Сообщество любителей ОМОРАСИ

Сообщество любителей омораси

Объявление

УРА нас уже 186 человек на форуме!!!| По всем вопросам вы можете обращаться к администратору в ЛС (bCODE), в тему: "Вопросы к администрации" или на e-mail: omowetforum@gmail.com | Форуму омовет - 2 года

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Голоса

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Народ, что скажите на счёт такого рассказа? Интересно? Хотело бы почитать продолжение?

Когда это только началось, я чувствовал себя крайне глупо. То же мне суперспособность – позор, да и только. Кто-то летает, кто-то получает невероятную силу, кто-то заживляет любые ранения, другие приобретают способности животных и все такое прочее, а что у меня? Телепатия? Ох нет, вы наверно подумали: «Что? Телепатия? Какого хрена тогда этот парень жалуется?». Да это не простая телепатия. Я не могу слышать любые мысли, только… кхм… определенные. Даже не знаю, как сказать. Лучше, наверное, рассказать. 
Все началось внезапно, и не было к тому никаких предпосылок. Меня не била молния, маньяк не убивал моих родителей, меня не кусали радиоактивные твари, и я не участвовал ни в каких правительственных экспериментах. Я был простым парнем, тогда еще студентом, на последних курсах. И вот, однажды, это началось. Я просто услышал голос…
Как сейчас помню, шла пара по истории, старый пердун Николай Васильевич, читал свою нуднейшую лекцию. Я сидел, поглядывая на часы над дверью, которые только-только отсчитали половину лекции, и отчаянно борясь со сном, когда вдруг раздался голос:
«Боже, я сейчас реально обоссусь. [Цензура]!».
Я встрепенулся. Надо сразу сказать, что к данной теме я всегда питал особый интерес и давно с этим смирился – себя ведь не переделать! Но никогда ничего подобного в своей жизни не наблюдал и довольствовался роликами и историями в интернете. А тут, вдруг, ТАКОЕ!
Голос я узнал. Он принадлежал Наташке Калиновой – не то чтобы красавице, зато отличнице и умнице, с которой, в прочем у меня никогда общение не складывалось. Странны были сразу три вещи. Во-первых Наташка сидела довольно далеко от меня, и слышать ее я никак не мог. Во-вторых, голос прозвучал достаточно громко, но никто больше, сколько я не оглядывался, на него не среагировал. И, наконец, в-третьих – сам факт того, что умница Наташка, всегда так тщательно следящая за своей речью, сказала вдруг нечто подобное, поражал.
А меж тем голос раздался снова:
«Ох, черт возьми, как давит. Ну нахрена я пила эту колу?! Дура! Еще сорок минут сидеть. Как же тяжко»
Я оглянулся на Наташку и обнаружил, что та сидит, как ни в чем не бывало, внимательно слушая препода, то поднимая на него свои голубые глаза, то опуская их, чтобы заполнить что-то в своей тетради.
Когда голос зазвучал в следующий раз, оказалось, что Наташка даже не раскрывала своего рта.
«Так, надо сосредоточиться, и это пройдет. Отступит. Нужно просто отвлечься. Так, что там… ага… когда Карл Великий…»
Я обернулся к другу, сидящему со мной рядом и незаметно играющему в телефоне, и спросил:
- Ты это слышал?
- Что? – встрепенулся он.
- Наташка – пробормотал я, не зная как объяснить, но уже поняв, что никто кроме меня ее голоса не слышит. Может, не слышал и я? Сомневаться в собственном психическом состоянии было куда проще, нежели поверить в то, что я действительно услышал мысли Наташки Калиновой.
- Наташку? О чем ты? – нахмурился мой друг.
- Забей – отмахнулся я и сделал вид, что снова погрузился в лекцию.
Конечно, о лекции теперь я не думал вовсе, а стал ждать, когда голос заговорит снова. Видимо какое-то время все же Наташке удавалось отвлекаться, потому что в следующий раз я услышал ее мысли только минуть за двадцать до конца пары. Все это время я оглядывался на нее, но девушка не выражала никаких признаков беспокойства, и вот когда я ужа начал думать, что мне действительно это почудилось, голос Наташки взмолился.
