Сообщество любителей ОМОРАСИ

Сообщество любителей омораси

Объявление

УРА нас уже 318 человек на форуме!!!

По всем вопросам вы можете обращаться к администратору в ЛС, в тему Вопросы к администрации (для пользователей), или на e-mail: omowetforum@gmail.com

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Интерактивные рассказы (БД) » Рабочие будни из интернета.


Рабочие будни из интернета.

Сообщений 21 страница 40 из 54

21

продолжение...

"Марина Сергеевна, что у Вас случилось? Вам совсем плохо?" поинтересовалась Рита... она так не могла понять хочет еще какать или нет,  вроде сильных позывов не было, но живот продолжала крутить и пучить, она сидела на краешке унитаза и ей казалась, как только она оторвет попку от холодного фаянса, у ней снова будет острый приступ диареи...
Марина Сергеевна ничего не сказал в ответ продолжая сидеть на своем горшке опустив голову в пот и тупо разглядывая потрескувшую плитку, лишь молча показала Рите обрывок веревочки смывного бачка..

" Давайте я Вам ведро  воды принесу" предложила Рита, и не дождавшись ответа встала с унитаза и придерживая одной рукой спущенные трусики и прочую одежду, другой взяла стявшее в углу ведро для мытье полов, набрала воды из торчащего в углу крана посавила его перед Мариной Сергеевной.
Главбухша едва не заплакала  от благодарности Рите, она бы сейчас еще отвернулась, вообще бы ей цены не было подумала Марина Сергеевна..
Рита словно прочитала ее мысли, не стала садиться обратно, а также придерживая одежду и трусики рукой отошла к окну, оказавшись напротив сидящей на корточках Алевтины..
" Ты уже все?" спросила Алевтина поняв голву и увидев стоящую у окна Риту
" Не знаю... может еще посижу.. живот крутит... но ничего не выходит.."
  "Я тоже не могу.. сижу тут ноги затекли.. живот пучит.. вроде срать хочу сил нет.... а не получается,  если там свободно, я бы пошла туда, села бы на горшок по человечески.. может быть облегчилась.. " проговорила Алевтина лицо 
которой было уже красным от натуги.
" Иди садись, сейчас Марина Сергеевна уйдет" ответила Рита..
Тем временем Марина Сергеевна смыв унитаз из ведра, тщательно вытирала попу присев над унитазом, использованные полоски бумаги бросала в мусорную корзину, которая уже почти полной, закончив гигенические процедуры, она оделась и пошла в предманник мыть руки, напоследок благодарно улыбнувшисть Рите, соявшей у окна, и подумала про себя"Какая же Рита хорошая..."

Как только Марина Сергеевна ушла в предбанник, Алетина с трудом встала с корточек, на ватных ногах слезла с пьдестала, и тут же плюхнулась на унитаз, где только что сидела Марина Сергеевна.
" Там смыв не работает" крикнула ей Рита " Давай я еще воды наберу"
Рита набрала еще ведро и поставила его перед Алевтиной, и снова уселась на унитаз, на этот раз ее попа уже заняла большую площадь поверхности унитаза.

Усевшись на "нормальный" горшок Алевтина почувстввала, как ее попа наконец раскрывается, и чтото огромное начинает вылазить из нее,  она натужилась закряхтела.. гигантский катях выходил из ее попы медленно, Алевтина кряхтела постанывая... ей казалось, что какать она будет вечно.. она еще натужилось чуть-чуть ускорив процесс... еще чуть-чуть и вот оно облегчение..
" О-о, как мне хорошо" простонала она испытывая по правде " райское облегчение" и  почти сразу резкий спазм скрутил ее, ее буквально прорвало с громким пердежем и хлюпаньем из нее вырвалась струю поноса, ей на сегунду показалось, что ее подбросило на унитазе, или унитаз под ней раскололся..
Глядя на громко изпражняющуся Алевтину, Рита поняла, что  дико хочет срать, и стоило ей только надужиться,, как ее попа выдала громкую трель, а следом полились остатки того, что она не успела высрать в туалете 2 этажа..
"Ой как хорошо, как иногда надо немного надо для счастья.." говорила радостно Рита, когда приступ диареи прошел..
" Хорошо просраться, это даже лучше секса"  хмыкнула Алевтина.. Ритка громко заржала в ответ, от смеха пукнув и выдавив из себя небольшую струйку поноса, как ей показалась последнию.
" Я кажется все" собщила она Алевтине...
  продолжение следует...

0

22

продолжения...
Рита уже хотела вытирать попу, как в коридоре послышались шаги дверь скрипнула и в туалет вошла кладовщица Алла темненькая плотная женщина лет 40.
Почуяв вонь она поморщилась и спросила полушутя "Что девченки понос прошиб'и не дождавшись ответа продолжила " Счастливые, я вот уже несколько дней сходить не могу, сижу на горшае по часу и ничего не получается, слабительное пачками ем, а толку нет, попрбую может, сейчас получится".
Рита поняла, что она по правде счастливая, ей было хорошо, с горшка даже вставать не хотелось, хотя какать она больше точно не хотела.

Алла брезгливо осмотрев два грязных унитаза, тихо выругавшись "Суки все обдрестали". Взяла половую тряпку, обтерла ей поверхность унитаза с низким бачком, забрызганного чьим-то поносом, после достала откудато зеленое деревянное сиденье от унитаза (оно висело рядом с бачком в первой кабинке, им пользовались кладовщицы заходившие в туалет "посидеть подумать, газетку почитать"). Положив стульчак на унитаз, Ала растегнула рабочие брюки, спустила их вместе с трусами и неспешно опустила свою попку на деревянное кольцо  Ей казалось она наконец-то покакает, устроившись поудобнее,  она достала дамский роман из кармана халата, и начинала читать.
Алла часто мучилась запорами и много времени проводила на горшке, конечно сидеть приятнее дома, но учитывая, что Алла жила в коммуналке, дома ей посидеть не всегда удавалось, иногда после работы она специально заходила в торговый центр, и сидела там в туалете. На работе она не очень любила ходить в туалет, особенно,, когда надо было так надолго, из-за грязи и открытых кабин, особенно бесило Аллу, когда она сидела пытаясь сходить по большому, а рядом стояли другие женщины, просто болтали или курили, или когда очередь, у Аллы только процесс пойдет, а на нее смотрят, типа давай быстрей. А вот если рядом тоже сидел и какал Алле даже нравилось, за компанию у ней часто получалось у самой ....
Поэтому увидев в туалете Алевтину и Риту  она даже обрадовалась, за компанию может и я просрусь...
"Алевтина, ты долго еще?"  спросила начав вытирать попу Рита.
" Да я сейчас.." Алевтина то же поняла, что вроде все, она встала, чуть не обмерла, увидев кучу, которую наволила, зажмурившись вылила ведро в унитаз, потом подтерлась, оделась. Налила еще ведро воды и прмыла унитаз еще раз. Рита уже одетая ждала ее в предбаннике у умывальников.
Алевтина стала мыть руки, и в животе у ней снова заурчало..
"Рита ты иди, а мне еще надо..

Алевтина вернулась и села на унитаз, где сидела Рита, что-бы не возиться с ведром. Только упела сесть, как ее пробрал новый приступ диареи.
"Счастливая, мне бы так дрестануть" думала Алла продолжая читать книгу и стараясь наконец покакать, но из нее выходили только слабенькие пуки, вдруг она почувствовала, что вот-вот "процесс" начнется. Она натужилась, ""Ну наконец-то" ей казалось, что она начинает наконец-то какать...
продолжение следует

0

23

Cabaliero написал(а):

М-да, даже не ожидал, что у данного рассказа найдутся последователи (и не один!) Я так понимаю, всё ещё только начинается... Ну что ж, в добрый час, как говорится... 
В авторе "продолжения" явно чувствуется то, чего не дождаться от большинства: склонность к КРЕАТИВУ (не сведению всего к примитивному пошлому завершению с как можно большим нагромождением дерьма и "натурализма"), а именно ПРОРИСОВКА всей "суровой правды жизни"  (ведь так оно, блин, на самом деле ВСЁ И ПРОИСХОДИТ!), причём, что самое главное(!) - вкупе с "человеческим фактором" - "портрет" каждой из героинь, нарисованный мною ранее через моё "восприятие", тщательно соблюдается и развивается "по жизни" дальше. А "база" для этого, как выяснилось, есть: последствия "вчерашних пирожных" могут оказаться гораздо сильнее, чем могло показаться (мне также!) на первый взгляд; я-то собирался историю на ЭТОМ закончить... 
Так что ждём развития сюжета, а также появления на сцене новых и ...кхм, как бы это сказать... "новых старых" героинь. То есть Жанны с Любашей, возможно, секретарши Ирины с её подружкой Светой из бухгалтерии, а также новых сотрудниц (из того же отдела продаж, где собственно, и "разгорелся очаг" кормления всех пирожными, и "хранения их без холодильника" со всеми вытекающими), ну и так далее. По концепции "Божьего наказания" весь отдел продаж в итоге должен быть затронут этим "явлением"...
Впрочем, я не хочу ни в коей мере "наступать на горло" песне своего нового "соавтора". Возможно, ему видится какое-то своё развитие сюжета, ну тогда, повторюсь, "в добрый час..."

Отредактировано Cabaliero (19-10-2020 23:12:24)

Вот решился продолжить историю, она мне по правде очень понравилась, какающие женщины в туалете с открытыми кабинами вообще фишка, улет, я видел видео с женщинами присевшими над дырками рядком из России и Китая, китаянки те вообще срут плечо к плечу, особо не комплексую, а вот когда ряд унитазов без кабин, это более пикантно, видел фильм США, не помню название, там женщину муж подставил, ее в тюрьму посадили, там кадр был туалет в женской тюрьме, примерно 10 железных унитазов в ряд, без перегородок и все заняты срущими тетками, это вообще улет полный...
Так вот мне тема поэтому приглянулась, я могу ввести в сюжет еще полсотни героинь с их поносами и запорами... и как они садятся на холодный фаянс или запрыгивают ногами на унитаз... и будет еще недостаток бумаги и очереди в туалет.. и т.д. все это можно сделать...
Но мне вдруг захотелось Счастливого Конца, не просто, что диарея у всех дам кончилась, а все запорные продрестались, как следует.
Мне захотелось вернуть главного героя Стаса, который бы напрмую уже столкнуся с какающей в мужском сортире Жанной например ( мне она почему-то больше всех нравится), и обьяснился бы ей сидящей на унитазе, что принцессы какают и это прекрасно....
У меня вопрос сразу к счастливому концу дело вести, или еще 10 серий нужно про женские страдания на  общественных унитазах..

0

24

У тебя хорошо получается и быстро, конечно хочется продолжения,но мне совсем не хотелось бы,чтобы этот рассказ превратился в нудную мыльную оперу,поэтому наверное десять серий многовато,а вот серии три или пять возможно в самый раз. Но это сугубо моё личное мнение. Может у кого-то будут другие предложения.

+1

25

...продолжение...
Алевтина поняла, что вроде наконец "все" стала подтираться заводя руку за спину не вставая с горшка, потом привстала дернула за веревочку, бачок завибрировал, труба загудела, поток воды с ревом смыл содержимое кишечника и обрывки перепачканной туалетной бумаги..
Алевтина натянула трусы, поправила одежду и направилась к выходу.
"Счастливая" пошутила Алла продолжая тужиться сидя на деревянном кружке, она чувствовало, что из нее стал вылазить твердый, как камень катях, но до полного очищения было еще далеко.
" Надеюсь Вам удасться тоже  сходить, посидите подумайте, все получится" сказала Алевтина выходя из туалета, при этом подумала "Жалко бабу, запор это то же скверная вещь не лучше поноса, да и сидеть тужиться, в открытом сортире, тот еще экстрим, но сейчас все ушли, может ей наконец никто не помешает, посидит прокакается бедняжка" .
Не успела Алевтина отойти от туалета и пары шагов, как в него  заскочили две девушки лет 25, Алевтина их раньше никогда не видела.
Когда дверь сортира скрипнула и послышались шаги, Алла встрепенулась, подняла голову, на всякий случай прикрыла лишнию заголенность рабочим халатом, "процесс" у ней конечно тормознулся.
В туалет вошли девушки одна крашенная блондика в розовой футболке и в синих джинсах, другая шатенка в юбке и в зеленой рубашке.
Алла узнала их, они у ней недавно получали товар, она даже запомнила, что они представители какой-то торговой сети из области.
Девчонки заголили задницы и присели над унитазами и почти одновременно зажурчали, блондика в унитаз, где недавно сидела Алевтина, а шатенка в унитаз рядом с Аллой, где смыв не работал.
Кончив сикать блондинка встала, неожиданно оглянулась, как бы оценивая поверхность унитаза и решительно плюхнулась на него попой.
"Посрать надо" сказала она и судя по шипящему звуку процесс у ней сразу же и начался.
"Мне тоже какать хочется" ответила ей шатенка, продолжая стоять крючком над унитазом, "Сейчас попробую, может схожу тоже" проговорила она.
Проша примерно минута, судя по всему блондика уже успешно заканчивала "свои дела".
"Не получается" с грустью проговорила шатенка продолжая "висеть" над унитазом
"Да сядь, ты, как я по нормальному" посоветовала ей подруга.
" Не могу, я только дома сажусь"
" Ну тогда ноги на унитаз закинь"
Девушка аккуратно поставила сначало одну, потом другую ногу на унитаз и острожно присела на корточки, было видно, что такая поза для нее непривычна.
"Красиво смотришься, подруга, давай сри быстрей, нас ждут наверно давно"  говорилка блондика, вытирая попу.
"Не получится, у меня так" слезая с унитаза сказала шатенка.
Девушки ушли, Алла оставшись в одиночестве, вновь попыталось расслабиться..
Тут дверь опять заскрипела, в сортир вошла Наташа пухленькая блондиночка лет 35, продавщица из соседнего ларька.
Глянув на Аллу она спросило " Ничего если я тоже посижу, вроде пока тихо, да и тут пока народу мало и загадить не все горшки еще успели, позже бывало придешь, не на один унитаз нельзя сесть по человечески"
Она разложила на унитазе с которого недавно сидела блондинка в джинсах полителенновый пакет с вырезанным кругом, растегнула нижнее пуговицы халата, стянула  лосины а следом трусы, и опустила свою большую белую попу на импрвизированное сиденье, и сразу начала громко писать..
Посидев немного Наташа пару раз  негромко пукнула и проговорила "Наконец-то посру почеловечески"
Присутствие Наташи, не особо напрягало Аллу, она опять стала тужиться, кряхтя.."Может я тоже наконец просрусь" думала она
Но тут дверь распахнулась и в туалет влетели секретарша Ирина с подругой Светой..

