- Панк-рок это свобода, ясно?! – заявила Ленка, которую все знали как Дрянь.
- Свобода? Свобода от чего? – спорил с ней Руслан, старый неформал, в потертой кожанке и с копной забранных в хвост волос.
- Да от всего. От всего вообще! – поясняла Дрянь раздраженно – От марали, от правил этого сраного общества, от тупых людей.
- Неужели ты правда в это веришь?
Ленка и Руслан затеяли этот спор на выходе из клуба, где только что отыграла концерт одна английская рок-группа. Отличный был концерт, по мнению Ленки. Они с подругой, Светкой, которую чаще звали Белкой, оторвались по полной программе. Скакали до боли в ногах и орали до хрипоты в глотке. А спустя два часа, вспотевшие, уставшие, но счастливые, вышли на улицу, где и встретились с тремя парнями, с которыми Ленка, что для нее было довольно характерно, затеяла разговор, быстро переросший в ожесточенный спор. Руслан утверждал, что посыл панк-рока деструктивен и глуп, как и воспеваемая ими анархия, и что они, молодые девчонки, еще просто не понимают, что такое эта музыка.
- Да чего ты с ними споришь? Пойдем а… - заныла Белка.
- Я не просто в это верю, я так живу – проигнорировав подругу заявил Дрянь.
- Да брешешь ты все, мелкая. Живешь небось в квартире родителей, с собственной комнатой и компьютером, с карманными деньгами и платным местом в институте. Я во всем угадал?
- Иди на хер! – рявкнула Дрянь.
- Ну, вот, я же сказал, пацаны, угадал – рассмеялся Руслан – Как ты можешь разглагольствовать о свободе от устоев общества, если сама пользуешься всеми его благами. Лицемерно, не находишь?
- Лен, пойдем а – снова просипела Белка и нагнувшись к подруге как можно ближе, так чтобы парни не слышали, сказала – Я ссать [Цензура] как хочу.
Но Руслан услышал слова Белки и губы его расплылись в злорадной ухмылке, он уже предвкушал свою победу в споре. 
- Идет, девчонки – заявил он – Я поверю, что вы все такие свободные и независимые, если вы докажете мне это. Я даже знаю как.
- И как же? – отмахнувшись от подруги, подалась вперед Дрянь. Она была на взводе, бунтарка по жизни, и яростная спорщица, она просто не могла позволить себе проиграть. Она готова была на все.
- Если вы такие свободные и независимые от общественного мнения, если вам на все плевать, то почему бы вам не поссать прямо тут, а?
Парни за спиной Руслана взорвались хохотом.
- Ты что, совсем [Цензура]?! – взревела Белка. Она была совсем не такой как Дрянь. Пыталась быть такой, и все же ей больше нравилась музыка, чем вся эта анархическая философия и, по сути, она была именно такой, какой Руслан описал Ленку – родительской дочкой, правильной и прилежной, с собственной комнатой, компьютером и карманными деньгами.
- А чего, отличная идея – подхватил друг Русалана, коренастый короткостриженый Кирилл – Пусть обоссуться.
- Ага, да, сделайте это, и я вам поверю – продолжая ржать говорил Руслан – Давайте, сыте прям в штаны.
- Да пошли вы нахер! – рявкнула Белка, которая уже реально изнемогала от желания помочиться, и материла себя за то, что не сходила в клубе. Она-то думала, что они с Ленкой отправятся сразу домой, а не станут спорить с какими-то придурками на улице.
Взяв за руку подругу, Белка потянула ее за собой: 
- Пойдем отсюда, а. [Цензура] уже слушать этих идиотов.
Но Дрянь не сдвинулась с места.
- Думаешь, нам слабо?
Сердце Белки екнуло в груди, и она не поверила своим ушам.
- Я уверен, что вам слабо – кивнул Руслан.
- Да пошли они к черту, Лен. Давай домой поедем.
Дрянь снова не сдвинулась с места.
- Ну и чего ты на меня вылупилась то? – ухмылялся Руслан – Не знаешь что сказать?
- Лен, чего встала?! Пойдем отсюда, говорю.
А Ленка меж тем уже выпустила в трусы довольно мощную струю. Такую, что между ног стало горячо и мокро, а по правому бедру побежали капельки. Одета она была в темно синие джинсовые шорты и рваные сетчатые колготки. И на шортах, после выпущенной струи, в самом низу, прямо между ног, уже появилось пятнышко, но ни его, ни капелек сбегающих по бедру никто бы не заметил, в уличном то полумраке. Однако организм вдруг отказался ее слушаться. Первый рывок был произведен на эмоциях.