«Боже, не дай мне обоссаться на лекции! Как же сильно мне надо в туалет! Может отпроситься? Нет! На глазах у всей аудитории? Ни за что! Осталось двадцать минут всего, терпи дура!» 
Я снова глянул на Наташку и теперь уже увидел то, что внушило мне уверенность в реальности этого голоса. Щеки девушки зарделись, левая рука была опущена и, насколько я понял, зажата между бедер, а торсом она слегка покачивалась взад-вперед. Сказать честно – не слышал бы я этих мыслей, едва ли обратил бы внимание на подобные мелочи, в общем и целом Наташка держалась лучше, чем звучали ее мысли. Однако теперь, зная, что ей нужно в туалет, я видел это столь отчетливо, что удивлялся тому, как никто другой ее нужды не замечает.
Передать обуявшие меня в тот момент чувства будет очень сложно. И дело не только в физическом возбуждении, которое мне едва удавалось скрыть, но так же и в невероятном эмоциональном всплеске, который заставил и мое щеки гореть огнем, а сердце колотиться как сумасшедшее.
За пять минут до конца пары Наташка уже собрала все свои письменные принадлежности, что так же указывало на ее невероятную нужду, ведь обычно Калинова задерживалась дольше остальных, записывала каждое слово лектора до самого последнего, задавала вопросы. Теперь же ей стало явно плевать на лекцию.
«Терпи! Терпи, дура! Черт, как же хреново! Была бы тут одна – уже расслабилась бы к черту! Лучше обоссаться, чем терпеть такое! Терпи, не смей сдаваться! Будет мне уроком! О боже, осталось три минуты! Три минуты, черт возьми!». 
Стоны и причитания Наташки, все в том же духе, больше не затихали, до самого конца пары. Как только лекция завершилась, девушка подскочила с места и бросилась к двери. И тут я понял, что не должен упускать своего шанса. Увидеть в живую обмочившуюся девушку было моей настоящей мечтой, а Наташка была сейчас как раз на грани того, чтобы написать в свои штаны, прямо как девушки в тех историях, которые я читал в интернете. Я всегда думал, что все эти истории, даже те, которые поданы как реальные, на самом деле вымысел, однако теперь моя однокурсница стала героиней такой истории. И я должен был, во что бы то ни стало узнать, чем все кончилось.
Одним махом сметя со стола свою тетрадь, ручку и бутылку с водой в портфель, я вскочил с места и быстро пошел следом за Наташкой. 
- Ты куда? – услышал я удивленный голос друга, но только отмахнулся, мол: «очень надо».
Я вышел из аудитории через десять секунд после Наташки, но та была уже в середине коридора. Она шла так быстро, как только могла, быстро семеня ногами, а я все еще продолжал слышать ее мысли.
«Не смей обоссаться! Не смей! Чуть-чуть осталось! О боже, как плохо! Сейчас польется!» 
Я почти бегом помчался за ней, не сводя глаз с упругой Наташкиной попки, обтянутой черной тканью джинсов. Она была на грани, вот-вот плотина могла прорваться, и я не должен был ничего пропустить. Кроме нас в коридоре никого не было, и в любой другой ситуации Наташка бы несомненно обратила на меня внимание, но сейчас кроме своей крайней нужды Калинова не замечала ничего.
«Ох, черт! О боже! Ох, черт! О боже! Не успею! Должна успеть! Не успею! Сейчас польется! Сейчас налью в штаны».
Ее мысли окрасились в оттенок паники, которая вот-вот должна была перерасти в истерику. Наташка уже почти бежала по коридору, громко отстукивая каблучками по старому паркету.
«Чуть-чуть! Осталось чуть-чуть! Держи! Держи! О боже! Вот дверь! Держи! О боже! Не позволь этому произойти!»
Через секунду Наташка распахнула дверь женского туалета и скрылась за ней. Туда я, конечно же, последовать за ней не мог и остановился. Мысли Наташки я все еще слышал:
«Господи! Мне еще никогда так сильно не хотелось! Давай же, чертова молния, расстегивайся! Давай же скорее! О да! О да, какой кайф! А я ведь серьезно чуть не описалась. Еще бы немного, и…»
