Сообщество любителей ОМОРАСИ

Сообщество любителей омораси

Объявление

Появилась новая страница, ЧС пользователей, где вы сможете посмотреть список заблокированных пользователей| УРА нас уже 67 человек на форуме!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » За Барной Стойкой


За Барной Стойкой

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Света очень хотела стать барменом. Можно сказать, что то была ее мечта. Слишком мелочно для мечты может скажет кто-то. Ну что же, может быть. Но Свете было плевать, кто и что там говорит. Она видела в этой профессии особую романтику и хотела реализовываться только в барном деле. Света изучила рецепты десятков коктейлей, научилась красиво и на глаз смешивать и разливать их, крутить и подбрасывать шейкер, устраивать настоящее шоу, что неоднократно демонстрировала своим друзьям на вечеринках еще в старших классах школы. В бармены, однако, она могла бы пойти только после совершеннолетия, а родители требовали от нее получить вышку и бросить свои глупые мечты. И Света пошла на экономиста, выбрав это направление не просто так, а с умыслом. Ведь впоследствии Света хотела не просто быть барменом, а быть барменом и управляющим своего собственного бара, и такое образование могло бы ей в этом помочь.
Света витала в своих мечтах каждый день, сидя на скучных парах, и каждый вечер, перед погружением в сон она представляла себя, как обставит свой будущий бар, какие коктейли будет там подавать, и даже придумывала название для своих собственный напитков. И пока все ее сверстницы мечтали перед сном о страстных поцелуях мальчиков, Света думала только о будущей карьере, отодвинув все остальное на второй план. Не смотря на то, что благодаря своими внешними данными, росту метр семьдесят восемь, копне шикарных волос цвета вороного крыла и зелеными глазами омутами, она становилась объектом внимания огромного количества парней и объектом зависти других девушек, Свету не интересовали отношения. «Только не сейчас» - говорила она, отшивая очередного ухажера – «Может позже, когда путь к моей мечте будет начат, а до тех пор ничего лишнего». И этого решения она строго придерживалась.
И как только ей стукнуло восемнадцать, Сета решила, что пора начинать воплощать свою мечту в жизнь. Однако девушку ждало разочарование. Она-то думала, что с ее знаниями, пусть и без практики, ее примут на работу в любой бар, но оказалось, что она не подходила еще и полом. В бармены брали в основном мужчин, во-первых потому что те считались сильнее и выносливее, а во-вторых, потому что так просто было заведено, что мужчина стоит за барной стойкой, а девушке предлагали лишь работу официантки. Света обошла десятки баров, заверяя, что она не просто хочет, она мечтает стать барменом, что это ее путь, и ей ужен только шанс реализоваться, но раз за разом ее ждал отказ. 
Однако через год поисков она все же нашла небольшой, но весьма уютный бар, под название «Серая Дымка», в который ее приняли, по большей части из-за острой нехватки персонала, но Света была счастлива и этому. Ей было неважно, где и как начинается ее путь, главное, что он начался. 
Она встала в паре с барменом Максимом, дружелюбным пареньком, который стал обучать ее работе, но уже спустя пару дней понял, что обучать то тут в принципе и нечему, Света отлично демонтировала свои умения. Бар работал с десяти до утра до двенадцати ночи, но ни такой график смен, ни «запарные дни», как называл их Максим, ее не пугали, а даже наоборот, закаляли. Запарными днями были исключительно пятницы. Во все остальные дни недели в баре было не особо много народу, но по пятницам, он буквально ломился от количества посетителей, по какой причине, для Свет оставалось загадкой.
И вот, в очередную такую пятницу, Света прискакала на работу в половину десятого утра, быстро переоделась в небольшой подсобке для персонала, облачившись в черные лосины с кожаными вставками по бокам, красные кеды и белую длинную майку, и встала за стойкой в предвкушении начала рабочего дня. 
Первая половина дня прошла неспешно. В два тридцать Максим ушел на обед в подсобку, а через полчаса вернулся, и отпустил на обед Свету. А когда она вернулась, Максим выглядел очень болезненно. Его кожа побледнела, а на лбу выступил пот.
- Тебе нехорошо? – спросила девушка с беспокойством.
- Ага. Видимо сыр в моих макаронах был просроченный. Кажись траванулся.
Через десять минут Максим убежал в туалет, где просидел почти полчаса, и вернулся лишь для того, чтобы спустя пять минут снова убежать туда же, ели сдерживая рвоту.
