Сообщество любителей ОМОРАСИ

Сообщество любителей омораси

Объявление

Появилась новая страница, ЧС пользователей, где вы сможете посмотреть список заблокированных пользователей| УРА нас уже 118 человек на форуме!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Омораси спасает жизнь


Омораси спасает жизнь

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Этот рассказ имеет моменты, в которых применяется нецензурная лексика, скажу честно, не знаю: можноли употреблять маты в рассказе, или нет, поэтому заранее простите. без них не получиться. Рассказ я выкладывал в свое время на омо.ру, не знаю зашел он там, или нет, поэтому пишите коменты, а то я готовлю его продолжение.

Лена, или Елена Викторовна, как ее называли на работе, не была мега симпатичной девушкой. Напротив несовершенные пропорции ее тела: чересчур худощавое, при росте метр восемьдесят, тело, очень худое лицо, слегка курносый нос делали девушку не самой первой красавицей. Лене было 22 года, когда с ней случилась эта история.

Лена всю жизнь была абсолютно домашним ребенком. У нее вообще не было ни друзей, ни подруг. Почему так произошло, сказать никто не мог. Лена была крайне не общительным человеком. Возможно, такой характер сформировался у девушки из-за того, что она в один миг потеряла своих родителей. Они погибли в автокатастрофе, когда девушке было пять лет. Воспитывала Лену ее тетя – сестра ее матери, женщина не молодого возраста, всю жизнь жившая одна. У тети никогда не было даже мужа. Ее тетя всю жизнь проработала в школе учителем литературы, и кроме чтения книг, ничем в свободное время не занималась. Лене тоже была привита любовь к литературе. Из всех жанров, девушка любила больше всего фэнтези. В школе Лена училась средненько. И обусловлено это было опять тем же, что Лена ни с кем не дружила и всегда держалась особняком, и особой активности на уроках, и вне их, никогда не проявляла.

В 14 лет у Лены появился компьютер. Тут же обнаружилась способность к освоению компьютерных технологий. Лена сразу познала мир компьютерных игр, и через несколько недель девушка с уверенностью говорила всем, что после школы пойдет учиться на создателя этих самых игр. Больше всего Лене нравилась игра из класса мморпг. Это тот вид игр, где игрок создает себе в игре персонажа, и играет им вместе с другими игроками, у которых есть тоже свои персонажи, через интернет. Игра, конечно же, проходила в мире фэнтези. Девушка погружалась в мир эльфов, магов, гномов и людей, даже не думая о том, что в реальном мире, кроме тети, у нее никого больше нет. Она общалась с другими игроками, у нее даже появились друзья, правда она их никогда не видела, и даже не знала их настоящих имен, только выдуманные имена в игре.

Все это наложило отпечаток и на стиле Лениной одежды. Девушка всегда одевалась в слегка эпатажные платья, похожие на те, в которых ходили девушки средневековья. Естественно достать их было сложно, и Лена делала свои наряды сама, перешивая старые тетины платья. Когда же было холодно, Лена носила длинный плащ с глубоким, скрывающим ее лицо капюшоном. Когда закончилась школа, и пришло время поступать в институт, встал вопрос: «А куда поступать»? Естественно девушка обошла все вузы города, в котором она жила, но по специальности, которую она хотела освоить, никаких факультетов не было и в помине. В приемных комиссиях на нее смотрели с непониманием: «Что это за профессия такая – создавать игры»?

Единственное, что ей предлагали – это оператор компьютеризированных станков на заводе. Были еще трехмесячные курсы по компьютерному рисованию. Но Лена и так все, чему ее на этих курсах научили бы – знала. Она к тому времени сама делала некоторые заготовки, и продавала их компании, которая как раз и занималась разработкой ее любимой игры. Кроме того эти курсы никакого диплома об окончании высшего учебного заведения не давали. В общем, ей ничего не осталось, как прислушаться к мольбам тети и поступить в педагогический институт. Специальность Лена, конечно же, выбрала – учитель информатики. Жизнь в институте у девушки прошла примерно так же, как и школьная. За исключением, состоящим в том, что спец предметы, касаемые непосредственно ее специальности, Лена знала на зубок. Да и другие предметы ей давались легко.

Окончила Лена институт с хорошими оценками в дипломе. Настало время школьной педпрактики. С оценками, которые были у девушки в дипломе, ее с руками и ногами готова была забрать любая школа, в надежде на то, что Лена по окончанию педпрактики останется работать в школе полноценным учителем. Дело в том, что специально осваивать профессию – Учитель информатики никто не хотел, эта профессия не подразумевала большого, по крайней мере такого же количества учебных часов, и соответственно зарплата была значительно ниже, чем, скажем, у того же учителя истории, куда Лена поступила бы в самом крайнем случае. История ей тоже нравилась, и если бы институт не набрал группу, девушка пошла бы учиться именно профессии учителя истории. А тут дипломированный учитель информатики, а не математик, которому приписали еще читать информатику, о которой он ничего ведать не ведал. Но не все школы могли похвастаться хорошей компьютерной базой, а работать на старье Лене не очень улыбалось.

