Сообщество любителей ОМОРАСИ

Сообщество любителей омораси

Объявление

Появилась новая страница, ЧС пользователей, где вы сможете посмотреть список заблокированных пользователей| УРА нас уже 110 человек на форуме!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Как это происходит?


Как это происходит?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Благодаря Аризоне, ещё раз спасибо ей огромное, из праха восстал ещё один мой мой рассказ. Здесь на форуме была выложена его реинкарнация, но черт возьми, оригинал во много раз лучше. Судите сами!

0

2

Как это происходит? Сначала появляется желание. Легкое, едва заметное, но все же ощутимое желание облегчится. Она вдруг начинает чувствовать его, резко поднявшись с места. Вот сидела за рабочим столом, и ничего не мешало, не давило, не создавало дискомфорта. А вот она встает и понимает, что жидкость, скопившаяся в ее организме за этот день (утренний горячий чай, бутылка минералки без газов, стаканчик кофе в обед) требует выйти наружу. Вполне нормальная ситуация, в которую попадают все без исключения люди. И естественным ее разрешением будет посещение уборной, конечно, что же еще?
Но она не идет в уборную. Нет. Она спокойно, как будто ничего и не почувствовала, относит документы начальнику.
- Спасибо Кариночка – говорит пожилой, седеющий мужчина, не глядя на нее.
- Игорь Степаныч – Карина обращается к нему как всегда тихонечко, ласково и мягко как кошечка – А можно я сегодня пораньше?
- Конечно дорогая. Если у тебя все готово – он полностью увлечен подписью документов.
- Да, все готово.
- Тогда беги на свои свиданки – ухмыляется директор, не поднимая головы.
- Спасибо Игорь Степаныч. Вы золото.
- Беги, беги, коза.
Карина выпархивает за дверь, словно перышко. Быстро собирает вещи, закрывает программы, выключает компьютер, переобувает туфельки на удобные осенние сапожки, и бежит прочь. Она хорошая секретарша. Никогда ни о чем не забывает, ничего не упускает, способна быстро соображать и принимать сложные решения и могла бы рассчитывать на зарплату вдвое выше нынешней или даже больше. Но Карине нравится работать в этой фирме, на этого добродушного старичка, всегда такого учтивого, вежливого. «Сейчас, таких мужиков не делают» - часто думает Карина, глядя на этого человека. Часто, но сейчас ее мысли посвящены совершенно иному. И не свиданию, как предположил Игорь Степаныч. Нет. Она не бывала на свиданиях уже почти год, но сильно об этом расстраивалась.
Подбегая к лифту, он бросает взгляд на белую дверь в конце коридора, на которое красуется буковка М, жирная, черная, манящая, специально созданная такой, чтобы ее не пропустили, ведь туалет это так важно, людям порою нужно быстро отыскать его, чтобы справить нужду. И Карине нужно справить нужду, где туалет она знает, но не идет туда. Сомневается. Это последние сомнения.
«А стоит ли?» - спрашивает она себя и представляет, как входит в эту дверь, и закрывает ее за собой на щеколду. Затем задирает свою короткую (до середины бедра) черную юбочку в крупную белую клетку, подцепляем пальцами край черных колготок и трусиков, быстрым движением спускает их вниз, примерно до колен, а затем садиться на унитаз и…
Карина сжала бедра крепко, крепко, ощутив как эта фантазия усилила ее нужду. «Может все же стоит?». Но тут двери лифта раздвигаются, приглашая ее в кабину и Карина забегает внутрь, оставляя сомнения позади. Лифт увозит ее на четыре этажа вниз.
И вот она уже на улице. Тут темно, холодно (не выше 3 градусов) и мокро. Поздняя осень во всей своей красе. Листья уже опали, обнажив черные скелеты деревьев, а в лужах на асфальте отражаются синие и желтые городские огни, заставляя сумрак рано наступившего вечера блестеть как граненый бриллиант на свету.
