Сообщество любителей ОМОРАСИ

Сообщество любителей омораси

Объявление

УРА нас уже 210 человек на форуме!!!

По всем вопросам вы можете обращаться к администратору в ЛС, в тему Вопросы к администрации (для пользователей), или на e-mail: omowetforum@gmail.com

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Истории Эл. Командировочные развлечения.


Истории Эл. Командировочные развлечения.

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Как и обещала. Шаблон-сборка. Это практически законченная история в которую я хотела бы добавить в дальнейшем больше красок, эмоций, диалогов. Может что-то еще. К сожалению, ограниченность времени не позволяет сразу создать что-то интересное. Нужно как-то настроиться, что-ли. А поскольку живу как на вулкане, таких минут когда можно сесть и вжиться в персонажа, как бы самой почувствовать героиню (без этого я не могу вообще ничего написать). Если выдаются такие минуты, все пишется на одном дыхании, но последнее время таких минут практически нет. Все пишется буквально на коленках, кусочками, в разной последовательности, а после собирается в единый текст.От этого возникают нестыковки разного рода. Как по ситуации, так и по раскраске. За что хотела бы принести извинения заранее. Найдете, что не состыковалось, пишите. Я подчищу со временем.
Итак, начнем. Потерпите, благодаря ограничениям форума уйдет примерно полчаса на рассказ. Одно сообщение за 60 сек.

Отредактировано Arizona (10-06-2020 09:45:19)

+3

2

1.
За стеной одного из спального корпуса на центральной безе уже который час играет музыка. Не то, чтобы орет, а просто слышно. Эл накрыла подушкой голову и сверху накинула одеяло. Так хорошо. Плевать что попа вылезла. Трусы свежие, соседка на смене, вернется не скоро. Можно расслабиться и не думать ни о чем. Скоро на смену, а тут…
«Спааать. Срочно спааать…», - Эл уговаривала себя уже минут двадцать. Успокоение наступало, но не слишком быстро, как хотелось. – «Спааать…» - На распев про себя мысленно повторяла Эл. «Я сплюуууу… Мысли текууут… Руки спокойныыы… Тело спокойнооо… Ноги расслабленныыы… Пульс в ноооорме…» Наконец Эл стала засыпать.
2.  Сон.
Эл лежит на кровати, но не может двигаться. Нет, не привязана, просто не может шевелиться. Огляделась вокруг. Ничего не видно, везде темнота, и откуда-то сверху бьет свет. Лампы не видно, что это не понятно. «Не важно!» - пронеслось в голове Эл, - «Где я?» Тишина, аж в ушах звенит… Вязкая, обволакивающая… Поглощающая звуки. Звук как бы затихает в метре от Эл. Ни эха ничего нет. Какое-то постукивание… Что это? Звук усиливается, как бы приближается… Метроном? Нет, что-то другое… Шаги? – Да шаги… Кто идет… Не спеша, размеренно. Мужчина, судя по шагам, или кто-то в соответствующей обуви. Эл уже не лежит на кровати, а висит в воздухе. Как в эргономичной лежалке в полу согнутом состоянии. Ноги раздвигаются сами собой. Сжать их нет возможности. Можно только головой шевелить из стороны в сторону. Во тьме обозначилась какая-то тень, что-то неуловимое. Шаги прекратились. Нечто разглядывало Эл. Женщина чувствовала на себе этот скользящий взгляд. Лицо, губы, шея… Грудь… Соски… Соски напряглись под взглядом. Эл почувствовала, не услышала, а именно почувствовала дыхание этого «нечто» и пульс сердца. Они участились. Эл ответила своим учащенным дыханием и сердцебиением, по коже Эл пробежали мурашки. Взгляд пополз ниже по телу Эл. Живот, лобок, промежность… Эл попыталась дернуться, сжать ноги, но не вышло. Тело не слушалось совсем. Даже пальчиком не пошевелить. Приходило возбуждение неудовлетворенной женщины. Губы в промежности набухли, слегка раскрылись, обнажив красно-розовую трепещущую плоть, сжимающуюся в легких спазмах, но пока еще скрытую под трусиками. Эл потекла, как при сильнейшем возбуждении. Трусы Эл тут же промокли от смазки по тому месту, где были губу и слегка провалились, обозначив них. Скользнули между ними, провалились в щель между губами и через секунду совсем исчезли. Просто, как и не было. Эл заметила, даже скорее ощутила, что лежит совсем голой, в такой же растопыренной странной позе. Это гинекологическое кресло, но совсем в «лежачем» положении. Шаги, очертания-тень приблизились, обрели четкие контуры на границе тени и света. Кто-то в балахоне с капюшоном. Черно-серый балахон с капюшоном. Как у ку-клус-клан, только черно серый. Прорези для глаз, рук не видно, где-то в складках балахона. Подходит совсем близко. Стоит между ног Эл. Глазницы темные, но не черные. Брови черные широкие, глаза черные. Внимательный изучающий взгляд. Скользит по телу Эл, все равно что заглядывает внутрь. Подсматривает, изучает. Эл стало казаться, что этот взгляд проникает в неё. И когда в очередной раз взгляд опустился на промежность Эл, сначала анус, а потом влагалище сжались, как при оргазме. Тонкая ниточка с капелькой вытекла из полураскрытых пылающих желанием губ Эл и повисла раскачиваясь, слегка удлиняясь. Оторвалась упала на пол. Эл по глазам в капюшоне заметила усмешку. По тонкой ниточке из влагалища Эл скатилась еще капелька и повисла. В балахоне появилось движение. Показалась мужская рука, и, пропорционально удлиняясь, достигла капельки и сняла её. Растерла в пальцах. Взгляд при этом не на секунду не отрывался от Эл. Все так же скользил и исследовал. Рука нырнула в балахон. Некто приблизился и встал совсем между ног Эл. Движение в балахоне… Появляется щель, в щели виден волосатый мужской живот и большой эрегированный член. Член прицеливается во влагалище Эл и начинает пИсать на Эл. Рука водит членом по ногам, животу, Эл. Член писает в промежность Эл, отчего промежность многократно сжимается, отдаваясь приятными волнами во всем теле Эл. Горячие струи текут по телу, ногам Эл, стекают по попе… Эл ощутила, как в низу живота появилась тяжесть, что-то набухло внутри неё, выросло. Эл посмотрела на свой живот и поняла, что живот растет на глазах, раздувает, распирает её, становится трудно дышать, т.к. живот давит на легкие. Эл видит себя слегка располневшей, с большим животом. «Я беременна? Когда успела? Да нет… Не может этого быть…» Что-то шевельнулось внутри неё, опустилось вниз. И вдруг вся эта тяжесть улетучивается, Эл ощущает сильное давление в мочевом пузыре. «Как сильно я хочу писать» - пролетает в голове женщины. Эл напрягается, струя уже протекает к краю канала…  Вдруг член отрывается от волосатого живота… Эл вскрикнула, но ни звука не вылетело из её уст. С живота исчезают волосы, появляются округлости женского тела. На балахоне обозначается женская грудь с двумя торчащими горошинами-сосками. Рука, держащая член становится женской, в капюшоне уже слегка раскосые большие влажные глаза молодой женщины под черными тонкими аккуратно накрашенными в стиле «гейша» бровями. Член превращается в фаллоимитатор-брызгалку. Женщина сжимает этот прибор, и такая же горячая струя заливает тело беспомощной женщины. Женщина в капюшоне заливает, скорее даже омывает, влагалище Эл мощной струёй воды, доводя возбуждение Эл до крайности. Приближает член почти в упор к раскрытым от желания и напора воды губам Эл, готовясь войти этим прибором внутрь. Эл испугалась этого проникновения, но одновременно и хотела принять в себя этот прибор… Фаллос приблизился к губам, прикоснулся, приникая струей в самую глубину Эл. Эл напряглась, застонала в ожидании ввода, предчувствуя заранее… Ощутила давление на промежности, что вызвало еще один легкий стон изнемогающей женщины, готовой отдаться волне ощущений…
И тут вспыхнул яркий свет…

+2

3

3.
Пробуждение. Как всегда, неожиданное. Сон прерван приходом соседки. Видя, что Эл повернулась на включенный торшер, соседка прошептала:
- Прости, не знала, что ты спишь. Уже поздно для сна, думала ты уже проснулась.
- Да не… - вяло потянулась Эл. - Сниться всякое. Вот и заспалась.
- Ну прости, что прервала тогда. – соседка пожала плечами, - В другой раз теперь досмотришь.
- Ага… Досмотришь тут… Слышишь за стенкой? – Эл, спросоня, потягиваясь и выгибаясь, показала рукой на ближнюю к соседке стенку. – Уже несколько часов играют.
- Да, там мальчики из охраны живут, вот и гоняют с утра до утра…
- Ну да… Мальчики… Где я, а где утро… - Эл зевнула и села на край кровати. – Интересно, в натуре, сколько до ближайшего города? Как думаешь?
- На танцы собралась, что ли? – соседка заулыбалась почти захихикала, - пора потоптать курочку?
- Давно пора, - Эл подняла руки вверх, за голову, завязала волосы в пучок. Футболка обтянула великолепное тело молодой женщины, подчеркнув грудь с напрягшимися во сне сосками. Эл до сих пор чувствовала возбуждение. – Корова не пояна, куры не кормлены…
- Баба не трахана… - подхватила соседка.
- Что-то вроде того… - Эл опустила руки, посмотрела на соседку. – Ну все же, сколько?
Не знаю точно, тыщу, может тыщу двести км. Борт четыре часа летит, вот и считай.
- Не… - вяло пробормотала Эл. - Тут мысль останавливается. Разве что пешком прогуляться в ближайший поселок.
- Ага, давай… Это по джунглям-то? Нужно быть полной идиоткой!
- Что- так? - удивилась Эл.
- Что так? – передразнила соседка, - Либо крокодил сожрет, либо павиан оттрахает! – не задумываясь ответила соседка, - даже если по тропинке идти. Одной нельзя. Нужно охрану-сопровождение.
- Да, ладно! – Эл от удивления повернулась к соседке.
- Вот тебе и «ладно» - парировала в ответ женщина, - они нашу киску за версту чуют, а если еще под кустом надуешь или нагадишь, то все стадо прибежит. Не отобьешься.
- Да с чего ты это взяла? – Эл продолжала не понимать.
- Как с чего? Это же дикие звери, а не зоопарк. Помнишь из параллельной смены увозили цинк? Так вот, пошла одна погулять. Сначала павианы трахнули, а потом хищники погрызли. Так-то… Это джунгли, сельва… А не Бродвей, однако.
- Хватит меня запугивать всякой бредятиной, - Эл пожала плечами, - На меня и так охранники косятся, того и гляди, как твои павианы нападут.
- А ты что думала? Рассекаешь тут в обтяжку, а они меж тем по полгода здесь живут без секса.
- Так уволят на хрен за секс на работе, - начала злиться Эл, - они ж контракт подписывали!
- Ты что, совсем меня не слушаешь? – Я тебе зря про джунгли говорила? Вытащить тело за периметр и все. Никто не найдет.
- Да… - задумчиво протянула Эл, - поподалово… Поищу пару мешков, на жопу и сверху. Только дырки прорежу.
- Можешь не резать, - хмыкнула соседка.
- Это почему же? – удивилась Эл.
- Потому… - соседка улыбалась, - в твоих мешках членами дырок знаешь сколько проделают?
- Тьфу на тебя… - обиделась Эл, - все настроение обосрала… Так хорошо спросоня было…
- Ничего, вечерком заглажу, - соседка заговорщически подмигнула, - меня мед. блок в сауну зовет, пойдем вместе, я договорилась.
Пока женщины разговаривали, соседка успела раздеться до трусов, сняла лифчик:
- Свобода! – радостно прошептала женщина, оголив крепкие грудки, и потягиваясь, слега растерев свои прелести. Натянула на себя такую же, как и у Эл, форменную футболку. А Эл поднялась с кровати и разглядывала себя в зеркало.
- Поставь чайник, - Эл, глядя в зеркало, обратилась к подруге.
- А ты что? Ты ж рядом стоишь, только руку протянуть… - удивилась соседка.
- Я в туалет, - Эл отвернулась от зеркала и направилась в сторону совмещенной ванной.
- Я первая! – почему-то чуть не крикнула соседка, и оттолкнув Эл, попыталась пролезть в дверь.
- Ну нееет…! Я первая! Я со сна, мне еще во сне хотелось! – Эл обхватила подругу за талию и пыталась не пустить внутрь.
- Раньше надо было, я всю смену терпела, лопну того гляди! – упиралась соседка стараясь вырваться из объятий Эл. Безуспешная борьба на пороге ванной шла «не на жизнь, а на смерть» Женщины сопели, пыхтели, но никому не удавалось пролезть в дверь. Запыхавшись, и отчасти обессилев женщины обнявшись стояли у дверей в ванную.
- Давай так… - частично отдышавшись прошептала соседка, - установим очередь. Кто первый будет ходить в туалет, если что. По неделям. Сначала одна уступает, причем всегда, даже если самой нужно, потом другая.
- Давай. – Эл отцепилась от подруги. – Не возражаю, моя первая неделя, потом твоя.
- Это чой-то? – возмущенно вспыхнула вторая женщина. – Что это ты?
- Я младше, а маленьким нужно уступать!
- Ты младше? – соседка чуть не закашлялась от возмущения – Это всего то на месяц!
- Ну вот, достаточно. - Эл уверенно смотрела на подругу, – младшим нужно уступать!
- Ни чуть… Это старикам нужно уступать место. – возмущалась женщина.
- Не вопрос, в автобусе уступлю, а в туалетах младшим. – Эл попыталась пройти в дверь, но не смогла. – Ты что, пусти, молодым везде у нас дорога! Слышала – была такая песенка? Вот я и пойду.
Соседка преградила путь в ванную.
- Не пойдет. Нужно по-другому.
- Вот ты думай «как», а я пойду. Уже подпирает. – Эл опять попыталась пройти, но не смогла.
- А я что?! – возмутилась соседка, - пока с тобой возилась, чуть протекла даже! Вот смотри!
Соседка раздвинула ноги и показала на трусах едва мокрое пятнышко на трусах, обтягивающих промежность соседки и чуть провалившись между губ, как бы подчеркивая прелести женщины. - Видишь?
- Это ты специально так сделала. Да мало ли что могло из тебя без прокладки протечь. Может ты всю смену мечтала о хахале своем, вот и протекла. – Эл пожала плечами.
- Вон трусы мои и прокладка в урне. Все чисто!
Наступила пауза. Женщины выжидали, не желая друг другу уступать. Наконец Эл сказала:
- Давай тогда так. Сейчас никто никуда не идет. Закрываем дверь и кипятим чайник. Садимся и пьем. Первая, кто не вытерпит, та и проиграла. А победившая идет в туалет первой. И так целую неделю. Потом поменяемся.
- Да что ты… - удивилась подруга по комнате, - надеешься выиграть?
- Почему нет, - пожала плечами Эл, - Главное настрой.
- Ладно… Так и поступим. Договорились, – соседка взяла чайник и пошла к раковине, открыла воду. Вода с характерным шумом ударилась в железное дно чайника. От звука воды в чайнике у Эл мгновенно среагировала промежность. «Я так могу и не вытерпеть…» - пронеслось в голове Эл. Но глядя на сжавшуюся попу соседки поняла, - «А ей-то тоже сильно приперло, поборемся…» Соседка несколько раз с усилием сжала попу. Но вида не показала. Опустила чайник максимально в низ и вода, отдаваясь отчаянием в головах молоденьких подружек, усиленно зажурчала с бОльшей высоты. Эл делала вид, что равнодушна к подобным ухищрениям, хотя звук очень сильно напрягал, немного даже мучал, тело Эл. Соседка же стояла спокойно и только изредка «вздрагивала попой», показывая, что жидкость пытается прорваться наружу, но замочек на дверце все еще был закрыт. В конце концов, чайник наполнился и был включен в розетку. Оставалось дождаться.