И вдруг все пропало. Я сразу понял почему. Наташка успела. Села на унитаз, начала писать и все, я тут же перестал слышать ее мысли. 
Переводя дух, и успокаивая свои нервы, я подошел к окну, напротив женского туалета, облокотился на подоконник и закрыл глаза.
В данный момент меня не интересовало, что это было и как мне удалось услышать мысли Наташки. Меня волновали только ощущения. Невероятные, возносящие на самый пик блаженства. Не хватало только, чтобы она обмочилась, не добежав до туалета, тогда бы мое наслаждение было полным и завершенным. Но, как я и сказал, такое бывает только в…
«Сейчас обсикаюсь! Сейчас обсикаюсь! Черт, черт, черт! Вот туалет! Скорее» 
Это был уже другой голос. Я открыл глаза, обернулся, и увидел мчащуюся по коридору девушку, с первого или второго курса, блондиночку, в узких синих джинсах. Она залетела в туалет, ничуть не обращая на меня внимания. 
«Скорей, скорей! О боже, как же хорошо…» 
И снова все пропало. И пока я пытался понять, что происходит, со всех сторон коридора, выходя из аудиторий, к женскому туалету стали стекаться девушки. Я слышал мысли только некоторых из них, по-видимому тех, которые действительно хотели писать особенно сильно. Все они были, в общем и целом схожи, пока я вдруг не услышал то, от чего перехватило дыхание.
«Иди спокойно, словно ничего не случилось! Никто все равно тебя не видит! Под юбку заглянуть тебе никто не сможет! Не подавай виду, что описалась! Да ты и не описалась ведь, а так, всего лишь упустила немного! Да, трусики промокли, и колготки тоже, но ведь никто этого не видит!».
Я стал искать ту, которой принадлежали эти мысли, и увидел, как к туалету подходит красивая девушка, высокая, стройная, в черной кожаной юбке чуть выше колен и черных колготках обтягивающих ее длинные ноги. Прежде я встречал ее несколько раз в коридорах, мы учились на разных факультетах. Она шла так, словно действительно ничего не случилось, а я меж тем был уверен, что эти мысли принадлежать именно ей.
«Ох, снова подкатило! Да так сильно! Ну вот же, осталось всего пара метров! Черт, выходит! Ах, как горячо! Остановиться! Скорее остановиться!»
На этом моменте она слегка замедлила шаг, затем приостановилась всего на секунду.
«Так, все в порядке! Держу! В трусах настоящий потоп, но вроде ничего не видно».
Видно действительно ничего не было. Она продолжила свое чинное движение к туалету.
«Как тепло. Боже. Поверить не могу, что я обоссалась! Возможно, это было бы даже приятно, если не было так ужасно! Хорошо, что надела сегодня юбку. А ведь собиралась брюки одеть. Вот позорище бы было. А так ничего не видно».
Она зашла в дверь туалета, и скрылась из моего поля зрения, но поток мыслей не прекратился.
«Черт! Все занято! Нужно было быстрее идти! Но если бы я шла быстрее, наверняка не донесла бы больше! Давайте же, ссыте скорее сучки! Иначе я прямо тут все сделаю! Ой-ей! Снова льется! Я просто не могу больше терпеть! Что делать?! Скрещу ноги! Фуф, так как кажется полегче! Блин, теперь не только трусы, теперь все бедра мокрые! Ах, что это? Чертова капелька бежит по моей ноге? Нет, нет. Остановись, не выдавай меня. Оо-оох! Я снова поссала?! Да как много! Больше чем раньше! Не могу поверить, что это происходит! Не смотрите на меня, не смотрите! Делайте свои долбанные дела! Красьтесь, прихорашивайтесь! Только не обращайте на меня внимания! Меня словно тут нет! Не смотрите… О да, освободилась кабинка! Скорей, скорей! Пропусти сучка, мне очень надо! Ау… тварь, как больно ударила меня плечом! О нет, черт, я снова писаю! Льется прямо в трусы! Скорее запереть кабинку и сесть! Да черт уже с ними, с трусами и с колготками, все равно все мокрое. О да, боже, о да! Наконец-то! Я просто не могу поверить! Все колготки себе зассала! Какой ужас! Позор! Сижу на унитазе и писаю через одежду! Прямо в трусы лью! Невероятно! Но как же хорошо! Из меня все течет и течет! Дотерпелась дуреха до того что обоссалась! Ничего, разберусь с этим как закончу. Кааайф…».
