспомнила ее мерзкую ухмылку и решилась. Захлопнув крышку ноутбука, она выдернула его из сети, и взяла под мышку.
- А теперь, давай-ка заглянем к ней в шкаф – с этими словам Юля толкнула Риту к шкафу и распахнув его, стала перебирать вещи.
- Что это? – она достала из вороха вещей темно-зеленое трико.
- Это… это мой костюм – Рита ревела в голос, окончательно лишившись самообладания.
- Твой костюм? – удивилась Юля.
- Мой… мой спергеройский костюм.
- Что?
- Взгляни – Лиза указала удивленной Юле на плакаты в комнате Риты. На них была изображена нарисованная в комиксном стиле девушка, в зеленом супергеройском трико. Это был какое-то персонаж, из тех что сейчас популярны в кругах любителей супергеройской тематики.
- Так ты у нас Гик – усмехнулась Юля – Уважаю. А теперь надевай.
Она бросила Рите ее костюмчик.
- Зачем?
- Надевай говорю – Юля показательно помахала пистолетом.
Рита подчинилась и через пару минут предстала перед девушками в сексуальном, темно-зеленом костюмчике, из эластичного материала.
- А что, сексуальненько выглядит – усмехнулась Юля – Может и нам такой прикупить?
- Я могу сказать, где такой сделать – сквозь слезы прошептла Рита.
- Давай-ка лучше быстро покончим со всем этим – усмехнулась Юля.
- Чего вы хотите?
- Мы хотим, чтобы ты обоссалась. А мы снимем на камеру.
В подтверждении слов Юли, Лиза направила свой телефон на девушку в трико и включила запись.
- Я не могу… я не буду.
- Будешь – заверила ее Юля.
- Пожалуйста.
Юля резко подскочила к ней, и приставила пистолет ко лбу. На секунду даже Лизе показалось, что ее возлюбленная не шутит. Настолько резки и гневны были ее движения.
- На колени быстро!- прокричала она.
Рита зарыдала еще сильнее и опустилась на колени.
- А теперь сделай это, на счет пять. Иначе я прострелю тебе башку.
- Пожалуйста.
- Я нихрена на шучу, ясно? Мы все подготовили, поверь. Никто не узнает, что мы здесь были, ведь есть с десяток свидетелей, которые видели нас в другом месте.
- Я никому ничего не скажу, обещаю.
- Один… - начала отсчет Юля.
- Умоляю – рыдала Рита.
- Два.
Рита опустила голову. Слезы капали с ее щек на пол, громко стукая о ламинат.
- Триии – протянула Юля.
Рита содрогнулась и Лиза четко увидела, как в ее промежности, зеленая ткань ее трико резко потемнела, а затем несколько капель сорвались с него, и застучали об пол. Но на этом все и закончилось.
- Отлично. Продолжай – сказала Юля.
- Я больше не хочу.
- Четыыыыре – проговорила Юля.
- Умоляю – зашептала Рита и снова об пол забарабанили капли, срывающиеся с ее трико. По правой штанине медленно и лениво поползло мокрое пятно, постепенно увеличиваясь в размерах. Когда оно доползло до согнутой коленки девушки, от ее ноги стала быстро расширяться лужица. С левой стороны пятно по каким-то причинам проползло лишь на два-три сантиметра вниз, а затем, встретив преграду в виде большой складки превратилось в струю, которая била из трико в пол, делая вторую лужицу, и забрызгивая зеленую ткань. Обе лужицы встретились, и уже вместе продолжили свое увеличение, принимая в себя срывающиеся с паха девушки капли.
Зрелище было более чем сексуальное. Глядя на это Лиза непроизвольно сунула руку в промежность и в ту же секунду писнула в трусы. Пальчики ощутили как расползлось по шву под ширинкой маленькое мокрое пятнышко. Дело было в том, что Лиза тоже очень хотела писать. Ведь она не знала, сумеет ли открыть дверь Юле до того, как исполнит желание этой извращенки, и потому ей пришлось прийти в эту квартиру с полным мочевым пузырем. Полностью погрузившись в просходящее она смогла отвлечься от своей нужды, но сейчас, глядя на то, как описалась Рита, она сама снова ощутила острую нужду. «Не сейчас – сказала она себя, сжав мышцы  больше не упуская влагу.
- Ну вот, видишь – усмехнулась Юля – это совсем не сложно – она похлопала Риту по плечу.
Закончив ссать Рита схватилась правой рукой за свою промежность, сжав ткань трико пальцами, от чего по костяшкам ее кисти потекли капли выжатые из ткани трико, и закапали в лужу под девушкой. Горе-извращенка осела в эту самую лужу, чуть расплескав ее в стороны. Ее тело дрожало, но кажется, что она в данный момент испытывала чувство совершенно отличное от стыда. Лиза прекрасно знало это чувство.
- Кажется ей понравилось – улыбнулась Юля, и опустившись рядом с Ритой на коленях произнесла – Считай, что твой ноутбук, это возмещение морального ущерба, нанесенного моей подруге. Может теперь ты перестанешь шантажировать других и начнешь делать это сама, не портя никому жизнь. В любом случае, если ты попытаешься нами связаться, или обвинить нас в чем-то, то эта видеозапись, как и те другие, на которых ты наверное тоже засветила, попадут к твоему начальству на работе, попадут к твоим друзьям, да их весь интернет увидит, я тебе обещаю. И не стоит недооценивать меня.
- Я поняла – проговорила Рита не поднимая головы – Пожалуйста, оставьте меня.
- Пойдем – кивнула Юля, и вместе с Лизой они покинула квартиру Риты.
- А это было сексуально – улыбнулась девушка, когда они оказались в подъезде.
- Спасибо тебе, за то что приехала – проговорила Лиза смущенно.
- А как же иначе?
- Я столько всего тебе наговорила.
- И во многом была права, Лизок.
- А во многом поступила как эгоистка. Но мне кажется, что я найду чем тебя отблагодарить.
- Да? – с интересом посмотрел на нее Юля.
- Ага. Пойдем – с этими словами Лиза схватила Юля за руку и они сбежала вниз по ступенькам, остановившись в лестничном пролете, за лифтовой шахтой. Лизка быстро скинула свое пальто и, запрыгнув на широкий подоконник, раздвинула в стороны ножки.
Ей уже настолько сильно хотелось писать, что расслабиться, тем более на глазах у любимой, не составляло труда. И Лиза описалась. Снова. В очередной раз, которых за последний год было великое множество. Она ссала в джинсы, чувствуя как они наполняются мочой и как расплывается тепло по попе и задней части бедер, видя, как резко потемнела джинсовая ткань и заблестела влага в промежности, а из под нее, между ног по грязному белому подоконнику о устремился поток, словна бурная речушка, берущая свое начало между двух прекрасных длинных ножек и срывался с края маленьким водопадиком, грохочущим кафельные плитки подъезда. И Лиза наслаждалась всем этим. Наслаждалась тем что чувствует, тем что видит и что слышит, наслаждалась всем происходящим, не думая о последствиях.
- Вот теперь мне гораздо лучше – выдохнула Лиза и тут же Юля прижалась к ней. Их губы слились в сладком, долгом поцелуе.
- Ты лучшая Лизок – сказала Юля, неохотно оторвавшись от подруги.
- Мы обе – улыбнулась она.
Они еще несколько минут целовались и ласкались в том подъезде.
- А теперь – сказала Лизка, отстраняя любимую – давай-ка вызовем такси и помчим домой. Это были очень долгие и тяжелые дни, я так устала.
- Верю – улыбнулась Юля – Но теперь я с тобой, мы помирились, впереди еще неделя коникул и у нас полный ноутбук интересных видеозаписей, так что я думаю мы сможем снять с тебя эту усталость и напряжение.
Обе девушки захихикали и пошли прочь.