0

26

продолжение...
Света сразу заскочила в дальнию кабинку, запрыгнула на бетонный пьедестал и едва успевши снять трусики и сев на корточки выдала мощную трель пердежа.
"Что подруга и до тебя дошло смотрю дошло' ехидно спросила Ирка усаживаясь в позу орлицы на унитаз между Аллой и Наташей
Со стороны это смотрелось сюрриалестично. 2 простые тетки, сидят скромно на  унитазах прикрыв лишнюю наготу халатами, а между ними этакая гламурка широко разведя ноги, сверкая всеми прелестями с гордым видом забралась  на унитаз.
"Блин... еле донесла"  жаловалась Свеат из-за перегородки, продолжая издавать булькающие звуки..
Ирка пока лишь пустила мощную струю обоссав часть пола перед унитазом, она посидела еще минуту, и "взорвалась" это был именно взрыв, женщины сидящие рядом вздрогнули и поморщились.
"Надо же такая на вид принцесса а дрыщет, как корова" думала Наташа, которая уже заканчивала процесс и вспоминала, как раньше работала на рынке и там ходила в платный туалет, но таких засранок, как эта офисная фея не видела. Туалет там был  тоже с открытыми кабинками, но унитазы были чище с сидениями, многие женщины садились, как дома, особенно если по большому, что-бы кто-то вот так забирался с ногами, Наташа видела всего пару раз.

Рассиживаться Ирка не хотела и стала подтератьсч, потом сделал попытку смыть, не обнаружив веревки, махнула рукой и пошла к выходу..
"Девушка а Вас смывать не учили" крикнула ей вслед Наташа.
" А я чтоли веревочку оборвала, я на ней не вешалась" огрызнулась Ирка.
"Свет, ты долго еще" спросила Ирка подругу
" Не жди, я похоже надого.." отозвалась Света усаживаясь поудобнее на бетонном пьедестали, ее уже пронесло, но она понимала, что надо посидеть еще..
"Ну и зарнанка, надо же так все обдрестать и уйти" вслух сказаала Наташа, подумав, что как хорошо, что она успела вовремя прийти, покакать спокойно в такой вонище ей вряд бы удалось.
Наташа подтерлась оделась, одернула халат.
"Я пойду уборщицу позову" произнесла Алла понимая, что сидеть больше нет смысла, из нее чуть-чуть вышло, но полного облегчения не наступило.
" Ничего, может вечром еще раз попробую" думала Алла вставая с унитаза...
продолжение следует...

0

27

продолжение..
"Девочки, кто знает туалет открыли" вопросительно сказала Жанна глядя на своих подчиненных, прежде всего на Алену, крупную тетку лет 40, Алена была немного простоватой и нагловатой, но это иногда даже помогало в работе, все знали, что Алена много времени проводила сидя на горшке, бывало только придет на работу и сразу в сортир на полчаса, или после обеда забуриться.. про нее даже присказка ходила "Где Алена наша, где, где, ясно где на горшке сидит". Тем не менее Алена была хорошим и безотказным работником, и Жанна прощала Алене ее туалетные получасовые заседания.. Алена была "туалетной подружкой" Жанны, дело в том, что кишечник Жанны не работал, как часы и ей часто приспичивало " пойти подумать" и на работе, а Жанна была немного стеснительна, и не могла расслабиться сидя на унитазе, когда рядом другие девчонки просто курят или болтают, вот посрать за компанию Жанна любила, и Алена эту самую компанию ей часто составляла.
"Я вниз ходила" отозвалась Алевтина, если пойдете возьмите с собой бумагу, там нет..
" Ну девочки, кто с нами  на заседание парламента" хохотнула Алена, доставая из тумбочки рулон туалетной бумаги..
" Меня возьмите"  попросила Танька маленькая женщина живчик 45 лет, про таких говорят обычно "вечная девочка".
Следом за компанией в коридор выскользнула и Юляша, ужасно стеснительная девушка-стажер, она пошла, за всеми от безисходности, она нестерпимо хотела писать, а если честно то и какать, пирожное тоже давало о себе знать. Туалет был закрыт, а где другой Юля не знала, к тому же Юля надеялась, что в другом туалете будут закрытые кабинки, и ей удасться может покакать. На работе Юляша какать стеснялась, раз она очень хотела по большому, заперлась в единственной кабинке, и только присела, как в дверь застучали и раздался грозный голос Марины Сергеевны, "Кто там опять засел"
На лестнице встретились со Светой, которая кстати, только что наконец просралась..
"Девочки, Вы поди в туалет идете, только там сейчас уборка" сообщила Света.
Пока Света испражнялась сидя на корточках на бетонном пьедестали, Алла попросила уборщицу тетю Веру помыть туалет, после Иркиной дрестни заходить в него стало невозможно...

Тетя Вера простая женщина, ей еще нет 60, в глазах еще не погасли огоньки, стройная, осветленные волосы, синий рабочий халатик, помятое жизнью лицо. Иногда от тети Веры нестерпимо несло перегаром, но ее все любили, знаете есть такие люди, которые двумя фразами могут поднять настроение на весь день, тетя Вера, как раз была таким человеком...

Когда Жанна с компанией заглянула в туалет, тетя Вера заговорила " Ой девоньки, подождите 5 минут, я домою"
"Тетя Вера, мы сейчас все обкакаемся, пусти" запела Алена.
"Ладно девоньки, идите я сейчас унитазы протру насухо, что бы вам сидеть было нормально" тетя Вера достала сухую чистую тряпку и быстро протерла поверхности унитазов Алена с Жанной в это время начали быстро оголять свои пятые точки, Танька заскочила в дальнию кабину и уселась на корточках на бетонном пьедестале.
Жанна плюхнулась на унитаз с низким бачком, Алена рядом.
"Там слив не работает, кто-то веревочку сегодня порвал, может пересядешь, или я ведро с водой принесу" предложила тетя Вера Алене.

"Мы люди не гордые, пересядем, без разницы, где срать- то" хихикнула Алена перемещая попу на соседней унитаз.

Юля зашла в крайнию кабинку и растегнула брюки, присела над унитазом, начала писать, пытаясь сильно не шуметь, при этом ей сильно хотелось какать, но она стеснялась.
" Девоньки, я пока пол тут домою, я надеясь вас не смущаю" опять заговорила тетя Вера макая тряпку в ведро,
" Да все нормально, а что горшки протерли, за это отдельное спасибо, попе сухо и приятно" поблагодарила уборщицу Жанна, и тут же ойкнула и схватившись за живот согнулась на унитазе, но вскоре выпрямилась и улыбнувшись сказала " ой правда как немного надо иногда для счастья, чистый горшок и все".
" Это точно" поддержала ее Алена, " Вот я поняла, что иногда хорошо просраться, намного лучше секса"
Жанна захохотала
Юляша наконец решилась, села на самый краешек унитаза и начала какать, стараясь не пернуть.
"Я вот лично очень люблю на горшке посидпть" продолжала философствовать Алена..
" Будто никто не знает" хихикнула Жанна.
"Ой девоньки, я то, как люблю посидеть" вступила в разговор тетя Вера, заканчивая мыть пол.
"Вот помню в детстве в деревне, что я, что сестра всегда подолгу на горшке любили посидеть, потом побольше стали или в уборную или к забору в крапиву и там сидели."
  " Девоньки не против я с вами за компанию присяду" тетя Вера задрала халат и села между Жанной и Аленой и продолжала рассказ " Потом в город уехала, на фабрику устроилась, здесь раньше фабрика детской игрушки была,  я в этом туалете часто сидела,бывает утром с девченками за компанию и в туалет сходишь и поговоришь от души, там дальше еще один туалет был в цеху, но там только на корточках..потом фабрику закрыли, арендаторы появились, я вот в уборщицы подалась, тут вот решили облагородить перегородки поставили, только ЧП случилось, вот тут одна толстая тетка уселась ногами на унитаз, а он не выдержал и на бок, она две перегородки сломала, вот для таких сделали бетонный пьедестал" тетя Вера кивнула на крайнию кабинку, откуда вышла Татьяна.
"Я все девочки" весело сообщила она направляясь к выходу.
Юля тоже закончила какать, подтерлась и спустила воду.
"Юляша, подожди" услышала она голос Жанны и обернулось, ей было немного неловко разгочаривать с начальницей, которая вот так просто сидела на унитазе голой попой со спущенными трусами, рядом с уборщицей и хабалкой Аленой.
"Юля, мне короче надо еще посидеть, если Алевтина или Лена хотят в туалет, пусть идут, а ты Татьяне помоги если что."
Пока Юля шла из туалета, она думала о Жанне, Жанна была для нее чем-то недосягаемом, а тут так запросто сидит и какает, как простая уборщица, и тут Юлю осенила мысль, что это все нормально, что Жанна земной человек и не на`до стеснятся своего естества. Юля решила, что есди ей приспичит на работе по большому она не будет стесняться..

Отредактировано Berit 69 (23-10-2020 18:44:47)

0

28

Berit 69 написал(а):

прикрыла лишнию заголенность рабочим халатом

Вот разве дамы друг друга в этом плане стесняются? Ну между нами, мужиками, бывает иногда, но очень слабо.

0

29

Ну так написал(а):

Ну вот согласен с Вами, но я никак не просеку самой ИДЕИ интерактива. В конце концов вымышленный мир создаётся его автором. Со всеми его неотъемлемыми свойствами, включая принципиальную неполноту. И любое вмешательство будет просто разрушением этой неполноты. Же.
Ну вот как моя история про анекдот — теоретически она интерактивна, можно написать, что такое увидала Наташа и что приключилось с Петровым, но вот видите же, при попытке дать объяснение выходит какая-то фигня...

В чём-то ты прав, наверное да, каждый автор - это отдельная Вселенная, "принципиальная неполнота", в самом деле... И, с одной стороны, действительно, кому-то другому продолжать (со СВОИМ стилем и взглядом на жизнь) чужой рассказ - это попытка скрещивать тигра со слоном :D . Но с другой...
Вообще-то изначально (на том же старом "омораси.ру") сама идея ИНТЕРАКТИВОВ была немножко другой: автор пишет начало (до определённого момента), а потом (сам же) предлагает РАЗЛИЧНЫЕ ВАРИАНТЫ развития событий (под №) например: 1. Граждане А и Б идут туда-то, граждане С и Д - туда-то, А недобегает, Б писается частично, С ...так-то, д-так-то (и обстоятельства)... Вариант 2. - обстоятельства другие, вариант 3-третьи, и др. - но всё это прописывает АВТОР, а участники форума потом просто в своём "сообщении" выставляют: "я за вариант 2", " я - за 3", и т.д. Но практика показала, что во-первых, это выглядит абсолютно БЕЗЛИКО (цифры и всё!), а во-вторых, в большинстве случаев авторы сами НЕ ПИСАЛИ ПРОДОЛЖЕНИЙ ПО УКАЗАННЫМ вариантам и это всё в итоге сводилось к такому унылому "выполнению номера"; цифры эти - 2,3 и т.д. ставили, потому что ТАК НАДО. Поэтому на этом форуме я и призывал (и призываю) участников всё-таки писать именно ПРОДОЛЖЕНИЯ по сюжету конкретного рассказа - в том стиле, в каком получится. И практика (опять-таки!) показывает, что хоть когда-то, пусть раз в сто лет, но с кем-то это, да получается (когда у кого-то есть желание писать и развивать тему и помогать форуму :writing: А всякие "нестыковки" по части стиля и др. можно отрегулировать в личной переписке, было бы, повторюсь, желание.
Кстати, твой рассказ про Петрова и Наташу я бы и сам продолжил, но он, во-первых, не в разделе "Интерактивы" и главное, судя по всему, это ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ, а не вымысел, а значит и продолжать её самостоятельно как-то... :no:

Отредактировано Cabaliero (26-10-2020 10:40:00)

0

30

продолжение...

Алена гордо сидя на горшке, рассказывала своим соседкам очередную "сортирную байку", на этот раз, как она летела из отпуска..
"Зашла села, сначала по маленькому, и что-то мне хорошо стало, дай думаю еще посижу , может еще, что надумаю" начала улыбаясь во весь рот Алена..
" Да уж, что-что, а на горшке ты посидеть любишь.." не удержалась Жанна.
"У меня организм такой, мне надо сесть, подумать, расслабиться минут 5, и потом только из меня начинает выходить, и выходит еще долго" отаетила Алена и продолжила рассказ " Сижу, чую процесс начинается, хорошо стало, и тут самолет в турбулентность попадает, болтанка начинается, я в унитаз сжалась, хочу ремнем пристегнуться, ищу а его нет"
Жанна не выдержала и захохотала во весь голос, при этом схватилась за живот "Ой блин.. кажись у меня от смеха, все вышло" по правде Жанна почувствовала себя наконец полностью облегчившейся..
В этот момент в туалет зашла Гуля кладовщица, она косо глянула на хохочущих Жанну, тетю Веру и Алену, заскочила на бетонный постамент в кабинке у окна, слегка задрав халатик и приспутив брюки с трусами, расоложилась на корточках над унитазом залитым в бетонный пьедестал.
Гуля всегда старалась занять эту кабинку, свою нужду она привыкла справлять на корточках, на унитаз садилась только дома и только по малой нужде, даже дома Гуля какала в позе горного орла забравшись ногами на унитаз.
В принципе Гуля не рассиживалась долго в туалете, и сейчас только опустиась на корточки, почти сразу у ней одновременно получилось по маленькому и большому, через минуту она уже подмывалась из пластиковой бутылочки принесенной с собой. После омовения, Гуля насухо вытерла все бумагой, и направилась к выходу..

продолжение следует..