«Ах, не могу!» - завопил ее разум – «Да еще как могу». 
Писать ей хотелось может и не так сильно как подруге, и все же достаточно, чтобы начать. Но сразу как только в трусах потеплело, в мозг поступило осознание того, что же она собирается сделать, и здравый смысл резко запротестовал, мышцы сжались, и течь перекрыло намертво. Ленка задрожала всем телом, боясь, и одновременно желая произвести задуманное. 
- Смотрите, парни, она покраснела от злости – завопил Руслан давясь смехом.
- Да ладно, оставь их уже – сказал третий парень, самый симпатичный по мнению Дряни и Белки паренек, и самый спокойный. Было ощущение, что ему все происходящее не по душе.
- Пойдем отсюда, чего к девчонкам пристал?
- Ладно – согласился Руслан – Не обессудьте, девки. Просто выпил немного, и понесло вот. Разрешите откланяться.
Руслан артистично поклонился и снял невидимою шляпу. 
«Нет! Нет! Не смейте уходить! Я докажу вам!» - вопила Ленка мысленно, но от чего-то не могла вымолвить ни слова, а лишь смотрела на парней и продолжала бороться с собственным телом.
- Пока девчонки – махнул им рукой Кирил, и парни хохоча развернулись и пошли прочь.
- Ты чего встала то Ленк? – спросила Белка обеспокоенно – Да не обращай ты на них внимания.
- Я могу это сделать – проговорила Дрянь сквозь зубы.
- Чего?
- Мне плевать, что обо мне подумают окружающие, ясно? Я могу это доказать.
- Да успокойся ты уже. Эй, ты чего трясешься вся?
Ленка сжала кулаки, напряглась всем телом и… да, это случилось. Прямо сквозь трусы и колготки, сквозь шорты, по ногам семнадцатилетней девочки-панка, полилась моча. Желтые струи вдруг полились из ее шорт, от промежности вверх и в стороны стало распространяться темное блестящее в свете уличных фонарей пятно. Все больше, и больше, и больше. Моча быстро достигла асфальта и зажурчала. Струи лились по ногам, мощные, горячие настолько, что в холодном вечернем воздухе они источали пар. Ленка не прекращала, лила и лила, пока не опорожнила свой мочевой пузырь полностью. Пока шерты не ста на половину, а может и больше чем на половину, темными и мокрыми, пока под ее кедами не собралась такая огроменная лужа, словно только что прошел дождь. И все это происходило в гробовой тишине. Дрянь даже не смотрел на то, что твориться у нее между ног, не смотрела как тек поток. Он смотрела в спины уходящим парням и ухмылялась. Однако смотрели другие. Смотрела Белка, пораженная до глубины души и от удивления лишившееся дара речи, смотрели случайнее прохожие, которые было в принципе не мало. И все они удивленно озирались на писающую в свои шорты девчонку.
- Лен, ты чего натворила то? – поразилась Белка.
- Я панк, Свет. Что хочу то и делаю.
- Но ты же… [Цензура], Лен, ты обоссалась.
- Ну да, типо того.
- Ты все шорты обоссала.
- Ага. Твоя очередь.
- Чего? [Цензура] что ли?
- А что? Мы должны доказать обществу, что свободны, что нам плевать на все. Сделай это.
- Иди в [Цензура], Лен. Я не стану.
- Ну, и что та за подруга тогда?
- А при чем тут это?
На самом деле после увиденного, желание помочиться у Белки стало еще сильнее, почти невыносимым. К давлению внизу живота добавилась резь. Пописать нужно было категорически срочно.
- Да при том, Свет. Мы вместе, лучшие подруги, все делаем вместе, и все такое.
- Ага. Но когда ты решила обоссаться, ты как-то меня не спросила, хочу я этого или нет. Ты за нас обоих решила.
- Потому что мы должны были доказать, что способны на это.
- Ну что, доказала? Теперь обоссанная домой поедешь. А я не хочу.
- Значит не панк ты, Белка, а трепло.
- Чтобы быть панком, не обязательно вестись на тупой развод первых попавшихся придурков.
Сказав это, Светка сильно сжала ноги, так как по телу прокатился спазм.
«Вот дерьмо. Я и правда сейчас обоссусь, если не отолью» - пронеслась мысль в ее голове.