0

10

10
«Она стоит на площади, в самом центре толпы людей. Все смотрят на нее. Только на нее одну. Все люди разум остановились, бросили все свои дела и смотрят на одиноко стоящую девушку. Они все знаю, что сейчас должно произойти. «Держись, держись, ты должна держаться» - шепчет себе Лиза, но не может. И начинает писать. И все смотрят на это, все это видят. Она снова описалась на глазах толпы. «Нет! Нет!» - кричит ее разум. «

Лиза проснулась.
- Вот черт! – выругалась она и тут же сжала мышцы внизу живот.
Затем девушка резко откинула одеяло в сторону и ощупала себя между ног. На коротких серых шортиках, которые Лиза одевала на ночь, она нащупала мокрое пятно. Прямо в промежности. «Значит не ошиблась, действительно это случилось. Описалась. Описалась в постель». С ней такого не происходило с того самого возраста о котором практически не сохранилось воспоминаний.
В туалет еще хотелось, при чем сильно. Она вылила в шорты совсем немного, на простыне нащупывалось совсем небольшое пятнышко.
Лиза резко встала и пробежала в сторону туалета. Сев на унитаз не снимая шорт она тут же расслабилась и струя мочи пробилась сквозь тонкую ткань шорт и зажурчала в унтиз под Лизой. Девушка смотрел на черное пятно, их которого бил золотой поток и на глаза ее навернулись слезы.
Этот сон снился ей с тех самых пор, как она лежала в больнице, вот уже почти три месяца. Снился довольно часто, раз в неделю, иногда даже два или три. Но никогда прежде она не писалась по-настоящему. Всегда просыпалась сухой. Хотя и без этого ей было тошно. Этот сон проецировал подсознательные страх девушки. Она не могла выкинуть из головы тот случай на площади возле метро, и все что было после. Чертова маньячка медсестра Рита подлила масла в огонь своими видеозаписями. Когда Лиза посмотрела снятое Ритой видео, где та, засняла ее, в бессознательном состоянии лежащую на больничной койке. На Лизиных колготках были явно заметны мокрые потеки. Затем Рита засняла эту самую одежду отдельно, видимо после того как Лизу раздели врачи. От этих кадров девушку чуть не вывернуло наизнанку.
Она попросила Юлю приостановить их мокрые игры, и та не стала спорить. Обе девушки думали, что это быстро пройдет, но не прошло. Все стало еще хуже, когда подруга позвала на день рождения четырнадцатого апреля. На этом самом празднике в прошлом году Лиза обмочилась впервые. С того позора все и началось. И конечно она отказалась, соврав, что очень занята, хотя конечно просто боялась вновь оказаться в похожей ситуации. Много всего случилось за последний год, она успела найти в себе новый фетиш, лесбийские наклонности и даже победить свой страх облегчения в общественных туалетах и не только, но теперь это страх вернулся, все словно встало на круги своя. Она снова чувствовала себя напуганной девочкой, а всего этого года словно и не было. Не было мокрых пробежек в парке, не было дня рождения на котором они стали так близки с Юлей, не было фестиваля, не было всего прочего. Она снова оказалась в начале пути.
Страх сделал девушку нервной и пугливой. Она отказывалась на долго покидать квартиру, а захотев в туалет на парах тут же уезжала домой. На протяжении всего дня Лиза старалась ничего не пить, и даже малейший позыв в туалет казался ей катастрофой. Юля пыталась помочь, но что она могла сделать. И вот теперь все дошло до того что она, Лиза, обмочилась в постель.
Больше она не сомкнула глаз. Наблюдая за тем, как наступает утро, Лиза думала о своей жизни и том, как все катится к чертям. Боялась скоро у нее разовьется агорафобия и она вообще перестанет покидать квартиру, а что дальше? Юля ее бросит, потеряются все подруги. И она так и останется наедине со своим страхом. Это было ужасно.
В восемь утра Лиза позвонила своей подруге и сообщила, что не пойдет сегодня в институт. Когда та спросила, что случилось, Лиза не смогла уклониться от ответа. Она просто не придумала, что соврать и потому сказала Юле всю правду хоть и не собиралась.
- Давай я сейчас приеду – сказала та.
- Нет, не надо, пожалуйста. Я хочу побыть одна, ладно?
- Ты уверена, Лизок?
- Да – и девушка повесила трубку.
Весь день она провела дома, наедине со своими невеселыми мыслями. Она боялась заснуть, боялась, что описается в постель снова. Однако ближе к двум часам ночи ее сморил сон. И Лизе не снилось практически ничего, к ее счастью, и ну утро кровать оказалась сухой. Однако Лизу это не обрадовало, как и солнечный день за окном.
Примерно к одиннадцати часам дня к Лизе нагрянула Юлька. Нагрянула без приглашения и предупреждений.
- Хороши дома киснуть – сообщила она прямо с порога – Пойдем гулять. Посмотри, какой на улице денек погожий.
- Я не хочу гулять – сообщила Лиза.
- Я не приму отказа. Давай, тебе нужно пройтись – Юля хлопнула подругу по плечу – Недалеко, в твой парк прогуляемся. Если вдруг что, сразу вернемся, обещаю.
Лиза еще некоторое время спорила, но в итоге согласилась. Отчасти потому, что сама хотела прогуляться и возможно немного проветрить голову, хоть ненадолго отвлечься от мрачных мыслей.
Всю дорогу в парк и по нему Юля болтала на какую-то отвлеченную тему а Лиза в основном молча шла рядом и кивала, изображая заинтересованность. И вот, когда они уже прошли приличное расстояние по парку, Юлька вдруг повернулась к Лизе и сказала:
- Лизок, хочу тебя кое с кем познакомить.
- С кем? – нахмурилась Лиза.
- В от с этой женщиной – и Юля указала в сторону высокой особы, которая сидела на лавочке всего в паре метров от места, где они остановились.
Женщина явно ждала этого, так как сразу поднялась, сняла солнцезащитные очки и, сделав несколько шагов навстречу девушкам, протянула Лизе руку:
- Виктория – представилась она с легкой улыбкой.
Женщина было около тридцати лет. Вьющиеся каштановые волосы обрамляли худое, вытянутое лицо, украшенное минимумом косметики. В ее одежде сочетался одновременно серьезный деловой стиль и некая повседневность, словно говорящая: «Я взрослая, серьезная женщина. Но только тогда, когда это нужно, и мне не чужды простота и веселье».
- Лиза – пожимая руку, она пыталась понять, что происходит.
- Привет Юль – кивнула Виктория Юле.
Ненадолго зависло молчание. Лиза вопросительно посмотрела на Юлю.
- О, конечно, тебе ведь, наверное, ничего про меня не сказали – улыбнулась Виктория.
- Ничего – подтвердила та.
- Может, продолжим прогулку? – предложила женщина – А то чего тут стоять посреди дороги. Или хочешь посидеть?
- Нет, спасибо, лучше пройдемся – Лиза все еще не могла понять, что происходит, но насторожилась, напряглась как струна.
- Не волнуйся – Виктория чуть приобняла Лизу за плечи, и они пошли дальше по аллее – Видишь ли, Елизовета, я психолог. Ваша подруга сообщила мне о вашей проблеме. Только не беспокойтесь, пожалуйста – Виктория подняла вверх ладонь, прерывая так и не сорвавшиеся с губ Лизы возражения – Сначала выслушай меня, пожалуйста.
Лиза закрыла рот, так и не произнеся ни слова.
- Спасибо – кивнула женщина, и дружелюбная улыбка проскользнула по ее губам – Так вот, ваша подруга очень беспокоится о вас. Она считает вам нужно помочь. И так вышло, что я как раз занимаюсь фобиями и страхами, это моя специализация. А ваш случай просто открытие для меня. Только не поймите неправильно. Я как раз собиралась начать частную практику, и последние полгода раздумывала о том, какую группу набирать. Я хотела нечто особенное и вот ваша подруга принесла мне это. Она пришла ко мне в прошлом месяце и сообщила о ваших проблемах, хотела узнать, как можно вам помочь.
