Сообщество любителей ОМОРАСИ

Сообщество любителей омораси

Объявление

УРА нас уже 704 человек на форуме!!!

По всем вопросам вы можете обращаться к администратору в ЛС, в тему Вопросы к администрации (для пользователей), или на e-mail: omowetforum@gmail.com

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Полное собрание переводов Snacer'а (то есть моих) и их предыстория


Полное собрание переводов Snacer'а (то есть моих) и их предыстория

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Всех приветствую! Если кто-то читал мою тему в разделе приветствия, то вы уже знаете, что в начале 00-х я публиковал свои художественные переводы с английского под псевдонимом Snacer на Стульчике, откуда они быстро разбрелись по всему рунету.

В принципе, я думал что 20 лет спустя "старички" в теме уже давно о них забыли, а "новеньким" такое архаичное и наивное творчество будет малоинтересно, но на днях обнаружил ссылку на свой рассказ в соседней теме, и один из форумчан высказал мнение, что они ещё не совсем утратили актуальность и должны присутствовать на форуме. Что ж... я решил за это взяться, благо все оригиналы у меня сохранились на диске.

Все публикуется как оно было написано в 2001-2003, без правок. Тем кто заметит, что в некоторых рассказах героини рассказов - школьницы, но поленится прочитать предысторию ниже, замечу, что когда я делал эти переводы, мне было около 16-19 лет. Как и многим подросткам, 30-летние девушки мне в те годы уже казались дамами среднего возраста, которых обычно видишь в школе как учителей или родителей школьников помладше, и хотелось писать и фантазировать о ком-то около своего возраста, плюс-минус несколько лет.


Предыстория

Ну а теперь, немного предыстории. Если эти мемуары вам неинтересны - прокручивайте к следующему сообщению. Я не вижу смысла создавать новую тему по каждому из переводов, поэтому решил объединить всё в одну тему.

Само увлечение омораши (тогда, конечно, я и слова-то этого не знал) у меня появилось на уровне любопытства в середине 90-х, где-то лет в 11 или 12. Интернета, да и компьютеров вообще тогда по домам не было практически ни у кого, поэтому свой первый доступ в сеть с “умопомрачительной” скоростью 33.6 кбит/с я получил только в конце 99-го. В первые же дни я занялся поиском материалов по теме в тогда очень скромном рунете, и с огорчением обнаружил, что их нет практически от слова совсем. Не было ни тематических сайтов, ни специализированных форумов, да даже рассказов я и то нашёл всего 3 штуки - три, Карл! Два из них не запомнились, а вот третий произвёл неизгладимое впечатление. Там было что-то про помощницу руководителя, которая не могла отлучиться в туалет весь день и отчаянно терпела, при этом руководитель был в курсе, и это всё происходило как некая негласная игра, втайне возбуждающая их обоих. Уверен, что написано было девушкой, т.к. передача эмоций и страсти была великолепная без всякой пошлости, мужчины пишут погрубее. К сожалению, авторство не было указано и я не знаю, кто в далёкое 90-е написал такой шедевр по тем временам, и были ли ещё произведения от этого автора позже.

Конечно, в иностранном сегменте мои поиски контента были куда удачнее, там были и форумы, и сайты, и куча рассказов, но понятно, что тогда ещё школьнику, заканчивающему 9-й класс, общение и чтение на английском со словарем доставляло кучу неудобств, на разбор маленького рассказа мог уйти и час, и больше, т.к. школьное "My name is Boris. London is the Capital of Great Britain" мало помогало понять фетиш-рассказы со специфическими словами и фразами, не говоря уж об обычном разговорном сленге, который в школах не преподают.
Меня не оставляли надежды развития темы в рунете, но время шло, а новых рассказов, форумов или даже контактов единомышленников найти не удавалось. За пару лет мой английский немного подтянулся (хотя конечно, оставался ещё крайне слабым и опирающимся на словарь даже для чтения форумов), и в 2001, когда я заканчивал 11-й класс, я принял решение что-то менять самому. Например, художественно переводить наиболее понравившиеся англоязычные рассказы и публиковать их в рунете, надеясь привлечь интересующихся.