+1

4

4.
Подруги сидели друг напротив друга за столом, потягивали чай. Пока соседка не сказала:
- Как –ты? Наверно тяжко? Может не стоит себя мучить, я все равно выиграю.
- А как я узнаю, что ты осталась сухой и не описалась, если ты выиграешь? – И тут же чуть не подскочила, - ты же трусы намочила пока мы толкались в дверях! Меняй на сухие. Так не честно. –
- Да они уже высохли, - подруга небрежно пожала плечами.
- Не-е! Так не пойдет. Я хочу быть уверена. – широко раскрыв от возмущения свои повлажневшие глаза, сопротивлялась Эл. – Давай меняй.
- Ладно, - согласилась, вставая соседка, - Трусов навалом, в момент.
Эл проводила глазами подругу, проследив каждое её движение. И с радостью отметила напряженно-сжимающиеся, подрагивающие мышцы попы. «Вооот», - так оно лучше будет, сжимая промежность думала Эл.
Соседка подошла к тумбочке, открыла ящик, извлекла оттуда черные трусы и собралась отходить.
- А что это черные? – спросила Эл, - Не не не… Давай бежевые надевай, чтобы видно было если что.
Подруга по комнате пожала плечами:
- Как скажешь, противная, для тебя любые… - села на кровать и замерла. Кровать качнувшись, вызвала прилив жидкости, из-за смены положения тела женщины и неожиданно напрягшихся мышц живота. – Кстати… А я как узнаю что ты не упустила?
Женщины молча смотрели друг на друга.
- Хорошо, - задумчиво протянула Эл, - тогда мы будем сидеть на полу друг напротив друга раздвинув ноги и смотреть, кто протечет первым.
- Отлично! - Подруга задрала ноги переждав спазм, сняла трусы и надела свежие бежевые. – Смотри, высохло все! – соседка расправила пройму на трусах.
- Ладно, ладно… -отмахнулась Эл. Давай уже. Забирай свой чай и садись на пол в растопырку, сейчас и я подтянусь.
- А что это я первая. Вместе давай!
- Ладно – Эл взяла свою чашку и скрыв напряжение и спазмы в промежности пересела с кровати на пол, напротив своей подруги. Помолчала, потом задумчиво произнесла:
- Слушай, а что мы будем делать если кто-то зальёт пол не сдержавшись? Нужно же уборкой заняться будет?
- Мы на полу. Каждая у своей кровати сидит. Включим верхний свет, будем наблюдать. – поддержала мысль соседка, - кто у себя протечет, тот и убирает. График – мимо.
Молодые женщины внимательно оглядывая промежности сидели напротив друг друга. Эл держалась стойко, но скрыть нарастающую проблему уже не могла. Ноги сжимались сами собой. Соседка заметила и пошутила:
- Кап, кап, кап … Стучит дождик?
- Не… Еще рано, смотри сама не пролей. – отшутилась Эл.
Шло время, женщины сидели друг напротив друга согнув ноги в коленях и слегка расставив в стороны, чтобы была видна сухая промежность.
- А давай усилим? – предложила Эл. - Выпьем еще воды, что зря сидеть?
- Давай, - пожала плечами соседка, протянула руку к холодильнику и извлекла оттуда две двухлитровых бутылки с водой. Одну поставила рядом с собой, другую по полу «прокатила» к Эл, - Начнем?
Женщины разом открыли бутылки и начали пить воду. У Эл было ощущение, что все что в неё вливается, тут же вытечет. По крайней мере, мелкие спазмы посещали женщину и сидеть с расставленными ногами было сложно. На обтягивающих трусах было видно, как сжимается промежность, но Эл оставалась сухой. Соседка так же пыталась сжимать ноги скрывая спазмы, но зоркий взгляд Эл мешал это сделать. От этого соседка чуть раскачивалась вперед-назад. «О как!» - глядя на это подумалось Эл. – «Если она натрет себе клитор и возбудиться, то возможно намокание её трусов просто от выделений. Трусы тонкие вполне могут намокнуть, а значить я победила.» Тут Эл решила схитрить. Зная, что у неё самой трусы с резинками будут стягивать закрывать губы и даже при возбуждении трусы не проваляться в складочку. И не промокнут, если начать раскачиваться и натирать клитор трусами. Допив очередной глоток, Эл показала пальцем на промежность соседки:
- Ты раскачиваешься это не честно. Мы так не договаривались!
- И что? – продолжая раскачиваться пожала плечами соседка, - Что с того? Ноги я не сжимаю, все видно, так что все честно!
- Тогда я так же буду делать, если что, - парировала Эл. – Но руками не зажиматься!
- Договорились, - продолжая раскачиваться ответила женщина.
«Главное, чтобы она раскачивалась вперед-назад!» - размышляла Эл. – «Она уже здесь четыре месяца, так что вполне уже пора бы и захотеть секса. С темпераментом у неё, судя по её же шуткам все в порядке. Да и ночами стонет, как в оргазме. Так что ждем…»

+1

5

5.
Вода была допита, и женщины сидели друг на против друга сжимая кулаки и покачиваясь. Эл старалась качаться из стороны в сторону, чтобы не вызвать возбуждение. Домашние посиделки в ванной могли весьма поспособствовать этому. Чего нельзя было сказать о соседке, та уже довольно отчетливо раскачивалась на попе, и Эл даже показалась как сжалась промежность соседки под нажимом трусов. «Давай – давай… Наверное, уже недолго.» - думала про себя Эл, когда очередной спазм подкрался к промежности. Эл напряглась всеми силами, задрожала замерев, но перетерпела.
- Сдавайся, подруга! – заулыбалась соседка, - зачем так мучить себя. Я все равно выиграю.
- Ничего, я потерплю. Еще посмотрим! – Эл улыбалась про себя, глядя как на трусах у подруги обозначились складки от набухших и расходящихся при возбуждении губ. – «Сейчас промокнешь и все! Никому не интересно отчего это произошло. Договор был про сухие трусы.»
Соседка продолжала раскачиваться, и складка на трусах, подчеркивающая расходящиеся от возбуждения большие губы, все четче обозначалась в её промежности. А это означало легкое увлажнение трусов от смазки произойдет обязательно. Эл уже замечала, что время от времени женщина замирает на мгновение и пережидает спазмы в промежности. Но остановиться на долго не может. Сама же Эл так же замирала, унимая спазмы и дрожание ног, сжимая кулаки так, что белели косточки суставов. Соседка же обходилась без этого. Сидела обхватив руками колени и елозила попой по полу, и иногда раскачивала ногами как бы раздвигая и сжимая их. Но, уже провалившиеся в складочку трусы соседки, так и не намокали. Соседка двигала вполне активно попой и даже изгибалась в талии, но все равно, промежность оставалась сухой, несмотря на спазмы. Эл сама уже сидела на пределе, теряя способность сдерживать спазмы, так же раскачивалась из стороны в сторону. Но уже все чаще приходилось раскачивать ногами и качаться вперед – назад. Обе женщины уже не раз закусывали губы. Шутки прекратились сами собой. Шла ожесточенная борьба организмов за право первой посещать туалет.
В какой-то момент Эл получила такой силы спазм, что пришлось закинуть голову назад и сжаться так, что чуть не прокусила себе губу. Мышцы на бедрах Эл задрожали, и женщина поняла, что если не уймется сейчас, то все… проиграла. Подруга посмотрела на промежность Эл. Но не смотря на сильнейший спазм, предельные усилия помогли, там было все сухо. «Отлично!» - про себя решила Эл, но повторения, скорее всего, сухого у меня не будет. Соседка закусила губу, её разозлило, что Эл пережила этот спазм. Но на лице соседки скорее уже было выражение отчаяния, чем злобы. Раскачивания приводили к «финалу», сексуальный голод, спазмы и натирание клитора трусами сделали свое дело. Эл сидя напротив, просто не видела протечки. Что несомненно радовало соседку, но и останавливаться уже не могла. Два желания вместо одного ломали волю женщины. Соседка нестерпимо хотела в туалет и одновременно с этим хотела секса. Вспотела. Лицо соседки стало розоветь. Понимая, что в случае оргазма все протечет, женщина пыталась расслаблять вздрагивающую от волны желания промежность, и тут же спохватывалась, т.к. моча грозилась вырваться наружу. Женщина напряглась и получала очередную волну возбуждения. В какой-то момент застонав, женщина замерла, ощущая, как предательски сжимается промежность в «предоргазме». Но ей удалось оттянуть сей момент. Эл улыбнулась, понимая, что побеждает, но тут ей самой уже пришлось застонать, почти завыть, подавляя спазм, дрожание промежности и мышц. Эл даже почувствовала, как капельки мочи просочились в трусы. «Ничего! Еще немного и все…» - думала Эл. Соседка опять раскачивалась вперед – назад. «Давай уже, ты ж приплыла почти…» - стонала про себя Эл. В какой-то момент, Эл показалось, что трусы соседки потемнели в складке губ у соседки. Эл начала всматриваться между ног женщине. И тут соседку настиг очередной приступ. Два желания слились в одно и заставили промежность женщины задергаться с новой силой. Было видно каких усилий требуется женщине чтобы преодолеть такой наплыв. Эл, решив схитрить в очередной раз, показала пальцем в промежность соседке:
- Смотри, смотри! Ты проиграла, у тебя мокрое пятно! – почти закричала Эл. Соседка, истратившая все силы на борьбу, неожиданно для самой себя глянула себе между ног. Тут её и накрыло. Уже не в силах остановить протечку, соседка зажала себя руками и, тут же, получила прилив возбуждения. Женщина зажала себя между ног обеими руками сжала ноги и со стоном повалилась на бок. Эл видела, как запульсировал анус у соседки под трусами и тут же из-под рук женщины хлынул поток. Соседка уже не сдерживаясь терла себе промежность, сжавшись почти в клубок, заливая пол и усиливая собственный оргазм. Женское тело с радостью восприняло такие ласки, вздрагивало, и в такт пульсациям выдавала струи мочи. Эл победила в этом нелегком состязании и могла спокойно идти в туалет. Но для этого нужно было встать с пола, не пролив в трусы новых капель.
- Я в туалет первая, - радостно объявила Эл, аккуратно поднимаясь с пола. Встала на колени, потом подняла одну ногу и уже собралась поднимать вторую, как молодую женщину настиг спазм. Поза была крайне неудобной, для преодоления. Эл попыталась подтянуть другую ногу, но поняла, что тут же протечет. Моча стояла прямо на выходе канала. Но и сдерживаться уже не было сил. Эл подтянула ногу, сжалась как могла, но было поздно. Женщина ощутила, как в её измученную промежность маленькими капельками потекла горячая жидкость. Эл напряглась еще сильнее, но от этого стала только хуже, маленькие капельки превратились в ручеёк, заливший промежность. Инстинктивно Эл еще сильнее сжалась и опять неудачно. Ручек уже превращался в реку, вытекая из трусов Эл на пол. Продолжая сжиматься, до дрожи в промежности и бедрах Эл только усиливала протекание и наконец женщину окончательно прорвало. Поток воды хлынул в трусы женщины, закрутился, завихрился… Эл ощутила прилив возбуждения, как у себя дома ванной. «Ну нет, не здесь!» - пронеслось в голове женщины. Эл вскочила на ноги и поливая пол струёй мочи забежала в ванную перепрыгнула через бортик, одновременно включив гигиеническую лейку. Разлеглась ванной и расставив ноги закончила со стоном процедуру.

+1

6

6.
Какое-то время Эл лежала в ванной, поливая себя из лейки. Пульсации уходили, вода приятно ласкала тело, даже сквозь футболку и трусы. Только шум воды и тишина…
- Ну и долго ты тут будешь разлеживаться? – голос соседки застал Эл врасплох. Женщина даже вздрогнула.
- Да ну тебя! – Эл обиженно надула губки, - Вечно подкрадываешься! Разбудила не вовремя, теперь тут… Издеваешься?
- Ничего я не подкрадываюсь и не издеваюсь! – возмутилась соседка, хотя и с улыбкой. – Я тут уже минут десять стою мерзну. Жду, когда ты наиграешься.
- Что это я наиграюсь? – автоматически смутилась Эл.
- А то, - соседка подняла палец в воздух. – Кончила сама, дай другим!
- Да я … - начала было Эл возмущенно…
- Так и я… Но об этом после душа. Вытирайся и поставь чайник. Давай отпразднуем наше соревнование!
Эл кивнула головой и вылезла из ванной, уступая место соседке. Сняла с себя мокрое бельё, бросила в стиралку. Направилась к выходу из ванной. В дверях остановилась помедлила и лукаво улыбнувшись, посмотрела на раздевающуюся со соседку:
- А все-таки я выиграла!
- Вот же поганка какая! – заулыбалась соседка и набрав воду в ладони и выплеснула на Эл. Вода попала на грудь Эл и потекла вниз. Эл замерла на мгновение, потом изогнувшись провела ладонью по крепкому молодому телу в намокшей футболке:
- Ааааххх… Я такая…
- Иди уже… - смеясь ответила подруга, - знаем «какая»! Ставь чайник…

7.