- Ты сделала это за спиной у меня? – Лиза повернулась к Юле.
- Да, прости – та виновато опустила голову – Но ведь ты бы не согласилась на такое, Лизок. Я же тебя знаю, ты гордая.
Лиза смотрела на подругу и не чувствовала злобы. Она хотела бы разозлиться или обидеться на нее, но не смогла. Она понимала, почему Юля сделала это так же четко, как понимала и то, что сама никогда ничего подобного не сделает.
- Именно это и является главной проблемой – миролюбиво сообщила Виктория – Боязнь людей признать в том, что им нужна помощь. А я могу вам помочь.
- Да? Как? – спросила Лиза с вызовом.
Она не хотела кричать на эту женщину, ей даже нравилась Виктория, но вспоминая о своей проблеме, она невольно ощетинивалась, принимала боевую позу.
- Тренинги – примирительным тоном сообщила Виктория – Групповые тренинги.
- Групповые? – удивилась Лиза.
- Да, конечно. А вы думаете вы такие единственные? Я хочу собрать целую группу девушек, у которых существует такая проблема.
- И что, вы будите нас лечить? Избавлять от страхов говоря, что проблемы нет? Что со всеми может случиться подобное?
- Да, изначально план был таков, но в итоге, послушав вашу подругу, я пришла к немного иному решение. Еще более безумному и необычному. Но это решение меня чрезвычайно заинтересовало. Последние несколько дней только об этом и думаю, и уже даже нашла первых членов группы.
- Я не совсем понимаю – призналась Лиза.
- Я хочу научить девушек делать это так, как делаете вы. Понимаешь? У многих девушек существует проблема туалетов, существует страх обмочиться, а вы сможете помочь им решить эту проблему. Для того вас и зову. Вы будите не просто членами группы. Вы и ваша подруга станете кураторами, тренерами так сказать.
Лиза удивленно посмотрела на Юлю.
- Это отличный вариант Лиз – сообщила та.
- Учить других девушек мочиться в одежду?
- Не совсем так – прервала ее Виктория – Я бы назвала это «Тренинг по незаметному опорожнению мочевого пузыря в публичном месте».
- И кто согласиться на это?
- О, поверьте, многие девушки – улыбнулась Виктория – И даже деньги готовы платить. Для вас, как для тренеров, это конечно будет бесплатно.
- Это отличный способ справиться с твоими страхами, Лизок – вклинилась в разговор Юля.
- А еще отличный способ потакать твоему фетишу – ехидно сообщила Лиза.
- Нашему фетишу – уточнила Юля.
- Ну не знаю – развела руками Лиза.
- Я понимаю, как это звучит – сказала Виктория – Но твоя подруга права. Твой страх и ваш фетиш перекликаются друг с другом, и это невероятно интересный, с точки зрения психологии случай. Ты одновременно и боишься и страстно желаешь одного и того же. И я предлагаю тебе решение этой проблемы.
- Но что вы знаете об этой проблеме? – снова огрызнулась Лиза – С вами происходило нечто подобное?
- Ты имеешь в виду писалась ли я в одежду? – уточнила Виктория.
- Да, именно это – кивнула Лиза.
- Нет, никогда.
- Тогда как вы можете вести группу девушек, с которыми не только происходило подобное, но которым вы предлагаете обучение такому? Как вы сможете нас понять?
- Это честно – кивнула Виктория остановившись – Я знала, что ты спросишь меня об этом.
- А я знаю, что вы ответите – перебила ее Лиза – Скажите, что вы психолог, что вам не нужно на своей шкуре чувствовать какой-то страх, чтобы лечить его. Но знаете что? Я думаю, что только один диплом и знания не дают вам права лезть в чужую голову. Вы не сможете понять человека, не оказавшись на его месте.
- Согласна – кивнула Виктория, снова растянув свои тонкие губы в доброжелательной и понимающей улыбке – Именно поэтому я делаю это.
Она аккуратно прикоснулась пальцами к подбородку Лизы и потянула ее голову внизу. Подчинившись, Лиза опустила глаза и увидела на синих джинсах Виктори темное пятно. Оно красовалось под ширинкой, немного забирая на левую ногу.
- Вы… - удивилась Лиза.
- Описалась? – Виктория усмехнулась – Да, немного.
И тут пятно под ширинкой блеснуло влагой. Левая штанина слегка шевельнулась от наполняющей ее влаги, и пятно поползло по ноге дальше, прямо вдоль шва. Каждая складка на пути ползущей по ноге влаги дробило пятно и на ткани проступали золотые капельки. Вдоль складок отходящих в стороны от ширинки расширилось пятно и с них тоже закапали золотые бусинки. Из шва под ширинкой полился целый ручеек. На правой ноге стали медленно проступать мокрые следы. Джинсы были недостаточно обтягивающими, и потому моча, уже давно льющаяся по ноге женщины и струями вытекающая из ее штанины, не сразу проявилась на ткани. По щиколоткам Виктории лились ручейки собирающиеся в лужу. По всей длине штанин с ее джинсов капало, а порой и лилось целыми струями.
Лиза огляделась вокруг и заметила, что они на аллее не одни. Тут был и еще народ. Какая-то молодая парочка сидела на лавочке, и округлившимися глазами наблюдала за происходящим. Трое школьников, проходя мимо замедлили шаг, и захихикали, а полноватый мужчина в спортивном костюме, пробегая мимо Виктории демонстративно отвернулся, словно ничего не заметил.
- Ну что? – спросила Виктория – Теперь я одна из вас?
С ее джинсов продолжало капать, хотя видно было, что поток до конца иссяк. Она опустила голову и внимательно, с интересом рассмотрела получившееся пятно.
- Я… не просила вас
- Знаю – перебила Виктория Лизу – Но я и правда должна была оказаться на вашем месте, чтобы понять вас, Лиза. И вот я сделала это. Описалась в штаны прилюдно. Честно, я столько терпела, пока вас ждала, что думала это произойдет прям во время нашего разговора. Терпеть было сложновато – Виктория улыбалась, а Лиза смотрела на нее и не понимала, как она может оставаться такой спокойной и даже веселой, когда только что прилюдно опозорилась.
- Как же вы поедите домой? – спросила Лиза.
- У меня машина припаркована недалеко. Там и одежда на смену есть. Ну, придется конечно пройтись через парк с мокрыми штанами, но это ничего. Так что, девушки, вы придете ко мне на тренинг?
- Да – кивнула Лиза – Я приду.
Она сделала это отчасти из благодарности. Эта женщина готова была сама вжиться в роль жертвы, стать участником событий, а не отстраненным доктором, что заслуживало уважения.
- Вот и отлично – улыбнулась Виктория – Тогда оставляю вас наедине. Скоро свяжусь с тобой Юля, и сообщу когда первое занятие.
И эта странная женщина пошла прочь. А Лиза и Юля стояли и смотрел как она вышагивает через парк своей грациозной походкой, а на ее попе красуется огромное мокрое пятно. Любому, кто увидит эту женщину, станет понятно, что она не пролила на себя воду и не упала в лужу. Характерные следы, тянущиеся от паха до самого низа джинсов однозначно уверяют - эта женщина решила сходить по маленькому прям в штаны.
- Какая странная особа – сообщила Лиза.
- Более чем – кивнула Юля – Но, наверное, таков и должен быть психолог. У нее множество хороших рекомендации. Она помогла десяткам людей справиться со своими страхами.
- И все же, идея об этом тренинге… звучит безумно.
- Согласна – кивнула Юля – Но ты видела, что она сделала? Я такого не ожидала.
- Потому и согласилась – улыбнулась Лиза – Интересно что из этого выйдет.