Поток мыслей прекратился, и я чуть не рухнул на пол от возбуждения, которое почти что сбило меня с ног. Опираясь на подоконник, я приложил свою горячую щеку к холодному стеклу, и остался так стоять, переводя дух.
Этот перерыв был довольно коротким, и девушки стали разбредаться по аудиториям, покидаю уборную.
- Эй, ты чего тут торчишь? – обратился ко мне друг, и я вздрогнул.
- Да так – пробормотал я – Мне что-то нехорошо.
Он гляну мне в лицо и видимо действительно понял, что со мной что-то не так.
- Температура?
Я пожал плечами.
- Пойдешь домой, или на пару?
- На пару – кивнул я – Только дай мне минутку. Я сейчас подойду.
- Ты уверен? – засомневался друг – Может лучше домой?
- Дай мне побыть одному, хорошо?
Он оставил меня в покое и ушел, а я остался стоять у окна. Я ждал. Я должен был увидеть. Девушка, которую я слышал последней, еще не выходила, но когда-то же она должна была покинуть туалет. Я должен был увидеть ее снова.
Когда она, наконец, вышла, в коридоре остались стоять только мы двое. Я опустил глаза и глянул на ее ноги. Колготки были все еще на ней, и я не сразу заметил темные полосы. А они там были. О да, были. Темная дорожка тянулась из под ее юбки до самой туфельки по правой ноге. Тоненькая дорожка, не шире большого пальца, но она была. На левой ноге дорожки были две, еще тоньше, и до низа не доходили. Одна заканчивалась почти сразу, лишь сантиметров на пять выглянув их под юбки, а вторая спускалась чуть ниже колена.
- Чего уставился, идиот?! – услышал я разгневанный женский голос, и только в этот момент понял, что открыто пялюсь на ее ноги.
- П-прости – пробормотал я, отводя взгляд.
Она зашагала прочь, все так же преисполненная чувства собственного достоинства, не смотря на то, что на колготках отпечатались следы ее позора, которые, впрочем, не будут заметны тем, кто не станет их искать, а к концу следующей пары пропадут вовсе. Она ушла, а я так и остался стоять, словно в полусне, и размышлять о своих новых суперспособностях.
Что же выходит, теперь я слышу голоса девушек, которым очень нужно в туалет? Тех, которые находятся на грани катастрофы? Прежде я думал, что подобное случается редко, но может быть все дело лишь в том, что им удается отлично это скрывать? Всего за полчаса я успел убедиться, что девушки не только бывают на грани аварии, но и по-настоящему, действительно могут обмочиться. А я теперь, по каким-то, совершенно неведомым мне причинам, могу узнавать об этом. 
Коридор окончательно опустел, и я понял, что пара началась. Пропускать лекцию по философии совершенно точно не стоило, учитывая, что у препода я и так был на примете и еле сдал последний экзамен. Я медленно пошел в сторону аудитории, продолжая блуждать в своих мыслях. 
Мне повезло, и когда зашел, Виктора Степановича еще не было на месте. Я пробрался в конец аудитории, и сел рядом с другом.
- Как ты? – спросил он обеспокоенно.
- Нормально – заверил я – Жить буду.
Спустя пять минут в аудитории влетела молодая девушка, едва ли сильно старше меня, довольно милая, светловолосая, кареглазая, слегка полноватая, что в общем-то ей шло.
- Добрый день! – поприветствовала всех она – Это пятый курс? Филологи?
Мы ответили единым утвердительным: «да».
- Простите пожалуйста, немного тут у вас заблудилась! Я пришла на замену Виктору Степановичу. Он сегодня быть не смог. Меня зовут Лидия Анатольевна.
Она прошла к столу, и я снова услышал ее голос, но теперь уже тот, который мог слышать только я один:
«Черт, зря не забежала в туалет! Так торопилась, что забыла, что хочу писать! Ладно, пару высижу. Или нет? Может сбегать сейчас? Да нет, теперь уже пришла, это будет не правильно. Моя первая лекция, нужно чтобы все было идеально. Я должно оправдать доверие Виктора Степановича. Высижу, не маленькая же. Нужно только отвлечься».
Мои губы расплылись в улыбке. Лекция предвещала стать крайне занимательной.