Она ныряет в подземный переход, а из него в метро. Проскакивает турникеты, и вместе с потоком угрюмых людей, спешащих домой с работы, Карина вбегает в вагон.
Как же ей хочется писать! Уже достаточно сильно, чтобы игнорировать это желание было почти невозможно. Она и не пытается. Наоборот, Карина вся сконцентрирована на нем, целиком и полностью погружаясь в это тянущее чувство, наслаждаясь легкой резью в низу живота.
«Давай детка» - даже мысли ее звучат шепотом, словно их кто-то способен услышать. Никто не должен слышать такое, никто не должен о подобном знать. Только она одна. Или нет?
Карина делает усилие, сжимает бедра, напрягается. Но ничего не происходит. Еще рано. Недостаточно сильно ее желание. Но Карина готова ждать. О да, она готова наслаждаться этим ожиданием.
Вместе с потоком народа она выходит из вагона и движется по переходу на другую станцию. Радиальная, и здесь людей чуть меньше чем на кольцевой. В вагоне достаточно свободно и ей удается занять место в углу, облокотившись спиной на край двери.
Раззадоренная ею самой, нужда Карины становится все сильнее. Ей так сильно хочется писать, что стоять на месте в одном положении невероятно трудно, как и сохранять спокойный вид. Ее трясет, ладони вспотели а щеки налились краской. «Сейчас точно получится» - решает девушка. Снова напрягает бедра, но не для удерживания мочи внутри своего тела. Наоборот, Карина стремится избавиться от жидкости. И ей это удается.
Тепло распространяется у нее между ног и начинает сползать по ляжкам. Пора остановиться. «Еще чуть чуть. Еще немножко» - шепчет себе мылено Карина, закрыв глаза и наслаждаясь процессом – «Еще совсем чуточку». Но остановиться нужно и она сдерживает струю против своей воли. Как же это тяжело ей дается.
Она открывает глаза. Вокруг все те же люди, все тот же вагон. И лишь внутри нее сверкает фонтан эмоций. Она внимательно всматривается в лица окружающих. Никто не обращает на нее внимания.
Карина бросает взгляд на свои ноги. Все чисто. Точнее сухо. Никаких свидетельств  происшествия. Но они там, эти свидетельства, нужно лишь протянуть руку.
Карина закрывает себя небольшой черной сумочкой и как бы невзначай, ну точнее так должно выглядеть, если кто-то все же это увидит, они сует пальчики под юбку, ощупывает свои ляжки. Они мокрые и теплые, даже горячие.
Ноги девушки чуть подкосились от нахлынувшей слабости, и она еле устояла. «Вот бы упасть прямо здесь» - подумалось ей - «Упасть и расслабиться, на глазах у всех этих людей». Но такого она себе не может позволить. Пока что… Однако когда-то она не могла себе позволить и этой протечки. Когда-то она была слишком стеснительной. Настолько, что собственные увлечения и мысли вгоняли ее в ужас. Она боялась своих желаний. Но это в прошлом.
Вагон постепенно пустеет, а Карина ждет. Ей хочется сделать еще, но больше, куда больше этого. Вылить, если не все, то хотя бы треть, но это не останется незамеченным.
И вот, открылись двери. Ее станция следующая, и она терпит из последних сил. Сейчас, чтобы надуть в трусы, ей уже не будут нужны никакие усилия, только расслабление.
В вагон заходит парень, и становиться рядом. От Карины не ускользнуло, как он глянул на ее ножки, длинные, стройные, обтянутые черной тканью колготок. Встав рядом он снова посмотрел на них, как бы невзначай. А потом снова. Нет, это не случайность.
«Поиграем?» - ей едва удается сдержать улыбку при мысли о том, что собиралась сделать.
Все происходящее дурманит ее как наркотик, в паху все так же горячо и мокро, словно моча не остывает там вовсе. И как же это все прекрасно.