0

11

11
Осень подступила незаметно. Совсем как-то быстро, буквально за три дня, температура с 25 градусов упала до 13ти. Небо затянули серые тучи, которые то и дело изливались мелким, холодным дождем. Порывистый ветер срывал с деревьев пожелтевшие листья, гонял их по улицам города и топил в лужах. Все это нагоняло на девушку страшную тоску и печаль. Лето прошло слишком быстро. Не справедливо быстро. В этом году ей не удалось насладиться теплом и отдыхом, о котором она так мечтала зимой. Виной тому была работа, а точнее практика, к которой ее приписал институт. Освободиться от дел Лиза смогла только к середине августа, а через неделю погода стала портиться. Вот уже наступил сентябрь и о палящих лучах летнего солнышка можно снова забыть на ближайшие девять месяцев.
«Холодно» - в очередной раз подумала Лиза. Ей хотелось горячего кофе, который бы спустился вниз по ее горлу, наполняя тело теплом, согревая его. Но воспоминания о горячем напитке не согрели девушку, а отозвались тяжестью внизу живота.
«Вот блин» - до этого момента она и не замечала, что хочет в туалет. В этом не было ничего удивительного, учитывая как она замерзла, стоя на холодной, мокрой улице.
Мама Лизы, еще вчера слегшая с температурой, попросила девушку встретиться с ее коллегой по работе, чтобы передать важные документы, которые заготовила на понедельник для большого совещания, но из-за болезни не сможет на нем присутствовать. И вот Лизе пришлось в воскресение, которое девушка планировала провести дома, в тепле и уюте, за чтением книги или просмотром сериала, одеться и идти к метро.
Она планировала справиться с этим по-быстрому, потому одела первое, что попалось под руку, и это были: черные колготки,  кроссовки, поверх темно-синяя юбочка до середины бедра а наверху белая кофта и легкая курточка. И в этом наряде оказалось достаточно холодно стоять и ждать женщину, которая опаздывала вот уже на двадцать минут.
Но только лишь Лиза успела в очередной раз мысленно ругнуться на нее, как пухлая дама, преклонных лет, вышла из подземного перехода, оглядываясь по сторонам. Завидев Лизу, она помахала ей рукой и широко заулыбалась.
- Здравствуй Лизочка.
- Добрый день Маргарита Павловна.
- Ох, какая же ты хорошенькая стала. Сколько же мы не виделись?
Лиза пожала плечами, но прежде чем успела ответить, женщина продолжила:
- Года три, не меньше. Замуж то еще не собралась? – женщина загоготала, а Лиза подумала о том, что ее наверное удар хватит, узнай эта женщина советской закалки, с кем она состоит в отношениях вот уже год. Воспоминания о Юле, которая должна была сегодня вечером вернуться из вынужденно поездки с родителями за город, немного согрели Лизу, словно лучик солнца прорвавшийся сквозь пелену серых туч. А затем, как отклик на эти воспоминания, мочевой пузырь Лизы напомнил о себе и своей потребности.
- Вот документы – Лиза протянула женщине пакет, переданный матерью.
- Ах да, да. Как мама? Как она себя чувствует?
Вопросы посыпались один за другим. Лиза только успевала ответить на один, как задавался следующий, и конца края не видно было этой череде. Воспитанная вежливой и покладистой девушкой, Лиза не могла просто оборвать разговор и уйти. Ей приходилось слушать, улыбаться и отвечать. А между тем пальцы на руках и ногах уже закоченели, и ноги становились ватными от холода. Да и желание пописать все росло. И голову Лизы стали посещать логичные мысли. Логичные для нее конечно, ну может еще для Юли, но никак не для обычного человека. Любая другая девушка думала бы только о том, как бы поскорее отвязаться от этой женщины и побеждать домой, в тепло, где сможет без проблем справить свою нужду в туалете. Любая другая девушка, ну или большинство других девушек, и думать бы не стали о том, что можно спустить в трусы, описаться чтобы стало легче. Нет, конечно. Для них это верх позора, недопустимый исход. Однако Лиза с недавних пор смотрела на некоторые вопросы совершенно иначе. И этот вариант решения проблемы рассматривала как вполне приемлемый, вот только Маргарита Павловна… Лиза побаивалась все делать при ней. Взрослая женщина, подруга ее матери, вдруг она что-то заметит. С другой стороны, как она заметит, если кроме самой себя, похоже, никого в мире не слышит и не видит. Да и Лиза ведь не собиралась взять и обоссаться прямо тут. Нет, конечно нет. Просто немного выпустить в трусики, чтобы легче было. Посторонние точно ничего не заметят, но вот женщина стоящая к ней вплотную. Риск был. Лиза умела контролировать процесс, научилась этому очень хорошо. Однако риск все же был. Он был всегда. Риск быть увиденной, как тогда, у метро. От подобных воспоминаний ее передернуло. Однако укол стыда был уже еле заметен. А вот возбуждение… Оно наполнило ее грудь, зажгло ее щеки. И в этот момент Лиза поняла, что уже не отступит. Нет, только не сейчас. Теперь, ей придется это сделать. Теперь уже это не потребность, это желание.
Маргарита Павловна что-то оживленно рассказывала про своего внука, который сейчас учится в третьем классе, и какой он шкодник, непоседа и двоечник, когда первая струйка просочилась в трусы Лизы и расползлась по ним теплом. Именно просочилась, прокралась как воришка. Совсем немного жидкости было упущено. Настолько мало, что подобное, наверное, мог бы позволить себе любой человек и даже не посчитал бы такое позором. Ну подумаешь, трусы намокли слегка. Всего-то небольшое пятнышко. Но это пятнышко для Лизы было лишь началом чего-то большего. Прощупыванием почвы, так сказать.
Глядя невинными, полными внимательной заинтересованности глазами на Маргариту Павловну, Лиза начала писать в трусы. Все так же осторожно, медленно, полностью контролируя процесс, Лиза позволяла горячей жидкости течь ровно столько, сколько сама того хотела, хотя остановиться было невероятно сложно. Ей хотелось отдаться на волю чувств, отпустить поток и наслаждаться происходящим. Но Лиза понимала где находится, и не могла позволить себе ничего подобного. Однако и то немногое, чему она позволила пролиться, принесло ей неописуемое наслаждение. Трусы промокли полностью, промокли и колготки в промежности, а так же совсем немного на левом бедре. Ей стало так тепло, оковы холодной, промозглой осени тут же отступили. Лето вернулось. Маленькая частичка лета коснулась ее клитора и Лиза еле сдержалась чтобы не застонать от удовольствия. Как же давно она не делала чего-то подобного.
Маргарита Павловна беззаботно продолжала говорить, а Лиза продолжала делать вид что слушает. Сама же подумала: «Нужно еще. Срочно нужно еще». В этом не было никакой необходимости. Уже выпущенного количества горячей жидкости хватало чтобы в купе с возбуждением согреть ее тело, а желания облегчиться стало слабее и вполне терпимым. Правда терпимым оно было и до того, как Лиза намочила трусики. Она сделала это не потому что не было иного выхода. И собиралась сделать это снова просто потому, что это приносило ей неописуемое наслаждение.
И Лиза сделала это снова. И в этот раз она писала до тех пор, пока не почувствовала как пара горячих капелек покатились по ее левой ноге, выбрались из под юбочки и устремились вниз. Тогда она остановилась и украдкой взглянула вниз. Видно ничего не было. Ну, то есть видно ничего не было тем, кто не знал куда смотреть. Лиза же без труда разглядела две тоненькие, блестящие полоски влаги, тянущиеся по ее бедру из-под юбки, доходящие до колена и даже спустившиеся чуть-чуть ниже него.