- Ты что, не понимаешь?
- И не хочу ничего понимать. И говорить больше не о чем тут. Я пошла.
И Светка пошла прочь. Ленка поплелась за ней, демонстративно взяв в руку телефон, и держась от подруги на расстоянии пары метров, словно они и не вместе вовсе. Пятно на ее шортах стало уже не таким заметным, но все же хорошо различимым тому, кто решит присмотреть к ногам девушки или к ее заднице. Но Дрянь это кажется совсем не заботило, в отличие от ссоры с подругой.
«Дура тупая» - думала Светка, идя впереди – «Совсем крышей поехала. Обоссалась! Это ж надо!».
Светка шла быстро, как могла, но от этого желание становилось все сильнее, все неодолимее. 
- Черт тебя возьми, Лен! – завопила она почти в истерике, обернувшись, наконец, к подруге – Ты можешь идти быстрее?!
- Нахрена? – с наигранным безразличием спросила Дрянь, подняв на подругу глаза.
- Потому что я сейчас уссусь, реально! – Белка испуганно огляделась, понимая, что крикнула это на всю улицу, и несколько прохожих обернулись.
- А мне какое дело? Хочешь уссысь в трусы, хочешь терпи, хочешь снимай штаны и поссы прям тут. Мне насрать.
Тепло расползлось по трусам Светки. Она был одета в светло-голыбе джинсовые шорты, и черные колготки под ними, и как только ощутила это, быстро сжалась и посмотрела вниз, на свои шорты. На них не проступило ни пятнышка. И все же она четко ощутила как потеплело в труса.
«Вот дерьмо».
- Черт, Лен – полушепотом взмолилась Светка, схватив подругу за плечо – Мне пипец как надо. Я уже… - она воровато оглянулась по сторонам и заговорила еще тише – Я уже трусы промочила. Пипец как ссать хочу. Пойдем быстрее, ну пожалуйста, мне очень плохо.
- И куда ты собираешься идти?
- Там, у метро, макдак есть – сказала она.
- Хорошо – согласилась Ленка – Пойдем в твой макдак.
Девчонки быстро пошли по улице, но очень скоро Светка поняла что до макдака просто не доберется. Поняла это, когда в трусах вдруг потеплело снова, затем еще раз, и еще. Словно моча выливалась из нее импульсами, струйками, в такт шагам. Сначала Белка не хотела в это верить, и она просто шла, стараясь держаться, но с каждым шагом выливавшиеся из нее струйки становились все больше. Затем, когда на глаза девушки выступили слезы, от того, что в мозг начало приходить осознание происходящего, она наконец посмотрела вниз. Она надеялась, искренне, что там ничего не будет, как и в первый раз.
«Ну, подумаешь, пописала немного в трусы!» - утишала Белка себя – «Ничего страшного. Приду в сортир, и выкину их к черту. Никто ничего не узнает и не увидит».
Но когда она посмотрела вниз, вся похолодела, а от ее надежды не осталось и следа. Нет, моча давно уже покинула пределы трусиков, и даже сквозь колготки промочила ее шорты. Причем довольно заметно. Светлая джинсовая ткань предательски потемнела в паху, выдавая произошедший с девочкой конфуз.
Тогда Светка остановилась, и еле сдерживая слезы, стала снимать с себя клетчатую рубашку.
- В чем дело? – Ленка обернулась к подруге, глянула на ее шорты, но словно бы ничего и не заметив, снова подняла глаза – До мака уже два шага осталось.
- Не дойду я – проговорила Светка, повязывая на своем поясе рубашку, в надежды хоть как-то скрыть следы мочи на шортах – Обоссалась уже.
- Это разве обоссалась? – ухмыльнулась Дрянь – Вот я обоссалась.
Он продемонстрировала подруге свои мокрющие шорты.
- Все из-за тебя, дура – огрызнулась Белка.
- Я чтоль виновата, что ты в клубе поссать не сходила?
- Да кто ж знал то, что ты собираешься спорить с какими-то имбицилами, а потом обоссышься.
- Но я же обоссалась, не ты.
- Ты когда это сделала, мне сильнее захотелось. Не знаю почему. Я не могу терпеть больше.
По щекам Белки покатились крупные слезы.
- Ну, прости ты меня, дурру – смягчилась наконец Ленка, видя как плохо и стыдно ее подруге – Бельченок. Миленькая. Прости. Не подумала я. Каюсь.