0

31

Выйдя из туалета, Гуля (вообще полное её имя было Гульнара, она была из Татарстана, но все знали её как Гулю) в дверях столкнулась с Людмилой, женщиной лет тридцати пяти из бухгалтерии, работавшей вместе с Мариной Сергеевной и Светой (всего в бухгалтерии их было трое, и она была, пожалуй, единственной из всей конторы (кроме ещё работающих на 1м этаже - в отделе доставки и на складе, они в "жуировании" участия не принимали!), кто ещё не успел сегодня «согреть унитаз» и окропить его нутро поносом) - вероятно, потому, что вчера она была в отгуле (сидела с больным ребёнком) и в коллективном «праздновании» алевтининой днюхи также участия не приняла. Впрочем, сегодня ей, едва она успела появиться на работе, за утренним чаем «впихнули» должную порцию вчерашних пирожных, включая и «штрафные» (за вчерашний день), и вот теперь всё это дало о себе знать под конец дня...
Людмила маялась животом уже с двух часов (почти сразу после того, как, ничего не подозревая, сходила на обед и он, видимо, не лучшим образом "наложился" на те самые пирожные...) Так как Марина Сергеевна и Света сегодня постоянно ГДЕ-ТО отсутствовали (по неизвестным ДЛЯ НЕЁ причинам), покинуть свой пост и оставить кабинет пустым она не смела. Тем более она совершенно не могла понять причину такого «крутежа» и надеялась, что «может так, само пройдёт...» Лишь сейчас, когда она в очередной раз осталась одна (Света в это время ещё находилась в нижнем туалете, а Марина-главбух пошла с какими-то документами к генеральному, точнее, к секретарю Ирине (гендир Сергей Петрович — в простонародье «Петрович», находился в отъезде, правда должен был вот-вот вернуться); так вот в этот момент живот у бедной Людмилы скрутило так, что она с трудом удержала всё внутри себя, судорожно сжав ягодицы... Она почувствовала, что ещё чуть-чуть, и наложит в штаны прямо на рабочем месте, поэтому, презрев все «служебные заповеди», выскочила из бухгалтерии и понеслась к «святая святых» для всех женщин на втором этаже, но там, естественно, наткнулась на запертую дверь и безжалостную надпись на бумаге, сделанную синим фломастером...
Секунду-другую она стояла, словно в столбняке, а изнутри уже «подкатывало» по новой... Посоветоваться было не с кем, в такое положение она ещё ни разу тут не попадала. Но организм брал своё, и она, повинуясь уже не разуму, а инстинктам, буквально помчалась в «другое» крыло, туда, где был мужской (раздолбанный и убитый) туалет, впрочем как же это было сейчас неважно! Но уже, заворачивая за угол и видя в десяти метрах «заветную серую дверь (без «мужской фигурки» и буквы М — впрочем, и на ИХ туалете на 2-м этаже «опознавательных знаков» не было, все всё и так знали) она увидела подходящего к этой двери гендира (вернувшегося как раз) и он, даже не посмотрев в её сторону, открыл ТУ САМУЮ серую дверь и скрылся за нею...
Вламываться (даже в такой критической ситуации) в мужской туалет, да ещё когда там находится генеральный, Люда не считала возможным. Она опять застыла, словно соляной столб, не зная, что делать. Возможно, она бы так и обделалась, но стукнула дверь, ведущая с лестницы, и в коридоре возникла Света, с которой они сидели в бухгалтерии стол-в-стол, только у той, в отличие от Людмилы, в глазах светилось «счастье облегчения». Она (Света) ещё зашла на склад «поболтать» с начальником склада, импозантным, но достаточно строгим мужиком лет 40 по имени Илья (звали все его почтительно: «Илья Борисович»). Тот посетовал, что сегодня почему-то «мало заказов». Светка, при этом усмехнулась, подумав: «Потому что весь отдел продаж, шесть тёток, весь день с горшка не слазят, где уж тут заказы собирать...»
-»Чего стоишь, как памятник?» - усмехнулась она. Но увидев совершенно белый цвет лица коллеги, её согбенную фигуру, «откляченный» зад и отчаяние на лице, кивнула на дверь, через которую только что вошла: «Беги на первый. Там ВСЕ НАШИ...» - и многозначительно усмехнулась. И, видя, что коллега не всё понимает, в двух словах обрисовала ей всю ситуацию с пирожными и «неожиданным и непонятным» закрытием их «родного» туалета. После чего Людмила, словно тигрица, понеслась через ступеньку вниз и, как уже говорилось, на входе столкнулась с Гулей-Гульнарой, которая машинально ей кивнула.
Гуля не принадлежала к фирме, где работали все женщины, являющиеся «героинями дня». Она была обычной кладовщицей, на пару с уже известной нам Аллой, они обслуживали почти всё заводское помещение (плюс ещё были кладовщицы и уборщицы на верхних этажах), но конечно, всех женщин «оптовой компании хозтоваров» знала в лицо и по имени, правда не со всеми тесно общалась. Её главной подругой была одна из двух комплектовшиц на «том самом, родном» складе хозтоваров и бытовой химии по имени Камила — тоже из Татарстана, землячка. И вот к ней-то, проводив взглядом «влетевшую» в туалет Людмилу, Гуля и решила направиться, благо «кладовские служебные дела» позволяли. День подходил к концу.
Когда она вошла (массивная железная дверь с лаконичной надписью «СКЛАД» всегда была плотно закрыта, независимо от рабочего режима) она сразу увидела Илью Борисовича, сидевшего, как всегда, прямо у входа за огромнейшим столом и, кажется, разгадывающего кроссворды. Но лицо у него почему-то было не очень довольным... Увидев Гулю, которую он, конечно же знал, но как ко всем «посторонним» (а Гуля-Гульнара была таковой!) относился с должной строгостью. При её появлении он (профессионально!) дёрнул на себя первую попавшуюся бумажку на столе, прикрыв ею кроссворд, после чего вопросительно (и опять-таки строго!) взглянул на Гулю.
-«А мне...это...Камилу можно попросить?» - как-то несмело спросила Гуля, зачем-то одёрнув полы халатика.
- «Вообще-то рабочее время, мадам», - завскладом был хоть и строгим, но с женщинами (особенно посторонними, независимо от должности, элегантен и обходителен). -»То одна зайдёт, то другая...» - под «одной» он конечно же имел в виду Свету, только что заходящую к нему. - «Ладно, но пять минут. Пять.» - он показал растопыренную ладонь. - «И не здесь», - он опять-таки своим «галантно-строгим» жестом (удивительно умел сочетаь то и другое!) показал на дверь. И прямо-таки громовым голосом крикнул вглубь склада:
- «Камила!»
Камила была довольно живой девушкой двадцати с небольшим лет, Гуля была ненамного старше, но многое успела повидать в жизни и Камила поэтому (и по многим другим причинам) относилась к ней почти как к «старшей сестре». Сейчас же они стояли на лестничной  площадке и курили.
- «Спасибо, что выдернула оттуда» - почти благодарно прошептала Камила. - «Курить охота, пипец... А ещё больше — ссать», - она сжала ноги и присела. Блин, прикинь, сегодня заказы, ну на завтрашний день которые, вообще практически на нуле, никогда такого не было, в чём дело, понять не могу... И Борисович не может, потому злой как чёрт... Ему же как всем, кто на окладе, процент от ОБЩЕЙ ВЫРУЧКИ идёт, вот его такие ПУСТЫЕ дни и бесят... Сам уже с часа дня, как всё отгрузили и повезли, сидит, кроссворды разгадывает. Хотя и скрывает это искусно, когда мы с Надюхой подходим», - всё это Камила проговорила почти скороговоркой. - «Так вот, прикинь, он часа в три (сейчас уже сколько — полпятого? - она бросила взгляд на часы) дал команду, раз заказов нет, «подбиваем» реестр, блин по складу, считаем остатки, они с прошлого месяца не сходятся... И вот мы с Надькой (вторую комплектовщицу звали Надеждой) - вместо того, чтобы кроссворды, как он, разгадывать, как савраски, носимся, остатки сверяем... А десять минут назад, прикинь (прикинь — было любимым словечком Камилы, даром что мусульманка, она, приехав из Казани и «обрусев» окончательно в последний год, быстро овладевала молодёжным российским сленгом) - заказы почему-то повалили! Как весь отдел продаж проснулся — уже восьмой заказ за десять минут, наверстать упущенное за весь день решили! И мы теперь, ПРИКИНЬ — одной рукой остатки подбиваем, а другой заказы собираем и оформляем, блин! И не посрать, ни поссать...»
- «Ты с этим поторопилась бы, подруга», - нашла, наконец, повод «вклиниться» в бурный поток Камилы Гульнара. - «А то там и так столпотворение... Все горшки заняты, кроме двух...» - она поправилась - «кроме одного... Если и ТОТ уже не успели занять...»
- «А чего такое-то?» - не поняла Камила. - «С чего ТАКОЙ СПРОС?» - Камила была весёлой девушкой и чувство юмора даже в минуты дискомфорта ей не изменяло. И она находилась в счастливом неведении по поводу «спроса на горшки». Так как «празднование», а значит и пирожные, «не дошли» до первого этажа и не оказали пагубного воздействия на организм тех, кто там работал...
- «Не знаю», - помотала головой Гуля. - «Иди, сама узнаешь. Там отдел продаж, САМОЕ НАЧАЛЬСТВО, и особы, к нему приближённые», - она прыснула и добавила. - «Я-то поболтать хотела, но ты я вижу, вон», - она кивнула на сжатые ноги Камилы. - «Да и шеф твой сердиться будет...»
- «Что верно, то верно», - вздохнула Камила, делая очередную затяжку.
Гуля же инстинктивно оглянулась на маячившую в конце коридора тень. Это была «тень» Аллы, которая зачем-то манила её к себе рукой (кричать через весь коридор Алла не любила). Гуля подошла ускоренным шагом к ней.
- «На вот, возьми», - протянула ей Алла связанные меж собой несколько рулонов туалетной бумаги. Отнеси ТУДА... А то там бумаги вечно нет, а эти же... собственницы, блин, бумагу с собой приносят и утаскивают обратно («моё», мать их!) А следующие придут и подтереться будет нечем... Кто же знал, что на этот клозет сегодня будет такой спрос?» -  И она хихикнула.
Гуля послушно взяла «связку» и отнесла её в туалет. «Распутав» её там, она нанизала каждый из рулонов на «вкрученный» намертво в кафельные стены в каждом «отсеке» пластмассовый держатель. Теперь все были «при бумаге». Два рулона остались лишними и она просто поставила их в углу, пошутив на прощание: - «Закончится ЭТА — вот дополнительно...» Все сидящие на горшках заулыбались, кинув взгляды назад и увидев на стенах прямо-таки огромные рулоны бумаги...
Выходя из туалета, Гуля кивнула Камиле и направилась по коридору к кладовым.
Камила же выбросила докуренную сигарету в урну и «лёгкой трусцой» потопала к вожделенной двери туалета. А в это время...

Отредактировано Cabaliero (17-12-2020 00:04:45)

+1

32

продолжение..
Еще в предбанике туалета Людмила начала судорожно растегивать брюки, вбежав в туалет мельком глянув на оседлавших горшки Жанну, тетю Веру и Алену, она молнией метнулась к дальней кабинке придерживая  сползающие вниз растегнутые брюки, вскочила на пьедестал, одним движением руки сдернула трусики, и едва успев опуститься на корточки.... почувствовало, как из нее полилось, причем из всех мест одновременно... Людмила писела с громким шипением при этом поливая унитаз и немного окрестности поносом. От внезапного облегчения, она издала сладостный стон "О-оо-ууу". После закончив писать, и поняв, что первый приступ диареи прошел, Людмила немного привстала, осмотрев не запачкала одежду, дернула веревочку бачка... и снова опустилась на корточки устраиваясь поудобнее...

Тем временем Жанна уже подтералась смыв воду, ей стало наконец хорошо, пустой кишечник больше не бурлил и не приносил дискомфорта, она улыбаясь неспешно натягивала колготки..
" Ты долго еще" спрсила она Алену, которая всем своим видом показывала, что с горшка вставать не собирается...
"Мне еще посидеть надо" отозвалась Алена, ставшая вдруг серьезнее, она обхватила колени руками и уставилась в пол, похоже "процесс" у ней входил в серьезную стадию..
"Пусть девка спокойно посидит" поддержала Алену тетя Вера, которая тоже закончила свои дела и разматывала небольшой рулончик туалетной бумаги..
В этот момент в туалет вошла Камила...

Сделав круг почета и убедившись, что все горшки заняты (Жанна, хоть и встала с горшка, все еще продолжала манипуляции с одеждой, стоя рядом с унитазом). Камила направилась в крайнию свободную кабинку, растегнула нижние пуговицы рабочего халата спустила брюки с трусами, заскочила ногами на унитаз и усевшись на корточки поудобнее приготовилась писать..
Жанна наконец пошла на выход и в дверях столкнулась еще с одной своей сотрудницей Леной.
" Иди я тебе горшок нагрела" весело сообщила  Жанна...

  продолжение следует....

0

33

продолжение..

Лена задрала юбку и быстро спустив колготки с трусиками опустила попку на унитаз, где недавно сидела Жанна, и  который сохранил тепло Жаниной попки, поэтому даже отсутствии сидения не принесло  особого дискомфорта Лениной попе, она уселась поудобнее и стала разглядывать прокладку на трусах, ее уже пора менять, Лена  неторопясь оторвала  использованную прокладку от трусов и стала заворачивать ее в туалетную бумагу, неожиданно она замерла  и наклонившись чуть вперед начала испражняться...
Надо сказать, что с утра испорченное пироженное никак не подействовало на желудок Лены, может сьела она его немного, может еще что...я, что
Она даже не поняла, отчего всп девчонки в отделе маются с утра животами, и у всех на языке туалетно унитазная тема...
Лена шла в туалет думая, что просто захотела по большому, и уже сидя на унитазе поняла, что у нее тоже диарея.
Она еще несколько раз хваталась за живот, сгибалась пополам, срускала воду...

Камила неспеша закончив писать, неспешила спрыгнвть с унитаза, "Посрать что-ли тоже" думала она устраиваясь на корточках поудобнее....
Ей уж не так сильно и хотелось, можно было подождать до следущего посещения туалета...
"А чего ждать то, раз уж села"  опять задумалась Камила, понимая , что если сейчас слегка расслабит кишечник и чуть-чуть натужится у ней все получится. Лицо ее стало серьезным, она опустила голову вниз и начала тужиться..

0

34

Именно в этот момент она вспомнила, что «следующее» посещение туалета может отложиться на неопределённо долгий срок (из-за внезапной «инвентаризации» плюс внезапно поваливших заказов). А теперь, когда ещё и Жанна-начальница, пардон, просралась и наверняка возьмёт «бразды правления» в свои руки, может вообще придётся работать не разгибаясь. И неизвестно, до какого времени. При «напряжённом графике» рабочий день у складских был ненормированным...
И Камила, наклонившись вперёд, раздвинув колени ещё шире и отставив попу дальше, натужилась изо всех сил... (Успев при этом подумать: «Как там Надька-то без меня? Справляется? Блин, уже не пять минут, а все десять прошли... Борисыч злой, как чёрт, небось... Хотя... заказы пошли вроде... Но Надька-то, когда вернусь, стопудово отомстит, она такая, после меня тоже «на пять минут» отпросится, сюда же пойдёт и тоже срать на полчаса засядет...)
Баба Вера же к этому моменту закончила свои дела - (за компанию, что ли? она так же, как и прочие участницы «мизансцены», решила покакать, но у неё желудок расстроен не был и процесс продолжался не так долго) аккуратно подтёрлась, затем, скомкав и бросив бумагу в унитаз, натянула трусы, потом колготы, «рабочие» брюки и опустила сверху фартук. Смыв на «её», среднем унитазе, не работал, поэтому ей пришлось опрокинуть в него ведро (правда, с грязной водой, оставшейся после мытья пола). Впрочем, баба Вера сходила после этого с пустым ведром к раковине, наполнила его (в этот раз до половины!) и вернувшись, тщательно ополоснула «белого друга», так что ни единого пятнышка на нём теперь не было. После чего кивнула всем: «удачи, девоньки...» - светло и тепло улыбнувшись, и пошла в «предбанник» мыть руки, прихватив ведро и швабру с тряпкой.
-«Какая же баба Вера хорошая», - подумала Камила, проводя её с крайнего толчка взглядом... - «Нет, мне-то определённо надо поторопиться...» Но процесс тормозился, запоры были хронической проблемой Камилы, и «продукт» никак не желал «трогаться с места». И чем больше она нервничала (за судьбу склада и напарницы), тем больше сжимался её сфинктер...