Обойдя все школы, Лена все же выбрала одну. Она находилась далеко от дома тети, в отдаленном районе города. Девушка сняла себе квартиру, чтобы не ездить через весь город на работу, на соседней от школы остановке. И понеслась ее педпрактика. Сразу же всплыла проблема, касаемая Лениного умения общаться и находить общий язык с учениками. Все с неким смущением смотрели на учительницу – монашку. Это прозвище ученики дали Лене за ее манеру одеваться, которая если и поменялась, то незначительно. Все те же длинные платья. Которые чаще стали заменяться на длинные юбки, и обязательно с белым верхом. Так требовал школьный дресс код. И все тот же плащ с капюшоном. Лене было абсолютно наплевать, как и кто ее называет.

Она не собиралась работать в школе, а пройдя педпрактику, и получив диплом, принести его тете, и смыться искать работу по своей заветной специальности. Педпрактика должна была длиться год. Лене вручили ключи от компьютерного класса, и ее работа началась. Школа была маленькой, построенной в конце пятидесятых годов, но единственной на весь район, учеников в ней училось много, поэтому школа работала в две смены. У теперь уже Елены Викторовны начались уроки. Все, как в школе, только в роли учителя теперь была она. Каждый день приходили разные классы, в каждом из которых девушка отобрала наиболее способных и желающих получить знания учеников, и с ними работала. Все те, кто учиться не хотел в поле зрения Елены Викторовны не попадали. Девушка просто не обращала на них внимания, а если кто-то начинал беситься, просто выгоняла нарушителя тишины из класса.

Но был один класс, в котором учился ученик по имени Женя Назаров. Это был парень не из благополучной семьи. Его мать сидела в тюрьме за убийство отца. Воспитанием Жени занималась бабуля, которая была известной алкоголичкой. Трезвой ее никто никогда не видел. Даже в школу она приходила, а это было крайне редко, подшофе. И с ней общался только директор, больше с ней никто говорить просто не мог. Сам же Женя был завсегдатаем детской школы милиции, а на уроках, когда он появлялся в школе, неоднократно нарушал дисциплину. Это случалось не только на Лениных уроках. Сама же молодая учительница Женю, откровенно говоря, побаивалась, поскольку он постоянно ее поддергивал. А Жене Лена нравилась.

Но извращённое представление о взаимоотношениях между людьми, сложенное у Жени в голове, сводило всю его симпатию к Лене только к извращенным фантазиям эротического направления. Проще говоря, он хотел ее просто [Цензура]. У Жени, не смотря на его 15-ти летний возраст, уже были неоднократные половые акты с женщинами постарше и повульгарней Лены. О своем желании Женя постоянно говорил в открытую прямо у девушки на уроках, вгоняя Лену в краску, что парень тут же замечал, и разводил демагогию на пол урока, рассказывая всем, какой у него шикарный половой орган, и какую ошибку совершает Елена Викторовна, отказываясь от его предложения уединиться по быстрому в туалете. Собственно поэтому Лена его и побаивалась. Если бы она знала, насколько правильно она делала.

И вот случился один случай. Женя, как обычно сорвал девушке урок, Лена указала парню на дверь. Но он вместо того, что бы покинуть класс, стал разводить демагогию на тему: «Почему Елена Викторовна не уделяет ему должного внимания», а затем полились эротические рассказы о том, как Лена должна уделить это внимание. Девушка, не долго думая, отправилась к директору. И когда в класс вошел директор, весь галдеж тут же прекратился. Директор, не долго думая, врезал Жене подзатыльник, и откровенно выкинул его из класса. Через пару минут, он заглянул в класс и сказал: «Елена Викторовна, можете продолжать урок».

А Женю больше никто не видел. После этого случая прошло пару недель, за это время Женя даже не появлялся в школе. Все вздохнули с облегчением. И вот произошло то, почему и написан этот рассказ.

Была середина ноября. На улице была обычная осенняя погода, когда уже не слишком тепло, но еще не холодно, можно днем побаловать себя не слишком теплой одеждой, а вот к вечеру приходится одевать хоть какую-нибудь курточку. Лена сидела в школе, уроки давно уже закончились. Дело в том, что у девушки по каким-то техническим причинам  уже второй день дома отсутствовал свет, и Лена домой не торопилась, т.к. без света дома ей сидеть не хотелось. Тем более что в класс наконец-то завезли новые компьютеры, и она попросту сидела за своей рабочей машиной, и резалась в свою любимую мморпг-шную игру. Настроение у девушки было самое прекрасное. Уроки прошли на удивление спокойно, она не устала, кроме того, только что ее команда прошла тяжелый бой с командой противника, и ее вознаграждением стала хорошая одежда, называемая на сленге игроманов, просто – шмот, который давал ее герою хороший прирост в силе нанесения ударов. Единственное, что бы получить эти вещи, ей нужно было пробежать через всю игровую карту, а это занимало немало времени. «Ну ничего, школьные вахтеры еще ее не выгоняют, и я успею сбегать за ними». Она их так долго пыталась получить, неоднократно выступала в этом бою с другими командами. Но выиграть ни как не получалось, т.к. по  мнению девушки, те с кем она пыталась до этого пройти этот бой, были дебилами, которые играть ни фига не умеют. Из-за этого ее команды все время проигрывали, и приходилось начинать все с начала. Теперь же, наконец, собралась команда из профессиональных игроков, а Лена чувствовала себя великим профессионалом в  этой игре, и наконец, бой был пройден с победой. Сейчас она доберется до заветной цели, заберет свой приз, и наконец, прокачает до самого максимального уровня своего героя. А там… Там игра выйдет совсем на новый уровень, и играть станет еще интереснее.