Сауна медкорпуса представляла собой две небольших парных: сауна и хамам, отделение для мытья в душе с перегородками и скамейкой, двойной туалет и такую же небольшую раздевалку. Оказалось, что соседка договорилась с главной врачихой этого корпуса, которая собственно и пропустила нас в баню. Пройдя с нами в раздевалку и по-свойски оглядев помещения посмотрела критически на нас, улыбнулась чему-то своему. Подошла соседке и что-то шепнула на ухо. Та вспыхнула на мгновение раскрыв рот, попыталась что-то сказать, но главная приложила палец к её губам и молча ушла.
- Что это было сейчас? – удивленно спросила Эл.
- Ай… Забей, не спрашивай! – соседка была явно «выбита из колеи», не в себе.
- Ладно, подруга, тебе видней. Только проблем не будет?
- Нет, – отмахнулась подруга
- У тебя нет, а у меня? – не сдавалась Эл – Что она хотела, ты можешь сказать?
Соседка на мгновение остановилась, глядя в глаза Эл:
- Она придет с нами помыться, вот у неё и спроси!
Эл открыла рот силясь возразить, но соседка так же, как и главная приложила палец к губам Эл:
- Все, закончили, не порти мне настроение своим любопытством. Пришли париться, вот и идем.
- Ладно, - Эл пожала плечами, -  Но, если будут проблемы, я тебя ночью подушкой задушу, так и знай! – уже в шутку улыбаясь прошептала Эл.
- Да хоть яду, только отстать уже… - соседка начала раздеваться, складывая вещи на одну их расставленных по стенам скамейкам. Эл так же последовала её примеру и когда осталась в одних трусиках, посмотрела на соседку. Та уже была совершенно голая. Собирала принадлежности для мытья простынь, полотенце и т.п. И когда закончила остановилась взглядом на Эл:
- Ты трусах мыться пойдешь?
Эл в ответ покачала головой, размышляя о чем-то своем. Соседка повернулась и скрылась за дверями душевой, чрез которою можно было пройти в парные. Эл, оставшись одна, стояла как бы в нерешительности, размышляя о том, как бы ей написать в трусы и получить оргазм. Очень уж сильно нахлынули на неё увлечения молодости. Несмотря на то что уже кончила пару раз у себя в ванной, вопрос неожиданно оказался очень даже актуальным. Услышав, как хлопнула дверь одной из парных, Эл поняла, что соседка ушла из душевой и воодушевленная этим, быстро пошла в сама в душевую. Встав между перегородок, Эл включила воду в соседнем душе. Вода, вылетев с характерным звуком из лейки, ударила в пол, зашумела, зажурчала, вызвав прилив ностальгического возбуждения у молодой женщины. Спазм в промежности вызвал ул Эл нестерпимое желание потрогать себя между ног, соски напряглись, превратившись в крупный изюм. Женщина, согнув руку в локте прижала обе груди, а второй погладила себя по трусам между ног. Сжала губы пирожком, покатала, поиграла, наслаждаясь желанием по-маленькому и возбуждением. Чуть помедлила, просунула руку в трусы, как бы убедившись в том, что уже подтекает от возбуждения, вынула руку и зажала себя между ног поверх трусов. Расслабила мышцы и стала ждать, как горячие струи будут стекать ей в руку. Жидкость через расслабленные мышцы пробралась к трусам, капельками защекотала промежность, скопилась под анусом. Медленно, как-то как бы нехотя или наоборот, осторожно подбиралась к выходу… И вдруг неожиданно хлынула потоком в трусы. Эл застонала от удовольствия ощутив прорыв, изогнувшись всем телом, отклячив попу, начала растирать себя между ног в разы усиливая возбуждение от вытекающего потока. Еще пару движений руки и тело молодой женщины содрогнулось от нескольких конвульсий оргазма. Эл застыла в скрюченной позе, ощущая затихающие сжатия мышц входа во влагалище, и лишь после полного их прекращения смогла выпрямиться. «О как…» - пронеслось в голове молодой женщины, - «кто бы мог подумать, что так припрет!» Эл уже снимала пропИсанные трусы, пахнущие мочой и выделениями, понюхала их. – «Сама себя трахнула бы, если могла от такого запаха!» Перешла в соседний душ и выстирала «следы преступления». Теперь можно было идти париться и расслабляться. «Хамам – Лучше не придумать сейчас!» - решила Эл. Повесив свои постиранные трусы на сушилку.

7.1

В этот момент открылась дверь сауны и появилась соседка:
- Тебя за смертью посылать. Ты что думаешь у нас тут вечность в сауне?
- Ладно тебе, ну задержалась… - Эл закрыла спиной висящие на сушилке трусы.
- Ну, конечно же… Как я забыла… - соседка покачала головой уперев руки кулаками в бедра, - ты же у нас любительница эротики в трусах. Насладилась тобой сегодня в ванной, пока ты приплывала.
Эл вспыхнула, открыла рот чтобы возмутиться, но соседка опять приложила палец к её губам:
- Противная девчонка, нужно отшлепать тебя за то, что оставила меня одну потеть в сауне.
- Я в хамам, - Эл попыталась пройти мимо соседки, но та удержала её рукой.
- Понятненько – понятненько… - ухмыльнулась соседка, - девочка хочет в полумрак и туман? Ну-ну… Я зайду к тебе чуть позже… - при этом женщина пропустила Эл.
Зайдя в хамам, Эл закрыла дверь и остановилась, ожидая пока глаза привыкнут к полумраку и туману. Помещение было примерно, как купе поезда. Две скамейки покрытые мелкой, как мозаика, плиткой и полуметровым проходом между ними. Стены так же были выложены такой плиткой, как и сводчатый потолок со светящимися, мигающими, переливающимися «звездами» - световодами. Эл прошла в дальний от двери угол и села на расстеленное полотенце облокотившись на стенку спиной. Т.е. лицом к двери. Наступала обволакивающая туманная тишина. Горячая влага оседала на молодом теле женщины, стекала потными струями по шее, груди, спине, животу. Эл расслабившись совсем согнула правую ногу в колене, прислонила к стенке, руки свободно лежали внизу живота. Женщина сливалась с туманом ну только телом, но и душой. «Обязательно буду ходить в хамам когда вернусь» - проплыло в затуманенном сознании женщины. В этот момент открылась дверь.
- А вот и мы, - услышала Эл голос соседки, - не скучала?
- Кто это мы? – Эл с трудом раскрыла глаза?
- Мы, это я и главная, которая нам и устроила эту развлекуху, - женщины стали рассаживаться по скамейкам, - а еще у нас есть ведерко с водичкой во льду. Но мы его за дверью оставили. На держи, - соседка протянула Эл полную бутылку 0,6 воды.
Эл взяла бутыль и с удовольствием отпила оттуда несколько глотков. Женщины наконец расположились на скамьях. Соседка села на соседнюю скамейку, а главная на ту же что и Эл, только в ногах. Разговор шел медленно, женщины расслаблялись, обтекали во влажной вязкой темноте парной. Соседка уже лежала на скамейке во всю длину, головой к дверям, ногами в сторону Эл, раскинувшись и выставив свои прелести на обозрение всем, ничуть при этом не стесняясь своей растопыренной наготы, даже как-то выпячивала, как показалось Эл. Слегка впавший живот соседки выделял лобковую кость, а под ней, чуть ниже, при растопыренных ногах и совершенно выбритом лобке и промежности, половые губы были приоткрыты. Что притягивало взгляд Эл. Главная же, какое-то время сидела откинувшись назад, а потом села так же, как и соседка, только растянулась на скамье Эл. Так же, как и Эл согнув свою левую ногу, а правую опустила на пол. Получилось так, что ноги женщины почти доставали до промежности друг друга. Только Эл ужа была достаточно низко на лавке, а главная могла еще «сползти» вниз в сторону Эл. Разговор, то начинался, то затихал, и в конечном счете добрались до секса и эротики. Пробило на это главную.
- А кто помнит свой первый поцелуй? – задумавшись спросила женщина, - меня подружка поцеловала в первый раз.
- Ты что, лесби? – откуда-то из темноты дошел до Эл голос соседки, - с чего вдруг?
- Не… Ни с чего… _ главная тоже куда-то в потолок смотрела, «звездное небо», - так получилось. Я поссорилась с парнем со своим из-за того, что месячные пришли и трах отменился. Как редкостный му..к повел себя. Я ж не виновата, а он мне «я хату снял…», дебил. А из меня в первый день как из ведра. Это потом уже мазня начинается. Переживала… А тут она, нежная такая, ласковая… как сейчас помню её. Пожалела приласкала, я и растаяла. Тут она и поцеловала меня, призналась мне. Потом обе ревели в подушку.
- А у тебя что? – главная подвинув ногу пальцами ноги пощекотала по бедру Эл, от чего та вздрогнула.
- Не спрашивай её, не ответит. – с соседней скамейки лениво отозвалась соседка. – Я пробовала, молчит, как партизанка.
- Эй, - главная спустилась чуть ниже по стенке и снова пальчиками ноги потрогала бедро Эл изнутри. – Мы ждем, рассказывай!
- Это больно, - помолчав ответила Эл, - не хочу портить такой хороший момент. В другой раз, как-нибудь.
- Больно, когда девочка, но мне понравились твои слова про хороший момент, - главная еще ниже сползла и теперь вытянув носок ноги могла уже дотянуться до губ в промежности Эл, - давай смелее…
- Что там рассказывать… - Эл помолчала, - пришла в общагу, а он там с моей подругой в кровати…
- А ты?  - главная уставилась на Эл.
- Что я? – Эл провела руками по телу, как бы стряхнув с себя воду, - хлопнула дверью и ушла.
- Вот же гадюка досталась мне, - пошутила соседка, - А мне ничего не рассказала. И что, так больше и не встречались?
- Нет… - Эл думала о чем-то о своем, - зачем? Разбитое не склеишь, а тут еще и предательство…
- Ну ты суровая такая, а с виду не скажешь, - главная опять пощекотала бедро Эл.
- Пойду, в туалет, а то воды напилась, испарять не успеваю, - соседка села на скамейке…
- Писай здесь, как некоторые, - главная повернулась к соседке, - все стечет, тут же авто пролив.
- Да нет, я так не привыкла, - соседка секунду помолчала, - кто это – «некоторые»?
Главная что-то хотела сказать, но Эл опередила её.
- Она, наверное, про меня говорит. Ты забыла, что везде все камерами утыкано.
- Что и здесь, что ли? – соседка неподдельно удивилась, - ахренеть… Здесь-то зачем?
- Да нет, - гланая немного смутилась, здесь нет. А вот в душевой – да! – главная опять пальчиком пощекотала бедро Эл почти у самой промежности …

На будущее 7.2

Отредактировано Arizona (13-06-2020 10:48:49)

+1

7

8.
Дежурная смена заступала… Для Эл это было развлечение, т.к., работая оператором системы видеонаблюдения и дежурным сисадмином, имела достаточно времени посмотреть на то, чем живет прииск. Место было огорожено высоченным забором с вышками «по полной», колючка, детекторы, ворота как тюрьме с пропускным шлюзом. Прииск был примерно в десяти километрах от основной базы, где жила Эл со своей соседкой. Располагался у подножия горы. Собственно, в пещере – тоннеле этой горы и проводилась добыча. Эл никогда не была внутри тоннеля, хотя экскурсии туда проводились, как-то не интересно было. Да и чем меньше знаешь… На смену их возили спец. транспортом. Камеры стояли везде, где только можно представить себе или даже нельзя. Туалеты, душевые, спальные комплексы, рабочие офисы прииска и т.п. Все было напичкано звуко-видео-записывающей аппаратурой. Эл, как и её соседка, работающая в другой смене, отлично знали об этом и не позволяли себе ни разговоров, ни занятий чем-то порочным. Секс не поощрялся, но мастурбировать никто не запрещал. Можно было наблюдать за всем что творилось в любом месте. Скопировать видео со звуком чьих-то развлечений было нельзя, хотя бы потому что не на что. Никакой электроники на прииск протащить было нельзя.

9.
Эл как обычно развалившись в излюбленной позе в кресле положив ноги на пульт, потягивала моккачино из granda. Временами ставя его рядом с собой на пульт. Напарница, пилила ногти, так же развалившись в кресле. Обе женщины периодически смотрели в экраны и на лампочки статуса помещения рядом с ними: синие – «никого нет, свет потушен»; зеленые – «никого нет, свет горит»; красные – «кто-то двигается, свет горит». Не обязательно было смотреть все время на экраны, достаточно боковым зрением отслеживать изменения статуса помещения. А еще бывало, что красная лампа начинала моргать и «пищать», если кто-то приходил в «критичную зону» или, тем более, что-то брал оттуда или оставлял. О таком событии нужно было оставить запись в «бортовом журнале». Система сама отдельно записывала такие фрагменты и отправляла их на «большую землю», но дублирующая запись в журнале все равно должна быть. Так и сейчас, заморгала запищала «лампочка» на камере, стоящей напротив стыка забора и скалы. Эл села в кресло, потянулась к журналу. Напарница смотрела в экран, пытаясь понять, что и как. Эл сделала запись, закрыла журнал, встала потянулась подошла к экрану. Напарница подошла, встала рядом:
- Что там? Ты что-нибудь видишь?
- Нет, - пожала плечами Эл, переключая режимы камеры в разных спектрах, - все как обычно.
- Опять крысы или еноты какие-нибудь дыру прокопали! – пожала плечами напарница, - сейчас охрана разберется! – женщина показала на выехавший к «месту происшествия» джип с четырьмя охранниками.
- Не наша забота, - Эл опять развалилась в кресле, забросив ноги на пульт.
Напарница отошла к стеллажу с документацией и что-то там смотрела.
- Пойду в туалет, посмотри за меня, ладно?
- Не вопрос, - Эл поднялась и встала чуть поодаль от пульта. Так удобнее было смотреть на мониторы, взгляд охватывал всю картину.
- Только давай не долго, я следом пойду.
- ОК, - ответила женщина, поднеся карту, вшитую в рукав куртки, к датчику открытия дверей. Датчик радостно моргнул зеленым огоньком и дверь щелкнула замком. Напарница ушла.