Достаточно долго я сидел со словарями и приводил в удобочитаемую форму первый рассказ, но в итоге он был готов. Опубликовать я его решил на Стульчике, тогда это был один из крупнейших сайтов эротической литературы, и у него было важное преимущество - на нём авторам разрешали оставлять свои контакты для читателей, например Email. А так как главный интерес у меня был (да наверное и остаётся поныне) - не графоманство, а знакомство с единомышленницами в теме, это было важно.
Летом после окончания 11 класса и перед поступлением в универ у меня было свободное время, поэтому я продолжил заниматься переводами когда получалось, продолжил уже первокурсником, и количество рассказов росло.

Времени на это у занятого студента уходило достаточно много (напомню, мой английский тогда был очень слаб), а "выхлопа" было очень мало. Иностранный сегмент омораши рос и активно развивался, а в рунете ничего не происходило. Изредка появлялся чей-то маленький ЖЖ с несколькими сообщениями, где-то на эротическом форуме появлялась полуживая тема, но в целом движухи не было, как будто эта тема никому не интересна. По результатам написания более 16 переводов за пару лет мне написали, кажется, всего 3 девушки. С двумя долгое общение не сложилось т.к. у нас было мало точек соприкосновения, а с третьей у нас получилась долгая и очень интересная переписка, её звали Оля, и она была из Украины.

Для более юных участников сообщества сделаю ремарку по поводу слова "переписка", применимо к тому где я жил (цифры могут отличаться где-то в Москве или Магадане). В начале нулевых dial-up интернет тарифицировался поминутно и скорость была около 33 кбит/с. То есть ни о каких сидениях часами в мессенджерах и чатах, не говоря уж о видео, тогда и речи не шло, иначе счета могли прийти как за отопление. Безлимитные планы появились где-то в начале 00-х, но стоили они от 1200 рублей в месяц, сумма по тем временам неподъемная для скромного школьника или даже студента, когда средняя зарплата в России тогда была около 4000 рублей, а на хорошую студенческую гулянку с кучей спиртного и закусок скидывались рублей по 250-400. Как результат, большинство людей кто вообще имел интернет тогда (а он был далеко не в каждом доме) общались способами, позволяющими выходить в сеть на считанные минуты - электронные письма, форумы...

Итак, знакомство с Олей было глотком свежего воздуха. Ей было 18, и главное - у неё были те же интересы в омораши, что и у меня: терпение, большие объёмы и мучения мочевого пузыря. Как и мне, веттинг, мокрая одежда и всё такое ей были не интересны. Мы переписывались достаточно долго, обмениваясь опытом и рассказами из своих экспериментов, а фантазии и целеустремленности ей было не занимать. У Оли была сестра немного младше её, и на удивление Оле удалось серьезно увлечь сестру терпением, что вывело их игры на новый уровень соревнований и совместных игр, о которых она мне рассказывала, а я ей писал о своих экспериментах.
Но как часто бывает, рано или поздно всё хорошее заканчивается. Через какое-то время Оля уехала учиться в другой город и поселилась в студенческом общежитии. Уединения, необходимого для продолжительных омораши игр, у неё больше не было, как и свободного доступа в сеть - чтобы отправить простой емейл Оле нужно было идти в интернет-кафе, что занимало время и стоило денег, да и сестра осталась в её родном городе. Получилось, что живя в общаге, у Оли не было возможности продолжить свои игры с долгим терпением и регулярное общение, и наша переписка как-то заглохла, а когда спустя несколько лет я пытался ей написать, её емейл больше не отвечал.

Конечно, в последующие годы было много других интересных знакомств, особенно когда в середине 00-х появились технологии ADSL, не лимитированные поминутно, и это привело к расцвету мессенджеров и социальных сетей, для меня лично особенно оживлёнными почему-то оказались 2009-2010 годы, когда я случайно познакомился сразу с несколькими очень интересными девушками, увлечёнными терпением ничуть не меньше меня, но это уже мало имеет отношение к данной теме.
Мне до сих пор интересно, что было дальше с Олей и её сестрой после учёбы - забросили они омораши как мимолетное юношеское увлечение, или же продолжили когда появилась возможность. Но учитывая что я ни разу не видел приветствий или историй, напоминающих те, что мне рассказывала Оля, я подозреваю, что первый вариант.