Так Лена просидела за компьютером аж до 12 часов ночи. От игры ее оторвала вахтерша, которая делала ночной обход и, обнаружив единственного, кроме нее и охранника, человека в школе, с возмущенным видом попросила девушку уже заканчивать. «Да, теть Клав, заканчиваю», сказала Лена возмущенной вахтерше, со слегка смущенным видом выключила компьютер, и с досадой, пробежать всю карту она так и не успела, придется добегать в следующий раз, сдала вахтерше ключ, и направилась домой. Выйдя на улицу, Лена поняла, что оделась она слегка не по сезону. Было слегка холодно, а на ней ничего теплого надето не было. Сегодня она надела черные капроновые колготки, синий костюмчик, состоящий из двухслойной юбки, конечно же, до пола, Первый слой был из тонкого шелка, и от колена к низу переходил в ленту из органзы. Второй - наружный слой юбки состоял из плотного атласа, и с одной стороны, в районе колена девушки, был собран в небольшую складку. Складка крепилась булавкой, которая была украшена бутончиком, сделанным из той же органзы. Верх костюма представлял собой жилеточку из такой же ткани,  что и наружный слой юбки, воротник которой был украшен оборкой из всё той же органзы. Под жилеточкой на Лене была одета белая блузочка с длинным рукавом, манжеты которой были украшены оборочкой. «Да, прохладненько», подумала девушка, у нее даже мелькнула мысль вызвать себе такси. Но раздумья о том, что зарплата еще не скоро, да-да педпрактика Лены оплачивалась, но не полной зарплатой, а половиной ставки, а за квартиру платить надо в полном объеме, кроме того, нужно было еще как то дожить до этой самой зарплаты. «Нет, никакого такси, лучше быстренько добегу до дома, и уже дома согреюсь крепким горячим чаем», решила девушка, и отправилась в путь.

Ее дорога проходила через ряд дворов, затем выходила к автодороге, и вдоль нее шла до следующей остановки, а там нужно было свернуть за угол дома, где и находился Ленин подъезд. Один двор Лена прошла без приключений и, выйдя из него, попала во двор, состоящий из: квадратом стоящих домов, центром которого был сам двор. Один из домов был не жилым, судя по его виду, он когда то сгорел при пожаре. Лена обычно проходила этот участок не через сам двор, а огибала этот погоревший дом с другой его стороны и, пройдя его, выходила к дороге. Так она и сделала в этот раз. Проход представлял собой: летом слегка заросший травой участок, а зимой попросту болото, т.к. голая земля напитывалась сыростью, и была мокрой. С одного бока этот участок оканчивался стеной этого самого сгоревшего дома, а с другой стороны высоченным забором, с колючей проволокой, такой обычно обтягивают стены каких-то заводов. За этим забором был не действующий завод.

Вокруг было абсолютно темно, т.к. этот богом забытый участок освещать смысла никакого не было. Днем люди, спешащие к гаражам, находящимся за школой Лены, часто ходили по этой дороге, а сейчас все уже давно были дома, и встретить здесь девушка никого не должна была. Абсолютно ни о чем не задумываясь, кроме, как о том, что бы быстрее добежать домой, и не замерзнуть полностью, Лена вошла в этот проход. На пути ей то-тут, то-там попадались хаотично растущие деревья. Вдруг из-за одного из них ей на встречу вырулил человек с капюшоном на голове. Лену это никак не смутило, единственное что, ей стало  не очень приятно, т.к. она сразу догадалась, что это какой-то забулдыга. Ни один нормальный человек в такое время, из-за дерева выруливать не станет. Человек почти подойдя к Лене, скинул капюшон, и злорадным голосом, с легкой насмешкой произнес: «Елена Викторовна, негоже ходить в таких местах по ночам, что это вам дома не сидится, мы уже вас заждались». У девушки похолодело сердце, а по спине пробежал холодок. Это был Женя Назаров. Лена рефлекторно резко остановилась, и попятилась спиной назад, но тут же угодила кому то в руки. «Куда это ты красавица», раздалось у Лены за спиной. Она повернулась назад, и увидела молодого парня. Она его не знала, но что-то ей подсказало, что лучше ей его и не знать. Ни от куда ни возьмись, к девушке со стороны сгоревшего дома подошли еще двое парней. Лена стала пятиться к стене забора, а четыре парня взяли ее в полукруг. Так девушка отступала назад, пока не уперлась спиной в стенку забора. Все, дальше отступать некуда. В глаза девушки ударил яркий свет. А тот, кто держал этот фонарик, стал громко со злобной усмешкой произносить речь:

- Ну что дамы и господа, мы ведем трансляцию с того самого места, где сейчас мы будем наказывать училку Женьки. Ох, и красивая же сучка, Тёма, что ты скажешь, нравится подруга?
- Да, - сказал другой парень, судя по всему Тёма, подруга бомба. Женек, тебе везет на телок, даже училки у тебя - соски шикарные.