А Жанна в это время уже хлопнула за собой дверью, ведущей с лестницы на площадку их «родного» второго этажа. И, сделав первый шаг, одновременно поворачивая голову, чуть не натолкнулась на Софью Андреевну...
Софья Андреевна (она же Соня — для отдельных лиц, кто общался с ней по-свойски в силу возраста и семейного положения, это были дамы 40+ и как правило, с детьми — самой ей был 41, и её взрослая дочь через несколько месяцев должна была сделать её бабушкой!, поэтому некоторые звали её «баба Соня»), так вот баба-Соня была сотрудницей отдела учёта, того самого, где была стажёр-Любаша и начальницей Галина Васильевна. И одновременно как бы... примыкала к отделу с громким названием «отдел контроллинга и закупа», состоящего (вот парадокс!) всего из одного человека!
Это был, по сути, единственный мужчина на втором этаже, не считая генерального Петровича (но он вместе с Ириной-секретарём находился в самом конце коридора), и Стаса-программиста (в противоположность кабинету гендира, его кабинет находился в «женском» крыле, ближе к лестнице). Собственно, около неё сейчас находились и Софья и Жанна. И последняя инстинктивно сделала взмах рукой, останавливая Софью. Её интересовал как раз тот самый ЕДИНСТВЕННЫЙ мужчина на втором этаже, рабочее место которого находилось как раз посреди их «цветника», между отделом учёта и продаж! (И «баба Соня» была в каком-то смысле самой приближённой к нему особой...)
-«О, Сонь, погоди», - лицо Жанны светилось лучезарной улыбкой (ещё бы — после просирания, а баба Соня наоборот, явно торопилась, она тоже отведала со всеми пирожных). - «Минуту буквально... Слушай, а где Жорик наш ненаглядный?» - она словно специально подчеркнула слово «наш», но по выражению лица её было видно, что в глубине души она считает его «своим» и только своим. Хотя по жизни оснований у неё для этого не было: Жорик (он же Георгий — начальник и единственный сотрудник того самого контроллинга-закупа) был, хоть и неженатым в свои «тридцать с большим», но ярко выраженных «отношений» у него ни с кем в конторе не было. С Жанной в том числе. Но Жанна думала по-другому...
-«Чего-то его целый день сегодня не видно и не слышно...» - Жанна продолжала имитировать «неподдельное удивление»...
(Как уже было сказано, баба Соня была «учётчицей», но сидела в отдельной комнатке, сообщающейся через дверь с Жориком-Георгием и его «контролирующим» кабинетом, а с коллегами Галиной Васильевной и Любашей она общалась... через окошко, да-да, специальное окошко для подачи документации. Её (целыми гроссбухами) ей передавала Любаша, после чего это всё обрабатывалось бабой-Соней и поступало «для анализа и контроля» в «святая святых», к тому самому Георгию. Который и принимал решение, что закупать, когда, у кого и на каких условиях. Баба Соня же после этого договаривалась с поставщиками, принимала от них счета и отправляла в бухгалтерию. То есть она была закупщицей, но при этом как бы и «посредницей», замыкающим звеном между всеми и вся. И должность её именовалась звучно - «ФУНКЦИОНАЛ-КОНТРОЛЛЁР»...
- «Жорик?» - смешно вскинула брови баба-Соня, она хоть и была на 5-6 лет старше Георгия и как бы даже не находилась у него в прямом подчинении, но всё равно его ДОЛЖНОСТЬ (начальник... о, Боже, без поллитра-то не выговорить!) вкупе с его всегда подтянутым, «при пиджаке и галстуке» видом и новой иномаркой (как её...ой, не помню...) вызывала у неё чуть ли ни трепет. (Хотя и у самой должность звучала «достойно», но всё же...) Поэтому она, будучи приземистой, неуклюжей тётей без определённого на вид возраста, одиночкой (без мужа в смысле), безлошадной (ездящей на работу на трамвае) и без пяти минут бабушкой - величала его только Георгием. На крайняк - Георгием Александровичем...
-«Ой, Жанусь, да я и не знаю...» - заквохтала-запричитала баба Соня. - «Он чё-то весь день сегодня шастает туда-сюда, обычно сидит в кабинете своём безвылазно, а сегодня зачастил... К генеральному наверное... А с обеда дык я его и вообще не видела... Хотя не, один раз возвращался, точно... Бледный какой-то был... Я чуть не поинтересовалась — со здоровьем что? Но потом думаю — не, не моё дело. Да и работы выше крыши. Хоть заказов сегодня и мало (Жанна при этом усмехнулась, зная истинную причину «малости заказов», а также догадываясь о ПРИЧИНАХ ОТЛУЧЕК Георгия) — зато приходов со вчерашнего дня полно, закупились хорошо, Петрович велел, чтобы «распродаться до конца месяца, сегодня-то уже 23-е...» - Соню «понесло», но КЛЮЧЕВУЮ информацию она успела сообщить, и Жанна ухватилась за неё, как ястреб за добычу.
-«А чего с ним, с Ж...в смысле, с Георгием-то?» - изобразила она опять «неподдельное» изумление, при этом криво усмехнувшись (впрочем Соня не заметила) — пирожными-то, ТЕМИ САМЫМИ, Георгия- «нача контроллинга» - накормили НА РАВНЫХ СО ВСЕМИ! И вчера (в течение всего дня-вечера, и сегодня утром...) И продолжала:
-«Жорик-то наш, Георгий в смысле, здоров, как бык... Не в курсе, что с ним, Сонь?»
-«Ой, Жанусь, да откуда ж мне знать?» - снова запричитала Соня. И, схватившись за живот, скривилась и заторопилась: -»Ой, Жан, побегу я на первый, а то у меня чё-то живот крутит, у всех девок сегодня, незнамо от чего, наш туалет ишо закрыли, ты я вижу сама только что оттудова?» - И она кивнула на дверь, ведущую на лестницу. (Зайти в тот, что в двух шагах, по умолчанию — хоть и неофициально! считающийся мужским, она не смела).
-«Молодец», - хмыкнула Жанна. -«Как угадала?»
И «поворотила» в сторону своего отдела, где «трудились в поте лица» все её сотрудницы, кроме Лены и Алёны. (Блин, кстати, последняя, по-моему, засиделась, корова... Что-то она, зараза, много себе позволять стала последнее время... Сходить что ли всё-таки вниз, поторопить?)

Она, повернувшись, проводила взглядом бабу-Соню, скрывшуюся за дверью на лестнице, услышала её неуклюжие шаги при спускании по лестнице, ещё секунду раздумывала про «засидевшуюся и обнаглевшую» Алёну и тут же услышала быстрый цокот каблуков по той же самой лестнице — кто-то  явно поднимался вверх. Через секунду дверь с лестницы распахнулась и перед ней возникла Алёна.
-«О, Алён, жить будушь до ста лет», - резюмировала Жанна. - «Только что тебя вспоминала»...
-«Только не говори, в каком плане» - хрипло-брутально рассмеялась Алёна. - «Работа не волк, её типа делать надо — сама не убежит. Пошли уже...» - и буквально обхватив начальницу за плечо и под руку, «повлекла» её по коридору. Жанна, думающая в данный момент о ДРУГОМ, инстинктивно «увлеклась»... (Нет, всё-таки наглеет она последнее время, - как-то вяло подумалось ей... Хотя — после просирания... Я и сама-то раздухарилась...) Но вслух спросила (всё-таки эдак деликатно-жёстко высвободившись из-под руки подчинённой - «почти подруги»):
- «С бабой-Соней встретилась сейчас?» - что, впрочем, и так было очевидно.
- «Конечно, куда она денется?» - отреагировала Алёна. - «У неё тоже, по ходу, те же проблемы, что и у нас у всех» - и она «воззрилась» на начальницу, которая смотрела куда-то в сторону и её, казалось совсем не волновал ответ на её же вопрос. И вообще, мысли Жанны, похоже, были сейчас в каком-то ИНОМЕРНОМ пространстве. Поэтому Алёна посмотрела ещё раз в упор на начальницу (чтобы та повернулась к ней, ей даже пришлось встряхнуть её — на этот раз ДЕЛИКАТНО, за локоток) и спросила:
-«А чего тебе... Соня-то?» - что-то подсказывало Алёне, что интерес Жанны к бабе-Соне был сейчас отнюдь НЕ ПОВЕРХНОСТНЫМ.
-«Да ничего», - как-то рассеянно произнесла Жанна, на секунду взгллянув на Алёну и снова отведя взгляд, словно разговаривала сама с собой. - «Соня, она Соня и есть...»
-«В смысле?» - не поняла Алёна.
-«В смысле — счастье своё просыпает...» - так же рассеянно проговорила Жанна. - «А ведь, считай, в ОДНОЙ комнате сидит...»
-«В какой — одной?» - снова не поняла Алёна. (Или только сделала вид, что не поняла?)
-«Ладно, пошли работать», - не отвечая теперь уже откровенно «пялившейся» на неё коллеге-подруге, Жанна теперь уже сама «взяла её под локоток» и повлекла на рабочее место, до которого было отсюда 5-7 минут ходьбы.
За время этого «диалога» баба-Соня, он же функционал-контроллёр компании, неуклюжим шагом преодолела два лестничных пролёта на первый этаж и, войдя в коридор первого этажа, направилась к крашеной двери с женской рожицей...

Отредактировано Cabaliero (17-12-2020 13:06:21)

+2

35

продолжения...

Забежав в туалет Соня огляделась вокруг, соображая, где ей лучше устроиться, в первой кабинке на корточках восседала Камила, в цетре на крайнем унитазе сидела скрючившись Лена, из дальней кабинки у окна доносились звуки  понсного испражнения, там продолжало поносить Людмилу...
Соня подошла к унитазу рядом с перегародкой, за которой громко дристала сидя на корточках Людмила.. Заголив зад Соня присела над унитазом моментально выстрелив первой порцией поноса, тут же она начала громко писать, садиться на горшок Соне не хотелось, не было седушки, и она даже вздрогнула внутри, словно почувствовав холодный фаянс унитаза. Закончив писать Соня немного привстала понимая, что все еще дико хочет срать, снова присела поглубже над унитазом слегка натужилась, из нее вышло еще немного, Соня снова выпрямилась "Нет так я долго не смогу" подумала она. Какать балансирую ногами на унитазе, как Камила, Соня не любила, боялась подскользнуться и упасть, к тому же неоднократно видела сидящих на корточках на унитазах других женщин, как правило своих сослуживиц, и зрелище это было, мягко говоря неэстетичным..
Соня отматала  полоску туалетной бумаги сложила пополам и положила на краешек унитаза, аккуратно присела касаясь унитаза лишь бедрами..
Приняв более удобное положение Соня наконец расслабилась и из нее пошло...
  Лена закончив срать, стала возиться с новой пркладкой..
Камила понимала, что у ней ничего опять ничего не получится, делала последние натужные попытки..
В этот момент в туалета решительно вошла Алла, она почувствовала, что слабительное начало действовать, она решила, что сейчас зайдет в туалет сядет, и у ней все получится, никто и ничто не сможет ей помешать наконец облегчиться.
Лена уже подтерлась, спустила воду и поправляла одежду..
Алла заглянула в первую кабинку, и несколько не смутившись все еще сидящей на корточках Камилы, сорвала с крючка над головой Камиллы деревянный кружок, "извини очень нужно.."
Подошла к унитазу, от которого только отошла Лена, положив кружок, уселась поудобнен, начала тужиться зажмурив глаза, кряхтя и постанывая, она чуяла, как в ней все расскрывается, надо лишь чуть-чуть постараться и вот оно долгожданное облегчение...

0

36

Продолжение:

Алла напрягалась, но процесс всё никак не мог пойти, хотя она чувствовала, как уже в кишечнике «побулькивает», и вот ещё чуть-чуть...
Средний унитаз (слева от неё) был свободен, но вплоть до четвёртого унитаза из-за сломанных и отсутствующих перегородок была «прямая видимость» и она видела, как на том самом «четвёртом» унитазе, то наклоняясь всем корпусом вперёд, то откидываясь назад, с мученическим выражением лица дрищет Софья Андреевна, периодически прерываясь, чтобы собраться с волей и «выдать» новую порцию. А через бетонную стенку ещё были слышны «страдания» Людмилы... -«Господи, бедные бабы», - сочувственно подумала Алла, сама-то она была «вне игры» с пирожными, но в курсе всего (с чужих слов). После очередной неудачной попытки она приняла решение — отвлечься от всего и расслабиться — неважно, пусть хоть час придётся сидеть, Гуля-напарница «прикроет» в случае чего... Это было правильным решением — как только она, «помедитировав» полминуты, стала думать о всяких посторонних вещах, как «ступор» сменился «приятным» (в данной ситуации) давлением в области ануса и кака пошла наружу, через секунду плюхнувшись на дно унитаза. Сразу вслед за этим в животе булькнуло и процесс пошёл уже жидко (слабительное дало о себе знать), что впрочем, сейчас было «нормой» по отношению ко всем остальным. Но подумать об этом Алла так и не успела: дверь в туалет распахнулась и, миновав в одно мгновение «предбанник», в туалет вихрем влетела Любаша — та самая «рафинированная» сотрудница отдела учёта, сейчас у неё полностью отсутствовала всегдашняя «надменность», глаза у неё в буквальном смысле вылазили из орбит, и весь её вид говорил лишь об одном — где скорее примостить задницу? Выбора не было: свободен был только средний горшок и именно к нему со скоростью тигрицы и устремилась Люба, на ходу задирая юбку и одним движением спуская колготки с трусами, обнажив знаменитую выстриженную «матрёшку» на лобке. Впрочем, рассмотреть это никто из женщин не успел — Люба плюхнулась на унитаз (именно плюхнулась — не зависла над ним, как всегда!), не обращая внимание ни на отсутствие сиденья, ни на инстинктивное «предупреждение» Аллы со своего места: «Любашенька, там смыв не работает...» Любе было сейчас на всё это плевать, она еле успела сесть и тут же из неё с бульканьем полилось содержимое кишечника...
Она срала без перерыва где-то около минуты (впочем, испускаемые ею звуки вполне «гармонировали» с такими же звуками со стороны «соседок»). И как же завидовала им всем «через стенку» со своего, ближнего к дверям унитаза несчастная Камила! У неё так ничего и не получилось и она решила вставать. То же решение приняла и Люда на ближнем к окну толчке, правда той, в отличие от Камилы, желудок облегчить удалось, процесс закончился. Надолго ли? Хотелось бы верить, хотя внутри ощущения всё равно были не самые приятные.
Освободившись от первой порции поноса, Люба обрела свой «стервозный» облик и гневно вопросила:
- «Девки, никто не знает, когда наконец туалет наверху откроют?»
Никто этого, естественно не знал, но все знали, что не ответить Любе — это значит продлить «выплеск» её эмоций ещё на неопределённый срок. Поэтому ей ответила наиболее дисциплинированная из всех Софья, хотя ей-то, женщине в годах, совсем не пристало отчитываться перед такой соплячкой:
- «До окончания работ, вроде говорили...»
- «Что?!!» - взвилась Любашенька, нисколько не смущаясь разницы в возрасте со старшей коллегой, к тому же из одного отдела. - «Да они, блин, задолбали со своими работами — тогда вломились, посрать бабам спокойно не дали, потом вообще...» - её «несло» во всех смыслах, понос также снова возобновился; и неизвестно, чем бы всё это кончилось, если бы дверь туалета снова не распахнулась и туда не вошла... Галина Васильевна, начальница отдела учёта (то есть Любаши и Софьи), высокая и несколько чопорная женщина, в деловом костюме и цокая каблуками.
Окинув взглядом помещение уборной и занятые (все до единого!) унитазы, она полушутя-полугневно воскликнула:
- «Так, понятно... Так вот где весь наш доблестный отдел учёта прохлаждается!»
Впрочем, «шутить» у неё получалось с натяжкой, так же как и «гневаться» всерьёз. У неё самой (по тем же причинам, что и у остальных) желудок крутило не по-детски, и про остальных она всё понимала, и другие понимали, что она понимает. Но она даже не могла подумать, что наибольшие «муки совести» своим возгласом вызовет у сидящем на крайнем унитазе Камилы, до которой, как до работницы склада, Галине вообще не было никакого дела. Зато Камила прекрасно понимала, что занимает «посадочное место» явно вхолостую и необходимо его освобождать для более «нуждающихся». Правда, на дальнем унитазе уже «поднялась в полный рост» и вытирала попу Людмила, но всё равно Камиле по известным причинам надо было поторапливаться, и она почти стремительно «соскочила» с горшка, отмотала полосу бумаги с рулона, висящего на стенке и так же стремительно вытерла промежность и (чисто символически) анус, бросив бумагу в унитаз. После чего, поддёрнув рабочий халат, одним движением натянула трусы с брюками, прямо-таки в одно мгновение застегнув молнию ширинки и пуговицы, и опустила халат, затем «отшагнула» в сторону и кивком показала Галине: «мол, место свободно...» Галина удивлённо взглянула на неё - «мол, ты-то чего спешишь, не тебе упрёк был!..» но по её лицу видно было, что она совсем не против того, что «плацдарм освободился». И она, так же стремительно задрав «деловую» юбку и спустив колготки с трусами, заняла место над унитазом (правда на вису) и из её попы тут же забурлило, как и у остальных. У этих «остальных» как раз (у всех синхронно) в процессе наступила пауза и они все смогли «по достоинству» оценить проблемы строгой начальницы отдела учёта.
- «Ой, Галь, с тобой, видно, тоже беда», - повернув вправо голову, тяжело вздохнула Софья, обращаясь «в перегородку», минуя взглядом сидящих рядом Любашу и ещё дальше — Аллу. Всегдашняя «щепетильность» на этот раз была ею отринута. А чего там, на горшке все равны... И, чтобы это обозначить, она добавила:
- Как и у всех нас...»
Словно в ответ на это, раздалось очередное бульканье и Алла-кладовщица «выдала» очередную порцию диареи. Все без исключения, отреагировали на это (кто — скупой улыбкой, как Людмила, уже натягивающая штаны, впрочем она при этом отвернулась и никто этого не заметил; кто — прыскающим хихиканьем «в пол» (Галина Васильевна с Софьей не удержались, впрочем Галя была «отделена» стенкой и её смешок также никто не заметил, даже ей всегдашняя чопорность изменила на сей раз). Одна Люба на среднем унитазе продолжала «кипеть», впрочем она также готовилась к новому «извержению». И оно тут же последовало, впрочем, с отличие от Аллиного, было заглушено продолжительным шумом спускаемой воды в дальнем отсеке. Людмила наконец «закончила дела», обработала всё ёршиком, сошла с «постамента» и направилась мыть руки, как раз тогда, когда так и не посравшая Камила уже закончила их мыть и вышла наружу, направляясь на склад, навстречу «грозе» со стороны нача и, скорее всего, напарницы Надежды.
- «Ой, не говори, Сонь», - по-простецки, презрев на сей раз «субординацию», ответила «через стенку» Галина Васильевна. - «Утром только ходила, ещё в тот, верхний, та же беда была, но потом отпустило. А сейчас вот, после обеда два часа прошло и опять...» И после паузы добавила:
- «Алевтине этой, за её пирожные, голову оторвать надо...»
- «Она же как лучше хотела», - снова «тяжело вздохнула» Соня.
Но Любу упоминание о «верхнем» туалете снова вернуло на «круги своя». Она уже открыла рот, чтобы высказать всё, что про это думает, но тут дверь туалета опять распахнулась и в него буквально ворвалась Рита-кассир. У неё выражение лица было как и у Любаши пару минут назад (глаза на лбу) и она держалась за живот.
- «Девки, лоперамид у кого-нить есть?» - с порога вопросила она (тоже плюнув на «чины» и иерархию), и ещё до получения ответа, окинув всё взглядом, почти бегом направилась к дальнему, только что освободившемуся «забетонированному» отсеку, расстёгивая штаны на ходу.
- «У Сергеевны был», - прямо-таки тяжело, как только что Софья, вздохнула «через стенку» Галина-учётчица, - «только она полпачки сама съела, а другую половину скормила отделу продаж; Жанка к ней пришла и для всех «своих» выпросила, говорит, работа у всех, заказы надо рубить, нам мол, некогда на сортир отвлекаться... Ну Жанка-то, она у нас настойчивая, чего хошь добьётся, если захочет...» - у неё, как и у Любаши, даром что начальница, начался «словесный понос» вкупе с настоящим...
Эту тираду у рукомойника услышала Людмила (она, как известно, тоже состояла в бухгалтерии) и выругалась про себя, вот всегда так! Для чужих — пожалуйста, а на «коллегу», разумеется, не хватило! А ей бы сейчас, хоть и после просирания, лоперамид (запитый большим количеством воды или чая, лучше крепкого) ой как бы не помешал! Но не бежать же через промзону на улицу, в аптеку... Тем более что день уже подходил к концу.
Рита же, поняв, что на «лёгкую жизнь» сегодня можно не надеяться, устроилась над крайним унитазом за бетонной стенкой, не прикасаясь к нему попой, и из неё, как и из других, с бурлением полило. Увы, некоторое время назад, после просирания, ей только показалось, что ВСЁ ПОЗАДИ...
В это время Камила открыла большую, тяжёлую дверь склада и переступила через его порог, тут же встретившись со взглядом нача Ильи Борисовича...

Отредактировано Cabaliero (26-11-2020 19:15:39)

+1

37

Продолжение:

- «И как это понимать, уважаемая?» - нарвалась с ходу на гневный вопрос нача Камила. Впрочем, она подсознательно отметила, что в этом «гневе» проскользнула нотка добродушия, ну в самом деле, заказы после долгого перерыва «повалили», а значит, и «пустой день» стал отнюдь не пустым, и выручка, а стало быть и личный «процент» шефа были спасены. И кроссворд уже не лежал перед ним на столе, а был набор ведомостей, словом, «трудовой процесс» кипел вовсю.
- «Извините, Илья Борисович, это был ТЕХНИЧЕСКИЙ ПЕРЕРЫВ», - почти пропела в ответ Камила, хотя «шутливость» давалась ей с трудом, груз в животе не способствовал хорошему настроению. Она знала, каким тоном и в каких ситуациях разговаривать с «боссом» и он, действительно, тут же смягчился, лишь «указав» кивком головы вглубь склада, куда девушка, избегая лишних разговоров, тут же и устремилась. Там она столкнулась с Надей-напарницей, та её тоже встретила гневом (только молчаливым), но Камила тут же шёпотом, нисколько не стесняясь, обрисовала её свою «ситуацию», из которой так и не нашла выхода, после чего Надя также смягчилась и так же, шёпотом, приблизившись вплотную, сообщила:
- «Тебе, блин, не посрать, а я, прикинь (это словечко она переняла от напарницы и они теперь обе постоянно употребляли его) — чаи весь день гоняла, делать нехрен было, так теперь мало того, что работы завались, так обоссусь того гляди... А после твоего долгого отсутствия не знаю теперь, как и отпрашиваться», - и она кивнула головой на видневшуюся сквозь стелажи лысину «босса», который сосредоточенно что-то заполнял в ведомостях.
- «Не знаю, чем тебе и помочь», - беспомощно развела руками Камила. - «Чего, совсем терпеть не можешь?»
- «Говорю же, обоссусь сейчас», - уже раздражённо ответила напарница. - «Ладно, где наша не пропадала, пойду, а то уже на клапан давит будьте-нате...»
Она быстро обрисовала коллеге «фронт работ», касающийся инвентаризации, сунула ей в руки листок с перечнем номеров поступивших заказов, кивнула на столик с компом (специально для комплектовщиц), где хранилась вся информация о заказах и позиции, которые надо было «собрать». После чего показала сжатый кулачок в воздухе (держись, мол, подруга!) и направилась «коридорами» между стелажей с коробками к столу шефа. Камила, предчувствуя «самое худшее», напряжённо уставилась туда, в «просвет», где виднелась его (шефа) лысина, пытаясь предугадать его реакцию, но тут же эта самая лысина была заслонена кудрявой головкой Надежды-напарницы и вдали прозвучал её мелодичный голосок:
- «Илья Борисович, извините, а можно мне тоже на ТЕХНИЧЕСКИЙ ПЕРЕРЫВ?»
Сверх ожиданий, она не услышала «бурного потока» душевных излияний от Борисыча, вообще не последовало ни звука, зато «кудрявая головка» тут же сдвинулась, направилась в сторону двери, видимо, шеф, проникшийся «духом фатализма», просто указал ей кивком головы на выход (как и ей самой, но в противоположном направлении минуту назад — он любил ТАК ДЕЛАТЬ). Через пару секунд послышался стук двери — у Камилы отлегло от сердца, но это было лишь радостью за Надю — её желудку от этого не стало легче. Скрипнув зубами, девушка принялась «шерстить» ведомость и собирать заказы. Даже не подозревая, что в то самое время, когда они шушукались с Надькой, в туалете...

В тот самый момент, когда Рита-кассир примостилась над единственным свободным унитазом и расслабилась, в туалет, пулей миновав предбанник, ворвалась «гламурная» секретарь Ирина. Глаза у неё были навыкате, как давеча у Любы, чувствовалось, что она готова «порвать» весь мир в клочья, а с другой стороны — упасть перед ним на колени, только бы предоставили свободный горшок. Для неё, как и для других, всё не закончилось с предыдущим «визитом». В «мужской» же туалет, тот, что на втором этаже, «убитый» и изгаженный, она не могла ходить принципиально... Зад её был отклячен, она держалась за живот, в «последнем» всё бурлило и клокотало, и гнев её усугублялся тем, что она минуту назад «по наводке» со стороны подруги Светы заглянула к Марине Сергеевне за лоперамидом, но та лишь «царственно» развела руками (причины недавно всем присутствующим объяснила Галина). Сергеевна после просирания и принятия «полпачки» могла теперь себе такие «фривольности» позволить... Ирку же ужасно раздражало, когда кто-то (по отношению к ней-то самой!) делал такие жесты, она их привыкла «делать» сама, и вообще она по природе своей ужасно не любила ЗАВИСЕТЬ ОТ КОГО-ТО... (Босс "Петрович" был исключением!) Но сегодня, похоже, был НЕ ЕЁ ДЕНЬ. И унитазы все были заняты... И, похоже, никто не собирался в ближайшее время свой горшок освобождать...
- «Девчонки, скоро кто-нибудь освободит?» - почти жалобно «вопросила» Ирина. Вообще она никогда не позволяла себе разговаривать ни с кем в конторе (кроме гендира) таким «просящим» тоном (а то ещё на голову сядут, «простолюдины»...), но сейчас положение было безвыходным. Впору было спустить штаны и усесться посреди помещения, или где-нибудь в углу. Или же навалить в трусы и «гламурные» секретарские брюки, после чего написать заявление. Понятно — какое.
Ответом было всеобщее МОЛЧАНИЕ. И потому, что хоть отдельные дамы и просрались (та же Алла-кладовщица, из которой уже вышло всё, что можно, да и баба-Соня чувствовала, что у неё уже «всё»...), но всё равно полученный кайф не позволял встать так быстро; и потому ещё, что Ирку в конторе из-за её надменности, большинство всё-таки подсознательно недолюбливало (а некоторые и сознательно). К последним относилась Галина-учётчица, сама в душе являющаяся «императрицей», но перенесшая в процессе работы ряд «уничижительных» реплик от этой «секретутки» (как она её называла в кулуарах), которая была моложе её лет на десять, но при этом была «особой, приближённой к императору»). Впрочем, у Галины дрищ ещё далеко не закончился и «уступать место досрочно» никому, тем более этой соплячке, она не собиралась.
Но были среди «сиделок» к счастью, и такие, что прониклись жалостью... При том, что СОБСТВЕННЫЕ проблемы были уже решены... Тем более, что сегодня, по большому счёту, все были (по крайней мере, женское население конторы) как бы «в одной лодке».
Увидев выражение лица Ирины, баба Соня, сидевшая на четвёртом от двери толчке, даже немного испугалась. И язык сам за неё проговорил:
- «Ох, Ирусь, счас я... Освобожу тебе... Полминуты-то потерпеть сможешь?» - видно было, что эти «полминуты» как раз и являются «пределом допустимого» для Ирины и та посмотрела на Софью почти с благодарностью, чего за ней раньше точно никогда не наблюдалось...
Софья Андреевна, отмотав одним взмахом от рулона необходимое количество бумаги, привстав, подтёрлась, стараясь делать это как можно быстрее (она словно на уровне биотоков «прониклась» страданиями Ирки), бросила бумагу в унитаз, потом всё-таки (спешно опять-таки!) оторвала новый «участок» и наскоро подтёрлась ещё раз, после чего спустила воду и, несмотря на «спешку», «обвела» тщательно всё ёршиком и спустила снова... Что-то подсказывало ей, что попу следовало бы вытереть потщательней, но времени не было - «патриархальное» воспитание заставляло думать НЕ ТОЛЬКО О СЕБЕ...
Далее она, с расставленными в спущенных трусах, колготках и брюках ногами (несмотря на возраст и «старомодность», она носила брюки!) неуклюже шагнула из кабинки вперёд, и (с голой попой!) обернувшись вполоборота к Ирине и всем «участницам торжества», кроме Ритки, сидящей на дальнем унитазе (к ней она повернулась той самой попой!), кивнула Ирке - «свободно, давай, мол...» Никто не заметил, как Ритка в своём, дальнем «отсеке» прыснула, как недавно Людмила, так же отвернувшись и скрыв свой откровенный хохот, так смешно эта «акция великодушия» выглядела, особенно со стороны пожилой тётки по отношению к «соплячке» Ирке. Не смогли сдержать улыбки и Алла, и даже Любаша. Лишь Галина-учётчица (за перегородкой не видящая всех подробностей) была «поглощена» собственным «процессом» и смотрела при этом в пол.
- «Спасибо, Сонь», - отнюдь не наигранно поблагодарила её Ирина и пулей влетела в «кабинку», если её можно было так назвать — стенка у неё была только левая и была «прямая видимость» с двумя соседними унитазами, на которых восседали Любаша с Аллой. Сейчас, правда, это её мало трогало — она стремительно принялась сдирать с себя штаны и даже не стала «взбираться», как обычно, на унитаз орлицей — просто плюхнулась, как и ранее Люба, на фаянс, и... (подробности опускаем).
Софья же, ничуть не смущаясь присутствующих женщин и их насмешек (которых она, впрочем, и не заметила) шагнула ещё дальше на середину туалета и принялась, кряхтя, одевать одновременно трусы и колготки, натягивая их при этом чуть ли не до подмышек. Сделав это, она наклонилась, чтобы так же натянуть брюки...
В этот самый момент дверь туалета снова распахнулась и, так же как и Ирина, со скоростью ракеты «проскочив» предбанник, в «святая святых» ворвалась в рабочем халате «комплектовщица» Надя, напарница Камилы...
Бросив в первую секунду удивлённый взгляд на натягивающую (посреди туалета!) брюки бабу-Соню, она тут же была вынуждена «обратиться» к собственной проблеме. Писать хотелось неимоверно... Но все унитазы, как на грех, были заняты...