В общем, когда по окончании очередного рассказа, а их к тому времени было переведено почти 20 штук (кажется, был конец 2003 года) я понял, что не получаю ни мотивирующих откликов, ни желаемых знакомств с девушками, и фактически пишу "в корзину", я прекратил свою деятельность. Вероятно, люди читали и может им даже нравилось, т.к. просмотры на Стульчике и других сайтах росли, но автору об этом ничего известно не было, и мой емейл оставался печально пустым, кроме редких писем в стиле "подрочено, ещё есть?".

С этого времени я решил плотно переселяться в Западный сегмент интернета, где движуха была намного интереснее, и было полно ресурсов - оживленные форумы Wetset и Skymouse, шикарный сайт рассказов Thomas's Water Resource, мультиформатный сайт Shara and Ger's, и многое, многое другое.

Ну а теперь, когда предыстория и причина окончания недолгой “карьеры” Snacer’а как писателя всем известна, собственно начинаю выкладывать рассказы. Точный порядок их публикации я не помню, поэтому выкладываю в произвольном порядке.

Буду рад отзывам и сообщениям как в теме, так и в личку.

Отредактировано DimitriT (17-04-2021 19:44:51)

+1

2

Китайское терпение

Тсу Ма вышел из своей повозки и пошёл в "Золотой Дом Лилии Воли", где он снимал свою комнату развлечений. Лю Чанг из Золотой Лилии подошла к нему с чаем и вином. Низко кланяясь, она приветствовала клиента. "У нас появилась новая девочка, не хотите ли провести с ней время? Все мы удивляемся вместимости её мочевого пузыря. Независимо от того, сколько она выпьет чая или вина, она писает только один раз в день. Эта девочка, Мей Линг, может заполнить до краёв обычный ночной горшок, и в её мочевом пузыре всё ещё останется много мочи." "Если это правда, я проведу время с этой девочкой",- сказал Цу Ма,- "завтра я приеду после полудня и проведу весь день с этой девочкой, тогда она сможет показать мне, как долго она может терпеть. Теперь я должен ехать к императору, но прежде, чем я откланяюсь, приведите ко мне эту девочку, чтобы я объяснил ей, что от неё требуется." В то время, как Цу Ма допил бокал вина, Лю Чанг позвала высокую худую девочку в жёлтом халате. "Это – Мэй Линг, мой лорд",- она сказала,- "она удостоена, тем, что Вы просили о её услугах. "Мэй Линг встала на колени перед Тсу Ма и поцеловала ему руку. "Что вы желаете, благородный человек?"- она сказала. "Завтра я приеду сюда днём, и ты должна быть готова к этому. Я желаю лично убедиться, сколько мочи ты можешь удержать в своём мочевом пузыре. Как сказала твоя хозяйка, ты можешь выдержать больше, чем любая другая девочка, и ты можешь заполнить до краёв и даже больше ночной горшок. Если это правда, я награжу тебя." Мэй Линг снова поклонилась. "Если вы мне прикажете, я буду терпеть, пока мой мочевой пузырь не будет на грани взрыва. Затем Вы сможете судить, соответствует ли вместимость моего мочевого пузыря вашим ожиданиям". "Ты можешь пописить этим вечером, но завтра ты должна удерживать мочу весь день. Выпей побольше чая утром, и я буду проверять тебя днём." Цу Ма также проинструктировал Лю Чанг, чтобы та давала Мэй Линг больше количество её любимых напитков. Как только Цу Ма вошёл в свою частную комнату в следующий полдень, он приказал привести Мэй Линг. "Ты следовала моим инструкциям?"