Лена просто похолодела от ужаса, она поняла, что сейчас с ней будет происходить что-то ужасное, что именно она мысленно понимала, но признаться себе самой в этом она боялась. А Женя, словно почувствовав, что Лена уже обо всем догадалась, подтвердил догадки девушки, произнеся вслух то, что Лена боялась даже себе представить.

- Видишь ли Ленок, ты меня, кобыла ты [Цензура], подставила. Директор чирканул догану следаку, та меня [Цензура], бабулю мою вызвала, ты понимаешь, шо ты налепила??? И ты думаешь, что после этого будешь так просто мой район топтать? Нет родная, сейчас мы тебя по кружку пустим, а завтра ты у нас в школе первой соской станешь. За дела свои отвечать надо, что не учили в школе???

Лена стояла и слушала весь этот матерный вонючий блатной жаргон, как вкопанная. Она не знала даже, что ей делать, не найдя ничего более подходящего, она стала монотонно произносить только одно слово «мальчики, простите». Это услышали парни.

- Что ты там лопочешь, что роток свой разрабатываешь, правильно, сначала у пацанов нужно на ротик взять, а там дальше видно будет, куда мы тебя [Цензура] будем, с хохотом сказал четвертый парень, имени которого Лена так ни разу не услышала.

Собственно он первый и стал расстегивать свою ширинку, Лена уже готова была проститься если не с жизнью, так с честью точно, она понимала, что сопротивляться абсолютно бессмысленно, парни, что хотят, то с ней и сделают. Она попыталась крикнуть «помогите», но в ее горле поселился огромный ком, из-за которого ее крик раздался тихим шепотом, которого не услышали даже напавшие на нее отморозки. И тут произошло нечто. Тот, кто снимал все происходящее, то что источником света, бьющего девушке в лицо, был мобильный телефон, она даже не сомневалась, не удивительно, если ее сейчас растлят, а завтра решат об этом сообщить всей школе, то им наверняка нужны будут доказательства, громко выкрикнул: «А она уже готовится, смотрите, аж вся течет». Парень, которого Лена не знала, как зовут, уже подошел к ней и уже провел рукой по ее юбке в области ее девственного бутончика. Как только он это сделал, он резко одернул руку, и с выражением непонимания сказал: «Да она не потекла, она обоссалась»!!! 

Наступила тишина, кто-то из нападавших, усмехнулся. Первым минутную тишину нарушил тот, кто только что трогал Лену.

- Нее пацаны, так не договаривались, я [Цензура] ее обссаную [Цензура], зашквар.
- Да че ты гонишь, Винт, нихера она не обоссалась.

Лена, наконец узнала, пусть хотя бы не имя, но кличку четвертого нападающего

- Сам потрогай, чел.

Парень по имени Тёма, тоже подошел к Лене, и потрогал ее за попу.

- [Цензура], [Цензура], да она в натуре вся мокрая. Та ну нах, Женя, обоссанку [Цензура], та надо мной вся зона ржать будет, что телка обоссалась, когда я ее еб.

Женя тоже подошел к Лене, и потрогал девушку. Лена представила себя в тот момент некой дюймовочкой, которая стоит перед гигантским злобным великаном, который решает: кушать ее, или нет. Хотя она была на пол головы выше парня. На самом деле,  у нее подкосились ноги, и Лена стояла перед обидчиком на полусогнутых ногах. Не довольно сплюнув, Женя метнул взгляд на девушку, от этого у нее все сжалось от страха, и ей показалось, что парень на глазах стал еще выше, и в туже секунду он схватил несчастную мертвой хваткой за горло, и притянул к себе.

- Повезло тебе [Цензура], ты походишь еще пока, но запомни, так просто ты не отделаешься, я тебя буду встречать каждый раз, когда ты сунешь нос из подъезда, тебе жизни не будет, ты меня поняла???

Лена изо всех сил покивала головой, на сколько ей позволила, сжатая ручищей парня, шея. После чего Женя силой отпихнул девушку, и та отлетела спиной к стене забота, и там так и осталась, словно приклеенная. Тут же потух яркий свет, который все это время бил девушке в лицо. А парни скучковавшись, ушли в сторону школы, при этом обсуждая неудавшийся акт растления. В течении следующих нескольких секунд все закончилось, и на улице воцарилась гробовая тишина. Девушка  начала выходить из состояния глубокого шока. Чувство сознания снова вернулось к ней, и она осознала, что чудом избежала нечто ужасного. Ведь изнасилование могло окончиться не только адским половым актом, эти отморозки могли сделать с ней все что угодно: разорвать, зарезать, задушить, в конце концов, просто затрахать ее до смерти. А затем бросить ее бездыханное тело прямо тут, и оставить замерзать. И никто ей не смог бы помочь, попросту потому, что никто даже не знал бы, что она тут лежит и умирает, или уже умерла. Только утром, какой-нибудь прохожий, идущий в гараж, возможно, увидел бы ее, но было бы уже поздно. На таком холоде, до утра она просто не дожила бы.