0

8

10.
Эл стояла перед экранами. Разглядывая «аварийный» экран и те, что были рядом с ним по камерам, пыталась понять – куда делась охрана. Джип стоял, Фары горели. Но людей рядом не было видно. Для Эл это было загадкой. Хотя бы водитель должен там быть. Так прошло минут десять. «Кстати, куда эта коза провалилась?» - думала Эл сжимая ноги, писать уже хотелось достаточно сильно.
Неожиданно что-то грохнуло. Эл физически почувствовала ногами как дрогнул пол, свет вместе с экранами моргнул и погас. Включилась «автономка». Тускловато, конечно, но не критично. Экраны по-прежнему отвечали, что все в порядке за исключением генераторного комплекса. Все камеры показывали отсутствие сигнала. «Бл…» - вырвалось у Эл, - «почему все дерьмо в мою смену». Эл включила аварийный передатчик, посмотрела на камеры наблюдения за антенным постом, взяла микрофон с тангентой, нажала кнопку вызова.
- База на связи, что у тебя, Эл, - женщина услышала в гарнитуре знакомый голос начальника охраны.
- Оператор номер ... , - Эл продиктовала свой рабочий номер, - что-то грохнуло, погасли камеры генераторного комплекса, сижу на «автономке», выйти посмотреть не могу, напарница ушла в туалет и уже пятнадцать минут не возвращается. На внутренний вызов не отвечает.
- Принял, собираю «аварийную» команду, скоро будем. Отбой.
- ОК, конец связи, - привычно ответила Эл, -«ну где ж она…» - уже про себя подумала женщина.
Опять что-то грохнуло. Погасли камеры комплекса ворот. Раздались выстрелы. Эл схватила тангенту, послала вызов.
- Что у тебя опять? – недовольно прозвучал голос начальника охраны.
- Похоже на взрыв ворот, камеры не работают, слышу стрельбу.
- Бл…! – в свою очередь отозвалось в гарнитуре, - жди…
Еще раз грохнуло, в гарнитуре на секунду зашипело и стихло. Камеры антенного поста погасли. Эл поняла, что теперь уже им никто в ближайшее время не поможет. Эл послала вызов напарнице по внутренней связи. Тишина, ответа нет. «Что за ерунда», - пронеслось в голове Эл, - «быть этого не может.»  Быстро включила поиск пропуска – ответа не последовало. Напарница как сквозь землю провалилась. «Да чтоб её… Сама виновата!» Эл разбила стекло кнопки аварийной защиты, ещё раз послала вызов напарнице и не получив ответ, нажала кнопку. Дверь в операторскую ответила щелчком механизма защиты. «Вот и все… Теперь, кроме как с помощью центральной базы, мне отсюда не выйти». Села в кресло и стала смотреть на оставшиеся в работе экраны. На экранах видно было как бегают люди, кто-то в кого-то стреляет. Гул вертолета. «Подмога» - радостно подумала Эл. Но напрасно. На площадку перед складом сел совсем не знакомый старенький «Ирокез» и почти сразу за ним новенький «Апач» с полным обвесом. Какие-то люди забегали по двору, грузили в Ирокез ящики со склада. Что-то погрузили в «Апач». Вертолеты тут же пошли на взлет. Сначала Апач, потом, как-то тяжело поднялся Ирокез. Через минуту все стихло. Лишь иногда пробегали какие-то люди в камуфляже, изредка доносились выстрелы. В операторскую позвонили от входной двери. Эл от неожиданности вздрогнула, взглянула на экран и увидела напарницу и кого-то в камуфляже.

0

9

11.
- Слушаю, - спокойно сказала Эл в переговорник.
(- Открой эту чертову дверь или я пристрелю эту суку!)
- Open the fucking doors! – прозвучал в ответ мужской голос. – I`ll shoot this bitch.
Эл медлила с ответом, всматриваясь в лицо напарницы. Что-то непонятно сомнительное было в её выражении. Вспоминая тренинги по захвату заложников в тренировочном лагере, Эл рассматривала лицо напарницы и ощущала какую-то наигранность. Нет, они не были хорошо знакомы, чтобы понимать, что и как с ней, но что-то было не так. Эл медлила с ответом. Мужик тряхнул напарницу за шиворот, Женщина закричала, но как-то раздраженно, а не из страха, как показалось Эл. Мужик выхватил из поясной кобуры Беретту и приставил к голове напарницы.
(У тебя есть последний шанс открыть эту чертову дверь)
- You have one last chance to open this fucking door! – Мужик взвел курок и опять приставил к голове напарницы. Та и глазом не моргнула, не пикнула. «Она с ними!» - промелькнуло в голове Эл.
- Прости, я не могу. - спокойно ответила Эл, - ты же знаешь протокол. После включения защиты только начальник охраны базы может открыть эту дверь. У меня нет ни ключей, ничего. Я по твоей вине здесь буду и писать в углу и какать если потребуется. У меня ни воды, ни еды ничего нет. Вот последнюю допью и все. Сама знаешь. – добавила Эл обращаясь к напарнице. Мужик убрал ствол от головы напарницы.
- Вот же [Цензура]! – вскричала женщина и пнула ногой дверь, - теперь ты сдохнешь там! А я доложу на базу что ты предала нас.
- Не выйдет, - так же спокойно продолжила Эл, - я уже связалась с базой и все рассказала, еще до взрыва ворот и антенного поста. Так что у вас совсем мало времени, - к тому же для тебя будет новостью, что запись нашего разговора тоже идет на центральную базу. Так что мимо, дорогая. Да… Ты хоть пописать смогла?
- Смогла, не парься, а вот ты под себя ходить будешь, если повезет!
- Ой, чёй-то? – передразнила по памяти свою соседку по комнате Эл.
- А то! Не будет тебе подкрепления, никто не приедет! – напарница улыбалась, глядя в камеру, - никто…
- Мне жаль, - Эл помолчала немного, - ты, наверное, опять-таки не знала, что при аварийной защите работает совершенно другой передатчик. Видео с тобой и твоим дружком уже на базе. Тебя найдут, найдут и родственников твоих до десятого колена тоже. Прикинь, что с ними будет. Мужчина посмотрел в камеру, достал пистолет и выстрелил в голову напарнице. Та так и не успела понять, что случилось. Тело рухнуло, как от удара кувалды.
(-Дерьмо случается, детка... дерьмо случается...)
- Shit happens, baby… – Спокойно ответила Эл.  - Shit happens…
(-Смеешься, [Цензура]? Что ж, давай сделаем это вместе!)
- Laughing, bitch? Well let's do it together, - так же спокойно ответил мужик. Вышел на секунду из поля видимости камеры. Вернулся с рюкзаком. Открыл его, достал из кармана моток толстого, как показалось Эл, кабеля и начал приклеивать его к месту стыка стены и двери.
Эл спокойно смотрела на это пока не пришел в голову единственный смысл этого действия. «Пи…ц», - пронеслось голове Эл, -«С-4... Дверь, конечно, не выдержит». Мужик вставил взрыватель и показал в камеру Эл пульт.
(-Смотри сюда, [Цензура]! У меня есть хороший меленький ключик для тебя! Тебе понравится, дорогуша!)
-  Look at this, bitch! I have a little good key for you! You’ll like it dear!
Мужик, улыбаясь сквозь сантиметровую щетину, схватил рюкзак, скрылся из вида, отбежав в сторону. Эл рванулась за пульт, легла на пол, открыла, как могла, широко рот и надавила на уши. Взрыв не замедлил. Звон в ушах, грохот падающей двери, пыль заполнили операторскую и Эл целиком. Эл не слышала шагов мужика и очухалась лишь когда её буквально за ремень на брюках подняли с пола и потащили куда-то. Пока Эл приходила в себя, её уже дотащили до пульта, рывком уложили лицом вниз на пульт. Эл почувствовала, как с неё снимают штаны, дальнейшее было понятно. Пока мужик стягивал с неё штаны и расстегивал свои, Эл с трудом приходя в себя, обернулась лицом к «налетчику», разглядела на бедре у мужика здоровенный нож в ножнах. «Рембо, хренов…», пронеслось в голове Эл, - «дотянуться бы…» Мужик расстегнул наконец свои штаны. Увидев, что Эл повернулась, схватил её за куртку одной рукой и с размаху кулаком другой съездил ей по лицу.  Пока Эл соображала, что случилось, она уже лежала опять лицом на пульте.   Мужик просунул стоячий, как кол член между ягодиц Эл, пытаясь войти в тело. Эл сжалась, изо всех сил. Мужик догадался, что к чему, схватил Эл за воротник, повернул лицом к себе и наотмашь ударил тыльной стороной ладони Эл по лицу. Эл вскрикнула. Второй удар в живот не заставил себя ждать. Эл, согнулась от боли, задыхаясь и кашляя нагнулась, как бы от удара, и дотянулась до ножа. Мгновение, и нож был воткнут в паховую область мужику, перерезав бедерную артерию. Теперь нужно было просто выдержать время. Мужик от боли и неожиданности отпрянул от Эл, схватился за ногу, стараясь перекрыть поток крови, но тщетно. Эл, воспользовавшись паузой, подтягивая штаны забежала за пульт. Поняв, что времени жизни осталось совсем немного, мужик оглядел себя в поисках пистолета, но ствол, видимо, остался вместе с рюкзаком за дверями. Это еще раз спасло жизнь Эл. Мужик рванулся догонять Эл, но бегать за молодой здоровой женщиной вокруг пульта было не по силам раненому в ногу. Используя валяющиеся кресла, мебель и габариты пульта, Эл ловко уходила от преследователя. Наконец мужик поскользнулся на собственной крови и упал, попытался встать, но уже не смог. Некоторое время Эл стояла за пультом и смотрела, как из мужика уходит жизнь, затем подошла к нему, встала у ног, глядя прямо в глаза. Видя, что никакого сопротивления уже не будет, тих произнесла:
(- Дерьмо случается... Я же говорила тебе...)
-  Shit happens… I told you… - мужик силился что-то сказать, но только шевелил губами. Эл демонстративно застегнула брюки, села на корточки рядом с ним:
(-Что хочешь?)
- What you want?
(-Нож..)
- Knife… - едва смог выговорить мужик.
(-Ты хочешь умереть как войн?)
- You want to die like a war? - Так же тихо спросила Эл. Мужик только моргнул глазами.
(Ладно, держи. Может повезет в следующей жизни.)
- ОК, hold on. Maybe lucky next time. – Эл стерла с ножа свои отпечатки пальцев, вложила нож в руку мужика и встала. Буквально через пару секунд глаза мужика закатились голова упала на бок.
Только теперь Эл поняла, какая опасность её миновала. Задрожали руки. Тут же настиг сильнейший позыв по-маленькому. Эл едва не надула в штаны, пришлось согнуться пополам, отклячив попу и сжав ноги. Ей удалось. Хоть пару струек и протекли в трусы. Где-то в далеко прогремел взрыв и снова раздались выстрелы. На улице что-то кричали. Мост взорвали, понятно, почему не будет подмоги. Остаться здесь – найдут убьют, выйти за периметр – сожрут дикие звери – «ну попала…»

Отредактировано Arizona (10-06-2020 10:44:40)

0

10

12.
«Так… что у нас есть?» - Вокруг все было залито кровью. «Как много…» пронеслось в голове женщины. Эл повернулась к телу на полу. Осмотрела. В разгрузке обнаружилось пять MN-1. Три запасных магазина по семнадцать патронов к Беретте. И три снаряженных магазина к штурмовой винтовке. Сдерживая позывы по-маленькому, заставлявшие неожиданно приседать и зажиматься, Эл удалось расстегнуть ремни и снять разгрузку, и, недолго думая, тренированными движениями пристроить на себя. «Ну вот, где-то есть рюкзак и винтовка, раз есть магазины», - Эл посмотрела в сторону проема в стене, где недавно была дверь.
Женщина осторожно прокралась к проему. После красного моргающего света разрушенной операторской смотреть в темноту двора плохо. Почти ничего не было видно. Тропическая ночь на редкость темная. Писать хотелось невыносимо. Наконец глаза привыкли к такой темноте и Эл осмотрелась вокруг. Недалеко от дверей валялся рюкзак мужика и стояла прислоненная к стене штурмовая HK417 с ночной оптикой, глушителем и сошками. «Да ладно… Жизнь-то налаживается… То, что надо!» - пронеслось в голове Эл.  Отличница-снайпер не могла не порадоваться такому подарку. Прижавшись к стенке, Эл проскользнула к рюкзаку, перекинула его за спину, схватила винтовку и быстро свернула за угол. Между ней и стеной забора был небольшой проход. Эл дошла до середины здания и остановилась, прислушиваясь. Выстрелы стихли. Приглушенные административным зданием крики на прииске еще были слышны. Эл развязала рюкзак. Раскинула его на две части.  Таких подарков Эл не получала вообще никогда. Все что нужно для диверсанта. Быстро надела прибор ночного видения. Осмотрела остальное, перезарядила винтовку. «Теперь куда?» - оглядывалась по сторонам женщина, - «Укрыться и пописать, ночь может быть холодной, а в мокрых штанах не согреешься.» Вдали, метров за триста, в угловой части огороженной площади прииска стояла сторожевая вышка с платформой, крышей, потухшим прожектором. «Туда! Нужно подняться с земли и осмотреться!» Эл добежала до угла здания, остановилась переводя дыхание. Мужик, чье снаряжение теперь тащила на себе Эл, видимо, был достаточно силен судя по весу рюкзака, норовившего при каждом шаге ткнуть женщину носом в землю. Оставалось пробежать по открытой части последние двести метров. Эл выждала пока бегающие по двору люди частично не разошлись по въехавшим машинам и помещениям и как на стометровке побежала к вышке. Страх быть замеченной снайпером подгонял Эл. Добежав до вышки Эл упала в траву и лежала так несколько минут прислушиваясь. Чтобы унять желание по-маленькому приходилось скручиваться и зажимать себя между ног, но дрожание мышц, все равно не унималось. Едва Эл справилась с позывом, как раздался гул летящего где-то из базуки снаряда и тут же взрыв разнес соседнее с операторской, где только что была Эл, помещение. Женщина вздрогнула, едва не вскрикнув, пустила сильную струю в штаны. Между ног стало сыро, трусы и штаны промокли. Но скорчившись в очередной раз, Эл смогла опять подавить дальнейшее протекание. «Ну все, остальное на вышке!» - с этой мыслью Эл стала подниматься. Запыхавшись окончательно, женщина сняла с себя рюкзак, положила на него сверху винтовку и на четвереньках подползла к дальнему краю верхней площадки. Как раз это место не было видно с территории прииска. Стоя на четвереньках женщина стянула с себя штаны, мокрые трусы. Едва сдерживаясь, развернулась попой к сельве, свесила, отклячив, попу за край площадки слегка повиснув на перилах и отдалась потоку, который рванул из Эл в темноту с двадцати пятиметровой высоты. Шума падающей на землю жидкости слышно не было. «Подарок павианам» - про себя подумала Эл. Закончив с процессом, Эл заползла внутрь башни, достала нож из рюкзака и срезала с себя мокрые трусы, закинув обрезки за забор. Надела брюки, застегнулась. «А жизнь-то налаживается» - вспомнила любимую поговорку соседки и снова надев прибор ночного видения выглянула над барьером. «Ну, что там у нас на земле?» - женщина стала всматриваться в темную, едва подсвеченную нашлемными фонарями территорию прииска.