Тем временем в зале начало прибавляться народу. Число заказов росло с каждой минутой. 
Около пяти часов дня Макс пришел снова, и выглядел он совсем плохо.
- Пойду, отпрошусь у Маринки – сказал он, имея в виду менеджера зала.
- Отпросишься?! – воскликнула Светка – Но сегодня же пятница. Сейчас черти что начнется.
- Прости Свет. Я просто не могу, я сейчас в обморок свалюсь.
Марина, конечно же, отпустила Макса, видя его плачевное состояние. Она позвонила двум барменам из другой смены, но к несчастью Светы никто из них выйти на работу не мог. За стойкой в этот «запарный день», она осталась одна.
- Держись Свет – проговорил Макс уходя – Считай это своим боевым крещением. Ты умница, все сможешь, я в тебя верю.
Менеджер Марина в свою очередь пообещала Свете надбавку за этот день, если та справится, правда сказала это с некоторым скепсисом в голосе, что только подстегнуло Свету к тому, чтобы работать за двоих и показать чего она стоит.
«Это моя мечта» - сказала себе девушка – «И если сегодня меня ждет боевое крещение, я его пройду!». 
И с таким вот боевым настроем она приступила к работе. Уже тогда Света чувствовала нужду помочиться, и в тот момент у нее еще была возможность выкроить минутку и сбегать по нужде, но Света ее проигнорировала, слишком увлеченная работой.
К половине восьмого же, когда ее нужда стала уже столь явной, что игнорировать ее было никак нельзя, сходить в туалет стало настоящей проблемой. Во-первых, отбоя не было от заказов. В зале полная посадка, у стойки стопились люди, и народ все прибывал. Ну а во-вторых, туалеты в этом баре были едины и для посетителей и для персонала, и у них уже скопилась внушительная очередь из гостей. И не мог ведь единственный бармен на заведение, в самый разгар запары вдруг все бросить и сбежать, чтобы простоять в очереди добрых двадцать минут. Света не могла себе такого позволить, и даже не потому что Марина бы обязательно отметила это в своем отчете начальству, и Свету могла ждать не прибавка а увольнение, ведь она была тут все еще на правах стажера. Она не решалась так поступить еще и потому, что считала это непрофессиональным. Все эти люди за стойкой и в баре ждали своих напитков.
«Разве бросает хирург операцию на середине, чтобы сбегать пописать?» - спрашивала она себя и тут же отвечала - «Нет. Не брошу и я». 
И Света продолжала работать.  Постоянно двигаясь, ей лучше удавалось терпеть, и даже получалось отвлечься на какой-то момент. Но желание накатывало волнами как море, и были мгновения, когда к тяжести внизу живота добавлялась резь, и ей хотелось сжать себя в промежности, согнуться пополам, а потом сесть прям тут и нассать. Но она продолжала работать, и более того, никак не показывая клиентам своего бедственного положения. Она смеялась их шуткам, рассказывала про напитки, отвечала на комплименты в свой адрес, и никто из них не мог бы и подумать, что этой девушке страшно нужно в туалет. Самой же Свете казалось, что никогда прежде она еще не испытывала такой сильной нужды. И ее глаза то и дело обращались на часы.
«Скоро» - говорила она себе – «Совсем скоро ажиотаж начнет спадать». 
На спад он должен было пойти после девяти, и Света надеялась, что тогда сможет выкроить минутку и сбегать пописать. Но до девяти оставался еще почти час, а терпение подходило к концу. 
Около половины девятого, когда Света делала маргариту, она вдруг ощутила, что в ее промежности стало тепло, нет, даже горячо, и это странное чувство спустилось вниз по левому бедру. И тогда она сжалась, что было сил. Дальше оно вроде не продвинулось, но кожа отчетливо ощущала мокрую ткань, прилипшую к ноге.
«Боже» - у нее перехватило дыхание и бешено заколотилось сердце – «О Боже. Я что… Я…».
Она не верила в то, что случилось. 
Невероятным усилием воли Света сдержала дрожь в руках и, доделав коктейль, сдала его официанту. И только тогда посмотрела вниз. На черных лосинах в полумраке бара ничего видно не было.
«Может, показалось?» - понадеялась Света. Но ощущение остывающей влаги говорило ей совсем об обратном. 
Когда подвернулась такая возможность, и Света отвернулась от зала, чтобы набрать в стакан льда для коктейля, она быстро провела рукой у себя между ног. И там было мокро.
«Описалась» - Света просто не могла поверить в то, что с ней такое произошло. И любая другая девушка на этом моменте бросила бы все, и понеслась бы сломя голову к туалету. Но Света была упорной. Она решила, что будет держаться до последнего, что не допустит больше подобных протечек, а эта маленькая влажность скоро высохнет, и все будет в порядке. И она снова вернулась к работе. 