- он спросил. "Да, господин, я пила много чая и воды, как вы и приказывали, и я терплю со вчерашнего вечера",- ответила девочка. Она встала перед ним и распахнула свой халат. "Смотрите, я одела обтягивающие штаны, чтобы вы могли лучше видеть, как будет наполняться мой мочевой пузырь." Цу Ма сказал, чтобы она сняла халат, чтобы он мог видеть её вблизи, затем он попросил большего количества напитков. Он заставил Мэй Линг пить вино, чай и фруктовые соки, поскольку он хотел, чтобы её мочевой пузырь заполнился как можно быстрее. Уже был полдень, и сосредоточенность Мэй Линг исчезла, она начала немного ёрзать в кресле. "Ты уже хочешь в туалет?"- спрашивал Цу Ма, поскольку она уже выпила очень много жидкости к тому времени. Девочка кивнула и ответила: "Я испытаю большое облегчение, если сейчас пописаю, но я буду ждать дольше, если вы желаете этого. Смотрите, мой живот начинает набухать. Так всегда бывает, когда мой мочевой пузырь полон, но я всё ещё могу терпеть дольше." Цу Ма плавно прикоснулся рукой к её животу, чувствуя, что её набухший мочевой пузырь уже очень твёрдый. Было удивительно, что при этом девочка могла быть настолько спокойна, ведь её мочевой пузырь действительно был очень полный. Цу Ма заказал большее количество напитков для Мэй Линг, и попрсил музыкантов сыграть что-нибудь. Мэй Линг сидела перед ним, её распахнутый халат показывал, что теперь она скрестила ноги. Через полчаса Цу Ма мог видеть, что её живот был очень распухший, но, казалось, что девочка почти не думает об этом. "Как ты теперь себя чувствуешь?"- он спросил. "Мой мочевой пузырь полный, хозяин",- ответила девочка,- "очень полный, но я всё ещё могу терпеть дольше." "Я хочу, чтобы ты удержала в себе столько мочи, сколько сможешь",- инструктировал её Цу Ма,- "я хочу, чтобы ты ждала, пока не почувствуешь, что твой мочевой пузырь просто не может терпеть дольше. Поскольку он уже очень полон, я хочу видеть это лучше. Пожалуйста, сними штаны и халат, а затем сядь в это кресло." Мэй Линг разделась и сняла с себя всё, кроме маленьких шёлковых трусиков, и села в кресло. Цу Ма думал, что она сильно сожмёт ноги, но вместо этого девочка села в позу лотоса. Музыкант продолжил играть на заднем плане, и Мэй Линг, казалось, ни о чём не думала, слушая музыку. Только через полчаса Цу Ма заметил, что её отчаяние выдают руки, сжатые в кулаки и сильно сжатые зубы. Её распухший мочевой пузырь теперь был хорошо виден, и Цу Ма начал удивляться, как девочка может выдержать такое давление внутри неё. Он также видел, что Мэй Линг, немного изменив позу лотоса, прижала пятку к промежности, сев на неё, чтобы продолжать удерживать в себе столько мочи. Внезапно, Мэй Линг застонала и положила обе её руки на живот. Цу Ма был растроган, что девочка терпит такие мучения из-за него, и ей будет очень больно, если она продолжит терпеть. "Тебе очень больно, девочка?"- спросил Цу Ма. "О, господин, я должна заставить моё тело удовлетворить ваши желания. Я буду терпеть столько, сколько Вы мне прикажете." "Достаточно",- он сказал,- "я никогда раньше не видел такой большой и так сильно надутый мочевой пузырь! Я боюсь, что если ты будешь терпеть дольше, это повредит тебе. Разреши мне помочь тебе дойти до ванной комнаты, где я смогу увидеть, сколько ты терпела." К его удивлению, Мэй Линг отказалась, сказав, что она может терпеть дольше, и господин не должен волноваться: "Пусть музыканты снова начнут играть, и я буду ждать, пока они не закончат. Я очень сильно хочу в туалет, но думаю, что смогу вытерпеть ещё дольше." Девочка не только сдерживалась ещё 30 минут, но и выпила ещё немного вина, и Цу Ма поразился объёму её мочевого пузыря. Только случайный стон девочки дал понять, как много усилий делала Мэй Линг, чтобы удержать мочу. После