Отредактировано Cabaliero (02-12-2020 12:54:57)

+1

38

Продолжение:

Надя охнула (организм её уже к тому моменту «настроился» на то, чтобы выпустить содержимое как можно скорее) и присела чуть не на корточки. Окинула инстинктивно все пять «посадочных» мест, в надежде, что кто-то уже «заканчивает». Не заметила, как уже натянувшая и застёгивающая брюки Софья при этом тихо «прыснула» в кулачок, понимая, видимо, что «всё идёт по кругу». И точно: увидев неподдельные мучения Нади, сидящая на втором толчке Алла, у которой всё уже закончилось (последние мгновения она просто тужилась и «проверяла» свой организм на «опустошённость») встала, «успокоительным» жестом дала понять Наде, что мол «сейчас, потерпи немного»... - и встала с горшка. «Выходить преждевременно на середину» она, как Софья, не стала, просто тщательно подтёрлась в несколько приёмов, бросила в унитаз бумагу (вёдер для этой цели тут не было и поэтому унитазы один за другим периодически засорялись), спустила воду, так же тщательно обработав всё ёршиком, потом натянула штаны, опустив рабочий халат и только после этого вышла из «отсека», даже не стала забирать «сидушку», как обычно это делала. Только кивнула Наде, которая тут же, буквально на ходу содрав с себя штаны, плюхнулась на эту самую сидушку и зажурчала, и проговорила:
- «Надюш, потом заткнёшь сиденьице вон туда?»
И кивнула в «первый отсек», за спину Галине, которая ещё продолжала с бульканьем «делать» там свои дела. Надя поняла её (она регулярно посещала этот самый нижний туалет и про всё знала), и также кивнула.
Алла же, выйдя «на середину» уборной (Софья как раз в этот момент её покинула и пошла мыть руки), повернулась ко всем «сиделкам» лицом и прямо-таки с просветлённым лицом, глубоко вздохнув, пафосно произнесла:
- «Господи, девчонки, какая же это замечательная штука — слабительное!»
Неподдельный гомерический хохот со стороны четверых женщин, сидящих в разных позах на горшках и мучающихся как раз проблемой «слабости» желудка, а также пятой (Софьи, моющей руки в предбаннике) чуть не сотряс стены. Даже Ирина, обычно стремящаяся «блюсти имидж» в публичных ситуациях и всегда, даже в «смешные» минуты только эдак надменно улыбающаяся (только с подругой Светкой она «раскрепощалась»), на этот раз звонко рассмеялась, как девочка на детском празднике. Правда, никто не обратил на это внимания...
Надя же, сидящая на унитазе и «бурлящая» мощным потоком в «водную дыру» (по-другому она писать просто не умела, струя у неё всегда была направлена вперёд и звуковой эффект всегда был колоссальный), наоборот, отнеслась к «тираде» Аллы с полной серьёзностью, тут же вспомнив о напарнице Камиле. И, поскольку Алла уже двинулась к рукомойнику, она вслед ей крикнула (не то, чтобы отчаянно, но почти просяще):
- «Аллочка, родная, задержись, а? Я сейчас... Очень надо...»
(А то усвистит куда-то в пределах здания, потом ищи её...)
Алла, как раз включившая в этот момент воду, громко промычала из предбанника что-то вроде «угу». Надя успокоилась и «дописывала» уже со вкусом, почти «релаксируя» после долгих мучений. После чего встала, чуть «ускоренно» подтёрла писю и, так же «резво» сделав всё необходимое (забыв только напутствие о «сидушке» - та так и осталась «покоиться» на унитазе!), устремилась в предбанник, там прямо-таки «подхватила под ручку» Аллу, уже помывшую руки и двинулась с ней в коридор, на ходу что-то ей «нашёптывая»... Алла же, помня о «чувстве долга» и никогда ни о чём не забывающая, обернувшись, крикнула «напоследок» вглубь сортира:
- «Любашенька, не забудь — там, на «твоём» - СМЫВ не работает!»
«Любашенька» громко чертыхнулась (она не могла видеть, как её начальница, сидящая «за перегородкой» на первом толчке и уже заканчивающая свои затянувшиеся дела, при этом тихо захохотала в ладони, еле сдерживаясь, чтобы не сделать это «в голос»). Зато она увидела, как то же самое произошло с её «соседкой» и «сестрой по разуму» Иркой; ту, похоже, происходящая ситуация, окончательно заставила «сорвать маску». Кроме того, Ирина вспомнила, как некоторое время назад сама слезла с этого среднего толчка, оставив его обгаженным по самое не балуйся...
Зато возглас Аллы (за которой как раз закрылась дверь) дал мыслям Любы «новое старое» направление...
- «Слушай, Ир, а всё-таки насчёт НАШЕГО-то туалета, что?» - она так спрашивала, словно Ирка была главным сантехником бизнес-центра, но они, разумеется, поняли друг друга. Ирина была «особой, приближённой к императору» и через него можно было повлиять на «процесс», а может, хоть детали и причины узнать... Что за нафиг, действительно?
Ирка пожала плечами — сейчас ей было всё равно, облегчение наступило, да и «стервозность натуры» на время словно улетучилась куда-то. Зато Любаша прочно взяла «бразды правления» в свои руки... План в её голове сформировался и отступить от него её «стервозную» натуру не заставил бы сам Господь Бог...
- «Ир, у тебя есть знакомые на третьем этаже?» - громко спросила она и тут же инстинктивно «понизила голос», ей не хотелось «озвучивать» свои планы в присутствии начальницы, впрочем она не могла видеть, что Галине за перегородкой не до этого — только что, когда её «пробило на ха-ха», желудок, как оказалось, ещё не до конца опустошённый, снова дал о себе знать, его закрутило, свело и к анусу «подкатило»... Галина несколько секунд тужилась и в этот раз из её попы полезла уже самая настоящая «колбаска», проползла, как по тоннелю и в унитаз — шлёп! За ней — другая, третья... Вот, теперь желудку полегчало... (Впервые за всё время!) Воистину, что ни делается, всё — к лучшему...
Любаша с Иркой, сидя на соседних горшках, долго и тихо «перешёптывались» - Люба «доносила» до Ирки «план действий». Рита в своём дальнем отсеке «делала свои дела» с перерывами, её то «пробирало», то «отпускало» и в этот раз она твёрдо решила никуда не спешить — тем более, что все дела с кассой на сегодня были почти закончены — поставщиков-клиентов с «налом» вроде не предвиделось, день сегодня не «зарплатный»... Только посчитать кассу под конец дня, но на это время есть (она взглянула на телефон). Да и «позвонят, если что...» - она улыбнулась этой мысли. Она всегда, даже в такие минуты, была «на связи»...
Но, с другой стороны, постоянные упоминания Любы о туалете наверху стали в ней самой вызывать какие-то смутные сомнения-терзания... Что-то в этой истории было НЕ ТАК (она сама не могла себе объяснить, ЧТО именно). Но интуиция её никогда не подводила. Какая-то деталь, которую она сама не могла для себя осознать, упорно «царапала мозг».
Но её отвлёк звук открываемой двери — в туалет вошла Алла с шваброй, тряпкой и большим ведром, прямо-таки «оттягивающим» одну из её рук (ведро уже было наполнено водой; ну да — рядом с кладовой  был «техотдел», в нём — шланг, и там наполнить ведро было куда удобней, чем тут, в туалетной раковине), и с освежителем воздуха — в другой. В это самое время Надя-комплектовщица, сжимая в руке упаковку слабительного, буквально мчалась на склад, во-первых, «за работой», во-вторых, помочь напарнице. Понятно, В ЧЁМ...
- «Девушки, не возражаете, я тут помою?» - с порога промолвила она. Все немного удивлённо «воззрились» на неё — чего это она, не уборщица же? Но все понимали, что действительно, атмосфера в помещении требует «освежения», особенно это чувствуется после «вхождения» из коридора, и дезик в руке Аллы был сейчас не зря. Тем более, что Алла пояснила:
- «Баба Вера отпросилась, что-то давление у неё поднялось... А я — вот... Делать сейчас всё равно нечего...» - и, не дожидаясь ответа, начала окунать тряпку в ведро и наматывать на швабру. Параллельно бросила взгляд на «сидушку», которую Надя забыла «заткнуть» на место, хотела сделать это сама (через голову Галины, как раньше, через голову Камилы, её ДОСТАВАЛА). Уже, бросив швабру, шагнула к унитазу, сняла с него сидушку, чтобы «аккуратно», через голову сидящей Галины, заткнуть её за трубу, на место, и тут из-за перегородки раздалось:
«П-п-п-п-п...»... «П-п-п-п-п-п-п...»
«П-п-п-п-пррррр-р-р-р-р!...»
Галина, уже «завершившая» свои дела, выдала «прощальный салют», окончательно «освободив» своё нутро от бремени, от газов в том числе. Алла махнула рукой и не стала её тревожить, начав снова мыть пол. (Всё-таки одно дело девчонка Камила, не барыня, можно сказать «одного полёта» с ней, и совсем другое — офисная дама Галина Васильевна, «деловая женщина»...) Хотя пёрнула, пардон, сейчас нехило, совсем как рабочая-крестьянка... Но все мы, как говорится, не боги...
Впрочем, последний «эпизод» заставил её, Аллы, мысли принять новое направление и она произнесла:
- «Девушки, а форточку открыть не помешало бы? Мытьё мытьём, а проветрить бы...А мне не дотянуться» - никто уже не стеснялся таких «подробностей» и не стал смеяться ни над Галининой «акцией», ни над ситуацией — все уже отсмеялись. Но никто не торопился «покидать» свой плацдарм и помогать в открытии форточки, тем более, что роста ни у кого тоже не хватило бы — потолки были высокими и форточка тоже была высоко. Зато Галина, как раз поднявшаяся, совершающая все необходимые «гигиенические процедуры» и натягивающая штаны, по-простецки откликнулась:
- «Счас, Ал, помогу... Ты мой пока...» - видимо, её совершенно не смутило только что «содеянное» ей. Как и подобает ЛЕДИ, она была «без комплексов».
И двинулась к окну. Даже её роста (хоть она была высокой) для этого не хватало, и она (будучи, как и подобает начальнице, сообразительной) притащила из «предбанника» небольшое пластмассовое ведёрко, то самое, из которого баба Вера «обмывала» унитазы» и протирала пол ранее (ведро было пустым и она, поставив его вверх дном, забралась на него) и, взявшись за шпингалет, отвернула и потянула на себя. Форточка не поддавалась, так как не открывалась уже сто лет.
- «Ну что, Галь, помочь?» Рита, сидящая в непосрдственной близости, и по природной «отзывчивости» не могла быть «безучастной»...
Но Галина была не из тех, кто отступает... С третьего «рывка» форточка подалась, с жутким скрежетом открылась и в туалет ворвалась с улицы свежая струя весеннего воздуха. Алла удовлетворённо вздохнула и принялась «намывать» пол, при этом промолвив:
- «Вот есть же у нас женщины! С такими и мужиков не надо!»
Галина оставила без комментариев этот «комплимент» (она была не замужем, так, между прочим) и направилась, «облегчённая» и выполнившая свой долг, к дверям. Уже помыв руки и выходя, обернулась и «полушутя» крикнула:
- «Любаша, не рассиживайся! Работать надо!» - и вышла, затворив дверь.
Люба с Ириной посмотрели друг на друга и прыснули. «Рассиживаться» они не собирались, но и сразу возвращаться на свои рабочие места — тоже. Планы на ближайшее время у них были СОВСЕМ ДРУГИЕ...

+1

39

Продолжение:

Алла домыла пол, «попрыскала» по углам из дезика (как оказалось — с «примесью грейпфрута», помешение сортира тут же наполнилось истинно ЦИТРУСОВЫМ запахом) и тоже с «чувством выполненного долга» выпрямилась и сказала:
- «Любочка (видимо, понимая, что это «Любашенька» уже всем могло поднадоесть, и самой Любе прежде всего) — ведро оставляю тебе. Ну, ты поняла...»
И удалилась, прихватив швабру с тряпкой, дезик и «маленькое» ведро, которое Галина так и оставила у окна. Его она «приземлила» в предбаннике, «сидушку» же снять и «заткнуть» на место в этот раз ЗАБЫЛА. Хотя теперь уже ничто не мешало сделать это...
«Любочка-Любаша» «поняла»... Её всю просто скручивало от унижения (во всех смыслах) и она жаждала «моральной компенсации», даже не обратила внимание на очередной «хохот в ладошки» Ирины по «соседству». Они обе синхронно поднялись со своих горшков, вытерли задницы, Ирка спустила воду (на этот раз аккуратно, несколько раз, обработав всё ёршиком!) и с ироничным выражением лица следила, как Любаша, тихо матерясь и чертыхаясь себе под нос, одной рукой с трудом поднимает и наклоняет над унитазом здоровенное ведро, наполовину с водой, а другой пытается протереть всё ёршиком (протирать и чистить БЫЛО, ЧТО!) Получалось ПЛОХО... Наконец эгоистке-Ирине пришло в голову помочь «почти подруге» - так она «заочно называла Любашу. («Настоящая» подруга у неё была одна — Светка).
- «Давай, помогу», - она не то чтобы стала «другой» за сегодняшний день, но как-то пришло понимание, что ЛЮБОЙ (и даже ОНА САМА! во как!) может оказаться в трудном положении и потребуется «помощь со стороны». И они вдвоём долго обмывали и чистили ёршиком Любашин унитаз; свежий воздух с улицы вкупе с «цитрусовым» запахом, а также лёгкость в желудке — всё это заметно улучшило настроение у обеих.
Любаша вылила в унитаз остатки воды из ведра и «начисто» в последний раз «обвела» ёршиком разводы из грязной воды. Потом, не удовлетворившись, «смочила» ёршик спуском воды из соседнего горшка, где только что сидела Ирина, и раз, и другой, и снова «обмыла-обтёрла» и не успокоилась, пока её унитаз не приобрёл «товарный» вид. («Зато никто не упрекнёт в нечистоплотности!» - имидж свой перед коллегами Люба старалась блюсти...)
Подхватила пустое ведро за ручку и двинулась в предбанник, где Ирка уже помыла руки и нетерпеливо ждала её. Ведро она грохнула тут же в углу (придёт, мол — заберёт! - говорил её взгляд, имелась в виду, конечно, Алла.) Да и некогда было относить, «дела» сейчас были совсем другие.
- «Ну что?» - спросила Ирина, едва они вышли — коридор был пуст. - «Пошли?»
И они свернули на лестницу, зацокав каблучками по ней вверх. На ходу Ирка вынула из кармана своего «секретарского» пиджака» свой навороченный смартфон и стала искать на нём какой-то номер; нашла его и позвонила, что-то несколько секунд говорила в него, за это время они прошли мимо «своего» второго этажа и устремились выше, на третий. Почти сразу, как они поднялись на его площадку, кодовый замок изнутри щёлкнул (на каждый этаж можно было войти только «своим» сотрудникам (по «таблетке»), или же если откроют изнутри, как и было на сей раз). Девушка «с той стороны» впустила их обеих и они вошли. Дверь захлопнулась и кодовый замок снова щёлкнул.