То, что она занималась любимым делом, буквально превозмогая себя, в одиночестве выполняя все эти заказы, и ни разу не совершив ошибку, не смотря на свое состояние, придавало Свете сил терпеть дальше, хотя многие бы на ее месте уже сдались и обоссались.
Но все же ее организм был не таким сильным как воля, и скоро, когда ей пришлось опуститься на корточки, чтобы достать из под стойки банку с маслинами, она вдруг ощутила, как в лосины хлынул поток, тут же заполнивший жаром ее промежность, и часть попы, а так же успевший добраться до середины бедер. Света вся сжалась, замерла, и остановила течь. А затем опустила глаза вниз. Теперь все было видно отчетливо. Лосины блестели в промежности, и с них на пол капала и выливалась струйками моча, собираясь в лужицу.
Никто из посетителей видеть этого конечно не мог, ведь ее скрывала барная стойка, и все равно ее охватил страх от мысли, что она написала в штаны можно сказать прилюдно. Правда Света быстро пресекла этот ужас и вернула самообладание. 
Затем в голове появилась мысль: 
«Может быть, продолжить писать?».
Ей хотелось этого невероятно сильно, просто отпустить поток и наконец опорожнить мочевой пузырь, и все же она так не поступила. А вместо этого медленно поднялась и продолжила работать. Едва ли кто-то из клиентов видел в полумраке ее мокрые лосины, хотя если бы кто-то решил приглядеться, то непременно заметил бы, как они блестят. Сама же Света поднявшись отчетливо ощутила, как несколько капелек сбегают еще ниже по ее ногам, почти к самым кедам. Возможно, эти капли были выжаты из ткани лосин, кода она поднялась, а может быть, Света снова немного пописала, понять это в общей влажности у себя между ног она уже не могла.
Осознавая, чем все это может закончиться, Света, не прекращая работать, стянулся с ног кеды, и откинула их в сторону, оставшись босиком. 
«Жаль, что так же нельзя поступить со штанами» - подумала девушка. 
Спустя минут пять или десять, в очередной раз поднеся кружку к крану со светлыми пивом и открыв его, она ощутила, что жидкость полилась и из нее самой. Она не могла этому сопротивляться, и лишь расставила ножки шире, в надежде уменьшить ущерб для лосин. Но план сработал не полностью. Основная часть мочи действительно полилась сквозь ее трусы и лосины прямо на пол, единым потоком, журчание которого было совсем не слышно за музыкой и гомоном. Но от промежности по обеим ногам стали распространяться и другие ручейки. Одни завернули назад, другие наоборот, полились спереди. 
Света прекратила писать сразу как только наполнилась кружка, и как ни в чем не бывало отдала ее клиенту, уже чувствуя босыми пяточками теплую мочу на полу. Тут же она схватила новую кружку и принялась наполнять ее, и снова, почти добровольно, начала писать в свои лосины. Мочи было много, очень много, ей казалось, что ноги промокли так, словно она окунулась по пояс в бассейн, и все же когда она прекратила, вновь наполнив стакан, ей еще хотелось, и при том довольно сильно.
«Сколько же во мне скопилось?!» - поразилась она, а потом вспомнила, что писала сегодня всего раз, незадолго до обеда, а терпит с того момента как ушел Макс, а это значит что уже более четырех часов. 
Следующим заказом шли четыре шота. Кропотливая работа для бармена, различить по рюмочкам три алкогольных напитка так, чтобы они не смешались друг с другом, а шли слоями. Света сосредоточилась на деле, наливая крепкий алкоголь в рюмки через дозатор, тоненькой струйкой, и такую же струйку она вдруг ощутила в своих трусах. В этот раз моча, уже не почти не сдерживаемая Светой выливалась из нее порционно и понемногу. Это навело ее на очень странную мысль о том, что каким-то странным образом ее организм синхронизировался с ее работой, и когда она наливала пиво, поток был сильный, а когда делала коктейль, в котором очень важно соблюдать точные дозировки, поток еле лился. Тоненьким ручейком стекая по ее левому бедру он все же добрался до самой коленки, пробежал по икре и стек по голой ступне девушки, просочившись на пол между ее пальцами. Свете это было даже, в какой-то степени приятно.
Наконец она сдала коктейли и снова получила заказ на пиво. И как только Света открыла кран, вновь полилась моча, но теперь уже измученный организм больше не был способен ее сдерживать, и уставшая девушка, наконец расслабилась полностью, позволив себе обоссаться окончательно. Она больше не могла, просто не могла терпеть, и разве кто-то мог бы ее за то винить?!