От этого зрелища Лизу затрясло, как в лихорадке, щеки вспыхнули красным пламенем. Не будь она здесь, а скажем дома, тут же запустила бы руку под юбку и… Сейчас же ей оставалось лишь сжать руку в кулак, чтобы сдерживать свое неистовое желание продолжения.
- Лизонька, все хорошо? Ты покраснела – заволновалась Маргарита Павловна.
«Это мой шанс» - подумала Лиза.
- Я себя тоже не очень хорошо чувствую с самого утра. От мамы заразилось видимо. Наверное, температура поднимается.
- Ох бедняжка. Беги домой скорее. Что же я, дуреха, языком тут чешу, а ты и не говоришь что тебе плохо.
- Да ничего страшного – проговорила Лиза, чувствуя легкий укол совести за эту лож. Все же Маргарита Павловна была неплохой женщиной и знала ее, Лизу, с раннего детства. Однако сейчас девушке было совсем не до укоров совести.
- Беги домой, и маме привет передавай. Лечитесь давайте, не болейте.
Попрощавшись с Маргаритой Павловной, Лиза развернулась было, чтобы пойти в сторону дома, но сделав только пару шагов остановилась. Затем обернулась снова. К этому моменту болтливая женщина уже спустилась в метро, а взгляд Лизы был устремлен туда, где раскинулся парк. Тот самый парк, в котором Лиза когда-то делала мокрую пробежку. В этом же парка психолог Виктория, впоследствии действительно изменившая к лучшему ее жизнь, обмочилась в свои джинсы, только для того чтобы доказать Лизе что она понимает ее. Много, бесконечно много воспоминаний было связано с этим парком, и Лизе подумала: «А не рановато ли мне заканчивать прогулку?».
Она ступила в парк и пошла по мокрой безлюдной аллее, в которой, как в зеркале, отражалось небо, меж голых ветвей деревьев, и она сама. Глядя в это отражение у себя под ногами, Лиза пыталась разглядеть в темноте под собственной юбкой ту самую стремительно остывающую влагу, которую ощущала кожей. Конечно, это было невозможно, и Лизе это нравилось. Ее будоражило осознание того, что там, под юбкой, где никто не может видеть, она мокрая. Она описалась, но никому об этом неизвестно. Даже женщине, которая стояла от нее в полуметре. Она писала в трусы прямо при ней. Восторг от осознания этого перехватывал дыхание. И желание подступило с новой силой. Оно стало неодолимо, невероятно сильно.
Тогда Лиза остановилась и посмотрела назад. Станцию метро за деревьями было уже почти не видно. По аллее за ней никто не шел. Впереди тоже никого не было. Девушка чуть расставила свои прекрасные ножки и стала вглядываться в отражение той теплой темноты под собственной юбкой. Она стала горячей через несколько секунду, когда девушка позволила моче вновь изливаться в свои трусы и колготки. Напор намеренно был слабым, чтобы продлить удовольствие, и потому основной поток тек по ее бедрам. Однако капельки то и дело срывались с промежности, падая на мокрую плитку парковой дорожки. Вот они, ручейки на ее ножках, показались из под юбочки. Сначала на левой, затем и на правой ноге, они текли вниз заставляя ее черные колготки блестеть. И теперь даже в искаженном отражении мокрой аллеи было видно, что она писает. Волны удовольствия заставляли ее тело то и дело вздрагивать.
Когда струящийся по левой ноге золотой поток только достиг кроссовка и с дождевой водой на плитке стала смешиваться лужица мочи, постепенно расширяющаяся от ноги девушки, впереди Лиза услышала смех. И тут же автоматически она сжалась, напряглась и остановилась. И не зря.
На аллею, с одной из боковых дорожек, вырулила шумная компания. Трое парней и две девушки. Громко смеясь, они вышли на встречу девушке, неожиданно и резко нарушив ту тишину и спокойствие, под покровом которых одинокая Лиза писала в свои колготки. Вышли не слишком близко, но и не слишком далеко, метрах в пятнадцати от нее и пока еще не успели обратить внимания на девушку, застывшую в странной позе, с расставленным ногами и опущенной головой. И Лиза ту же выпрямилась и пошла на них. Ведь было бы странно, развернись она, и пойди прочь. На плитке следов ее мокрой шалости видно не было, чего нельзя было сказать о колготках. Те заметно блестели с внутренней стороны, по ним еще текла моча, хотя Лиза и прекратила писать. И главное, ей нужно было еще. Она сделала только половину дела.
Соображать, что делать ей пришлось не долго. Спасла лавочка, на которую Лиза быстро свернула, села и закинула ногу на ногу. Девушка приняла как можно более непринужденный вид, достав из кармана свой смартфон и бесцельно водя по экрану пальцем, в ожидании когда молодежь пройдет мимо.
Но шли они медленно. А Лизе хотелось, хотелось сейчас. Она держалась из последних сил.
Ребята поравнялись с ней, но кажется не обратили никакого внимания. И вот они начали удаляться. И тогда Лиза стала протекать. Частично по собственной воле, частично потому, что ее организм сопротивлялся такому бесцеремонному вмешательству. Тогда Лиза быстрым движением выдернула юбку у себя из под попы, чтобы не обмочить ее. Та задралась слишком сильно, до самого пояса, оголив просвечивающие через черные колготки голубенькие трусики. Но менять что-то было поздно, и Лиза лишь положила обе руки на промежность, закрыв ее ладонями от случайного взгляда кого-нибудь из этой компании. Но никто из них не обернулся.
  А поток меж тем усиливался, Лиза больше не могла и не хотела его контролировать. Большая часть жидкости устремилась вниз, к попе, где разливаясь по ткани колготок стекала с характерным шумом на землю через щели между досками лавочки.
Правая нога Лизы была закинута на левую, и оставшаяся часть мочи скапливалась в образовавшейся ложбинке у самой промежности. Когда Лиза перестала сдерживать поток, так как риск быть замеченной снизился до минимального, она убрала ладошки и смотрела как стремительно увеличивается это озерцо, как достигнув края оно переливается через левое бедро и стекает по нему на лавочку.
Она была на седьмом небе от счастья. Лиза слишком давно не испытывала ничего подобного. С тех пор как встретила Викторию. Женщина смогла вернуть Лизе самообладание, всего за несколько занятий искоренив живший в ней страх публичного позора. Но Лиза не осталась вести тренинги, как это сделала Юля. Она решила, что хочет оставить это, и с тех пор мочилась в трусики только дома, в ванной или туалете и только для Юли. Но вот теперь она снова почувствовала какого это – описаться на улице, как это было раньше. И это было удивительно. Намного лучше всего прочего.
Закончив писать, Лиза еще какое-то время наблюдала, как озерцо у нее между ног быстро уменьшается, просачиваясь между бедрами и утекая под лавочку. Скоро все прекратилось.
Тогда девушка поднялась, быстро огляделась, убедившись, что вокруг никого, и опустила юбку. Сзади она непременно промокнет, но поделать с этим девушка ничего не могла. Следы случившегося будут заметны не только на юбке. Та скрыла мокрую, блестящую от влаги промежность, но влажные дорожки – две темные полосы, тянущиеся вниз по колготкам, будут заметны. Уже не так как вначале, все равно они будут хорошо видны тому, кто захочет полюбоваться Лизиными ножками. Но при такой погоде колготки будут сохнуть очень долго и ждать этого бессмысленно. Да и Лизу это не сильно волновало. До дома всего пару шагов, и пройти их она собиралась таким шагом, чтоб никто не успел ничего разглядеть. А даже если кто-то и заметит, ей плевать. Ну увидит какой-то посторонний человек, что она описалась, что с того? Такое уже бывало прежде.
Лиза больше волновали все пережитые ощущения. И двинувшись в сторону дома она всерьез задумалась над тем, не стоит ли ей заглянуть на тренинги Виктории, в которых участвует Юля.
Возможно, пришло время Лизе вернуться в мокрую тему…