Ноги Лены, которые все это время находились в полусогнутом состоянии, окончательно потеряли силу, и она по стенке забора, к которому ее приковал бросок Жени, сползла на землю и, подогнув одну ногу под себя, а другую выпрямив и, отбросив немного в сторону, уселась на землю своей попкой и, уткнувшись лицом в ладони, изошлась дикой истерикой. Она рыдала, и вспоминала те моменты ужаса, которые ей только что пришлось пережить. Зачем только она допоздна засиделась в школе, почему не поехала на такси, как хотела, почему она изо всех возможных путей, выбрала именно этот заброшенный жизнью. Почему не пошла через освещенный двор, ведь пойди через него, она ничего не потеряла бы, а ее насильники ни за что не осмелились напасть на нее посреди двора, в котором все видно. Нет, она пошла именно этой дорогой, да она всегда ходила этой дорогой, значит получается, за ней все это время следили, и знали, что она будет проходить этот участок. "Значит они знают где я живу, им узнать это не составляет никаких проблем. Как долго они следили за мной я не знаю. Боже мой, значит они действительно могут в любой момент прийти ко мне домой, или встретить возле дома, и закончить не законченное".  Умение мыслить стало снова возвращаться к Лене. «Но почему же они меня так и не изнасиловали», раздалось у девушки в голове. Успокоившись немного, она снова стала прокручивать в голове все, что с ней произошло. «Да она обоссалась», пронеслись в голове слова, кого точно, она уже не помнила. «Я обоссалась?», задала себе вопрос Лена, и в туже секунду почувствовала адский холод от своей промежности и до самых стоп. Девушка руками провела по юбке в той области, в которой совсем недавно ее щупала рука отморозка. Вроде все сухо кроме маленького пятнышка. Лена ощупала себя там, где ей больше всего было холодно. В этом месте юбка была безумно влажной, а колготки под ней безумно холодными. «Так и есть, я описялась, боже мой, они же это все снимали на телефон». Неописуемое чувство стыда ударило по сознанию девушки, как молния среди ясного неба. Ладно изнасилование, даже, если парни предоставили бы запись всей школе, ей ничего не помешало бы пойти в полицию, сделала бы она так, или нет, Лена решила, что это уже дело третье. В конце концов, тяжело прийти и сказать посторонним людям, что тебя пропустили через толпу безумных подростков. А тут они всем все могут показать и рассказать, как испугали училку, и та с перепуга обоссалась. Лена уже представила, как она зайдет в школу, а на нее все: от мала, до велика будут смотреть, за спиной показывать пальцем, смеяться, и говорить, что Елена Викторовна зассанка. Конечно, эти обсуждения учеников не пройдут мимо педагогического коллектива и, конечно же, все это дойдет до директора школы. А там… Исходя из данных обстоятельств, лучше в школу не приходить больше вообще. Просто исчезнуть, умереть, но сделать так,  что бы ее больше никто в этом районе не видел. Сделав такие выводы, и поняв, что все планы на будущее рухнули, как карточный домик, Лена снова изошлась слезами. Так она проплакала около получаса, в голове крутились только одни мысли, лучше бы парни вернулись, и довели начатое до конца, а лучше бы Женя ее просто придушил, и избавил ее от такого позора. Но никто так и не пришел, слезы по ходу рыдания стали заканчиваться, и сменяться чувством непередаваемого холода. Лена даже начала осознавать, что все, о чем она сейчас думала – полная чушь: она жива, и это главное. Работать в школе она все равно не собиралась, а все произошедшее закончилось, при этом она осталась в целости и сохранности. Нужно было вставать с холодной земли, и бежать домой, пока она окончательно не замерзла. Дома ее ждал заветный горячий чай, и теплая ванна. А завтра, когда она проснется, все будет ей казаться страшным сном, и завтра она подумает, как выходить из сложившейся ситуации. В конце то концов, безвыходных ситуаций не существует, а она смогла выбраться даже из такого дерьма, которое с ней только недавно произошло. Эти мысли придали девушке бодрости, она встала с земли, и медленными шагами, которые тут же стали набирать уверенность направилась к выходу из этого чертового участка ее дороги домой.