Она проходит вперед, к дверям, становится перед ними и слегка расставляет ножки. «Ничего страшного» - говорит он себе, успокаивая колотящееся сердечко – «Это просто игра. Ничего страшного». Карина смотрит в отражение и видит парня за спиной. Теперь уже, не боясь быть ею замеченным, он в наглую и неотрывно смотрит на ее ножки, оценивает ее задницу. «Отлично. Сейчас мы оба получим шоу» - Карина дает своему организму свободу, и снова тепло, удивительное и дурманящее, расползается у нее в паху. «Давай же, давай» - она смотрит вниз и останавливается, лишь когда замечает эффект. Несколько капель срываются с ее колготок и летят вниз, на грязный серый пол. Несколько? Нет, их много. Похоже на капельки из душа, когда вода выключена, и выливаются остатки. Только эти были желтые. Такой небольшой дождик из маленькой тучки, спрятавшейся у нее между ног. 
Не только они выдают шалости девушки. Карине пришлось лить достаточно долго,  чтобы появились эти капельки, и теперь блестяща дорожка мочи на колготках показалась из под юбки. Более того, добежала до самой коленки.
Карина поднимает глаза и смотрит в отражение, желая насладиться эффектом. А он есть. Да, парень заметил, если и не струйку на колготках, то точно дождик у нее из под юбки. И, похоже, он шокирован увиденным. Он поднимает взгляд и их глаза встречаются в отражении. Парень тут же отворачивается и быстро уходит прочь. «Засмущался, бедняга» - хихикает про себя Карина. Она в восторге. Какая игра! Какие эмоции!!! «Может все же описаться?» - подумалось ей – «Чего я теряю?!».
Но прежде чем она решилась, поезд останавливается на станции, двери открыты и Карина уже бежит прочь от мокрых следов на полу. Бежит к выходу. Взлетает по ступенькам, чувствуя как каждый шаг отдается в мочевом пузыре, вымаливая опорожнение, или нет, уже даже скорее угрожая опорожнением. Но ей, Карине, такие угрозы не страшны.
  Карина оглядывается по сторонам. Вот синие кабинки, возле них старушка из приезжих, которая попросит всего пятнадцать рублей за облегчение. «Ну нет» - ухмыляется Карина – «Я все сделаю бесплатно».
А вот и ее автобус. Как же к черту автобус в таком состоянии?! Она же вот, вот…
Но Карина уже внутри. Прислонила билет к валидатору и прошла в салон. В самом конце есть свободные места. Девушка спешит туда и садиться у окошка. Рядом садится полноватый мужчина с большими усами. Он тяжело дышит, видимо пришлось бежать чтобы успеть на автобус, а в его годы это весьма тяжело. «Нужно продолжать терпеть, нельзя же обмочиться при нем» - думает Карина, ощущая, как сильно ей хочется писать. «Все же надо сделать в трусики. Совсем чуть чуть. Пись-пись. Буквально немного…»
Струя обжигает ее бедра. Она выпустила ее, мощную настолько, что та одним рывком намочила ее сжатые бедра, и блестяща влага показалась из-под подола юбки сантиметра на три.
Карина поставила на ноги сумку, скрывая случившееся от единственного возможного свидетеля. «К черту!» - решает Карина, ее желанье слишком велико, и она отдается ему.
Еще одна струя, уже не такая мощная, но куда более долгая. Нет, уже даже не струя, поток, изливающийся из нее.
«Не спеши! Не торопись детка, успеется» - говорит Карина себе, глядя как спереди на юбке появляется и разрастается пятно влаги. Она распространяется в стороны, становясь все больше, а в самом центре этого пята бурлит, искрясь в лучах искусственного света, влага. Но это пятно ни что по сравнению с тем, что творится у нее под задницей. Вот где по-настоящему жарко, словно из Карины выливается кипяток.
Моча бурлит между бедер. Жидкость не успевает впитываться в сидение, она чувствует, как под попой разрастается озеро, которое вот вот перельется через края, и начнет водопадом стекать на пол. И Карина принимает меры. Она сильнее сгибает колени, убирая ножки под сидение и моча бежит бесшумно по сапожкам, лужей собираясь на полу.