Рита осталась одна. (Впервые за всё время пребывания в туалете!) Буря в животе вроде унялась, но ей вдруг не захотелось «покидать» своё «уютное» место. Хотя «уют» был относительным, она вдруг ощутила, что у неё жутко затекли ноги (столько времени на корточках сидеть!) Она «прислушалась» к позывам изнутри — вроде всё «тихо», «буря» унялась, но всё равно вставать не хотелось. И она, со спущенными штанами, сошла с «постамента», вышла, как ранее Софья, чуть не на середину туалета и «обозрела» унитазы. Увидев на втором «сидушку», она приняла решение. «Вернувшись» на своё место, она, не вытирая попы и не одевая штанов, спустила воду и навела порядок, потом, (смеясь сама над собой), со спущенными штанами «продефилировала» до второго толчка и опустилась на деревянное сидение. Сидение было тёплым и она поймала себя на мысли — хранит ли оно ещё тепло от Аллиного «седалища»? Впрочем, лесбиянкой она не была, ориентация её была насквозь «традиционной» и мысли её (благо теперь можно было сосредоточиться!) вернулись «на круги своя»...
(Что с этим сортиром наверху было НЕ ТАК?)
Мысль, как назойливая муха, неуловимая, но вместе с тем и не покидающая мозг, витала где-то рядом...
Она всё «прокручивала» и «прокручивала» в голове всё, что было в то короткое время, когда они с Алевтиной были там, в «верхнем» туалете. Что же было там «не так»? Что-то из окружающей обстановки? Нет. Она в тот момент ничего вообще не замечала вокруг, ей безумно хотелось срать, и она, тогда, еле добежав до «среднего» горшка (до дальнего, с сиденьем, бежать уже не было времени), и сняв штаны и «упав» на фаянс, всецело «отдалась процессу»...
С того момента, когда начали «вламываться» эти «сантехники-ремонтники» - вот! Когда раздался голос (этот ВЛАСТНЫЙ голос ни с каким другим не спутаешь! - при этой мысли у неё почему-то противно кольнуло где-то внутри и она даже передёрнула плечами — странно, с чего бы?) - так вот, когда раздался ГОЛОС этого, как его... Виктора (отчество, хоть убей, не помню!) В голове крутилось тогда одно (первый «взрыв» диареи как раз прошёл и вернулась способность думать о чём-то ещё); этот Виктор прочно ассоциировался у неё (в пределах КОНТОРЫ!) со Стасом-программистом (она помнила, что те двое были закадычными друзьями!) Откуда она это знала? Видела их во дворе «бизнес-центра», на промзоне, когда они вдвоём, на лавочке, пиво распивали... А ещё...
Стоп! Да сам же Стас ей рассказывал... Когда? Они общались не столь часто (их рабочие места находились не так уж близко), в основном тогда, когда Стас заходил в их «крыло» что-то там у кого-то починить-отремонтировать... Но она точно помнила, что этот их разговор о том, «какой замечательный человек этот Витёк, всегда, если что, ПРИДЁТ НА ПОМОЩЬ...» - точно, это было где-то ВНЕ ОФИСА. ГДЕ?...
Мысли её прервало очередное открывание двери, и в туалет забежали сотрудницы отдела продаж — Таня («вечная девочка» лет сорока пяти) и «вездесущая» Алевтина («виновница» сегодняшнего «торжества»), в отличие от семенящей на каблучках «живчика» Татьяны, грузно переступающая, согбенная от «переполненного» на сей раз мочевого пузыря (по её позе это было видно) и уже на ходу выбирающая наиболее удобное для себя место...
(Рита улыбнулась, отвлекшись даже от своего «расследования» - второй раз (нет, уже третий!) за сегодняшний день, судьба сводит её в туалете вместе с Алевтиной!)
Пока Алевтина, кряхтя, обозревала «плацдармы», Татьяна живенько устремилась к дальнему «постаменту» и, забравшись на него с ногами, спустила штаны и, присев, зажурчала. Впрочем, тот, дальний «седан» (как Алевтина, называла эти «посадочные места») её, Алевтину, интересовал меньше всего. Она прежде всего бросила взгляд на трубу в «ближнем» отсеке и, не обнаружив за ней «сидушки» (о существовании которой знала, хоть и не сидела на ней никогда!) тут же перевела взгляд на второй толчок, где сидела Рита. «Сидушка» была под ней.
Ничем не выдав своей досады, Алевтина направилась в тот самый «ближний» отсек, так же кряхтя, задрала юбку до талии и спустила колготы и трусы одним движением, после чего, раскорячив ноги и неуклюже переступая всё дальше и дальше над унитазом назад, наконец «приземлилась» на фаянс и тут же «засвистела»... Гулкий звук её писа (напомнивший сидящей рядом, через перегородку, Рите, как так же «звучно» писала Надежда), заставил хмыкнуть и Таню на дальнем толчке...
- «Хм... Да, девушки, нет в жизни счастья» - проговорила та, не поднимаясь и обращаясь через бетонную стенку к остальным — но голос у неё был громким, даже через бурлящий пис Алевтины всем всё было слышно. - «Только-только все просрались, теперь вот по-малому бегаем... Чаёв, понимаешь, все налакались, налились ими до горла, а «вылить» некуда, наш сортир неизвестно, когда откроется», - и она хихикнула.
- «Лоперамид, что ли запивали?» - «понимающе» отозвалась Рита со своего «места».
- «Точно. Тебе кто сказал?» - Таня была из тех, кто хотел знать по жизни абсолютно ВСЁ. По крайней мере всё, что творится в КОНТОРЕ...
- «А это важно?» - попыталась сыграть в «Штирлица» Рита, но эта роль была явно не для неё. И после паузы (хоть Таня и не стала задавать дополнительных вопросов) тут же добавила: - «Галина Васильевна...»
- «Аа-а, понятно...» - весело, как всегда, отозвалась со своего места Таня (она была «лёгкой» натурой и никаких скрытых целей, задавая вопросы, не преследовала, просто ею двигало любопытство. - «Она и в бухгалтерию, к Сергеевне нашей приходила (у той-то запасы этого всегда)» - в этот раз она даже не хихикнула, а откровенно хрюкнула, - но в этот раз ей НЕ ПОВЕЗЛО, Жанка наша подсуетилась, всё для нас, для «продажниц», забрала...» - она поднялась и, отмотав немного бумаги, стала подтирать писю. То же самое (почти синхронно) стала делать и Алевтина... После того, как Таня замолчала, она, после паузы в несколько секунд, тоже сочла нужным «нарушить тишину».
- «М-да... Правильно говорят — есть вещи ДАЖЕ ЛУЧШЕ СЕКСА»...
Таня, да и Рита (которая уже поняла, что время для «размышлений» закончилось и пора «закругляться») вместе «хрюкнули» в один голос, а потом синхронно же расхохотались во всё горло (просто, видимо, столько всего за этот день произошло и нервы требовали разрядки!) Рита тоже встала и, отмотав бумагу, стала совершать «все необходимые действия»... Татьяна же, спустив воду и легко соскочив с «постамента», вышла «на середину» и, встав прямо напротив задравшей к подмышкам юбку и натягивающей штаны Алевтины, спросила:
- «Кстати, давно хотела тебя спросить... Насчёт «лучше секса» - это твоя фишка или Алёны?»
- «Алёнина», - добродушно ответила «облегчившаяся» Алевтина, - «я бы до такого не додумалась...Просто повторяю за ней, приелось как-то... Алёна же, знаешь, она такая тётка...» - Алевтина пошевелила пальцами в воздухе, - «как бы это сказать... ТОКСИЧНАЯ, что ли?» - она сама хмыкнула над своим термином, но он и в самом деле оказался удачным. И она повторила: - «Именно — токсичная... Скажет что-нибудь эдакое — потом прилепится, как будто сама придумала, повторяешь днём и ночью...»
- «То есть ДЛЯ ТЕБЯ самой всё-таки лучше секса ничего нет?» - легко и весело отпарировала Таня и расхохоталась. Алевтина насупилась, женщиной она была одинокой, муж умер от инсульта пять лет назад и Бог детей им не дал... (Вот, вчера сорокасемилетие опять же отпраздновала...) Была, на счастье, сестра и у неё уже взрослая дочь, то есть племянница ей, Алевтине, и они все трое, общались меж собой. То есть НЕ ПОЛНОЕ одиночество... Но секса в жизни давно уже не было и она просто не представляла себе, откуда ему взяться...Она была не из тех, кто «ищет счастья» по сайтам знакомств, к тому же она была уверена, что кроме аферистов и откровенных кобелей, там никого нет. Хотя по молодости и вообще по жизни бы-ыло, что вспомнить... Студенчество в институте культуры (ещё при совке), и всякое другое ещё...
Если бы так «поддел» кто-то другой, у Алевтины были бы основания обидеться. Но не на Таню. У той, как у пьяной, «всё было на языке»...
- «Ладно, пошли все трудиться», - почти строго отозвалась она, «игнорировав» Татьянин вопрос. Но та и не ждала ответа на него.
Рита уже тоже закончила все необходимые процедуры и шум спускаемой воды в унитазах (её и Алевтинином) раздался почти одновременно, правда Рита чуть задержалась, обрабатывая всё ёршиком. Дойдя, одна за другой, «гуськом», до рукомойника, они «постояли» друг за другом в очереди, помыли руки и вместе вышли в коридор.
А «сидушка» осталась лежать на прежнем месте. Снова про неё ЗАБЫЛИ...
Впервые за всё время ТУАЛЕТ ПОЛНОСТЬЮ ОПУСТЕЛ...

Отредактировано Cabaliero (17-12-2020 00:10:33)

0

40

Продолжение:

Надя с Камилой «в четыре руки» работали над сбором заказов и одновременно над «инвентаризацией», так некстати навязанной им начальником. Камила «мучилась животом» и это было прямо-таки «написано» у неё на лице...
- «Терпи, терпи, не принимай пока», - шептала ей Надя, она была «сострадательной» по натуре. - «Сейчас, только «разгребём» немного... Ты прикинь, вот примешь, Алка говорила, ОНО уже минут через десять начинает действовать, а ну как не отпустит?» - и она кивнула на «просвет» между стеллажами, где виднелась «знаменитая» лысина нача-Борисовича. - «Лучше мучиться запором, чем обосраться...»
Камила сама прекрасно всё это понимала и терпела.

В это время Рита, Алевтина и Татьяна «достигли» входа на второй этаж и, отомкнув дверь «таблеткой», вошли в коридор. Пройдя по нему по направлению к своему «крылу», они столкнулись со Светой-бухгалтером, которая шла им навстречу явно с намерением «поворотить» в сторону лестницы. Но при встрече с сотрудницами резко застыла на месте...
- «Девчонки, вы Ирку не видели?» - с ходу вопросила она.
Из всех троих только Рита могла знать (точнее, смутно догадываться, КУДА на самом деле направилась Ирина - вместе с Любашей), она слышала их «перешёптывания» через бетонную стенку. Но, хотя «игра в Штирлица» и не была её коньком, она на этот раз решила «сыграть в неведение», произнеся (точнее, ВОПРОСИВ в ответ):
- «Ирку? Так она же вроде к ВАМ, ну в смысле, на рабочее место, пошла...» - И после паузы пояснила: - «Ну она была там... с НАМИ», - (все, и Светка тоже хихикнули, поняв, где это - «с нами»), - «но ушла уже давно, ТРУДИТЬСЯ пошла...» - термины от Алевтины, оказывается, тоже имели свойство «прилепляться»...
- «М-да... Странно», - словно, говоря сама с собой, глядя мимо всех, промолвила Светка. - «Я её у кабинета Петровича хрен знает сколько времени ждала, уже боялась Петровичу глаза намозолить... Куда подевалась? Я сначала думала, в том, мужском сортире засела... А чего, с неё сталось бы...» - и она весело оглядела всех «собеседниц», которые тут же снова прыснули, но сама тут же осеклась (нехорошо, мол, ТАК О ПОДРУГЕ!)
- «Не знаем, Свет», - ответила «за всех» Алевтина. - «Ладно, мы пошли, извини», - она, как человек старой закваски, чувствовала ответственность за работу, хотя заказов было уже достаточно и до семи (до конца рабочего дня то есть) оставалось совсем немного. Кроме того, интуиция ей подсказывала, что оставшиеся сотрудницы её родного отдела, которым «повезло» с лоперамидом, тоже, как она только что, после выпивания «лошадиных» доз чая должны хотеть писать...
В этот момент из-за поворота по коридору, из «отсека», где находился кабинет Петровича и касса, вышла Галина Васильевна и крикнула через весь коридор своим «фельдфебельским» голосом:
- «Рита! Ты где? Тут тебя клиенты у кассы заждались!»
- «Тьфу, блин», - не смогла сдержать эмоции Рита, - «откуда нарисовались-то? Аа-а, точно, эти... и она назвала фирму, - «которые налом рассчитываются, должны были подъехать, заказ забрать и расплатиться. Только вроде не сегодня, а с утра... Ладно, девчонки, я побежала...» - и действительно, почти побежала в своё «крыло», к кассе. Света, покрутив (в полном «непонимании») головой, пошла к себе в бухгалтерию. Алевтина же с Татьяной направились в отдел продаж, но Галина «грозно» двинулась к ним навстречу.
- «Так, Любка где?» - впервые женщины услышали, как Галина называет свою подчинённую ТАК.
- «А мы при чём?» -  Алевтина с Таней и в самом деле, в отличие от Риты, не могли даже ДОГАДЫВАТЬСЯ, где может быть их не в меру шустрая и стервозная сотрудница. Как и секретарь Ирина...
- «Блин, в туалете там, внизу, нет её?» - Галина не без оснований полагала, что появиться с лестницы в коридоре СЕГОДНЯ можно только после посещения нижнего туалета. И она не ошибалась. (Хотя и курить на лестницу тоже выходили. Но ни Алевтина, ни Таня КУРЯЩИМИ не были...)
И, получив в ответ «пожимание плечами» и «мотки» головой со стороны их обеих, Галина развернулась на каблуках и пошла к себе в отдел учёта, произнеся на ходу (как бы НИКОМУ, но громко, на весь коридор):
- «Вернётся — убью...»