+1

11

13.
Осмотревшись, Эл поняла, что подкреплению прорываться будет сложно, дорога сквозь джунгли узкая, к тому же взорванный шлюз с воротами не добавят радости подкреплению. Опять же, было слишком много народа на прииске, чтобы попытаться прорваться. Большинство персонала наверняка убиты. Эл села в нерешительности спиной к дальней стенке вышки не зная, что делать. Как вдруг началась повторная стрельбы у шлюза. И знакомый голос начальника охраны центральной базы, усиленный репродуктором, предложил всем сдаться «во избежание бессмысленных жертв». На что напавшие на прииск засуетились, забегали. Эл заметила, как метрах в пятистах, почти у противоположного края огороженной территории, кто-то полез на вышку с гранатометом за спиной. «Надо же, где-то РПГ7 добыли…» - ухмыльнулась Эл и тут же подскочила, это ж по нашей охране будут стрелять. Женщина схватила винтовку, откинув сошки поставила на специально утолщенный для облегчения стрельбы борт вышки. Теперь осталось только прицелиться. Расстояние небольшое. Эл выравнивала дыхание считая удары сердца. Расслабила тело и тут случилось гадкое. Вернулось желание по-маленькому, как остаточное после долго терпения. «Не судьба», - подумала Эл расслабив мышцы. Горячая жидкость по капелькам начала протекать в промежность Эл. Женщина даже «не моргнула» от этого, понимая, как важно не отвлекаться на мелочи. Жидкость просочилась в штаны, потихоньку побежала по ногам в форменные ботинки – гордость персонала прииска. Другим службам такие не выдавали. Струйки не спеша текли из промежности то по левому бедру, то по правому. Приятно щекотали, отвлекая внимание Эл. Наконец Эл «поймала» дыхание и мужика-мишень, забравшегося уже на верх башни. Эл задержала дыхание, плавно потянув за спуск. Щелчок от перезарядки винтовки и хлопок от выстрела почти слились в единый звук, а на противоположной башне раздался взрыв. Эл села на пол за бортик башни пытаясь осознать, что случилось. «Пуля прошла на вылет и попала в заряд РПГ что ли? Как это могло случиться?» - женщина не понимала. Стрельба вспыхнула с новой силой. Эл поднялась и стала выискивать по вспышкам отстреливающихся захватчиков. Стрелять приходилось фактически в спину, никаких неудобств не было. Только ботинки заполнились мочой и штаны со стороны бедер были мокрые. Расстреляв, таким образом магазин, эл зашвырнула пустой за забор, присоединила новый из разгрузки. Прошел примерно час с тех пор, как женщина забралась на вышку и по результатам было уже ясно, что большая часть захватчиков была убита. Нужно возвращаться, чтобы не было вопросов. Эл быстро спустилась с башни, оставив растяжку на ступеньках и побежала к взорванной операторской. Внимание никто не обратил, перестрелка в дальнем углу отвлекала внимание всех. Женщина пролезла сквозь обломки стен внутрь оставшегося помещения, сняла всю амуницию постаралась стереть отпечатки пальцев, вывалялась в крови и пыли, достала гранату, поставила задержку и, привалившись к обломку стены бросила рюкзак с гранатой в сторону проема. Раздавшийся взрыв поднял целый столб пыли покрыв Эл и окружающее пространство новым слоем. Теперь осталось только прикинуться что в «отключке». Эл перешагнула через балку, рядом с которой хотела завалиться в лужу крови, ботинком зацепилась в темноте за арматуру и со всего размаха упала на обломки. Резкая боль в ладони, едва не заставила Эл закричать. Эл попыталась двинуть рукой, но не смогла, кусок арматуры проткнул ладонь насквозь. Теперь оставалось только ждать. Эл закрыла глаза и сделала вид, что отключилась. Дело за малым, осталось допИсать, промочив остатки формы и ждать помощи. Эл напрягла мышцы и остатки жидкости вытекли в промежность обильно смочив живот беспомощной женщины. Боль в кисти постепенно стихала. Наступал покой, от напряжения, усталости и легкой потери крови. Эл отключилась.

0

12

14.
Голоса. Сначала далекие. Крики команд. Звук падающей рухляди и ругань. Где-то совсем близко. Кто-то кричит – «Здесь еще тело… Так, этот труп! Здесь женщина!» Эл попыталась поднять голову, но от слабости не смогла и стукнулась лицом о кусок бетона на котором лежала. «Фингал еще один будет», - подумала женщина. Опять шаги, совсем рядом, свет фонаря. Кто-то схватил за плечо попытался перевернуть, рука натянулась, но не слезла с застрявшей арматуры. Резкая боль, Эл закричала, но кроме стона ничего не вырвалось с разбитых губ. «Здесь живые, медика, срочно пилу» - знакомый голос. Эл отключилась. Визг по железу, подняли, куда-то понесли. Чей-то голос:
- Надо же, женщина…
-И единственная кто выжил из персонала!
- Женщина, как кошка, живучая. А эта та еще стерва... Почему-то так и думал, что найдем выжившей именно её.
- Да ладно тебе, ты просто злишься что не можешь трахнуть её, вот и все.
- А ты что? Сам не хотел бы?
- Хотел бы, но с такими… - голос помолчал, - лучше по-дальше от них.
- Это почему?
- Да потому… невозможно думать постоянно о том, что её кто-нибудь трахает кроме тебя.
- Никто её не трахнет. Она на мужиков даже не смотрит, только мозги выносит. Да, ты видел циклопа, что с ней рядом валялся? Наверняка она его и завалила.
- Ладно уже, понесли к вертушке.

15.
Эл сидела на кровати, подложив подушку под спину. Смотрела в окно. В здоровую руку была воткнута капельница с физ. раствором. Другая до середины предплечия забинтована. Никого с момента пробуждения не было. Уже около тридцати минут. Эл пошевелила пальчиками на забинтованной руке. Больно, но шевелятся. Озонотерапия плюс аутогемотерапия делали свое дело. Голова еще кружилась от потери крови, но в целом было уже все прилично. От капельниц чаще хочется в туалет. Спортивные штаны, как на Центральной Базе и форменная футболка на теле. Эл встала рядом с кроватью, пошатнулась уравновешивая тело и борясь с головокружением. Отпустило. Большим пальцем оттопырила штаны - «ППц, а трусы что, забыли? Кто вообще одевал меня?» Преодолевая легкие позывы и головокружение, Эл побрела с капельницей к двери. Проходя мимо тумбочки обратила внимание на трусы и прокладки. «Надо же… Кто-то разорился на приличное белье. Прокладки даже положили. Заботятся, как обещали». Дернула ручку – закрыто. «Ну да… что я хотела. Странно что охранника внутри нет. Я ж единственная выжившая.» Эл побрела обратно к кровати. Писать хотелось все сильнее. Во-первых, со сна. Во-вторых, капельница. «Что делать-то будем? Судно?» Эл заглянула под кровать, судно было на месте. «Будем доставать!». Эл присела, сделав пистолетик и, опершись на капельницу, ногой выкатила судно. Теперь осталось сесть. Но сначала нужно снять штаны. Эл зацепила большим пальцем резинку на поясе и потащила штаны вниз. Получилось наполовину. Изогнувшись, Эл дотянулась до другого бока и спустила штаны уже с попы. Дрыгая ногами, спустила штаны до пола, оставшись в одной футболке и капельницей в руке. В дверях щелкнул замок и в проеме двери оказался медбрат. Возникла немая сцена. Эл со спущенными штанами над судном в полусогнутом виде, на пределе терпения и МЧ в дверях.
- Что уставился? – не выдержала женщина, - пИсать буду. Или помоги сесть, или проваливай.
МЧ еще некоторое время стоял на месте, потом бросился к Эл, схватил судно попытался подставить спереди.
- Я что, похожа на мальчика? – удивилась Эл, - помоги сесть на судно!
МЧ поставил судно на пол и взяв сзади подмышек, стал осторожно опускать женщину, пока та не села. Ноги Эл пришлось вытянуть вдоль пола.
- Все в порядке? – МЧ, как бы извиняясь, спросил женщину.
- Посмотрим, - Эл пыталась расслабиться и начать писать, но не получалось. МЧ как будто гипнотизировал её мочевой пузырь и не смотря на желание, Эл не могла начать. От ощущений болел мочевой, дергалась промежности и … ничего не вытекало.
- Может массаж или воду открыть? – МЧ показал на раковину.
-Воду, - согласилась Эл.
Шум воды резко усилил желание, но опять ничего не происходило. «У меня на больницу комплекс», - подумала Эл, вспоминая свой аппендицит и ДТП.
- Может, все-таки массаж? – МЧ с надеждой посмотрел на измученную Эл.
- Давай, - Эл откинулась назад, прислонилась спиной к кровати, задрала футболку оголив все свои прелести: ровные аккуратные, может чуть припухлые губки и бритый лобок. Все как у девочки. Эл еще с бассейна сбривала всю поросль у себя, не оставляя ни единого волоска.
МЧ встал на колени рядом с Эл, потер руки для разогрева и приступил к волшебным пассам. Надо заметить, что руки у МЧ оказались очень даже приятные, либо Эл уже просто стала скучать без такого внимания к себе.
- Раздвинь ноги, - МЧ посмотрел Эл в глаза, - Это нужно для устранения малейших препятствий.
Женщина послушалась, раскрыв промежность для взора. МЧ очень старался помочь Эл, но ничего не происходило. Эл по-прежнему мучилась, но не выдавила из себя ни капли. МЧ усилил движения, стал потягивать кожу на лобке вверх, то потом наоборот вниз, случайно задевая интимные части Эл. Видя, что женщина не возражает, МЧ совсем осмелел и уже разглаживал паха у Эл проходя по внутренним поверхностям бедер, возвращаясь на живот, лобок, слегка надавил над лобковой костью живот. Эл вспыхнула, издав стон, закрыла глаза, но писать не начала. МЧ остановился. Смотрел на раскрасневшееся лицо прелестной блондинки. Видел, как стучит пульс на шее женщины. Наконец решился. Снял капельницу. Руками еще чуть раздвинул ноги Эл, оглядел слегка раскрывшиеся губы, оставшись удовлетворенным уведенным, начал следующую серию уже совершенно другого массажа.
Эл выдернула ногу из штанов и развернувшись на судне легла на пол на спину, слегка прогнувшись на судне. Женщина невероятно хотела писать, но ситуация требовала терпения. Руки МЧ заскользили по всему телу молодой женщины. То гладили живот, то ноги, то упирались в промежность основанием ладони, что вызывало у Эл прилив желания и спазм. МЧ остановился на губах в промежности и фалангами пальцев легко разминал, растирал их, как бы расслабляя. Эл не замечая того, что стала двигать телом в ответ на движения МЧ. Здесь МЧ подхватил Эл за талию и выдернул из-под неё судно положив на пол. Эл как бы даже не заметила. МЧ вернулся к телу женщины. Продолжил разминать двумя руками губы Эл. Эл вздрагивала животом, ловя моменты особенного прилива, но продолжала терпеть и не выпускала из себя ни капли. МЧ гладил разминал паха, возвращался к губам, переходил к лобку, слегка надавливая. Эл в такие моменты издавала стон, но ног не сжимала, а лишь вздрагивала телом. Обильно выступившая смазка размазывалась под пальцами МЧ, издавая усиливающий соблазн запах. Эл повернула голову в другую сторону приоткрыв рот и покусывая губы прерывисто вздохнула. МЧ просунул два пальца во вход Эл, другой рукой аккуратно начал натирать женщине клитор. Входя в глубину, пальцы МЧ доставали до мочевого пузыря изнутри, а другой рукой МЧ придавливал пузырь снаружи, массировал клитор, вызывая уже откровенные стоны женщины. Эл даже умудрялась двигать попой, помогая МЧ, но при этом все равно не писала. Прерывистое дыхание женщины сопровождалось волной изгибов теле. Спазмы в теле усиливались, Эл как бы хотела сжаться, поднимая колени разведенных ног. Но не делала этого. Волна за волной, пальцы то внутрь то по клитору, то наружу, то на живот… Эл застонала, почти завыла, задергала попой… МЧ заметил, как увлажнилась промежность женщины – первое протекание. Капельки скатились на пол. МЧ перестал наглаживать тело Эл и сосредоточился на промежности. Пальцы стали выходить глубже, массаж клитора не прекращался ни на секунду. Эл уже не останавливаясь ловила пальцы МЧ погружая их внутрь себя и непрерывно стонала. Движения становились все более резкими. Стоны в виде повторяющегося «Аа…», стали громче и выше тоном. Женщина хоть и терпела, но протекала уже по полной и под попой Эл образовывалась лужа. Динамика движений стала предоргазменная, более резкая с застыванием. Вот и теперь, Эл застыла на мгновение… МЧ ощущал, как в ладонь со вставленными пальцами в Эл, начала протекать горячая пахнущая моча, наполняя ладонь и воздух вокруг головокружительными запахами жидкостей возбужденной женщины. Пальцами МЧ чувствовал вздрагивание промежности. Глубокое, резкое, но это еще не был оргазм, а лишь его начало. Эл лежала, закрыв глаза и сжав кулак на здоровой руке, с протекающей на пол мочой и пульсирующей промежностью. МЧ ускорил движения, моча стала разбрызгиваться по полу и попадала на халат, лицо МЧ, но тот не обращал на это внимание. Наконец Эл вздрогнула телом и затрясла попой, животом, расставленными ногами в пришедшем оргазме. Одновременно с этим, женщину прорвало, поток хлынул на руку МЧ, на пол, заливая все вокруг, включая халат и брюки.
Тишинаааа… пульс стучал в ушах Эл. Пауза… Наконец женщина произнесла:
- Помоги мне встать, - чуть помолчала вставая, – позови медсестру.
МЧ понимающе и молча пошел к дверям.
- Да… постой, - окликнула МЧ Эл, помолчала и добавила -  мне завтра в ванной нужна будет помощь, придешь? – МЧ остановился, посмотрел на Эл:
- У нас моют женщин медсестры и санитарки, тебе понравится, - после добавил, -  но я попробую…
- Спасибо тебе! – Эл села на кровать и стала ждать санитарку, послав воздушный поцелуй. МЧ улыбнулся и вышел за дверь.