0

12

12
- Так, значит ты хочешь вернуться в мокрую тему? – уточнила Ира.
Они с Лизой неспешно прогуливались по небольшому скверику, обступившему длинный прудик, в зеркальной глади которого отражалось серое октябрьское небо.
- Да, хочу – кивнула Лиза.
Она позвала Иру на прогулку после института в эту пятницу не просто так. С ней одной Лиза могла поделиться тем, что накопилось на душе. Юля, еще в начале лета решила, что институт бросит. «Возьму таймаут на годик» - говорила она – «Потом может куда-то переведусь. Сама знаешь как меня задолбила эта учеба». И из подруг в инсте у нее осталась только Ира. Та самая, которая когда-то рассказала свою позорную исторую, про то как описалась на выпускной от излишка пива, а потом обмочилась вместе с Лизой и Юлей на улице. Это было меньше года назад, но казалось Лизе уже таким далеким прошлым.
- Так в чем проблема?
- Сложно сказать – пожала плечами Лиза – Просто боюсь этого, наверное. Хочу и боюсь одновременно. И не могу обсудить это с Юлькой. 
- Вы давно не общались? – спросила Ира – Вы вообще еще вместе?
- Формально да – кивнула Лиза и печально вздохнула – Но мало виделись летом. У меня практика эта гребаная, у нее группа. Она там на полных правах помощника психолога, представляешь? Даже зарплату получает. И видимо нашла себя. Даже институт с радостью бросила.
- А ты почему не пошла в группу?
- Ты же помнишь, когда я в больницу загремела? Потом еще эта медсестра психованная. Короче я тогда точно решила, что это не мое. Виктория помогла мне избавить от невроза, от страха общественных туалетов, от всего, что там мучило меня весь прошлый год. И я решила, что это шанс все переосмыслить.
- А как Юля к этому отнеслась?
- Сначала мне казалось, что с пониманием. А теперь я думаю, что именно после моего отказа мы стали отдаляться.
- Когда вы последний раз виделись?
- В прошлый вторник в кино ходили, но это так, ерунда, просто дружеская прогулка. Нормально вместе были на мой день рождения.
- Это же почти два месяца назад – присвистнула Ира.
- Ага. Если честно я думала, что это конец отношений.
- А теперь решила вернуться в тему. Почему?
- Кое что случилось.
- Что? – заинтересовалась Ира.
- Нууу… - щеки Лиза залились краской.
- Стесняешься? Ты? Та девушка, которая год назад без зазрения совести напрудила в колготки прямо на улице? И потом еще меня уговорила?
Лиза усмехнулась:
- Просто после того события, у метро, все стало немного сложнее.
- Ну хорошо, не хочешь, не говори.
- Да нет уж, расскажу. Раз уж попросила твоего совета, буду откровенной.
- Вот это я понимаю – заулыбалась Ира.
- Ну, в общем, я недавно снова описалась. Прямо на улице – Лизе вдруг неожиданно легко дались эти слова, и словно камень с души свалился.
- Ух ты… прикольно. Кто-то видел?
- Вроде нет. Я осторожненько.
Лиза в подробностях поведала Ире всю историю, случившуюся с ней пару недель назад. И главное поделилась всеми ощущениями, которые переполняли ее в том момент, и кажется не отпускают до сих пор.
- Класс – ухмыльнулась Ира – Мне бы так.
- В чем проблема? Делов то.
- Да не мое это, Лиз.
- Помню помню, ты говорила, что не твое. Но почему так и не объясняла. А мне показалось, что тогда, в прошлом ноябре, тебе понравилось все что случилось.
- Да, но…
- Что? – заинтересовалась Лиза.
Ира некоторое время молчала, покусывая губу.
- Ладно, откровенность на откровенность.
- Я так и знала, что все тут не так просто. И Юлька тоже всегда удивлялась, чего это ты так быстро из темы вышла, когда тебе вроде понравилось.
- Понравилось. Но после того вечера кое-что случилось. Буквально на следующий день. И я об этом никому не рассказывала.
- Присядем? – Лиза указала на лавочку возле прудика, вокруг которого они гуляли.
Сев, Лиза закинула ногу на ногу, чтобы было полегче терпеть. Да, она хотела в туалет. И достаточно давно, почти с утра. Но держалась. Зачем? Она не могла себе точно сказать. Просто хотелось. Последнее время, с того самого дня в парке, она частенько терпела, могла весь день не посещать туалет в институте. Это доставляло ей удовольствие, соразмерное с уровнем желания пописать. Но конечно протечек не допускала ни разу, ни больших, ни крохотных, никаких. Всегда держала себя в руках и точно знала, когда пора посетить уборную, пусть и хотелось спустить все в штаны.
- Так вот. Был ноябрь, холодно, помнишь? Я весь следующий день была под впечатлением того вечера. Не могла поверить, что это все случилось на самом деле. Вы просто покорили меня. И мне хотелось испытать это снова. Думаю, ты понимаешь о чем я.
- О да – Лиза улыбнулась от нахлынувших на нее приятных воспоминаний.
- Ну вот. И я просто не могла ждать. Сначала собиралась все сделать в ванной. Ну знаешь, прямо в одежде все сделать стоя в ванне. И лучше бы так и сделала. Но нет ведь, меня потянуло на приключения. Мне позвонила подруга, еще школьная, предложила пивка попить во дворе. Ей плохо мол, ее парень бросил и все такое. Ну я в туалет уже хотела, но не слишком сильно. А тут она сказала про пиво, я сразу вспомнила тот свой первый случай, и знаешь, решила [Цензура], что это хорошая идея.
И вот сидим мы у нее во дворе. Катька душу изливает, а я не знаю куда деваться. Ссать пипец охота. Просто умираю. Пивасик чертов с двух глотков буквально надавил на мочевой мне. Все таки у меня с этим напитком не лады совсем. И вроде бы как раз самое то до дома добежать и в ванну, прям так, в джинсиках запрыгнуть и расслабиться. Но с Катькой хрен попрощаешься. Она уже не очень трезвая сидит, плачет, душу изливает. Ну все думаю, накрылся мой план на приятный вечер, надо ссать идти. Ну предложила ей, она кивнула. Встали, топаем в сторону гаражей, и тут звонок ей. Это ее бывший как раз. Спрашивал когда ему вещи забирать. Ну и сама понимаешь, что началось. Слезы, сопли, крики на весь двор, ругань. И на меня ноль внимания. А я чувствую все, пипец. Ну то есть совсем пипец. Уже течет. Вот не знаю Лиз, как так получилось. Думала в черных джинсах не будет видно, но не тут то было. Прям четко видно, как левая штанине темнеет, блестит. Все по левой ноге и полилось. Такой поток мощный. Вся штанина со внутренней стороны намокла. Под ногами лужа гигантская. А я стою и не знаю что делать. Домой бежать в таком виде или тут стоять, где нет вроде никого, и переждать пока высохну хоть немного. В итоге решила второе.