Придя домой, Лена незаметно поднялась на свой этаж, благо в этом подъезде жили одни пожилые люди, кроме того, дом был двухэтажным, все уже сидели дома, и в подъезде никого в это время не было. Лена, поднимаясь по лестнице, думала: как, наверное, все-таки хорошо, что она описялась, ведь все могло бы случиться совсем по-другому. А почему она собственно описялась? Наверное потому, что перед выходом не сходила в туалет, а не на шутку испугавшись, попросту перестала контролировать свой организм, и расслабилась. Войдя в свою квартиру, она не раздеваясь тут же пошла на кухню и, достав из бара коньяк, который среди многих подарков на первое сентября, ей подарили учителя, распечатала его и, достав с верхнего ящика рюмку, налила содержимое бутылки, и залпом опрокинула себе в горло. Резкая горечь ударила по горлу девушки. Вместе с этим к ней полностью вернулось сознание, Лена поставила чайник на плиту, и направилась в ванную переодеться. Она не стала особенно рассматривать себя, только снимая юбку, ладонями почувствовала, что та на попе вся грязная, кроме того юбка была влажной и холодной. Полностью раздевшись, она надела халатик, бросила вещи в корзину с грязным бельем, и направилась делать себе чай. Заварив себе чаек покрепче, Лена добавила в него немного коньяка, и направилась в зал. Там она скрутилась в кресле и, попивая чай, стала думать не понятно о чем. Мысли упорно ни как не собирались в кучу. То она вспоминала свою игру, то ужасное лицо Жени Назарова, то тактильные ощущения от прикосновения мокрой одежды к ней. «Интересно, когда я была маленькой, я часто писялась?», задала сама себе вопрос Лена. «Вот бы вернуться назад в детство, и пописять под себя, блин, что за глупости я несу». Девушка попыталась отогнать от себя эти мысли, но они упорно лезли ей в голову. Она вспомнила свое любимое платье, которое она носила лет в шесть. Она его очень любила, несмотря на то, что оно было очень старым. Тетя не обладала огромными средствами, и поэтому Лене она покупала вещи только из секонд-хенда. «Вот бы надеть его и нечаянно описяться», снова подумала Лена. Чувства, которые она испытывала, пока шла домой в мокрой одежде, все сильнее забивали ей голову. Воспоминания о мягкой влажной ткани, которая при ходьбе, скользила по ее ногам, вызвали у девушки странный восторг. Ей хотелось еще раз испытать это. «Дааа, жалко, что я не маленькая», со вздохом подумала Лена, «Взрослые не писяются». Слегка ненавязчивое чувство становилось все сильнее, Лена пыталась не думать об этом, но делать это с каждой секундой становилось все сложнее. Она почувствовала, что чай стал проситься наружу. «Я уже описялась сегодня, все равно костюм стирать, может быть…» Так Лена просидела еще несколько минут, затем, не выдержав, поставила чашку с чаем на журнальный столик и, встав с кресла, направилась в ванную комнату к корзине с грязным бельем. Когда она открыла крышку корзины, перед ней тут же предстал ее синий костюм, в котором она сегодня была на работе. Девушка несколько минут стояла и рассматривала его, собираясь с духом. Сегодня на нее что-то нашло, раньше бы она никогда так не поступила, но сегодня… Так постояв и подумав, она вытащила свой наряд из корзины, юбка к удивлению была уже почти сухой и не такой уж и грязной. Попка слегка была в грязи, но это легко отстирывалось. У молодой учительницы было дома довольно тепло. Поэтому даже в корзине все успело высохнуть. Следом за юбкой и жилеткой, Лена достала свою блузку и, немного ее разгладив, надела на себя. Затем очередь дошла и до юбки, от нее уже слегка воняло мочой, но лену это ничуть не смутило, она без доли сомнения надела ее на себя «Гулять – так гулять», подумала она. Дополнила всю картину жилетка. Лена вышла из ванной, и пройдясь по коридору, подошла к зеркалу и посмотрела на себя. Все было просто супер. Слегка набросав на себя легкий макияжик, ей хотелось, что бы все было - как положено, Лена вернулась в ванную комнату и, постояв немного, залезла в ванную. Немного постояв в ней, девушка уселась в нее, подогнув под себя обе ноги. «А может, все-таки, не надо», подумала молодая учительница. Но желание пописять тут же сказало ей, что надо. Некоторое время Лена пыталась расслабиться, почему-то ей это никак не удавалось. Все время сознание говорило: «Остановись, так нельзя», но дикое желание испытать ощущение описянности говорило обратное, при этом логика все время была за желание: «Ничего страшного, ты дома, ты одна, ты можешь сделать все, что захочешь, костюм нужно стирать все равно, если ты сейчас этого не сделаешь, потом сделать уже не сможешь». Словно какой-то барьер строила перед собой Лена, говоря себе о том, что когда она постирает свою описянную одежду, пописять больше она не сможет. И вот мочевой пузырь не выдержал, и маленькая струйка прорвалась сквозь закрываемую сомнениями преграду. Сначала Лена почувствовала в промежности мягкое приятное на ощущение тепло. После оно стало подниматься в область пояса, а потом растекаться по попе вниз. Девушка посмотрела на себя вниз. Перед ней были колени, а в промежности появилось маленькое пятнышко. Затем она почувствовала легкий холодок в ногах. Это моча пропитала юбку, и та стала прилипать к ногам. Девушка была словно на облаке. Хотелось дотрагиваться до себя, и она начала водить руками по своей только что промоченной юбке, затем поднимаясь по жилетке к груди, а затем плавно опуская их к промежности.