того, как музыканты ушли, Цу Ма думал, о чём бы попросить девочку ещё, раз уж она сама сказала, что ещё может терпеть, но Мэй Линг вдруг задержала дыхание и нажала обеими руками между ног. "Ох, простите меня, мой лорд",- она закричала,- "моё тело подводит меня"! Цу Ма увидел, что на кресле появилась маленькое влажное пятно, когда Мэй Линг потеряла контроль и не удержала несколько капель мочи. Теперь руки девочки были зажаты между её ногами, она снова контролировала себя, но была на пределе. "Хватит",- он сказал, и понёс девочку к ванной комнате, где был ночной горшок. Цу Ма снял с неё трусики, и она села на корточки над горшком голой, расставив ноги пошире. Мэй Линг убрала руки из промежности и немедленно выпустила такой сильный фонтан серебряной мочи, что это почти выливалось из горшка. Вскоре она стала выпускать просто сильную струю мочи, вздохнув с облегчением, поскольку она ослабила болящие мускулы мочевого пузыря. Сила потока постепенно ослабевала, мочевой пузырь девочки опорожнялся, и она передвинулась так, чтобы Цу Ма видел её уретру. Поскольку её поток больше не ослабевал, Цу Ма поверил, что Мэй Линг может заполнить до краёв ночной горшок. Поскольку резервуар заполнился, она остановилась и попросила дать ей ещё один. Её мочевой пузырь всё ещё не был пуст, и девочка заполнила второй ночной горшок почти наполовину. Цу Ма взял её на руки и отнёс на диван. "Я никогда бы не поверил, что кто-нибудь, даже взрослая женщина, а не такая девочка как ты, сможет удержать в себе столько мочи",- сказал он,- "я обещал, что твои способности будут вознаграждены, и я предлагаю тебе стать моей младшей женой. Я сегодня же куплю тебя у Золотой Лилии и ты поедешь со мной как только сможешь. Мэй Линг встала и оделась. "Я готова сейчас",- сказала она,- "мой мочевой пузырь ужасно болит от растяжения, но это не помешает мне начать исполнять обязанности вашей младшей жены." Дайте мне пять минут, чтобы одеться, и я поеду с вами. Цу Ма заработал много денег на этой девочке – он постоянно заключал пари с другими богачами: у чьей жены мочевой пузырь сможет вместить больше мочи или кто из жён сможет терпеть дольше. Цу Ма любил наблюдать отчаяние Мэй Линг, поэтому он соглашался на пари, даже когда против Мэй Линг были крупные взрослые женщины, которые, как казалось, могут терпеть вечно. При этом Мэй Линг ни разу не проиграла, хотя часто ей удавалось это с большим трудом. Как-то раз Цу Ма заключил пари со своим старым знакомым, который привёл с собой невысокую, но очень толстую женщину лет 40. В тот раз пари заключалось на время, поэтому Мэй Линг и её соперница сразу выпили очень много воды и должны были просто выдержать как можно дольше. Через несколько часов соперница Мэй Линг изо всех сил нажала кончиками пальцев на промежность и уретру и сильно сжала ноги. Всем казалось, что она сможет так просидеть несколько дней. Мэй Линг стоило огромных усилий выдержать дольше (и она это сделала!), и когда девочке казалось, что её огромный болящий мочевой пузырь уже растянут до предела и вот-вот взорвётся, женщина резко наклонилась вперёд, ещё сильнее нажимая руками между ног, но через несколько секунд у неё между пальцев начала просачиваться моча. Мэй Линг победила, но ей было трудно даже пошевелиться, казалось, что от любого движения её мочевой пузырь должен лопнуть. Цу Ма сам отнёс её в ванную, где Мэй Линг мочилась почти две минуты! После этого случая мочевой пузырь Мэй Линг очень долго болел, но через неделю она была готова к новым пари...