+1

13

16.
Выписавшись из госпиталя, Эл стояла возле центрального входа и наслаждалась утренним тропическим солнцем.  Рассвет и тишина… Пока не настала дневная жара, утренняя свежесть завораживала. Эл ждала транспорт до вертолета, который отвезет её на базу, где должен будет состоятся неприятный разговор с шефом по безопасности. Подъехала бортовая тойота, Эл села в кабину к водителю и через пятнадцать минут уже была на площадке перед вертолетом. Ирокез – привычное дело при полетах над джунглями. Эл слышала, что еще со времен Вьетнама здесь есть такие машины, но самой видеть не пришлось. Хотя… Тот, старенький… Который Эл видела во время нападения на прииск весьма похож по времени.
Вместе с ней летела еще группа охраны три бородатых субъекта и женщина а-ля «Сара Коннор». Все со своим снаряжением и судя по их виду, полет будет «еще тот», веселенький. Подошел пилот, осмотрел молча «пассажиров», сплюнул на землю и процедил недовольным голосом:
- Ну что, девочки, грузимся и полетели!
Один бородатый решительно направился к пилоту, на разборки, но остальные удержали его:
- Оставь! Пусть сначала довезет нас! – бородач посмотрел в лицо пилоту, - Ладно, посмотрим…
В след за пилотом погрузились и «пассажиры». А еще через пять минут уже летели над джунглями. Эл смотрела на пролетающий под вертушкой лес и никак не могла отвязаться от модной, в свое время, мелодии:
«Better run through the jungle… Better run through the jungle … Better run through the jungle…  Whoa don't look back to see…» - как заноза сидела в мозгу с самого взлета. Эл просто физически ощущала перенос во времена войны во Вьетнаме, хотя даже не родилась еще в то время. Тренировки в лагере не проходили даром, и в голове женщины все это складывалось, перемешивалось, упаковывалось в складках сознания определенным образом. Вспоминала, как тренировались стрелять из пулемета М60 на поворотном шасси на лету по мишеням в человеческий рост на земле. Как после первых стрельб, после приземления, тряслись руки, как напилась у себя в комнате за что чуть не вышибли из команды и лишь вмешательство неведомого покровителя помогло остаться в лагере. Помня все это, Эл больше никогда не позволяла себе такого.
17.
Нач. по безопасности сидел в своем кресле перед монитором и что-то писал, стучал по клавишам, листал какие-то бумаги, смотрел какие-то снимки, когда постучался сержант и доложил:
- Сэр, вертолет вылетел. Максимум через полтора часа будут на базе.
- Хорошо, свободен.
Сержант ответил стандартным:
(Есть, сэр!)
- Sir, yes, sir! – и исчез за дверью.
Шеф еще некоторое время смотрел в бумаги, потом подумал - «Ладно, закончим. Нужно подготовиться.» Повернул к себе монитор и запустил на воспроизведение специально смонтированный для него видеофайл с системы контроля прииска. «Ну давай, еще раз, по кадрам.» Шеф смотрел на лицо Эл, на лицо напарницы, как неизвестный, на тот момент, стреляет ей в голову. Тут же рядом на видео в параллельном кадре лицо Эл. Ни один мускул не дрогнул на лице женщины. «Такое впечатление, что у неё на глазах был убит целый город где-то в прошлой жизни. Хоть бы что…» - шеф теребил подбородок. Снова повтор.  Опять на экране женщина умоляет спасти ей жизнь. Лицо Эл, взгляд женщины как бы всматривается в экран, что-то ищет. Чуть дрогнули, чуть расширились глаза. Эл что-то увидела или поняла. Отказалась открыть дверь и тут же «напарница» сорвалась. Как она догадалась? Поехали дальше. Взрыв, мужик вытаскивает из-за пульта оглушенную женщину. Сдергивает штаны. Женщина даже не сопротивляется. Просто не может физически. Мужик пытается трахнуть её.  Что-то не получилось. Рывком разворачивает её. Бьет. Удар, еще удар. Женщина изгибается, почти падает. Мужик отскакивает, держится за живот. Нет… за ногу. Кровь хлещет. Так… Что Эл? В руках нож, видимо выдернула у мужика из портупеи. Лицо почти спокойно, взгляд пристальный, оценивающий. Видимо пытается понять, каковы шансы на выживание. Рывком натягивает штаны, мужик бросается к ней. Побежали вокруг пульта… Так, тянет время, знает, что мужик истечет. Так… Упал. Подошла, демонстративно привела себя в порядок, поправила трусы, заправилась, застегнулась. Равнодушно, даже с издевкой. Мужик что-то пытается сказать, жаль не слышно. Присела на корточки, о чем они говорят… почему звук не вытянули, хакеры хреновы… Что это? Шеф не поверил своим глазам, пристально смотрел, как Эл стирает отпечатки пальцев с рукоятки ножа и вкладывает в руку мужику, а тот даже благодарен, как будто даже улыбнулся и помер. Шеф остановил просмотр. «Новый порот, однако… Ладно, что там дальше…» Досмотрев до конца видео, шеф некоторое время сидел молча. «Кто-ты такая? И откуда свалилась на мою голову… Почему при проверке ничего не удалось найти о подготовке этой милой блондинки… Не даром, охрана завет» её стервой! А толку то… Никто ничего не знает. И она одна выжила. Причем кто-то положил двадцать человек на стенах прииска выстрелом в спину со сторожевой башни в дальнем углу. Судя по направлению стрельбы, это был один и тот же человек. А винтовка была под обломками стены операторской после взрыва. Сломана, тестовый отстрел невозможен, только и всего… Отпечатков нет.» Шеф ходил по комнате в раздумьях, когда вошел тот же сержант
- Что тебе? - Шеф был не доволен тем, что прервали его размышления.
- Сэр, вертолет не отвечает на вызов. Пропал. Мы полагаем что борт упал в джунгли километров в двадцати от базы.
- Выслать команду, доложить по обнаружении.
- Будут задержки, между нами река, сэр и дикие джунгли, пока дойдем… В реке куча крокодилов, так что переправа еще та будет.
- Вперед, сынок. – зачистите реку от этих тварей и плевать на зеленых. Привезите мне всех выживших.
(-Есть, сер!)
- Sir, Yes sir! – и сержант опять скрылся за дверью.
(- Бл...! )
- Fuck! – шеф пнул ногой урну с бумагами. Помолчал. «Не удивлюсь, если она опять выживет одна! Как медуза Горгона! Неубиваемая какая-то. Все, кто с ней соприкасаются так или иначе покойники…» Шеф уже заранее решил, как обернется дело. Отчасти он был прав.

Отредактировано Arizona (10-06-2020 10:52:45)

0

14

18.
Вертолет висел «мордой» вниз над рекой, застряв в ветках огромного дерева, и слегка раскачивался после падения. Пилот безжизненно повис в своем кресле, пристегнутый ремнями и проткнутый насквозь обломком [Цензура] того же дерева. Остатки стекол в корпусе вертолета залиты кровью пилота, стекающей в реку с высоты примерно в десять метров. Эл, привязавшая себя к страховочной петле под самым потолком, лежала на стене кабины пилота под оставшимися рюкзаками, бородатым мужиком и «Сарой Коннор», придавившей живот и ноги. Внизу, в воде затихало пиршество крокодилов, доедавших выпавших из вертушки двух «пассажиров».
Эл открыв глаза хотела попытаться сесть и не смогла. Т.к. тяжесть тел и рюкзаки мешали двигаться. Начав расталкивать мешающий подняться груз, Эл ощутила, как вертолет начал раскачиваться и слегка просел в ветках. «Попала!» - пронеслось в голове молодой женщины - «Еще ни разу не была в таком дурацком положении». Сейчас вертолет упадет в реку и нас сожрут крокодилы. – «Тупо и безнадежно. Если начать выбираться, то вертуха, опять-таки упадет в реку… Дальше мысль останавливается.» Все что можно было, это освободить руки. Но толку было мало. Эл даже отвязаться не могла, т.к. веревка была закреплена на поясе. «Что ж, зависли… Сколько еще провисит вертуха» непонятно. Лежа слегка головой вниз, Эл запрокинула голову. «Ну да… река…» И тут глаза Эл вспыхнули радостью. Почти семиметровая лопасть вертолета, согнутая при падении в лес, упиралась в ветки соседнего дерева прямо у ствола. Проходила буквально в полуметре от дверного проема. Можно было попытаться вылезти туда. «Перчатки, где взять перчатки?» Эл стала осматривать куда бы можно были залезть из вещей в поисках перчаток. Иначе все руки будут изрезаны под весом тела и никуда не получится вылезти. Стараясь особо не двигаться женщина начала потихоньку двигать рюкзаки и баулы пытаясь залезть внутрь. «Коннор», лежащая на поясе Эл, и «бородач» на груди откровенно затрудняли поиск. В какой-то момент Эл показалось что «Коннор» застонала. Эл посмотрела на лицо женщины, но нет, глаза по-прежнему закрыты. И тут Эл почувствовала, как у неё на животе потеплело, растеклось, потекло под спину, частично впитываясь в форменную куртку, вытекло под шеей. «ППц!» - пронеслось в голове Эл, - «Она еще и обоссала меня! За что мне такое сегодня?» - подумала женщина, угадывая запах мочи. «Хотя, я и сама бы не прочь, но не в этот раз» - Эл нашла перчатки и моток веревки. «Дело за малым, выбраться из кучи барахла и добраться до лопасти вертухи.» Все что могла женщина, это протянуть руки за голову и зацепиться за борт вертолета. Буквально по миллиметру раскачиваясь, Эл стала подтягивать себя и выползать. Дойдя до пояса, Эл отцепила страховку, и села. Оглядела себя. Мокрый живот и брюки выглядели так, как будто Эл сама описалась. «Переживу», - Эл начала вытаскивать ноги и через некоторое время уже стояла на стенке кабины пилота. «Теперь нож и ствол было бы неплохо. Не может же такая группа без оружия обойтись». Порывшись в рюкзаках, Эл в одном из них с удовольствием обнаружила нож, Беретту М9 в подплечной кобуре и несколько пачек патронов. Фляга с водой и пачка галет, светодымовая сигналка, так же пришлись кстати. «Класс, вот уж действительно повезло!» - подумала Эл собрав небольшой «рюкзачок», что-то вроде школьной сумки. Надев кобуру и рюкзачок, Эл выглянула за борт вертолета, туда, где на крыше крепился винт. В целом, выходило так, что можно вылезти и дотянуться до изогнутой лопасти.  Привязав веревку к страховочному крюку ирокеза, а второй конец на карабине к поясу, Эл выбросила оставшуюся веревку в проем двери. Посмотрев на петлю, женщина осталось удовлетворена тем, что веревка не достала до воды. Так или иначе Эл, надев перчатки, повисла на лопасти, слегка качнув вертуху, и стала сползать в сторону дерева. Даже сквозь перчатки ребро лопасти больно врезалось в пальцы руки. Но река и рептилии внизу делали свое дело. Пальцы заживут, а вот если сорваться… Эл отогнала эти мысли. Буквально по десять - пятнадцать сантиметров сдвигая руки, Эл все-таки добралась до ветки дерева, а по ней и до ствола. Выбралась на ветку. Отстегнула веревку и обмотав вокруг ствола дерева, защелкнула на веревке карабин. Закрепившись на дереве, Эл перевязала веревку так что, если вертуха сорвется, узел сам распустится и не сломает ствола дерева. «Все… Если кто-то еще очнется, сможет выползти по веревке, нужно только защелкнуть карабин, чтобы узел не распустился». А если вертуха сорвется, Эл успеет перерезать эту веревку. Эл расслабилась. Слезать с дерева было не куда, т.к. ствол уходил в воду. «Ну что ж… Не в первой», - подумала женщина, - «пропажу вертухи уже наверняка обнаружили.»  «Вот и все…» - подумала женщина, глядя на вертолет и все что в нем было, оставшееся висеть в стороне примерно на метр выше Эл, сидевшей на дереве.