Но вот моча стала подходить к концу, ее поток стал ослабевать, и в итоге закончился совсем. Лена встала со дна ванной и осмотрела себя. То, что она только что пописяла ничего абсолютно не выдавало. Юбка была сзади мокрой, но на темной, слегка блестящей ткани, этого видно абсолютно не было. И девушка решила немного разукрасить свою игру. Она вылезла из ванной, юбка была слегка тяжёлой, но моча по ней не стекала: «Значит еще не все», подумала Лена. Ее вид  еще больше придал девушке уверенности: «Значит, когда я шла домой, меня никто не увидел бы описянной, даже если бы на улице была толпа народу. Это хорошо. Но я хочу все видеть». С этими мыслями Лена направилась в кладовку. Там стоял мешок с цветочной землей. Хозяйка квартиры оставила Лене несколько горшков с цветами, и Лена ухаживала за ними, эту землю она как раз недавно купила для того, что бы несколько цветков пересадить в более крупный горшок. Недолго думая, девушка взяла этот мешок и потащила в ванную. Там она раскидала содержимое мешка по дну ванной. Сейчас ей уже было мало просто описяться. Ей хотелось, что бы мокрая земля прилипла к ее платью, и она смогла четко видеть процесс ее сегодняшней забавы. Затем она пошла в зал, допила свой недопитый чай, и затем направилась на кухню за новой порцией. Писять организм пока не хотел, а желание описяться еще раз, Лену просто переполняло. На кухне она вскипятила полный чайник воды и, как только он вскипел, тут же сделала себе еще чашку чая. Выпила она его довольно быстро, и вслед за первой чашкой пошла и вторая, при этом Лена осушила еще одну рюмку коньяка. Лена не пила никогда, лишь в институте попробовала немного вина на дне рождения сокурсницы, куда удивительным образом ее пригласили. Но тогда вина было на столько мало, что девушка даже не почувствовала вкус алкоголя. Сейчас она просто глушила коньяк, а алкоголь не брал ее ни в какую. «Должно быть адреналин», подумала Лена, и отправила в себя еще одну рюмку. Адреналин действительно переполнял ее до предела. Ее аж всю трясло. На второй чашке девушку снова посетило желание сходить в туалет. Обрадовавшись этому, Лена залпом допила свой чай, и понеслась в ванную. Теперь она уже не так скромно, как в первый раз уселась на дно ванной. Сначала она села попой, выпрямив ноги вперед. Сидеть на мягкой земле было намного приятней, чем на голом дне твердой холодной ванной. Затем девушка легла на спину, и перекатилась в таком положении на живот. При этом подложив ладони под подбородок, и снова расслабилась. Снова в промежности стало тепло. Тепло тут же от своего источника стало растекаться к коленям, Лене в этот момент казалось, что она чувствует, как ее кровь растекается по ее венам. Она просто лежала и наслаждалась этими мгновениями, которые спустя некоторое время, вместе с потоком мочи, начали проходить. Затем девушка снова развернулась на спину, и немного полежав, приняла сидячее положение, при этом оставляя ноги все еще вытянутыми. Сев: первое, что увидела перед собой девушка – это скрученную вокруг ее ног мокрую юбку. Также выше нее, из-под жилетки, выглядывала светло-коричневого цвета, загрязнившаяся блузка. Девушку вид полностью удовлетворял. Она снова расслабилась, и несколько тоненьких струек снова вылетели из-под нее. Затем она решила встать во весь рост, что бы получше себя рассмотреть. Бесспорно юбка и спереди и сзади была вся мокрая, кроме того к ней местами поприлипала мокрая земля. Вид и чувство мокрой и грязной одежды на себе, показались Лене очень классным ощущением, где-то внутри нее появилось легкое возбуждение. Удивительно, но Лена к своему возрасту, еще ни разу не занималась сексом, и даже не занималась самоудовлетворением. И не только потому, что не с кем было, ей этого просто не хотелось, поэтому, что такое предоргазменное возбуждение, она даже не знала. В промежности девушки начало безумно зудеть, и ей захотелось почему-то положить туда хотя бы ладонь. Так она и сделала. Стало сразу очень приятно, Лена от наслаждения закрыла глаза. «А может ничего страшного не произошло, ну подумаешь описялась. В конце концов, могло все получиться намного хуже. Ну подумаешь, что в понедельник вся школа будет знать о том, что она описялась, ведь не каждый же день, и не с каждым происходит такое, как могло произойти сегодня со мной», подумала Лена, «Не известно, как бы повели себя они в такой ситуации». «А хотя, может я зря так испугалась, может парни подошли ко мне не с самими злыми намерениями. Может, нужно было взять, и отдаться им, только предупредить, что я никогда сексом не занималась, а дальше делайте, что хотите», девушка захихикала. «Вот было бы прикольно, ученик учит учительницу заниматься сексом».  «Так, стоп», Лена поймала себя на том, что ее мысли уж слишком далеко начали уходить в пошлую сторону. Она открыла глаза, ее рука уже вовсю натирала сквозь мокрую ткань юбки ее промежность. Чувствовала себя девушка при этом просто непередаваемо. «Ну и фиг с ним, сегодня у меня был просто чертовски тяжелый день, почему я не могу сейчас просто расслабиться, в конце то концов, от того, что я о чем-то думаю, не означает, что я делаю что-то плохое». Лена вновь закрыла глаза и, продолжая неистово теребить свою писю сквозь мокрую ткань, продолжила наслаждаться своими фантазиями. Вот ее рука, наконец, нащупала какое-то место, от прикосновения к нему мокрой ткани, ей стало еще приятней. А в мыслях, она уже стояла на коленях, раздвинув их в сторону, что бы было поудобней, перед ней стоял ее ученик Женя Назаров, его член торчал колом из расстегнутой ширинки его джинсов. Девушка жила не на необитаемом острове и, конечно же, видела порно фильмы. Это бывало тогда, когда еще в школе ее одноклассники показывали друг другу на своих мобильниках отрывки из них. Девушке было тоже интересно, что же там такое смотрят ее одноклассники, и она из-за их спин успевала посмотреть происходящее на экране. Больше всего ей запомнился момент, как здоровенный верзила, натягивал симпатичную, но чересчур блядского вида красотку, которая лежала на каком-то столе абсолютно голой, и каждый толчок члена этого верзилы в нее, заставлял девушку извиваться на этом столе, как какую-то змею. Сейчас в мыслях Лена держа в руке член своего ученика, эротично облизывала его, как она это видела в другом порно, а кол парня был такой же большой, слегка искривленный, как спелый банан: жилистый и наливной. Вот сзади к ней подошел Тёма. У него тоже была расстёгнута ширинка, и из нее тоже торчал его половой орган. Он взял Лену за ее аппетитную задницу, сильно сжав ее, заставил девушку подняться с колен, затем поставив ее в позу буквы Г, при этом она ни на секунду не оторвалась от члена Жени, задрал ее юбку ей на голову и, с подлета, засадил свой член ей в задний проход, да так, что из нее аж потекло. Лена снова открыла глаза. Из нее снова потекла моча, при этом снова напитывая прижатую ее ладонью к промежности ткань ее юбки. Увидев все это, и не переставая тереть промежность, девушка задергалась в конвульсиях. Ей казалось, что она сейчас готова поползти по любой поверхности в любой плоскости, лишь бы это делать ее промежностью. Ноги снова ослабли, и она рухнула на колени, при этом больно ударившись об эмалированное дно чугунного изделия ванной комнаты. Но боли она не почувствовала, все ее мысли и чувства были в мине эротических фантазий и оргазма. Но вот все прошло, осталось лишь желание снова испорожниться. Не долго думая, Лена так и стоя на коленях, снова расслабилась. И снова сквозь мокрую напитанную предыдущей мочой, ткань протекла струйка. Писяла девушка добрых минут пять. Когда все закончилось, она встала с колен, на душе у нее было лучше, чем когда либо. Сейчас она вновь вспомнила о том, что с ней сегодня произошло, и о том, что возможно произойдет в понедельник в школе. Сейчас она совсем по другому представила себе картину ее входа в дверь школы. Все смотрят, все переговариваются, а она с невозмутимым видом идет в свой класс. Потом все это доходит до директора школы, он вызывает ее к себе в кабинет, говорит, что она не сможет больше проходить педпрактику в этой школе. А она откровенно посылает его куда подальше, забирает свои вещи, и уходит, при этом прямо в коридоре писяет во время ходьбы, интересно, а она сможет так пописять, надо будет обязательно потренироваться. Конечно же, все раскрывают от удивления рты, а она так и уходит в только что описянной одежде. «Будь, что будет, пусть все думают, что я зассанка, ох как же приятно это звучит», подумала Лена, ей очень приглянулось это новое слово. «Да  - зассанка, но если бы они знали, как это здорово описяться, дураки, они ничего не понимают». Лена изошлась смехом: «Подумать только, нарушив аксиому, которую мне с детства внемлили все: нельзя так просто взять и описяться, я уберегла себя от надругательства над собой, к тому же это так здорово, я так обязательно буду делать в будущем еще не раз. В конце концов, почему я не могу делать то, что хочется, если это никто не видит? Ладно,  пора вылазить из ванной и пропустить еще рюмочку коньяка, ох и напьюсь же я сегодня. Ничего, сегодня можно», подумала Лена и вылезла из ванной. Ее мокрая одежда продолжала приносить ей приятные чувства, и она решила не переодеваться. На кухне Лена прокинула еще рюмочку, а затем направилась в спальню. «Я не буду снимать с себя ничего. Я хочу быть в этом», четко сказала Лена сама себе, «Постель я потом постираю тоже», и с этими мыслями, девушка залезла под одеяло и, закрыв глаза, так и уснула в мокрой, но такой приятной одежде.

+1

2

Очень понравился рассказ. особенно то, что в ванной. Правда, спать в грязном и описанном... Мне кажется это уже чрезмерная фантазия. Но это лишь мое мнение. Мокрое белье со временем начинает доставлять мне неприятные ощущения. В остальном - очень понравилось.

0

3

Arizona написал(а):

Правда, спать в грязном и описанном... Мне кажется это уже чрезмерная фантазия. Но это лишь мое мнение. Мокрое белье со временем начинает доставлять мне неприятные ощущения.

Пишу все рассказы, на основе своих воспоминаний, со времени встречаний с девушкой, которая практиковала Омораси. Она меня на него жестко подсадила. Так вот, мы такой сон практиковали, правда пьяные в хламину были. К утру все было лишь слегка влажным. Единственной неприятностью, ну как неприятностью, каким то неудобством, было то, что все воняло, и постель была влажной. Подруге моей ничего, а вот мне было слегка не комфортно. Помню: всю ночь пытался найти хоть немного сухого участка на постели.

0


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Омораси спасает жизнь