Стою, жду. Чувствую, как стремительно остывает штанина и проклинаю все на свете, а особенно Катьку с ее парнем и пивасиком. Она еще минут десять говорила, металась по детской площадке. Затем закончила, на меня поворачивается. Сначала не заметила ничего, начала рассказывать какой же он козел. Затем видимо меня выдал мой напряженный и пристыженный вид. Он вниз посмотрела и тут же: «Ирк, ты чего, обоссалась что ли?».
И вот тут я хотела сквозь землю провалиться. Никакого удовольствия не было, не то что тогда с вами, людьми понимающими. Она то других взглядов и в ее глазах я опозорилась. И в своих глазах тоже если честно, по полной просто.
Я стою, не знаю, что сказать, на глаза слезы наворачиваются. А ей бы молчать понимающе, но нет, Катьку не заткнешь. «Ты чего за гаражи не пошла то». Я ей: «Не знаю. Так случилось». И тут она выдает: «Ну ты Ирк даешь. Второй раз уже? Или какой?». И вот тут я выпадаю. «Какой второй раз, ты что сдурела?». А она мне: «Ну тогда на выпускном, ты же тоже обдулась?». Я начинаю отнекиваться, а сама понимаю, что это звездец. Она меня прерывает, говорит, что поняли это все. Потому как под местом где я сидела, лужу большую обнаружили. Пахло соответственно. Прибавили еще то, что я частенько в туалет бегала, а затем быстренько домой ретировалась, и все им стало ясно. Ты не представляешь, что я почувствовала, Лиз. Я то думала, что никто не увидел. А оказывается все они знали, видели, просто никто не стал говорить. Оно и понятно, я бы тоже не стала напоминать подруге о ее конфузе. А Катька просто напилась, вот и развязался язык. Ее чертов язык. «Мне нужно домой» - лишь проговорила я сквозь слезы и пошла в сторону дома. И этот путь я запомнила навсегда. Мне было холодно и мокро, и приходилось прятаться от прохожих по теням и идти дальним путем, через дворы. Естественно мне с этого гребенного пива снова захотелось в туалет. И захотелось сильно. Я поняла, что не смогу долго терпеть и просто расслабилась. Мне было уже настолько плохо, что хуже кажется уже стать просто не могло. И не стало. Даже наоборот. Хоть согрелась немного, пока лила в свои джинсы.
- Ты просто посреди улицы описалась?
- Нет, в соседнем дворе с домом. Никого вроде не было, хотя в окно меня вполне могли видеть. Но говорю же, мне было просто наплевать.
А дома мама была, и конечно она все увидела. Но она у меня чудо, и очень понимающая. Сразу же кинулась утишать, успокаивать. А когда я в душ сходила и переоделась, сделал мне какао и только спросила, хочу лия поделиться с ней случившемся. Я сказала что нет, и она лишь ответила: «Тогда забыли». И она то наверное забыла, ни разу больше не поднимала эту тему. Но я просто не смогла забыть. До сих пор ищу повод не встречаться со своими школьными друзьями, а тем более с Катькой. Вижу на улице и делаю вид, что ужасно спешу. Вот потому-то я и не присоединилась к вам.
- Бедняга – Лиза положила руку ей на плечо. Другую, она уже давно зажимала между ног.
- Я знала, что ты сможешь меня понять. Но просто не готова была никому этого рассказывать.
- А теперь легче стало?
- Ну да. Немного. Я всегда вам завидовала. Вы так легко это делаете, а у меня…
- Легко? – Лиза подняла брови – Да ты только вспомни подруга, сколько у меня было связанных с этим конфузов. Потому-то я и хотела покинуть эту тему. Слишком уж много рисков, много позора. И все же… Блин, Ир, наслаждение лучше любого позора. Это такой кааайф.
- Да, наверное. Но испытала я его лишь однажды, с вами. В остальные же разы все было очень плачевно и стыдно.
- Кстати – Лиза поднялась, чувствуя как сильно давит моча – Если ты не хочешь чтобы со мной тоже сейчас все было плачевно и стыдно, пойдем ка искать туалет.
- Пойдем – Ира поднялась – Мне тоже надо. Он где-то там вроде был, у начала парка.
Девушки пошли к туалету.
- Прости – сказала Ира по дороге – Ты хотела излить мне душу, спросить совета, а в итоге говорила я о своих проблемах.
- Ничего. Ты рассказала такую чувственную историю. Спасибо за откровенность.
- А к Юльке я думаю ты сможешь вернуться без проблем. Вы любите друг друга, и это классно. Тебе нужно лишь позвонить ей.
- Все не так просто. Я не уверена, что смогу снова делать это, тем более в группе. Вдруг мои последние ощущения были ошибочны. Вдруг попав в эту группу я снова опозорюсь. Боюсь этого.
- Понимаю. Думаю, тебе нужна проверка.
- Какая?
- Такая, которая тебе абсолютно точно докажет, что тебе это нравится.
- Есть идеи?
- Есть одна – Ира ухмыльнулась.
- Я слушаю.
- Тебе не слушать надо, а делать.
- Что, прям здесь?
- Да, прям здесь. Одежда вполне подходит.
Тут Ира была права. Лизины ножки обтягивали прозрачные колготки, а сверху шерстяная складчатая юбочка темно-серого цвета, почти до колен. 
- Да, я всегда одеваюсь подходяще – кивнула Лиза – Один из главных советов Виктории.
- Это как?
- Так, что я больше не ношу джинсы, брюки и все тому подобное. В основном платья, юбки, колготки, летом можно шортики короткие, они быстро сохнут. Ну на крайний случай лосины можно. Все то, в чем я могла бы обмочиться в любой момент и никто ничего не заметит. Кстати очень придает уверенности. Кстати, как раз об одежде. Выходит, ты тоже одета вполне подходящим образом.
На Ире были одеты черные лосины под кожу, поверх коротенькая тряпичная юбочка черного цвета. Очень сексуальный наряд по мнению Лизы. Эта девушка знала как подчеркнуть свои достоинства.
- Что? – Ира тут же залилась краской – Я? Нет. Прости, но я точно пас.
- Тогда и я тоже – улыбнулась Лиза – вон и туалет, смотри.
Впереди показалось белое здание, с двумя дверками, рядом  которыми красовались буквы «М» и «Ж». Они зашли в дверь молча. Спустились по длинной лестнице и оказались в огромном пустом помещении. Здесь пахло мочой и хлоркой, где-то капала вода. Белый кафельный пол был изуродован трещинами и покрыт слоем, по-видимому уже несмываемой грязи.   