Именно в это время Ирина с Любашей, «сердечно» сопровождённые подружкой Ирины «до дверей», покинули пределы коридора третьего этажа. Снова щёлкнул кодовый замок.
- «Ну что, полная ясность?» - «вопросила» Любаша, глядя прямо в глаза Ирине, в этот момент она чувствовала себя даже ГЛАВНЕЕ её (ещё бы — ведь идея РАССЛЕДОВАНИЯ принадлежала ей!) - «Никакого тебе «прорыва труб»... Ни вчера, ни сегодня... Муть какая-то...»
- «Ну так ясность или муть?» - хмыкнула Ирина, она, хоть и любила «влиять на ход событий», но сейчас уже больше боялась гнева гендира по поводу своего долгого отсутствия, кроме того, «туалетная» проблема для ней сейчас отступила и были задачи поважнее. Но Любашу остановить было не так-то легко...
- «Надо хай подымать», - медленно, почти пафосно, проговорила она, глядя перед собой. (Чувствовалось, что роль «следователя-сыщика» и РАЗОБЛАЧИТЕЛЬНИЦЫ доставляет ей несказанное удовольствие...) И добавила после паузы:
- «Через Петровича... Теперь ТВОЙ ВЫХОД, Ир...»
-«Только не сегодня, Люба, ладно?» - у Ирины это сейчас прозвучало почти «просительно», она чувствовала, что роль «первой скрипки», к которой она «привыкла», сегодня от неё уходит. Как и то, что сейчас «открытие сортира наверху» - не самое главное, на фоне возможного гнева директора и прочего... И она чувствовала, что будет, если она сейчас «нагрузит» его ещё и ЭТОЙ проблемой.
Но «давать задний ход» и окончательно «уступать» первую роль Любе тоже не входило в её планы. И она проговорила, стараясь, подобно Любе, глядеть в глаза, не отводя их:
- «Завтра с утра... Если больших проблем с утра не будет...»
Против ожиданий, Люба улыбнулась (почти пленительно! видно посчитала, что ЭТОГО достаточно, сегодняшний день прожит НЕ ЗРЯ!) И ответила, словно печатая каждое слово:
- «Уговорила. Завтра. С утра. Если. Не будет. Проблем. Больших...»
И они, цокая каблуками, стали спускаться на второй этаж.

Камила с Надей заканчивали сборку очередного заказа, когда в проход между стеллажами просунулась лысина (вернее, лицо) их нача. Сейчас оно было, не в пример «дневному времени», донельзя добродушным.
- «Так, дамы, что там у нас по заказам?» - «вопросил» он.
- «Четыре... нет, три уже осталось дособирать, Илья Борисович», - бойко ответила Надежда. Язык за неё чуть не сболтнул: «Если новых не добавят...», но она вовремя сдержалась — не надо «спящую собаку будить». - «Ну и вот ещё...» - она «потрясла» в воздухе ведомостью по «инвентаризации», которую как раз держала в руках.
- «С инвентаризацией, барышни, на сегодня ВСЁ», - прямо-таки торжественно продекламировал нач — вид у него был, как у фокусника, вынимающего на глазах изумлённых зрителей кролика из цилиндра... - «Вы там отметили, на какой позиции остановились?»
- «Конечно отметили, Илья Борисович», - с готовностью ответила Надя, говорила только она одна, страдалица-Камила всецело «доверилась» в этот момент судьбе (и напарнице). Внутри Нади же всё буквально пело, она чувствовала, что страдания Камилы, за которую она очень переживала (а заодно и рабочий день, грозивший затянуться надолго — У НИХ он в таких ситуациях был ненормированным!) - всё это близится к развязке. (Только бы, действительно, НОВЫХ заказов не добавили!)
- «Ну и ок», - резюмировал нач, у него были свои «любимые» термины и речевые обороты и к ним все привыкли. И это «ок» было его коньком и выражало высшую степень удовлетворённости... Вот и подчинённых он называл то «дамы», то «барышни», иногда и «девчонками», видимо, решая «тряхнуть стариной»... Тогда подбивайте там по заказам, в базе по инвентаризации не забудьте всё, что надо, провести, а остальное завтра... И в полвосьмого, как обычно — по домам!» - опять-таки «торжественно» продекламировал он, полагая, что выглядит прямо-таки «благодетелем-волшебником» в глазах девчонок, впрочем, так оно сейчас и было...
(Рабочий день у склада, в отличие от «основного» офиса, начинался на полчаса раньше, в 9.30, и заканчивался на полчаса позже, в 19.30 (при отсутствии «авралов»). При НАЛИЧИИ же таковых, мог продолжиться и до десяти, и до одиннадцати... Сам нач всегда приходил на работу к девяти, а то и раньше. Правда, и жил рядом...)
Он вперевалку, как обычно, удалился к себе за стол, а Надя шепнула Камиле:
- «Давай, принимай» - и сунула ей в руки бутылку с «Бонаквой», чтобы запить. - «Теперь отпросишься, если что, без проблем».
Камила приняла слабительное и запила большим количеством воды.
- «Всё, погнали», - проговорила Надя и они снова начали работать «в четыре руки»...

Алевтина с Татьяной вошли в свой отдел продаж, застав там всех, кроме Жанны.
- «Блин, задолбали вы», - с ходу «сорвалась» на них Алёна. - «Где вы там шаритесь?» И, понизив голос, добавила, не особо, впрочем и стесняясь (а чего там, все свои!)
- «Я уже ссать хочу, п..ец... Лужу сейчас сделаю тут...»
- «И я тоже», - откликнулась со своего места Лена.
Юленька со своего места скромно промолчала, хотя писать ей хотелось до изнеможения, она стиснула ноги под столом и уже полчаса как готова была плюнуть на «служебный долг» и выбежать по надобности куда угодно, хоть в тот «убитый» мужской сортир... Но стеснялась (как отпроситься у начальницы, когда та была на месте, так и теперь, когда её не было, БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ...)
- «Идите уже, идите...» - живенько так, почти пропела Татьяна. И тут же поинтересовалась: - «А Жанна-то наша где?»
- «Да в бухгалтерии, по-моему», - отозвалась Алёна, одновременно «откатываясь» на кресле на колёсиках и поднимаясь с него. - «Она сначала в отдел учёта ходила, с бабой-Соней нашей о чём-то там трендела, вот блин, нашла себе собеседницу... А потом со Светкой тут в коридоре стояла, и они вместе потом в бухгалтерию пошли... Чего-то она от нашей Мариши-главбухши хотела, а её Петрович вызывал к себе зачем-то... «на ковёр», и говорят, ещё бесился, что Ирка куда-то запропастилась... В общем, весело...» - она с хрустом потянулась и широким жестом «махнула рукой» в сторону двери: - «Всё, девки, пошли ссать...»
- «Да, Алён, воспитание у тебя аристократическое, позавидуешь» - как всегда ИСКРЕННЕ, рассмеялась Таня и села на своё рабочее место, к компу.
- «Знаешь, подруга», - брутально хохотнула Алёна, - «говорят, аристократические манеры украшают только того, кому больше украситься нечем», - и опять махнула рукой в сторону двери. Лену, а тем более Юлю, дважды «приглашать» было не нужно — обе буквально сорвались со своих мест и последовали за Алёной. Дверь за ними закрылась.
Уже подходя к выходу на лестницу, они встретили входящих (с неё) в коридор Любу с Ириной. Любу «встречала» грозно маячившая на пороге отдела учёта фигура нача Галины; Ирина же двинулась по коридору «навстречу возможной грозе» со стороны руководства. А Лена, Юля и Алёна стали спускаться вниз...

«Фирму, оплачивающую налом» представляли сразу три довольно бойкие девицы (все примерно одинакового возраста от двадцати пяти до тридцатника). У окошечка кассы, впрочем, стояла только одна из них, с волосами ярко-рыжего цвета. Две другие (крашеная блондинка, самая молодая из них, и другая, полноватая, вульгарного вида, тоже с крашеными волосами (но пепельного цвета), стояли поодаль и, как показалось Рите (ещё когда она подходила), очень нетерпеливо ждали чего-то, переминаясь с ноги на ногу. С Ритиным появлением блондинка, кажется, сделала эдакий жест, словно «перекрестилась», что-то пробормотав про себя...
Рита приняла оплату, выбила чек, оформила все необходимые документы и протянула через окошечко кассы. Приняв их и «сквозь зубы» поблагодарив, рыжая спросила без обиняков:
- «Девушка, простите... А у вас... туалетом где можно воспользоваться? А то мы тут, ПОКА ВАС ЖДАЛИ...» - продолжать она не стала, всё было понятно и так.
- «На первом этаже только, девушки», - сочувственно развела руками отзывчивая Рита, открывая дверь, которую, заходя в кассу, конечно же заперла. И показала жестом по коридору, в соседнее «крыло». - «Ну вы оттуда же и пришли... Там, при входе с улицы, дверь на склад. Да вы же не первый раз у нас товар забираете, найдёте... И там же, рядом и туалет, мужской и женский. А наш вот...», - она показала в сторону закрытой наглухо двери с «синей» грозной  надписью «Ремонт. Не заходить!», находящуюся несравненно ближе, за поворотом по коридору, - «наш сегодня закрыт, к сожалению...»
- «Вы знаете, мы как-то и без вас это уже успели заметить», - сварливо отозвалась та, что с пепельными волосами. - «Так, девки, пошли бегом, сначала ТУДА, потом на склад, а то я сейчас...» - продолжать она не стала, опять-таки было всё понятно. Впрочем, если рыжая и блондинка терпели явно «по-маленькому, то по позе полноватой было видно, что её «одолевают» проблемы посерьёзнее. Во всяком случае, приседала она  и периодически «отклячивала» зад, глубоко набирая воздух, так, как это делают люди, когда хотят «по-большому»...
Они, все трое, действительно, почти бегом направились в соседнее крыло, к лестнице. Рита, в последний момент сообразив, крикнула им вслед:
- «Девушки, у нас там, при лестнице, ещё на нашем этаже, туалет есть!»
- «Да мы уже туда заглядывали, там писсуары!» - на этот раз отозвалась молодая блондинка. - «Мы девушки порядочные, в мужские туалеты не ходим! Всего вам! Не хворайте!»
- «Грубым стал народ, чёрствым», - подумала Рита полушутя-полусерьёзно про себя. И, в каком-то трансе, самопроизвольно «двинулась» за поворот коридора, к ИХ, женскому туалету, запертому и с надписью «Ремонт. Не заходить!»
Она сама не понимала, какая сила её влечёт к этому туалету и ЧЕМУ-ТО, очень прочно связанному с ним. ТОМУ, что давно уже не даёт ей покоя... Она пыталась разгадать какую-то загадку (несравненно БОЛЕЕ ГЛОБАЛЬНУЮ и важную для себя, чем запертый туалет, но при этом даже не понимала до конца — В ЧЁМ, собственно, состоит эта загадка?)
Что-то с ней происходило... Она дошла до двери туалета и зачем-то подёргала за ручку. Дверь, естественно, не поддалась.
- «Зачем писать «не заходить», если дверь всё равно заперта?», - логично и в то же время как-то совсем некстати подумала Рита.
- «Ритуль!» - из-за поворота коридора, как раз откуда Рита только что пришла, высунулась голова Ирины-секретаря. - «Ты дверь в кассу нараспашку для кого, для грабителей оставила?»
Рита ахнула и понеслась, как пантера, «за поворот», к кассе. Дверь она действительно оставила открытой, причём НАСТЕЖЬ. Забыла, когда «тронулась в путь». Главное, совсем не могла себе объяснить, ЗАЧЕМ она в него тронулась, чего хотела при этом?
Да, определённо, ЧТО-ТО С НЕЙ ПРОИСХОДИТ... Но вот ЧТО?
Она достигла дверей, выдернула ключ (торчавший с внутренней стороны дверей), захлопнула и закрыла на засов окошечко и после этого заперла на два оборота тяжёлую стальную дверь в помещение кассы. После чего помотала головой, словно прогоняя сон, и вздохнула так глубоко, как после пробуждения. Или чего посерьёзнее...
- «Скажи спасибо, что Петрович не видел», - самодовольно улыбнулась Ирина. - «А то...», - и она пошевелила в воздухе пальцами, «потерев» их друг о друга, что конечно же, обозначала «денежные взыскания»...
- «Ой, Ир, спасибо», - простодушно вздохнула Рита. - «Я должница твоя...»
- «Ловлю на слове», - со своей всегдашней надменностью улыбнулась Ирка. Но тут же «сбросила маску», видно какой-то СДВИГ в ней сегодня всё же произошёл. - «Ладно, не бери в голову... Проехали. Просто будь внимательней...»

Алёна, Юля и Лена вошли в туалет. Он был пуст.
- «М-да, небывалое зрелище», - с ходу «резюмировала» Алёна. - «Чтобы ЗДЕСЬ -  и пусто сегодня! Все уже просрались, что ли?»
Но тут же увидела зелёную деревянную «сидушку» на втором унитазе и чуть ли не с рыком устремилась к нему.
- «Девки, чур моё место!» - выкрикнула она и, встав над «вторым» унитазом, принялась, пританцовывая, сдирать с себя штаны вместе с трусами. Её примеру последовали Юля с Леной — Юля по своей скромности и помыслить не могла бы о том, чтобы занять «королевское» место, к тому же она была «консервативна» и стала устраиваться на прежний  свой, «ближний ко входу» горшок. Лена же, немного подумав, пошла на дальний, «забетонированный» плацдарм...
- «Как же немного нужно для счастья!» - выкрикнула Алёна, когда из неё первой с шумом полило «в дыру».
- «Алёна, умоляю, только про то, что «лучше секса», ничего не говори, ладно?» - попросила из-за бетонной стенки Лена, тоже начавшая к этому моменту журчать. (Она знала, что это всегдашняя «присказка» Алёны, и многие уже старались «упреждать» её заранее. Иногда бесило).
- «А что? Не так?» - задорно вопросила, поливая дно унитаза, Алёна. (В этот момент Юля тоже зажурчала, правда гораздо тише, её струя ударяла в стенки «белого друга»). Алёна, повернув голову направо, словно «вслушалась» в её звук, и тут же сама ответила на свой вопрос: - «Не так. НЕ ТАК, родные мои. Лучше секса не может быть ВООБЩЕ НИЧЕГО...»
Никто не успел ей ответить, потому что дверь туалета распахнулась и в него влетели ТЕ САМЫЕ три девицы-«клиентки» — блондинка, «пепельная вульгарная» и рыжая...

Отредактировано Cabaliero (17-12-2020 20:09:37)

0


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Интерактивные рассказы (БД) » Рабочие будни из интернета.