+6

2

Отличный рассказ!
Ждём продолжения!)

0

3

Я думаю что стоит))

0

4

Отличный рассказ. Продолжение обязательно.

0

5

Да, поддержу предыдущих. оченб понравилось, Сама идея была интересной и необычной. пиши продолжение, прочла с удовольствием))

0

6

Вот, решилась написать продолжение рассказа.
Мне было это несложно, ведь я сама попадала в такие ситуации, когда упускаешь в последний момент. Так что мне это хорошо известно, из своего печального опыта.
Пишите, как вам? Любую критику принимаю)

0

7

Продолжение рассказа "Голоса"

- Итак, - сказала Лидия Анатолиевна - начнем наше занятие. Мне Виктор Степанович говорил, что вы остановились на ...
И тут я снова услышал не то, что молодая преподша говорила вслух, а её мысли:
- Ох, новая волна подкатила ...  хочется сильнее прежнего.
Она, хоть и несколько сбившись, продолжала говорить на тему занятия. Я чётко увидел, как она плотно свела ноги. Наверное, в этот момент хотела их вообще перекрестить, но понимала, что это некрасиво, тем более перед своими студентами.
- Давайте, в режиме блиц. Поднимаете руку и говорите, кто что помнит об этом.
Наташа Калинова, отличница, первой подняла и тут же стала детально рассказывать.
Лидия Анатолиевна кивала головой, ей нравились глубокие познания студентки. Но всё же её лицо выглядело явно взволнованным.
- Как же хочется ... Так, пока я не говорю, а лишь слушаю, можно и дух перевести.
Она мелкими шажками зашла за свой стол и села на стул. А мысли продолжались:
- Тут хоть можно плотнее сжать бёдра и скрестить ножки. Всё же помощь моей писечке. Она меня лишь раз подвела, в десятом классе. Надеюсь, сегодня всё обойдется. Блин, что же делать?? До конца пары не дотерплю, это точно. Надо сейчас бежать, а то позорище будет!
Наташка тем временем продолжала свой спич. Это был уже явно не "режим блиц", но кого это волновало? У преподши совершенно другое на уме, а студенты рады, что не их спрашивают. Хочет отвечать отличница - пускай отвечает!
Я не особо внимательно слушал Калинову. Пока не услышал вот что (естественно, сразу понял, что это могу слышать лишь я):
- Тю, снова хочется. Странно, на перемене ведь сходила. Минут десять лишь прошло.
Класс! - подумал я - такой интересной ленты в моей жизни ещё не было. Даже не знаю, о ком думать - о своей однокурснице Наташе или о молодой преподше Лидии.
- Вот, собственно, и всё, - сказала Наталья - меня, наверное, другие захотят дополнить.
- Да, конечно, садитесь, вы молодец! - сказала Лидия Анатолиевна. - Кто желает добавить?
Руку не тянул никто.
- Это плохо, - подумала про себя Лидия, - Придется мне говорить. А я хоть и готовилась хорошо к лекции, сейчас не смогу говорить связно. До того же хочется.  Эх...
Тем не менее, она взяла себя в руки и стала говорить на тему занятия. Не знаю, насколько студенты могли догадаться о её бедственном положении. Если б я не имел суперспособности - то и не подумал бы. Хотя, на нашем филфаке большинство - это девушки. Все они попадали, наверное, в такие ситуации. Поэтому, видят малейшие детали. Наверное, многие догадываться.
От этих мыслей меня снова отвлёк голос Наташи:
- Ах, теперь ещё сильнее ... Ааа ... что же делать? Это наверное от того, что почти всю предыдущую ленту я терпела. Надорвала свой пузырь. Сейчас он плохо держит, через пятнадцать минут вот уже какие сигналы.
А тем временем Лидия:
- Так, сейчас надо срочно выйти под каким-то предлогом. Не скажу ведь я студентам свою настоящую причину.
- Эту пару до конца не высижу точно, - думала Наташка, - сейчас отпрошусь, не выносимо уже. Тем более я отвечала - меня должны отпустить.
Калинова подняла руку.
Ого, подумал я, видать ещё сильнее приперло, чем на прошлой паре. Эта отличница никогда не отпрашивалась.
Но преподша не сразу увидела поднятую руку. Возможно, из-за малого опыта, а скорее всего - была занята своими мыслями, известно о чём.
- Ах, блин, когда ж она обратит на меня внимание, - думала Наташка, - уже подступило к самому выходу. Кажется, только губками сдерживаю.
- Извините, можно выйти? - сказала Наталья вслух, очевидно, не желая ждать у моря погоды и испытывать судьбу (точнее, свою репутацию).