- Ну и местечко – проговорила Ира и направилась к одной из кабинок. Уже когда она собиралась закрыть за собой дверь, она обратила внимание на то, что Лиза не идет в кабинку. Она прошла к зеркалу над умывальником и задумчиво всматривается в него.
- Лиз, ты же вроде хотела в туалет.
- Ага, очень хочу.
- Так почему ты не идешь писать?
- Я вдруг вспомнила, как тяжело мне было раньше пописать в таком месте. Ведь именно в общественном туалете я описалась впервые. Я боялась, что кто-то зайдет и увидит меня. Как думаешь, велика ли вероятность, что сюда кто-нибудь заглянет?
- Эмм… - Ира была сбита с толку странным поведением подруги – Не знаю.
- Не такая уж и большая. Но все же есть. В любом момент в эти двери может кто-нибудь зайти. Какая ни будь девушка или женщина, которой вдруг захотелось пописать во время прогулки. И он спешит справить свою нужду в унитаз, даже и не подозревая, насколько прекрасна может быть альтернатива. Ты ведь понимаешь о чем я?
Лиза повернулась к Ире и на ее губах играла лукавая улыбка. Щеки Иры зарделись. А Лиза продолжила свою игру, которой вдруг так увлеклась. Он чуть присела, сжав ножки, затем снова выпрямилась:
- Ой – улыбнулась она и закусив указательный пальчик зубками посмотрела вниз.
Ира тоже посмотрела туда и увидела, как по прозрачным колготкам бегут золотые капельки. Их вереница сбегала по левому бедру Лизы. Девушка пописала в трусики. Немного, но достаточно для того, чтобы это заметила подруга. 
Ира не сразу отдала себе отчет в том, что держит руку между ног.
- Вот ты и попалась, Ирка – ухмыльнулась Лиза – Хочешь видеть как описаюсь, да? Нет, не надо ничего говорить. Это круто, я рада что тебе это нравится. И мне это нужно. Нужно чтобы кто-нибудь видел. И мне приятно, что это будешь ты.
Тут на лестнице послышались шаги. Какая-то женщина спускалась в туалет. Лиза тут же метнулась вперед, втолкнула Ирку в кабинку и закрыла за ними дверь.
- Фуф, еле успели – прошептала она улыбаясь. Лиза была счастлива. Снова ей завладело это чувство риска быть замеченной, чувства опасности.
Женщина прошла к одной из кабинок и закрыла за собой дверь. Послышался звук расстегиваемой молнии, звяканье ремня и шелест снимаемой одежды.
- Я больше не могу терпеть – прошептала Лиза на ухо Ире. Та уже не просто держала руку в промежности. Она поглаживала свой клитор через лосины и трусики, которые намокли от возбуждения.
Послышался шум льющейся в унитаз струи – женщина в соседней кабинке начала свое дело.
- Можно я описаюсь прям тут? – продолжала сладострастно шептать на ухо подруге Лиза.
- Писай – дрожащим голоском отозвалась та.
И Лиза начала писать. Поставив ноги вместе, чтобы струя не била в пол, но не прижимая их друг к другу, Лиза отпустила поток. Обе девушки опустили головы и наблюдали за тем, как по обеим ногам помчались десятки ручейков. Они извивались на ткани колготок, оставляя после себя мокрые дорожки, сливались друг с другом, и расходились в стороны. Они мчались к полу, где под каблучками черных Лизины туфелек, на разбитом и затертом кафеле стала собираться желтая лужа. Она росла и ширилась, поток все мчался по прекрасным девичьим ножкам. Лужа скоро нарушила границы кабинки, устремившись прочь из нее в сторону умывальников.
- Упс – прошептала Лиза – Кажется, нас сейчас запалят.
Ира быстро обернулась и забралась с ногами на унитаз:
- Забирайся – проговорила она – Никто не узнает что это сделали мы.
Лиза все еще мочилась, когда женщина в кабинке уже начала одеваться. Ничего не оставалось как последовать совету Иры, что она и сделала, не прекращая писать и наблюдая, как змеясь по туфелькам, струи лились на ободок, а с него некоторые стекали по наручней стенке белого унитаза, а другие попадали внутрь, туда, куда и должны были.
Женщина вышла из кабинки и пошла к умывальнику. Слышно было как ее обувь чавкнула, наступив в сделанную Лизой лужу, после чего та тихо выругалась. Похоже, что она так и не поняла, что не одна в этом месте, и что этой лужи не было когда она заходила в туалет.
Женщина помыла руки и вышла, в этот раз переступив через лужу мочи на полу. Лиза закончила писать только к этому моменту, ощущая себя абсолютно опустошенной и невероятно счастливой.
- Это было круто – ухмыльнулась она – Мне и правда это было нужно.
Красная как рак Ира лишь нервно улыбнулась в ответ.
- Ладно, давай, писай, я подожду снаружи.
Лиза хотела отойти, но Ира остановила ее.
- Останься – попросила Ира. Она взяла руку Лизы и положила себе между ног. Девушка почувствовала натянутую, скользкую ткань ее легенсов. И практически сразу же она ощутила, как в эту ткань под напором ударил поток. Ира начала писать в штаны. Лиза опустила взгляд и наблюдала, как на черных лосинах стал проступать мокрый узор. Влага очень причудливо просачивалась сквозь плотную ткань крупными каплями. Большая часть мочи проникала сквозь центральный шов и извиваясь струилась по расставленным ножкам вниз. Очень скоро льющаяся по ногами и из штанин моча зажурчала стекая в унитаз.
Раньше чем Ира прекратила писать, Лиза впилась в ее губы сладострастным, горячим поцелуем. Ее пальчики, все еще оставаясь на промежности подруги, напряглись. Пара движений и Ира застонала, содрогаясь от волн оргазма. Следом за ней кончила и Лиза, прослезившись от наслаждения и захлестнувшей ее радости.
Стоя верхом на унитазе и продолжая целоваться, девушки ласкали друг друга между ног, и одна из них все еще продолжала мочиться в свою одежду. Такого наслаждения Лиза не испытывала очень давно, а Ира совсем никогда. И все случившееся там, внизу, может много обозначит в будущем. Но в тот момент Лиза совершенно не думала о последствиях.

0

13

Kain, Это рассказ из прошлого или в нем что-то изменилось-добавилось?

0

14

Arizona написал(а):

Kain, Это рассказ из прошлого или в нем что-то изменилось-добавилось?

Пока ничего не добавлял, выложил только то что было.

0


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Ужас Лизы