0

15

19.
Где-то спустя час, Эл ощутила на сколько неудобно сидеть на дереве неподвижно. Попа болела от ветки дерева, на которой пришлось сидеть, невыносимо. К тому же было пора сходить по-маленькому.  Ни положение, ни дерево, никак не способствовали этому. Те, двое оставшихся в вертухе, так и не подавали признаков жизни. Помощи никакой, не видно и не слышно. Вся извертевшись, женщина поняла, что сидеть больше не может и нужно встать постоять. Встав не без труда на тот же сук, и слегка потянувшись, женщина впала в раздумья – а как сходить по-маленькому сидя или, тем более, стоя ветке на дереве? Отвязать страховку все равно что спрыгнуть в пасть к крокодилу. Присесть не получится, держаться не за что. Стоя – все равно что написать в штаны. Снять штаны нет возможности, т.к. для этого нужно снять хотя бы один ботинок. А если снять ботинок, то он наверняка упадет в воду. «Уж лучше я буду писать в штаны, чем останусь в джунглях без обуви» - подумала женщина. «Пока буду терпеть, а дальше видно будет» - Эл решительно отмела мысли о попытке снять штаны, т.к. никакое «отклячивание» попы стоя на ветке не поможет. Штаны обязательно будут мокрые. Время шло, писать хотелось невыносимо. Эл как могла сдерживала спазмы переступая с ноги на ногу и пританцовывая. Но жидкость подпирала и терпеть становилось сложнее. В какой-то момент времени, Эл задумавшись отвлеклась от своего положения. Нога тут же соскочила с ветки и Эл через мгновение, больно ударившись о сук, висела вверх ногами на страховке. Женщина барахталась руками и ногами пока не зацепилась за ствол дерева. Опять же оставаясь вверх ногами. Ощущение беспомощности прошло, но появилось другое. Сырое и теплое, заливавшее спину и живот, вытекающее из-под воротника сзади, стекающее по волосам на голове. Эл не сразу поняла, что это было пока не почувствовала запаха мочи. «Бл…!» - выругалась про себя Эл, - «Обоссалась вверх ногами!» Женщина ни разу не слышала, чтобы с кем-то случалось подобное, ни в тренировочном лагере, ни где-то еще. Эл все еще пыталась вывернуться в нормальное положение головой вверх и при каждом взмахе ног, обильная струя орошала промежность женщины жгучим теплом, растекалась по спине и частично животу, вытекала за шиворотом. Наконец ей удалось вывернуться головой вверх, и все, что еще не успело вытечь, потекло вниз в ботинки, смешиваясь со свежей мочой. Теперь уже Эл просто писала в брюки, т.к. никакого смысла терпеть не было. Закончив процесс пИсания, при помощи страховки женщине удалось выбраться обратно на ветку. «Ничего себе, качели получились» - женщина осматривала мокрые штаны. – «У меня еще и спина, видимо такая же мокрая. Вот попала…» Эл расстроенно прислонилась к стволу дерева. – «Сколько тут еще стоять. Хоть кто-нибудь появится?»
20.
«Так и до темноты дело дойдет!» - подумала Эл. В джунглях сумерки короткие. Вместе с ночью, наступает совсем непроглядная темнота. Внутри, под кронами деревьев, даже при Луне, свет мало проникает в толщу листвы. Перспективы сидеть тут всю ночь были совсем плохие.
Неожиданно ирокез качнулся, скрипнуло железо по дереву, и все стихло. Через некоторое время все повторилось и голос «Коннор» прокричал
- Эй, меня кто-нибудь слышит?
- Ну я, ответила словами анекдота Эл, - легче стало?
- Да, вполне – «Конор» возилась в ирокезе раскачивая вертуху, - Слышишь меня?
- Слышу, слышу, - откликнулась Эл, - как ты там? Вертуху не раскачивай, а то на корм рыбам пойдешь.
- А… Это ты… - опять послышалась возня в вертухе и вертолет чуть просел на ветках.
- Эй! – закричала Эл, - Осторожно, внизу река и крокодилы. Ничто не спасет!
Ответом были лишь ругательства, но ирокез больше не раскачивался. Через некоторое время осторожной возни в проеме двери показалась голова женщины:
- Ты где?
- Здесь, чуть ниже на дереве! – Эл помахала рукой, - Видишь? Можешь попробовать слезть ко мне.
Женщина в вертолете молчала какое-то время, потом произнесла:
- Я что сильно на макаку похожа, чтобы к тебе запрыгнуть?
Эл пришлось объяснять, что и как нужно сделать, чтобы добраться в безопасное место. В конечном счете решили, что пока мужик в отключке, трогать его не будут, а снаряжение попробуют закрепить на дереве перебросив с помощью веревки. «Коннор» вешала рюкзаки со стороны ирокеза, а Эл принимала и привязывала их на дереве. Процесс занял около часа и настало время женщине перебираться на дерево. Вспоминая всех своих древних предков, что родились без хвоста, «Коннор» добралась к Эл. Обняла, сказав спасибо и тут же отстранилась.
- Чем это от тебя воняет? – удивленно смотрела на Эл женщина.
- Сама догадаешься? – глядя в упор, парировала Эл. – Все с тебя началось. Сначала ты на меня нассала пока была в отключке. Но это ладно, зато я очухалась. Ну а потом уже сама, когда сорвалась с дерева и весела вверх ногами…
- Ты врешь! – женщина улыбаясь смотрела на Эл, - Кто ж может обоссаться вверх ногами?
- Ну вот повиснешь, узнаешь! Я уже зад отсидела на этом сучке.
- Ладно, а как тут можно отлить? – «Коннор» озабоченно смотрела на Эл.
- Вооот… - протянула Эл. – Все смеются, а никто не знает. В этом и вопрос.
Некоторое время ушло на обсуждение вариантов о которых уже думала Эл, потом разговор как-то стих. Женщины просто сидели рядом на суке, в пяти-шести метрах над рекой с крокодилами, размышляя о чем-то о своем. Наконец «Коннор» не выдержала:
- Ну точно обоссусь. Сколько ж можно-то? А?
- Забей и ссы спокойно, как есть. – Эл пожала плечами, - не все ли равно?
- Вонять буду, как ты.
- Ты и так воняешь, забыла, что на меня надула уже?
- Так еще сильнее будет…
- Ничего, внизу река, слезешь помоешься, - ухмыльнулась Эл.
- Добрая ты… - «Коннор» тоже улыбалась, - что делать –то?
- Могу подержать тебя за руки, если сможешь так отлить сидя на ветке. – Эл уже серьезно ответила страдающей напарнице, - Или как обычно, под себя. Я никому не скажу.
- Макаки же как-то писают, - «Коннор» начала расстегивать ремни, - держать будешь.
Женщина приспустила штаны, обнажив идеальное совершенно гладкое бикини и слегка припухлые губы.
- Надо же, как сохранилась, можно позавидовать! – улыбнулась Эл
- Старалась, нравится?
Эл покраснела, но скрывая это покачала головой, смеясь:
- Не важно… Не пролей смотри, а то я так довыделывалась… До сих пор воняю.
«Коннор» обвязала себя веревкой на талии, закрепила на суку другой конец.
- Держи! – протянула Эл руку.
Эл встала, одной рукой взялась за сук, что был выше, на уровне головы, где, собственно и были закреплены страховки женщин, другую протянула напарнице. Та взялась за руку, медленно присела, отцепила руку от Эл и взялась за страховку, как за дополнительную точку опоры. Попыталась начать писать, но закачалась на ветке и не начав встала.
- Не, так не получится. Соберу ка я обвязку для спуска. – Женщина, подтянув штаны, перебралась к привязанным рюкзакам и начала копаться там, пока не вытащила связку ремней и карабинов. Поколдовала на ней минут пять, периодически зажимаясь и напрягаясь даже в лице от чего краснела и потела. Наконец обвязка была готова, и женщина стала застегивать её на себе, на голое тело, приспустив штаны.
- Губы не защеми ремнем, распухнет, [Цензура] не сможешь. – Эл с улыбкой смотрела на «Коннор»
- А я тебя попрошу помочь, - «Коннор» в упор смотрела на Эл, - поможешь?
- Подсвечник подержать? – Эл уже серьезно посмотрела на напарницу, - у тебя есть такие свечки?
- У меня много что есть с собой! – «Коннор» попыталась изобразить «противную девчонку», но не удержалась и сорвалась с ветки. В воздухе повисло длиннющее ругательство. «Коннор» висела в обвязке на страховке над рекой и ругалась на все джунгли. В конце концов при помощи Эл и своих ног удалось прекратить раскачивание.
- Давай, начинай уже, а то все павианы соберутся на спектакль. – Эл улыбалась, глядя на «Коннор», - губы не защемила?
- Нет, нормально все, ответила напарница, глядя уже сосредоточенно себе между ног, собираясь писать. Наконец-то у неё получилось. Сначала пара маленький струек, а затем уже и поток полетел с высоты в реку. – Ууух, - «Коннор» сладостно выдохнула, - пошло дело!
Эл, стоя на суке рядом, потянула за веревку страховки, тем самым оторвала ноги «Коннор» от её сучка, завесив женщину в воздухе. Джунгли опять заткнули уши от ругани «Коннор», которая от неожиданности прекратила писать.
- Давай на качелях, красиво получится! – почти смеялась Эл, - катаешься и писаешь! Подтяни ноги, доставь женщине удовольствие!
Теперь уже напарница смотрела Эл тем самым взглядом, который если кто и видел, не забудет и не ошибется, увидев вновь.
- Ну давай, подруга! Уважу, раз так! – «Коннор» расставила ноги, на сколько могла позволить обвязка, и, подмигнув Эл, скомандовала – Поехали!
Эл чуть оттянула на себя веревку и оттолкнула напарницу. «Качели» полетели по дуге. В конце «Коннор» ловко развернулась на поворотном карабине, видимо хорошо подготовлена, и уже лицом полетела в сторону Эл.
- Ну как? Тебе нравится? – голосом «противной девчонки» спросила женщина, - я начинаю!
Эл смотрела в промежность раскачивающейся женщины. Та, в свою очередь раскрыла ладонями губы и выдала струю в сторону Эл и подлетая забрызгала ей брюки. Эл не обратила внимания. Зрелище действительно было красивое. Молодая отлично сложенная женщина в полувоенной форме раскачивалась в обвязке, не стесняясь открыто демонстрировала свою раскрытую промежность и писала при этом, поливая струйкой, как в детстве из брызгалки многие делали из окон, реку под ногами. Наконец поток иссяк, «Коннор» опустилась на сук, прекратив раскачиваться. Отвязалась, подтянула штаны, заправилась застегнулась. Повернулась к Эл. Та как стояла, так и продолжала стоять завороженная зрелищем.
- Тебе понравилось? – тихо спросила «Коннор».
Эл только покачала головой.
- Выберемся, твоя очередь будет качаться на качелях.
Эл опять кивнула головой.
- Тогда осталось выбраться отсюда, - «Коннор» убрала обвязку в рюкзак и привязав себя к дереву села спиной к стволу на развилке толстых веток.
- Тихо! – вдруг чуть не крикнула Эл, - вертуха где-то! – женщины вслушивались в шум сельвы, среди которого нарастал спасительных гул винтов. Эл вытащила сигнальный дым и полезла на верх, к вершине, в надежде, что их заметят. Дерево оказалось достаточно высоким проходило выше верхней кромки листвы. Эл перевела дыхание и зажгла огонь.

Отредактировано Arizona (10-06-2020 10:54:06)

0

16

21.
Шеф в очередной раз смотрел видеозапись с разгромом на прииске, когда в кабинет постучали. Услышав знакомый голос, шеф безопасности, не глядя на дверь, крикнул лишь:
- Заходи!
Дверь распахнулась и в кабинет опираясь на палку зашла Эл.
- А ты везучая, однако! – лицо шефа источало радушие, - другую либо крокодилы сожрали, или поломалась бы вся. А ты… Вон, только ногу о сучок распорола. Да еще умудрилась не упасть в воду с дерева.
- Сама не понимаю, как это случилось, - Эл только пожала плечами, - вот только поднимаюсь на тросе, а через мгновение вешу на ветке, как обезьяна.
- Ну да… шеф задумчиво почесал затылок, - обезьяна…
Эл молчала.
- Вот скажи мне, - шеф смотрел в упор на женщину, - как ты выжила в этом дерьме? Я двадцать раз пересмотрел запись, у меня в голове не укладывается.
- Сама не понимаю, как в тумане… - Эл открыто взглянула на мужчину, - стрельба, взрыв… Напарница предательница…
- Наоборот, - мужчина в упор рассматривал Эл, - все было наоборот!
- Что наоборот? – на грозного начальника смотрела «тупая блондинка»
- Как что? – мужчина раздраженно повысил голос, сначала предательница-напарница, а потом взрыв!
- Да? – губы «блондинки» дрогнули, - да… наверное. Это какой-то кошмар… Меня изнасиловали, избили… 
На глазах «блондинки» появились слезы, пальчики на руках задрожали. Руки Эл теребили платок, которым женщина пыталась вытереть слезы.
- Серьезно? – шеф чуть ли не закричал – та горилла в камуфляже, которому ты перерезала бедерную артерию, это он тебя изнасиловал? Сколько он прожил после этого?
- Нннеезнаююю... – перед шефом по безопасности уже сидела маленькая девочка и твердила лишь одно, - я не виновата ни в чем… Зачем Вы на меня кричите… Меня изнасиловали… избили, я руку поранила… меня взорвали…
- А больше двадцати человек убитых снайпером? Все в спину с вышки! – шеф уперся кулаками в стол, навис над Эл, - Это что? Из той винтовки, что валялась рядом с операторской, где тебя нашли? Как ты пережила три взрыва? А? В этой конуре тебя должно было уже вторым разорвать в мясо?
- Чччто Вы от меня хотите? ... – слезы текли по лицу «маленькой девочки», - я же без сознания была… Я только в больнице очнулась.
- Правду хочу! – заорал во все горло мужчина, - Правду! Ты кто такая, с…а драная?
Мужчина схватил со стола папку с бумагами и со всей силы грохнул об стол. Эл побелела и замерла. Мужчина нависал над ней всей своей почти двухметровой массой.
- Ну?!
В воцарившейся тишине стало слышно, как на пол потекла, закапала жидкость. Мужчина перегнулся через стол и увидел, как под Эл растекается большая лужа мочи.
- С кем я общаюсь, - уже растерянно спокойно разведя руки в сторону и хлопнув себя по бедрам проворчал мужчина и тут же заорал, - Пошла вон отсюда! Будешь в канцелярии сидеть за бумагами, пока твоя командировка не закончится. – Чуть помолчал, потом продолжил, - В следующий приезд приступишь к работе оператора. Как обычно.
Эл продолжала сидеть и медленно заливать пол в кабинете шефа.
- Вооон пошла! – не выдержал мужчина, - чтоб я тебя до следующей командировки не видел и не слышал ничего о тебе!
- Я… я… ухожу… жу… уже… е..- «маленькая девочка» поднялась со стула и побрела хромая к дверям. Из-под попы женщины, уже совершенно мокрой, продолжали течь струи-стрелы заливая штаны и оставляя лужицы на полу.
Эл вышла в коридор, прикрыла за собой дверь. Улыбнулась, сама себе, прикрывшись от видеокамеры, и вытерев слезы, пошла к себе в комнату, где с нетерпением и надеждой её ждала соседка.
«Вот же сучка!» – шеф ходил по кабинету из угла в угол, глядя как уборщица стирает следы пребывания Эл. – «Как же она так играть научилась? Натурально все так… Жаль нельзя с пристрастием поговорить, уж больно интересно, что она прячет! Хотя… Если это она положила всех их… Может лучше пусть так и будет? Не предала же… Расчистила нам дорогу… А так…  Сколько положили бы моих людей в темноте - суете? Нужно будет пресечь все слухи и разговоры о ней, на корню, будем наблюдать, может поймем.» Мужчина чему-то ухмыльнулся про себя, достал бокал и односолодового виски, налил в бокал на палец жидкости, понюхал… Опять ухмыльнулся чему-то… И едва слышно сказал:
- Ну хороша ж, зараза… - поправил вдруг ставшими тесными брюки и снова чему-то ухмыльнулся, но чему… понять это было нельзя.
22.
Слухи ходили разные об Эл и произошедшем, и соседка ожидала самого худшего от разговора с нач. по безопасности. И заранее скучала, расставалась с подругой, ожидая её увольнения. Как только стало известно о случившемся, женщина терялась в догадках, - «как же Эл выжила» и рассчитывала на исчерпывающий рассказ. Заранее готовилась встретить подругу, запаслась вином и конфетами, договорилась на вечернюю сауну. Осталось дождаться прихода Эл из административного корпуса.
- Вот и я! – за спиной женщины открылась дверь и на пороге появилась Эл.
- Что с тобой? – Соседка смотрела на мокрые в потеках брюки подруги.
- А… не бери в голову, разговор долгий, писать захотела, а ходить то быстро не могу, пока шла … Ну вот… видишь… не донесла. Да ерунда, не бери в голову. У тебя что не было ни разу?
- Ну было, конечно, - соседка пожала плечами
- Вот и отлично, при случае расскажешь! – Эл не дала возможность договорить соседке, - я запомню! Готовься.
Соседке ничего не оставалось делать, как только кивнуть головой соглашаясь.
- Ну, поможешь с ванной? - Эл показала рукой на дверь.
- Я думала мы в баню, там массажист уже заряжен, - соседка в нерешительности смотрела на подругу.
- Давай потом? Не сегодня. Шеф был в ярости, не будем его дополнительно злить, - Эл вопросительно глядела на соседку. – В семейном кругу отметим?
Соседка кивнула головой и открыла дверь в ванную.