- Да, конечно, - ответила Лидия. - Блин, что же делать теперь? Придется подождать, пока она вернётся. Не могу ж я с ней в туалете встретиться.
Наташа встала и побыстрее пошла к выходу. Ну не мог я прямо сейчас отпроситься тоже и проследить за ней, слишком странно это было бы.
Когда она вышла в коридор, мысли продолжались:
- Быстрее, скорее-еее! Тут никого нет, можно и побежать. Главное - не расплескать!! Так, уже дверь туалета, захожу в кабинку, ещё бы джинсы успеть снять. Пуговица, молния и ... нет, только не это!! У меня прорвало! Чёрт, нет!
Штаны с трусами одним движением сняты, Наташа плюхнулась на унитаз.
- Ах, как же хорошо-оо! Надо обследовать одежду. Нет, только не это! Ни-и! В трусах потоп, спереди на брюках пятно. Хоть и небольшое, но очень заметное. Что же делать? Так, трусы выжму над унитазом, брюки постараюсь салфетками вытереть и чуть подожду здесь, пока полностью не высохнут.
И тут поток мыслей прекратился. Я понял, почему. Ведь она нужду справила.
Несколько минут я осмысливал происходящее. Думал, увижу ли следы позора Наташи на её брюках?
Но мысли Лидии прервали мои мечтания:
- Где она так долго ходит? Того и гляди, упущу. Ох, новый позыв! Пережду его и сразу иду, ждать уже ничего не буду. Дальше некуда.
- Уважаемые студенты, мне в деканат надо срочно. Вернусь через пять минут, и мы продолжим работу.
Лидия встала из-за стола и направилась к выходу из аудитории. Ни на её юбке, ни на колготах следов не было.
Идя по коридору, она думала:
- Так, вспомнить бы, где здесь туалет. Я бывала ведь в этом корпусе, хоть и нечасто. Кажется, вон туда. Побыстрее бы дойти. Так, вот уже, всё. О, нет, это подсобка. Значит, в другом конце коридора. Чёрт, снова через весь этаж идти. А хочется всё сильнее! Вот уже захожу. Как?? Эта кабинка закрыта? (а, значит, Наташка всё ещё приводит там себя в порядок, - подумал я.) Фух, есть другая. Юбку задрала, колготки спустила. Блин, не получилось одновременно с трусами. Ааа, предательская струйка! Моя пися и сегодня таки подвела меня. Спасибо тебе, что хоть сейчас, а не раньше!
Так, трусики сняты, над унитазом склонилась ... какой кайф!! Да-аа! Хорошо, что сегодня одела прокладку. Как чувствовала. Хоть и редко их ношу. Трусики не пострадали вообще. Сейчас оторву её и выброшу.
Дальше связь пропала.
Я был потрясён. Две девушки почти одновременно чуток, да упустили! А Наташа, похоже, и не чуток!
Через пару минут дверь открылась, и в аудиторию вошла Лидия Анатолиевна.
- Ещё раз извиняюсь, декан должен был уезжать, так что он не мог меня ждать до перемены. Продолжаем ...
Теперь она выглядела намного спокойнее и увереннее. Только прокладки в её трусиках уже не было, подумал я.
Ближе к концу пары вошла и Наташа. Она молча прошла к своему месту, стараясь не привлекать к себе внимания.
Преподша не стала прерывать лекцию и спрашивать о причинах столь долгого отсутствия. А не было Наташи примерно полчаса.
И вот прозвенел звонок на перерыв. Студенты стали собираться на выход.
- На сегодня занятие окончено. Спасибо вам большое! Мне было с вами очень интересно. Особенно порадовала Наташа Калинова.
Я глянул на лицо Наташки. Она очень покраснела.
- Имеешь глубокие познания и можешь логично излагать мысли, - добавила Лидия Анатолиевна. - Ты, наверное, на отлично учишься.
Наташа аж улыбнулась. Видимо, она другое сначала подумала, когда её имя назвала преподша и сказала "порадовала".
- В следующий вторник уже точно будет Виктор Степанович. До свидания.
Я вышел из аудитории и подошёл к Наташе. Задал ей банальный вопрос по философии, попросил, чтоб объяснила якобы непонятный мне нюанс. Пока она мне отвечала, я смотрел на её брюки. Как ни присматривался, никаких следов влажности не увидел. Стало быть, высушила полностью. Недаром полчаса её не было.
Но ни это, ни то, что на следующем занятии снова будет ненавистный мне препод Виктор Степанович, не могло в тот момент испортить мне настроение.
Я молча пошёл на другую ленту, прокручивая в голове услышанное мной благодаря моей суперспособности.