0

3

Девочка не может пописать

Мне очень нравится, когда девушка хочет в туалет, моя подружка прекрасно знает об этом и иногда доставляет мне удовольствие таким образом. Как-то раз мы заключили пари на желание, и она проиграла. Я думаю, вы догадались, что моим желанием было, чтобы она терпела как можно дольше, и мы договорились встретиться у меня дома на следующий день. Когда она пришла ко мне домой, я дал ей выпить два стакана воды, после чего мы пошли в ближайшее кафе. Там я купил ей три банки пива и попросил Шерри выпить их в течение двух часов. На ступеньках крыльца Шерри начала переминаться с ноги на ногу, так как всё сильнее хотела в туалет. Когда мы вошли в дом, я попросил Шерри сесть на диван. Теперь она, конечно, ужасно хотела в туалет, но мы договорились, что она сможет пописить только когда я разрешу ей это. Я пошёл на кухню сделать нам по чашке чая и, когда вернулся, заметил, что Шерри сжимает одну руку между ног под её короткой юбкой, я сказал ей, что ещё слишком рано сжимать себя рукой и пока что она должна просто спокойно сидеть. Шерри слегка вздрогнула, когда неожиданно услышала меня, но вытащила руку и положила ногу на ногу. Тем временем, я включил телевизор, и мы начали смотреть футбольный матч. Первый тайм закончился, и я попросил Шерри принести ещё чая из кухни. Подумав, я решил, что ещё двух стаканов жидкости должно хватить, чтобы Шерри вскоре просто не смогла терпеть. Она уже выпила почти три литра жидкости, и ни разу не спросила у меня разрешения сходить в туалет. Когда Шерри принесла чай и села рядом со мной, я нажал рукой на её живот и наслаждался гримасой боли и отчаяния у неё на лице. Футбол уже шёл около часа, и она спросила, когда я разрешу ей пописить. "По крайней мере, после матча",- я ответил. Она застонала и выдохнула: "Но я уже настолько полная, пожалуйста, разреши мне только немного пописить, чтобы хоть чуть-чуть ослабить давление в моём мочевом пузыре",- я снова не разрешил ей и добавил,- "чтобы отвлечься, погладь пока бельё". Она встала и принесла к гладильной доске стиранное бельё. Движение ослабило её желание сходить в туалет, но я знал, что она скоро должна будет остановиться, чтобы гладить, к тому же, её руки будут заняты. Это я и наблюдал, поскольку Шерри начала гладить первый костюм, и вскоре она стояла на месте, время от времени сжимала ноги и наклонялась вперед. "Я не могу терпеть дольше!"- она внезапно сказала, поставив утюг, сжав обе руки между ног и пританцовывая от боли и нетерпения. До конца матча оставалось ещё более двадцати минут. Я согласился осмотреть её живот, чтобы видеть, насколько полным был её мочевой пузырь, на что Шерри легко согласилась, чувствуя, что её мочевой пузырь уже был готов лопнуть, и полностью уверенная, что, когда я увижу это, я разрешу ей пописить. Я попросил, чтобы она сняла юбку, и Шерри очень быстро это сделала. Её короткая блузка была на несколько сантиметров выше пупка, и я видел, что мочевой пузырь Шерри раздулся почти до края блузки! Я положил мою правую руку на её живот, чувствуя твёрдую поверхность её очень полного мочевого пузыря. Указательным пальцем я нашёл вершину набухания, поскольку Шерри корчилась передо мной. Медленно я перешёл ниже на несколько пальцев к лобку. Затем медленно вперед, к её промежности. Всюду я чувствовал только невероятно напряженный и твёрдый живот, и я знал, что её мочевой пузырь был почти на грани взрыва. "Подойди ко мне и сядь рядом снова",- я командовал. Шерри положила ноги на диван боком, подтянув их к себе, всё время сжимая правую руку между ног. Я хотел, чтобы это длилось намного дольше, но, очевидно, она была слишком близко к смачиванию, и я знал, что Шерри просто не могла ждать намного дольше. Всё, о чём она могла думать, это был туалет. До конца матча оставалось всего пятнадцать минут, я сказал это Шерри, она кивнула, но в уголках её глаз появились слёзы, поскольку она пыталась сдержать себя дольше, что было практически невозможно. Она снова скрестила ноги, пробуя выдержать до конца футбольного матча. Через пять минут Шерри села на край дивана и начала нервно качаться назад и вперёд. Её лицо было в агонии, и пальцы её правой руки изо всех сил нажимали на мочеиспускательное отверстие через шорты. "О-о-ох, я хочу в туалет!!!"- она стонала,- "пожалуйста, пожалуйста, разреши мне пописить!" "Ещё несколько минут",- ответил я, и она вздрогнула. Шерри посмотрела на часы, она уже терпела почти три часа, и в её животе было 3.5 литра жидкости, и ей осталось всего четыре минуты, но какие четыре минуты! Всё это время она провела то стоя на месте, то расхаживая по комнате и сжимая руки между ног. Её мочевой пузырь к этому времени был настолько полный, что она с трудом сдеживала свои сфинктеры закрытыми. Когда прозвучал свисток судьи, и матч закончился, Шерри едва могла терпеть. "Сейчас!",- она сказала,- "я должна пописить прямо сейчас!!!". Шерри немедленно побежала к лестнице. Я шёл сзади и, поскольку она хотела зайти в ванную, увёл её в спальню. Там я сел на кровать, наблюдая её отчаянные попыки выдержать до туалета. "Сними свою блузку",- я попросил, и Шерри быстро это сделала. "Теперь трусики",- я добавил, Шерри снова сделала это очень быстро и откинула трусики в угол комнаты, и я прекрасно видел её длинные стройные ноги. Шерри была голая и полностью беспомощная. Она просто стояла, cкрещивая ноги и сжимая руку между ног, умоляя меня разрешить ей сходить в туалет. Я мог видеть её надутый живот, растянутый мочевой пузырь, сильно выпирающий над лонной костью, верхний край которого был заметен уже на 4-5 сантиметров выше пупка. Я попросил Шерри надеть синие спортивные брюки. "Ох, пожалуйста!"