Когда кружка наполнилась, Света этого даже не заметила. Пиво стало переливаться через край, и по ее руке стекать на стойку, но Света продолжала держать кран открытым, просто не отдавая себе отчета в том, что делает. Девушка закрыла глаза, закусила губу и даже поднялась на мыски от удовольствия. Так хорошо ей еще не бывало, и ощущения вполне могли бы быть сравнимы с оргазмом. Поток лился и лился, заливая ее уже насквозь пропитанные мочой лосины и пол, где смешивался с льющимся пивом.   
- Девушка! Эй, девушка! – услышала Света мужской оклик, и с трудом открыла глаза.
Перед стойкой стояли ошеломленные клиенты, взирая на нее с удивлением.
«Они видели! Они все видели!» - пронеслось в ее голове, но затем Света подумала, что это не имеет значения. Если кто-то что-то и видел, то ей на это наплевать. Она не ощутила ни капельки стыда. Только наслаждение, удовлетворение и легкость.  Тогда она, наконец, закрыла кран и, вытерев кружку полотенцем, передала ее клиенту, сказав: 
- Простите. Сегодня целый день на ногах, очень устала. Вот ваше пиво.
Тут же к стойке протиснулась Марина, издали заметившая, что там что-то происходит, и когда зашла за нее, встала как вкопанная, уставившись на Светины ноги. 
- Что тут произошло?! – воскликнула она, оглядывая насквозь промокшие лосины Светы.
- Ничего особенного – будничным голосом проговорила та – Немного переутомилась.
И она повернулась к гостям. На ее счастье, Марина быстро поняла намек и попыталась скрыть свое удивление, сказав:
- Конечно. Поняла. Продолжай работу.
Менеджер спешно удалилась.
- Кто следующий?! – спросила Света.
Несколько мгновений на нее смотрели удивленные глаза посетителей. Те, что поближе явно поняли, что произошло, а кто-то без сомнения даже и видел, как из ее лосин побежала моча. Если в первые разы она не подавала виду, и никто не заострял на ней внимания, то в последний просто сдалась, и это определенно привлекло чей-то взгляд к нужному месту.
И вдруг один парень громко произнес:
- Че встали то? Смотрите, как девушка старается, а вы молчите?! Ждете чего-то? Здесь бар, а не театр. Мне два пива, пожалуйста.
И он улыбнулся Свете с пониманием и поддержкой, и у девушки тут же развеялись все сомнения в произошедшем инциденте. А следом посыпались и другие заказы, и все разом вернулось на круги своя, словно никакого конфуза и не было. И это уверило Свету в том, что она все сделала правильно. Она настоящий бармен и любит свою работу. Вот только работать в прилипающий к телу мокрых лосиных было не слишком приятно, как и ощущать появившийся скоро запах мочи, и все же это было куда лучше, чем стоять за стойкой с переполненным мочевым пузырем.
К десяти часам вечера народ отхлынул, а к одиннадцати в зале и вовсе остались лишь пара забулдыг.
Тогда то Света и сумела использовать свою заветную минутку, но теперь уже лишь на то, чтобы вытереть пол под стойкой. Тогда же к ней и подошла Марина.
- Свет – сказала она шепотом и таким тоном, словно страшно стеснялась и даже побаивалась этого разговора – Почему ты не пошла в туалет?
- Народу было слишком много – спокойно ответила Света – Я должна была их обслужить, это моя работа.
- Похвально – согласилась Марина – Но впредь постарайся посещать уборную вовремя, идет? О сегодняшнем инциденте мы умолчим.
- Конечно – согласилась Света – Спасибо тебе.
Бар закрылся в двенадцать, и персонал стал разбегаться по домам. Но Света не спешила и потратила еще минуть двадцать на то чтобы завершить все свои дела и привести рабочее место в порядок. А перед тем как пойти в подсобку и наконец переодеться, Света наконец-то зашла в туалет. Сначала стянула с себя лосины, но потом вдруг одела их обратно, села и… расслабилась, конечно.
Сквозь ткань моча полилась в унитаз, и это вновь вернуло Свету в ту минуту, когда она стояла с кружкой в руке и на глазах у публики писала в свои лосины. И, не смотря на все что случилось, Света точно знала, что впредь будет вспоминать этот день с особой теплотой по целому ряду причин. Случившееся сегодня за барной стойкой не только доказало, что она с блеском прошла свое боевое крещение и закрепило в ней уверенность в собственном выборе профессии, но и зародило, пока еще очень слабый, но уже начинающий провялятся интерес к одному особенному и странному виду получения удовольствия, который Свете только предстоял раскрыть для себя в полном мере.

+2

2

Очень рассказ понравился! Спасибо!

0

Похожие темы


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » За Барной Стойкой