«Остановись детка! Оставь немного на потом!». Мочи так много. Она не посещала туалет с утра, и накопилось очень много жидкости. Карина останавливается, чувствуя как в воздухе появляется стойкий аромат. В ней еще осталось. Достаточно, примерно столько же, сколько уже было вылито, но всему свое время.
Мужчина рядом ничего не замечает. Может он и уловил запах мочи, но навряд ли подумал на эту миленькую брюнеточку рядом с собой. Слишком хорошо она одета, слишком красивой и ухоженной выглядит для того, чтобы обмочиться. Но если он посмотрит ей под ноги, без сомнения все поймет. Но он не смотрит. Слишком хорошо воспитан для этого. И к тому же уже его остановка. Мужчина выходит.
Карина смотрит ему вслед и думает, плохо или хорошо что он ничего не заметил. Она поняла, что хотела бы быть замечанной. Как с тем парнем в вагоне. Ее это уже не пугает. Наоборот, ей это нужно.
Остатки мочи давят на нее, но он говорит им твердое «нет». Еще не время.
Перед своей остановкой, Карина поднимается и специально проходит по автобусу к средней двери. Вперед на юбке красуется громадное темное пятно. Сзади она очень мокрая и при ходьбе с нее все еще падают капли мочи, сбегая по блестящим колготкам.
В автобусе всего несколько человек, но они видят ее и понимают в чем тут дело.
- Смотри – шепчет какая-то девчонка-подросток своему парню, думая, что Карина не слышит – Она описалась.
- Ничего себе – отвечает так же тихо парень - Дура тупая.
- Это ты дурак, Тём. Может ей плохо.
- Да не похоже.
- Каждый может попасть в такую ситуацию.
- Только не я.
Как же ее заводит этот диалог. «Да, боже, да, обсуждайте меня. Я описалась! Какой позор! Обсуждайте же!».
Но конец диалоге ей дослушать не суждено. Двери автобуса открываются, и Карина выходит на темную улицу, которая скрывает все следы на ее колготках и юбке. Хотя нет, не все. Влага все еще поблескивает на ее ножках, когда она проходит под фонарями.
Незапланированная струйка вновь обжигает левую ляжку прямо во время ходьбы. «Нет, нет, нет! Стой! Не время!» - Карина пытается остановить течь, но поздно. Ее мышцы слишком устали, и струйка превращается в поток. «Вот блин». Карина планировала сделать это чуть позже, у себя в лифте, в подъезде или перед дверью. Но видимо не судьба. Они идет и писает. Бесстыдно и мощно льет в свои колготки. Потоки заливают ей ноги со всех сторон и теперь уже, кажется, на них не осталось сухого места. Подол юбки тоже промок со всех сторон. На мокром асфальте следы мочи не видны. И никто не стал свидетелем этого финала.
«Зато теперь я по-настоящему описалась» - думает Карина, заходя в подъезд – «Точно как и сказала та девчонка, в автобусе». В свете яркой синеватой лампы отлично видны масштабы произошедшего. «Ведь если ты делаешь это специально, разве считается? Нет, конечно. Нужно не выдержать. Обмочиться. Так и случилось! Я описалась взаправду!».
Лифт поднял ее на шестой этаж. Подходя к своей двери Карина уже не в состоянии сдерживаться, и левой рукой поглаживает свои мокрые ноги и промежность, выжимая из ткани колготок мочу себе в ладонь. Оргазм так близок, совсем рядом.
Из соседней двери появляется соседка. Миловидная старушка, которая на деле истинный дьявол и гроза подъезда.
- Кариночка – взвизгивает она – Что это с тобой?
Карина открывает ключом дверь, продолжая гладить себя пальчиками, и повернулась к старушке.
- Я описалась – мило улыбается девушка.
- Кошмар какой! Как так вышло?
- Недотерпела – с некой гордостью в голосе сообщает Карина. А ведь она и правда недотерпела. «Недотерпела!!» - это слово сводит ее с ума, вот вот она кончит.
- Не у нас в подъезде я надеюсь?
- Нет, конечно. До свидания Мария Петровна.
Карина закрывает дверь у себя за спиной.