- она стонала,- "не заставляй меня терпеть дольше, это невыносимо!" "Делай то, что я говорю",- я командовал. Она кое-как надела эти штаны, но двигалась очень скованно. Шерри выпила уже 3.5 литра жидкости, и я знал, что она должна быть в агонии, но не собирался закончить её страдания так быстро. "Теперь надень белую футболку". Она надела её без жалоб. "Хорошо, теперь спустись по лестнице обратно". Она шла передо мной, сжимая себя ещё сильнее через одежду. Я приказал ей обуться и сказал: "Хорошо, мы ненадолго выйдем на улицу. Если ты сумеешь сдержаться, я разрешу тебе пописить, когда мы вернёмся". Шерри кивнула, снова сжимая её бедра вместе, отчаянно пытаясь сжать её уставшие мышцы уретры. Я открыл дверь, и мы вышли на улицу, было около трёх часов дня. Я решил, что десятиминутной прогулки будет вполне достаточно. Шерри всё сильнее наклонялась вперёд и сжимала руку между ног, когда никто этого не видел. Поскольку мы уходили от дома, она стонала и всхлипывала в агонии. Мы пришли к магазину, пройдя несколько сотен метров, и я решил, что куплю что нибудь. Шерри хотела остаться снаружи, так что она могла бы сжимать себя немного больше через карманы, но я сказал ей пойти со мной, так что она была должна стоять прямо и делать вид, что всё в порядке, скрывая её ужасное отчаяние. Перед нами было два человека, и я буквально чувствовал дрожание ног Шерри, которая нервно переминалась с ноги на ногу. Она пересекла ноги, но Шерри не могла при людях зажать руки между ног, поэтому она просто сжала их в кулаки, пытаясь удержать каждую каплю в её замученном мочевом пузыре. Наша очередь подошла, и в то время, как я выбирал конфеты, она внезапно вскрикнула, и я увидел капли на внутренней стороне её бёдер. Скоро влажная полоска достигла колена и моча тихо закапала на пол. Она просто не могла сдерживать себя дольше, но покупатели сзади ничего не заметили. Я заплатил за продукты, когда ещё один человек вошёл в магазин. Он стоял прямо позади Шерри и наверняка видел влжное пятно на её штанах. Я заплатил за покупку, и мы пошли к дому. Шерри знала, что она была непослушной девочкой, и я не разрешу ей сразу сходить в туалет. Я предупредил Шерри, что она должна выдержать всю остальную мочу, а если она не вытерпит ещё хоть каплю, я заставлю её терпеть ещё час. Шерри кивнула, но она знала, что её мочевой пузырь был так сильно переполнен, что уже не мог растягиваться, и через пару минут её штаны неизбежно снова намокнут. Шерри сдерживалась изо всех сил, пока мы не подошли к крыльцу. Я медленно открыл дверь, и Шерри буквально вбежала в дом, подпрыгивая и пританцовывая в коридоре, сильно сжимая себя между ног. Она была уже на пределе своих физических возможностей - мочевой пузырь Шерри уже не мог вместить ни капли мочи больше, а её сфинктер уже не мог сжиматься. Я попросил Шерри снова идти в спальню, и сам прошёл вслед за ней. Там я снова заставил её полностью раздеться, сняв штаны и футболку, после чего Шерри снова стояла голой передо мной. Я сидел на кровати и попросил Шерри подойти ближе, чтобы я смог пощупать её переполненный мочевой пузырь ещё раз перед тем, как разрешить ей сходить в туалет. На её лице появилась гримаса боли, когда я слегка нажал на её живот. Она закричала, и у неё на глазах появились слёзы, когда я прижался щекой к её животу и начал гладить её тело рукой от попки до ужасно вибрирующих бёдер. В итоге я пожалел мою бедную девочку, и повёл её в ванную. Я попросил её пописить в контейнер, который мы часто использовали для замера объёма – сколько смогли вытерпеть наши мочевые пузыри. Очевидно, Шерри была уверена, что сегодня улучшит свой прежний рекорд – 1350 мл, и я не сомневался в этом. Я поставил контейнер посередине ванной, и Шерри немедленно присела над ним, выпустила настоящий фонтан и простонала:"О-ох, мне это было необходимо!" Она глубоко вздохнула, наклонившись вперёд и выпустив ещё один фонтан. Шерри заполнила контейнер примерно наполовину, очень близко к её предыдущему рекорду. Сконцентрировавшись, она выдавливала из своего мочевого пузыря каждую каплю, сидя на корточках голой над контейнером ещё примерно пять минут. Потом она устало вздохнула, встала и я измерил объём – 1430 мл! Но она немножко не удержала перед этим, и я думаю, что она выдержала сегодня 1.45 литра. Шерри не выдержала совсем немного до полутора литров, и я пообещал ей, что в селедующий раз (а мы очень часто заключаем пари на желание) я заставлю её терпеть как можно дольше и не разрешу так рано сходить в туалет, чтобы растянуть её мочевой пузырь до объёма полутора литров!