+2

8

Нет слов, респект! Приятно, когда люди, обладающие литературным талантом, так хорошо и гармонично дополняют друг друга... Написано очень увлекательно и в одном стиле, как будто один человек писал.

0

9

Супер!) мне очень понравилось продолжение) спасибо за то что взялись за это, в то время как я ленюсь и никак не могу настроится на написание хоть чего-либо. Надеюсь, на этом вы не остановитесь) история требует развития.

+1

10

Спасибо за отзывы!
Я очень рада, что вам понравилось))
Насчёт продолжения: мне кажется, этот рассказ можно считать законченным.
Конечно, историю дальше развить можно. Но тогда:
- либо просто рассказывать о мыслях девушек, очень хотящих сикать (а это будет несколько банальным, такие мысли и так уже хорошо переданы)
- либо придумать, как кто-то снова не успел в туалет, там конечно можно придумать что-то новенькое (но это будет выглядеть явно преувеличенным - за один день в одном универе столько девушек не донесли. А я люблю максимальный реализм).

Поэтому, думаю написать другой рассказ, возможно, возьму какие-то детали отсюда.
Идеи уже есть, постараюсь их собрать воедино и оформить.
Пока ничего не обещаю, это лишь планы.

0

11

Катрин написал(а):

Насчёт продолжения: мне кажется, этот рассказ можно считать законченным.


Да ладно... А во вторник-то, когда тёзка Черномырдина будет занятие вести? Он же, если верить его характеристике, вредный малый... :D И может устроить учащимся дополнительные сюрпризы, вроде контрольной на целую пару без перерыва. И может получиться "массовое явление", как в рассказе "Зачёт" (здесь мною опубликован) - кто не читал, прочтите обязательно!

Зачёт (рассказ из Интернета).

Только здесь всё будет на уровне мыслей, подслушиваемых героем. Может очень интересно получиться... Кстати, если студентки (а может, и студенты! - это уже на выбор автора, или - тоже вариант - СТУДЕНТЫ И СТУДЕНТКИ между собой) будут переговариваться о проблеме и "в звуке" это будет накладываться на мысли героя (как там у него "аппарат" работает?), может быть вообще непредсказуемо... Если кто там из-за "нетерпежа" сдаст раньше времени и побежит в туалет, то герою придётся слушать одновременно "рой" мыслей в аудитории, за дверями и плюс "разговоры шёпотом" в аудитории.
В любом случае, заканчивать, считаю, никак нельзя... :love:

Отредактировано Cabaliero (2020-05-11 17:15:22)

0

12

Рассказ "Зачёт" довольно интересный. Но уж с очень большой натяжкой его можно назвать реалистичным. Или я ошибаюсь?

0

13

Катрин написал(а):

Рассказ "Зачёт" довольно интересный. Но уж с очень большой натяжкой его можно назвать реалистичным. Или я ошибаюсь?

Ну, согласен. Конечно тут автор сильно "гипертрофировал" картину. Хотя такой вот "терпёж" на лекциях и при сдаче экзаменов, особенно когда педагоги вредные (причём отнюдь не по части физиологии, а именно хотят чтобы студенты потели и мучались, приучались к "учебной дисциплине", не манкировали) - такие случаи не редкость. Причём часто они даже не догадываются о "физиологических" мучениях студентов. (Как впрочем и учителя в школах в то же советское время (часто обсуждаемая ныне тема) - далеко не всегда не отпускают учеников в туалет из-за садизма, просто искренне считают, что это повод увильнуть от занятий, искусная игра...)
Обычно, конечно, такой "массовости" в деспере нет, просто потому что даже если все дружно пили пиво перед "парой", организмы у всех разные и кто-то пил его больше, кто-то меньше, в общем всё индивидуально...

0