+2

3

Ну и выложенное ранее продолжение...

Как это происходит? В ее трусиках становиться вдруг горячо и мокро. Карина описалась. Совсем немного, струя лилась в трусы всего секунду, и все же факт остается фактом. Моча вылилась из нее прямо в одежду, а это и называется «обмочилась», разве нет? Конечно да, Карина и сама так считает, с упоением разглядывая, как проявляется темное, влажное пятно, прямо под ширинкой ее обтягивающих джинсов. Ей не стыдно. Ей приятно. Однако долго наслаждаться этим действом она не может, будет слишком заметно, и Карина, запахнув черное пальто, быстрым шагом выходит из своего ненадежного укрытия, которым стала палатка торгующая пирожками. Будь на улице больше людей и непременно кто-нибудь заметил бы эту девушку, зашедшую за палатку, и расставив ножки пристально наблюдающую за происходящим у себя между ног. А учитывая светло-синие джинсы, одетые на ней, кто-то мог бы разглядеть образовавшееся на них пятно. Но людей было не так много. Это конечно полностью не исключало опасности быть замеченной, и Карину заводил сей факт. Сердечко бешено колотилось, вот-вот и выпрыгнет из груди. 
Вышагивая по улице, Карина чувствует остывающую влагу у себя между ног, и это невероятное, просто божественное ощущение.
Апрель – чудесное время. Карина была искренне влюблена в весну, и особенно в апрель. Март слишком холодный, почти зимний месяц, но апрель совсем другое дело. Температура устанавливается плюсовая, тает снег и просыпается природа. Это пробуждение Карина чувствовала всей кожей и не могла отказать себе в удовольствии прогуляться прекрасным и солнечным выходным днем. И не только в этом удовольствии Карина не смогла отказать себе сегодня. 
Ох, как прекрасно это чувство. От этого тепла в промежности, от осознания того, что у нее на джинсах, там внизу, красуется пятно, Карина словно обретала крылья, готовилась взлететь, вспорхнуть как птичка к небесам. А ведь это только начало, самое начало.
Девушка проходит вверх по улице, сворачивает на проспект и, нежась в лучах яркого солнышка, идет вперед, не куда-то конкретно, а просто вперед, даже не думая составлять маршрут.
Терпеть становится сложнее с каждым шагом. Её очень сильно хочется пописать. Низ живота тяжелый, словно каменный, и чувствуется резь. Карине нравятся такие ощущения, и все же их нельзя игнорировать слишком долго, ведь все может закончиться конфузом.
Карина улыбнулась, вспомнив как недавно, с ней произошло подобное. Корпоратив у нее на работе, по случаю 8го марта, затянулся до 12 ночи. Карина не ходила в туалет с обеда, терпела. Она хотела устроить себе дома маленький праздник. Иногда, по вечерам, после долгого трудавого дня она позволяла себе немного пошалить, пописать в трусы прямо так, на диване, смотря сериал, или за компьютером, общаясь с подружкой по скайпу, пустить струю в домашние зеленые шортики, и потихоьнку выпускать в них еще и еще, непринужденного разговаривая и украдкой поглядывая вниз, туда, где на кожаное кресло, из большого мокрого пятна у нее между ног выливаются струйки золотой жидкости, так приятно щекочущие ножки. 
Но в тот день все случилось иначе. Ей нужно было пописать так сильно, что когда она села в такси, которое вызвал ей начальник, она просто не смогла терпеть. С Кариной редко такое случалось, обычно девушка лила себе в трусы по собственной воле, как сегодня. Но в тот раз она описалась непроизвольно.
В защиту Карины стоит сказать, что терпела она как могла долго. А когда поняла что все и сил больше нет, задрала свое длинное черно платье и стала наблюдать, как мощный поток, блестящий в свете мелькающих за окном уличных фонарей, выливается из ее черных колготок, собираясь в огромную лужу, не успевающую впитываться в сиденье машины. Струя шипела, поток бурлил между ног, промокла попа и бедра с внутренней стороны, мочи оказалось так много, что она добралась до края сидения и начала стекать на коврик.