Дрянь обняла свою подружку. 
- Ладно, ладно – всхлипывая и утирая слезы, отстранила от себя подругу Светка – Отвали. Дай обоссаться спокойно.
Она выдохнула, глянула на подругу и вдруг спросила.
- Ты когда в последний раз в штаны ссала? Ну, кроме сегодня.
- Эм… дай вспомнить – Дрянь задумалась – Помнишь квартирник у Олега. Прошлой осенью?
- Ага. Ну?
- Ну, так я там и обоссалась.
- Да ладно?
- Шоколадно, подруженька.
- [Цензура].
- Да [Цензура] мне [Цензура] то? Говорю что обосслась. Прям за столом. Никто не понял нихуя. Я пьяная была в задницу, и все такие были, а ты домой уехала уже. Мы сидели на кухне, пиздили о чем то, ну я и… - Светка изобразила руками как вода бежит по ногами.
- Нахрена?
- Да че-то сидела, сидела, курила, пиздила, и так сиделось хорошо. А ссать хотелось. Ну я и терпела, а потом просто поняла что все, не терплю больше. И мне, вот веришь, так похуй было. Просто почувствовала, что ссу, глянула под стол, и правда ссу. Прям течет между ног водопад настоящий. Я в юбке была клетчатой, и колготах, и все залила, веришь? И спереди и сздади. А мне похер. Даже хорошо стало, легко так. Наверное лужу я там [Цензура] какую наделала, но никто не увидел даже. Я и сама забыла об этом уже минут через пять. Так спать зассаная и ушал, на диван. А вот когда по утра проснулась, уже высыхла конечно, но воняла [Цензура]. Тогда и поняла, что натворила и потому срулила с утра по раньше, чтобы не попасться.
- Ну нихрена ты зассанка. Я то последний раз лет в шесть наверное.
- А я знаешь чего потом сделала? Когда вышла от него, рано по утру, и поняла что не поссала в туалете, потому что торопилась слинять. А мне хотелось нормально так. И я села у него на лестнице прям, между этажей, за мусоркой. Прям так и села, в колготках и сквозь них поссала и скозь трусики. Потом ими поттерлась, выкинула в мусрку и домой.
Слушая рассказ подруги Светка и сама не заметила, как ее рука от чег-то скользнула вниз, пробралась между рукавов свисающих с повязанной на поясе рубашки, и легла на промежность. И тут же отдернулась, так как ощутила там мокрую теплую ткань и вспомнила, что сама очутилась в положении, когда вот-вот должна обоссаться.
Светка взглянула на свои пальчики, на которых блестела влага, и Ленка ухмыльнулась, заметив это.
- Ты ссать будешь? Нет? Че стоим то?
И тут Светка поняла, что реально, за время этого разговора уже дошла бы до макдака, и сидела бы на унитазе давно. Но как только она об этом подумала, вернулась и желание, накатив мощной волной. Белка не стала ей сопротивляться, и через пару секунд по ее бедру, по черной ткани колготок, полилась золотая струя. Самый мощный поток почему то потек прямо на асфальст, с шипением прибиваясь сквозь шорты, а пятно на последних поползло вверх, к ширинке. Светка почувствовала, как и сзади, на попе, пятно становится все больше и больше, и большая часть потока льется по ногами именно сзади.
От прохожих это конечно остаться незамеченным не могло, тем более что Светка ссала почти вдвое дольше чем ее подругу и сделала на асфальте лужу куда внушительнее. Он отвернулась, стараясь не смотреть в глаза прохожим и абстрагироваться от происходящего. Она не могла поверить в то, что происходит. Она описалась, прямо в шорты, на глазах у стольких людей.
- Эй – окликнула ее подруга и приободряюще улыбнувшись, смахнула скатившуюся по щеке Белки слезу – Не парься ты так, что за повод. [Цензура] это все, Свет. Панк-рок это свобода.
- Ага – кивнула Белка смущенно, и смахнула слезу с другой щеки – Ты прости, что тебя не поддержала при этих парнях. Ты моя лучшая подруга, правда.
- И ты моя, Бельченок. Пойдем-ка домой.
И две подруги панка, обоссавшие свои шорты и колготки, пошли домой, под удивленные и осуждающие взгляды прохожих, на которых им стало наплевать, потому что не их это дело, потому что они лучшие подруги а вместе ничего страшно. А еще потому что панк-рок это свобода.