0

17

23.
Дело шло к вечеру, женщины сидели за столом и переживали рассказ Эл за допитой бутылкой вина, коробкой конфет и уже налитым в чашки чае. Обе не раз всплакнули от переживаний тех событий, вдоволь нарыдавшись друг у друга на плече, женщины пришли в радостное настроение, что все хорошо закончилось и они снова будут приезжать в командировку в одну смену. Допив остатки чая, было решено сложиться спать. Соседка стащила со смеющейся Эл штаны, а та уже сама завалилась в кровать, сняв с себя куртку и лифчик, оставшись в одних трусах. Раздевшись, как и Эл до трусов, соседка погасила свет и легла к себе. Наступила тишина. Только за окном стрекотали неведомые насекомые, навевая легкую дрему и, затем уже, крепкий сон….
- Мам, я сильно хочу писать! – девочка лет восьми подпрыгивая шла рядом с женщиной в шикарной шубе по заснеженной улице.
- Ну, зая, мы уже рядом, потерпи….
- Нет, я уже сильно хочу!  Я сейчас писать буду…
Мама продолжала идти не останавливаясь, и оглядывалась по сторонам в поисках подходящего места. Но подходящего места нигде поблизости не было. Мама не хотела, чтобы девочка писала зимой прямо на улице.
- Я тоже хочу в туалет, — сказала мамина подруга, откуда-то взявшись рядом с мамой на улице, - Может в дом? На лестнице тепло и девочка сходит, и я бы не отказалась?
Мама задумалась, - «да, в такую погоду дочка и простудиться может! А в подъезде действительно тепло. И мне тоже не мешало бы…»
- Ну пошли!  - и женщины направились к ближайшему дому странной конструкции в стиле «промышленный дизайн».
Дверь, к счастью, была открыта, они вошли. Девочка взмолилась... «Мам, я больше не могу!» Мама взяла девочку за руку и потащила вверх по лестнице.
- Мам, мы куда? Я не могу больше…
-  Никуда, уже чуть-чуть… мама спешила подняться хотя бы на этаж выше, -  сейчас, сейчас, пописаешь, прямо здесь.
- Но здесь ведь нет туалета? А-а-а, я не могу больше! — девочка зажимала уже себя между ножек и уже еле терпела.
- Ничего, здесь все иногда писают. И мы сейчас тоже... — сказала подруга.
Женщины вышли на площадку между этажами. На этаже оказалась ниша за которой был спрятан мусоропровод. Женщины зашли туда. Мама поспешно расстегнула дочке пальто, и та еле успела снять штанишки. Она терпела из последних сил, и теперь теплая детская струйка хлынула из нее еще до того, как она присела. Под ней на полу стала образовываться лужица. Мамина подруга тоже решила не терять времени, расстегнула шубу и брюки, хотела уже присесть, но поняла, что шубу придется снять, чтобы не испачкать о грязный пол.
Тут дверь подъезда открылась, и послышались голоса. Подруга быстро застегнула брюки. Люди стали подниматься по лестнице в нашу сторону! Ребенок продолжал писать, она уже не могла остановиться! Мама не стала ее тревожить, пусть уж лучше освободится полностью. Парень и две девушки прошли мимо нас, бросив взгляд на дочку, с пониманием отвернулись.
Когда дочка закончила, последние капельки вылились из ее промежности на мокрый пол. Мама надела ей штанишки и тут почувствовала, что у неё тоже жидкость вовсю просится наружу, и до дома женщина навряд ли дотерпела бы.
Женщины посмотрели друг на друга:
- Есть хоть где-то место на планете где можно спокойно писать? Ходят здесь всякие, поссать нельзя спокойно! Пошли выше!
Женщины стали подниматься по лестнице ища укромный уголок. К тому же нужно было подержать шубы друг у друга. Т.к. в длинной шубе пописать в подъезде и не запачкаться было не реально. Дойдя до самого верха, женщины обнаружили техническую комнату по обслуживанию лифта, открыли её. Внутри было совершенно темно, только слегка постукивали реле, моргали неведомые лампочки. Просунув голову в дверь и посветив в комнату телефоном, подруга сказала:
- Отлично, как раз место есть и ведро для мусора, - женщина уже скидывала шубу, оставшись в брюках, зашла в комнату.
- Посвети мне! - протянула телефон маме.
Мама держала телефон, освещая комнату, пока подруга пристраивалась над ведром. Спустя секунду в ведро ударил мощной поток и тут же эхом в комнате раздался радостный, чуть ли не как после оргазма, вздох подруги. У мамы задрожала промежность и подогнулись ноги, заставив её многократно приседать, удерживая себя от прорыва. Женщина была в том состоянии, когда моча уже разжимает сама удерживающие мышцы и начинает медленно просачиваться в трусы.
- Мама, - девочка смотрела на страдания мамы, рассматривая приседания и руки в промежности,- что с тобой? Так писать хочешь?
- Да, зая… Мама очень хочет писать.
- А ты можешь описаться? – девочка невинно смотрела на маму не понимая, что своими вопросами помогает жидкости проливаться в трусы мамы.
- Могу, доча… Но попытаюсь дотерпеть, - и уже обратилась к подруге:
- Ну скоро ты? Сил нет, отдашь мне свои брюки, если я не стерплю!
Звук стучащей о жестяное ведро мочи прекратился на мгновение и спустя пару секунд дал последних три аккорда. Подруга «выписала» остатки мочи, вызвав нестерпимый приступ и маленькую протечку у мамы.
- Быстрее же, мне что прямо здесь что ли придется? – мама уже приседала и ужималась из последних сил, выигрывая последние мгновения.
Подруга встала, натягивая трусы на попу, оголив при этом безупречно выбритый лобок. Взглянув на свои ровные, так же гладко выбритые губы, подтерлась носовым платком и, довольная результатом, продекламировала:
- Люблю тебя, свое удовлетворенье… Твои прекрасные побритые черты… И вас, скрывающих мечты, две пары губ и струй мочи теченье…
- Выходи уже, стихоплётка, потом застегнешься! – мама сунула в руки подруги её шубу и свою, вытащила женщину из комнаты. Сама же, при этом, раздеваясь на ходу прошла внутрь помещения. Встала над ведром, судорожно, дрожащими пальцами расстегивала ремень, джинсы. Пальцы никак не попадали под трусы, пришлось снимать по отдельности. Мама выпрямилась, желая снять трусы, последнее препятствие к счастью…
Мама посмотрела в просвет двери. Там, вместо лестницы и подруги с дочкой, были видны сторожевые башни прииска Эл, зеленая трава, ограда с колючей проволокой. Все это как бы озарялось пламенем ночного пожара. И черная точка в ярком ореоле пламени, летевшая к маме. Как в замедленной съемке, мама смотрела на эту летящую и увеличивающуюся точку. Разглядела, как развернулся стабилизатор вокруг точки, превратив эту точку в ракету. «Сейчас будет взрыв!» -, мелькнуло в голове мамы, - «Нужно прятаться, если успею… Ракета влетит внутрь, срочно наружу…» Мама бросилась к выходу из комнаты, так же в замедленном действии, увернувшись от подлетевшей ракеты, просто упав на обе колени и откинувшись назад всем телом. Вскочила, пробежала несколько метров за дверью с ужасом ожидая взрыва…  Взрыв… Смена картины. Снова лифтовая… В комнате что-то сильно грохнуло, завыло, заскрежетало, оглушая несчастную женщину. Мама от испуга взвизгнула и выскочила из комнаты как была, со спущенными штанами, но в трусах, которые так и не успела снять. Остановилась за дверью с криком и ужасом смотря в темноту комнаты…
24.
От собственного крика Эл проснулась. «Пришла в себя», осмотрелась… Эл сидела на кровати, сердце стучало-выпрыгивало из груди, учащенное дыхание и… пульсации в промежности. Эл обильно заливала горячей мочой кровать. Попробовала остановить, но только усилила поток. «А … пусть…» - промелькнуло в голове женщины, - «уже как есть, поганый ПТС… Со временем пройдет...» - размышляла Эл дописывая в кровать. Соседка ворочалась в своей кровати, наконец включила свет:
- Ты что? – сонно смотрела на Эл соседка.
- Да тут… - Эл откинула одеяло и соседке стало видно мокрое пятно на трусах Эл и простыни.
- Бедняжка, - женщина встала и села рядом с Эл. – Здорово же тебе досталось раз так.
Эл положила голову на плечо соседки и из глаз Эл потекли слезы. Эл покивала головой и прошептала:
- Пройдет… Спасибо тебе…
- Тебя помыть?
- Не, сама… Эл села на кровати, - пойду в ванную
- Да ладно тебе выпендриваться. Нам с тобой еще жить и жить… Давай руку, обними меня за талию, пошли… - женщины направились в ванную.
Закончив процедуру, и вытершись Эл с помощью соседки дошла до своей кровати.
- Ложись ко мне, с твоей кроватью утром разберемся. – соседка бросила оставшуюся сухой подушку Эл к себе на кровать.
Через полчаса обе женщины спали. Их тихое дыхание и ночные насекомые на улице озвучивали комнату.
25.
Мама стояла перед лифтом рядом с подругой, напротив дочки. Сердце женщины стучало у неё прямо в ушах. В такт с этим у неё между ног пульсировал поток. Завихрялся, журчал в трусах, заливая ноги и всё что было рядом. Женщина, приложив руки к груди, стояла, как замершая от испуга, не способная ни на что реагировать. Ни на спазмы в промежности, ни на дрожащие ноги и промокшее напрочь белье – трусики, колготки, брюки…  Наконец поток закончился и на гладко выбритых губах, просвечивающих сквозь совершенно мокрые трусики между ног мамы, появлялись лишь капельки и медленно стекали к анусу просачивались сквозь ткань и капали на спущенные колготки и джинсы…
Наконец мама очнулась. Как-то резко, как будто нажали кнопку. Посмотрела вниз, к себе между ног, разведя руки в стороны, на подругу повернувшись к ней в пол оборота, на дочку…
Подруга стояла напротив мамы и показывала куда-то вниз пальцем, мама снова посмотрела на себя вниз и увидела под собой лужу. Более того, разглядела при этом совершенное мокрое белье между ног и потеки на ногах. Догадавшись, что описалась, мама отклячила попу и не перестав капать мочой с губ присела. Моча все еще стекала сквозь трусы на пол, увеличивая на полу и без того большую лужу. В этот момент подъемник выключился. Лишь только в этот момент мама догадалась, что ничего страшного не произошло. Просто включился подъемник лифта. Кто-то нажал кнопку вызова. Мама глубоко вздохнула, унимая нервную дрожь.
- Мама, ты что, все-таки описалась? – девочка смотрела на маму со слезами на глазах. Так сильно ей было жаль маму.
- Да, доча, так бывает и со взрослыми… - Девочка покивала головой, а мама пожала плечами.
- Но мы же сильные, мы справимся? Мы же никому не скажем? – девочка опять покачала головой, обняла маму и прошептала маме на ухо:
- Я люблю тебя! – мама обняла дочку и посмотрела на подругу. Та улыбнулась и только развела руки в стороны, как бы говоря: - «К утру же высохнет…»
«»
Спасибо, что прочли!  ))

+1

18

Замечательный рассказ! Единственное, что я не понял, какие именно должны и где должны быть нестыковки? Рассказ был прочитан на одном дыхании и ничего странного в глаза не бросилось)

0

19

Sheldon написал(а):

какие именно должны и где должны быть нестыковки

Ну мало ли что я не заметила. Брюки - джинсы, лиф и лифчик ну и т.п.

0

20

Отличный рассказ, как всегда!

0


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Истории Эл. Командировочные развлечения.