- Что у вас происходит? – спросил водитель.
Обратив внимание на действия Карины он, приезжий с характерным ближневосточным акцентом, обернулся и лицезрел эту картину.
- Ничего особенного, я просто обмочилась – сообщила Карина буднично и пожала плечами – Извините за сиденье.
Да, лицо водителя стоило того, чтобы сделать это, пусть и непроизвольно. И в тот же вечер Карина все же насладилась воспоминаниями о том, как сделал это в машине.
Но сейчас она не хотла, чтобы все закончилось так, ведь ей придется быстренько ехать домой, описайся они в джинсы по полной. А Карине нравилась прогулка, нравился этой погожий весенний денек.
Девушка спустилась по ступенькам в подземный переход. Патлатый парень на гитаре исполнял старые как мир хиты русского рока. Голос не сильный но приятный, и вокруг него собралось человек пять шесть.
Карина уже было собралась пройти мимо, как вдруг передумала, остановилась и облокотилась на колонну. 
Тут же к ней подскачил светловолосы парень, с шапочкой в руках.
- Помогите молодому музыканту – провозгласил он с улыбкой и протянул ей шапочку, в которой виднелась пара бумажных купюр.
Пссссс… Полилось в трусы Карины. На джинсах стало распространяться тепло. Карина задрожала он удовольствия, но все же остановилась. Пришлось, ведь по правой ноге, по внутренней стороне бедра, вдоль шва уже помчалась струйка и если она не остановится этот молодой парнишка все заметит. 
С улыбкой Карина достала из бумажника сотенную купюру и кинула в шапочку.
- Благодарю вас, красавица – заулыбался парень шире и отскочил обратно.
«Интересно, что было бы, если бы он увидел, как я писаю в джинсы?» - стало вдруг интересно Карине.
Её не раз замечали прежде, и реакция была самой различной. Бывало и так, что она специально акцентировала на этом внимание, хотела быть замеченной. Карине вспомнился один случай, в прошлом сентябре. Она была на самом скучном празднике в своей жизни. Свадьба её старшей сестры и последующая тусовка в клубе. Примерно сорок человек плясали под разрдожающую Карину электронную музыку. Она старалась держаться в стороне, но конечно не избежала ухаживаний. При чем от кого бы вы думали? От официанта, который ходил за ней тенью, невпопад шутил и нес какую-то фигню.
Сначала Карина не собиралась обмочиться. Но позже, осознав насколько скучно ей на этом празднике жизни, Карина изменила свое мнение, решив развлечь себя самой. Одета она была в черные легенсы, и писая в них понемногу, с учетом полумрака царящего в клубе, можно было оставаться незамеченной.
Карина так и делал. Сначала села на диванчик, мягкий и удобный. 
Псссс… псссс… - готово дело. Между ног тепло и мокро, и Карина даже позволила себ пощупать мокрую ткань. 
Затем встала, прошла к столику с выпивкой. Налила себе виски и снова пссс… полилось прям по ноге. Вокруг столько людей, прям рядом стоит девченка и что-то гроко рассказывает стараясь перекричать музыку, а она, Карина, просто и бессовестно ссыт. Посмотрела вниз – там ничего не видно. Ноги обтянутые черной тканью и все.
Прошла к барной стойки и тут снова этот парень, официант.
«Как отдыхается? Что пьешь?» - трещит без умолку, а Карина остановилась, слушает его и ссыт. Сначала хотела чуть-чуть, но это вдруг так ее позабавило, что этот парень говорит а она тем временем писает, что Карина просто не могла остановиться. Залила себе все ляжки, легенсы прмокли между ног насквозь, прежде чем она преакратила.
Парень все трещит, а ей так здорово, так весел, что она останавливает его и говорит, желая развить столь веселую игру:
- Послушай, ты можешь мне помочь?
Парень замирает в предвкушении.
- Да, конечно, все что угодно – шепчет он и полные преданной надежды на секс глаза взирают на Карину.
Девушка приближается к нему вплотную и шепчет почти на ухо:
- У меня случилась беда.
Карина старательно изображает крайнюю степень смущения. Парень слушает, готов ловить каждое слово.
- Я даже не знаю как так вышло. Понимаешь… Я описалась.
Парень замирает, вначале похоже, ему кажется, что он ослышался. Затем смотрит на нее ошалелым взглядом. Он готов был услышать все что угодно, но только не это. Карина с интересом и удовольствием наблюдает за его реакцией. Ей не стыдно. Не перед этим жалким пареньком.
Они оба опускают глаза. Там ничего не видно, только ноги уходящие в темноту. Но свет в клубе мерцает, и один яркий белый всполох выдает им все. Огромную лужу на полу, под ногами Карины влагу блестящуу на ее лосинах.
- Наверное, я слишком много выпила – продолжает шептать Карина смущенно – И не вытерпела.  Мне так стыдно. Ты мне поможешь?
- Проводить вас в туалет? – запинающимся голосом спрашивает парень.
- Ты что не видишь, что мне туда уже не надо? – спрашивает он мягко, а про себя думает: «какой же идиот».
- Помоги мне уйти отсюда, прикрой, ладно?
И парень прекрывал, а Карина еле сдерживала смех. Он старательно прятал девушку ото всех, шел впереди, с видом полным серьезности. Еще бы, на него возложена такая важная мисся. «Наверное, он решил, что рас я раскрыла ему свой ужасный конфуз, то теперь уж точно дам. В благодарность».
Они вышли из клуба и парень побежал ловить машину, оставив Карину в переулочке, где никто ее не увидит. Ей еще хотелось немного пописать, но она оставила это до возвращения.
Когда тот прибежал обратно и заявил что машина ждет, Карина схватила его за плечи и сообщила:
- Мне снова надо в туалет! Боже! Я недоеду! Что за день!
Эффект, на который она рассичитывала сработал. Парень решил, что она действительно на играни истерики и принялся успокаивать.
- Вернемся в клуб – предложил он.
- Нет, я не могу – замотала головой Карина.
- Тогда присядь здесь, никого ведь нет.
- Тут так плохо, так грязно и холодно. Боже, я так не смогу.
Парень замялся, ему больше нечего было предложить, и он видимо уже пожалел о том, что вообще подкатил к этой барышне.
- Можно я снова описаюсь? – спросила вдруг она – Все равно ведь уже мокрая.
Конечно это была игра. Карина никогда и ни у кого не спрашивала разрешения на это. Но сейчас. Парень должен был считать что он глоавный, а он беззащитная девушка. 
Официант сглотнул.
- Хх…хорошо – кивнул он.
- Спасибо тебе большое – улыбнулась Карина – Боже, со мной раньше такого никогда не было. Все это чертово вино. Мне так стыдно, так стыдно.
Карина говорила, а по правой ноге полился поток. Почему-то только по ней, он заблестел, обновив мокрый след и помчался вниз, лужице расползаясь под сапогом. 
Лилось не очень долго, большу часть Карина оставила в клубе.
- Фуууф – прошептала она и поцеловала в щечку парня – Спасибо тебе огромное.
И Карина побежала к такси. Да, было здорово, и тот случай она вспоминала еще очень долго, как свой любимый. Ну или один из. Куда интереснее была такая игра, чем домашнии шалости. Там нет взаимодействия с другими людьми, нет опасности быть замеченной, а разве не в этом весь кайф.
Карина вышла из подземного переход, на лестнице остановившись и раздвинул полы своего альто и осмотрела джинсы. Да, эффект был на лицо. На светлой ткани виднелось громадное пятно. Оно чуть охватило ширинку, и бедра, а по правой ноге спускалась полоса вдоль шва почти до самого колена. «Классно!» - улыбнулась Карина и пошла дальше.

0


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Как это происходит?