0

4

Пикник Марджори

Марджори наслаждалась прекрасным солнечным днем. Это была хорошая идея съездить на пикник с её дочкой Дженни и соседской девочкой Карлой. Они позавтракали, и девочки играли неподалёку. Мардж любила ощущение травы, щекочущей её голые ноги. Была даже одна травинка, щекочущая её внутреннюю часть бедра и трусы. Затем Мардж поняла, почему она останавливалась на чувствах между ногами: она хотела пи-пи. Она явно чувствовала давление изнутри её влагалища, привлекавшее её внимание. Хорошо, она решила, мне нечего делать, мне только будет неудобно некоторое время. Она поправила её юбку, чтобы прекратить щекотку и взяла книгу, чтобы отвлечься от этого. Скоро, однако, потребность сходить в туалет становилась всё сильнее и сильнее.

Иногда, в обычные дни, Мардж могла чувствовать сильное желание сходить в туалет, но позже это не беспокоило её несколько часов, а сейчас ей хотелось всё сильнее. Теперь это была острая боль из уретры, начинавшаяся прямо над её лонной костью. В обычное время она бы начала активно искать туалет, но здесь не было никакого способа сходить в туалет, так что она была вынуждена просто поменять позу. То, что она села поудобнее, немного ослабило желание пописить. Еще раз книга стала эффективным способом отвлечься на некоторое время. Затем девочки стали разговаривать немного громче, и Мардж подумала: если я так сильно хочу в туалет, то как они терпят? Затем она вспомнила, что они обе сходили в туалет перед завтраком. Остановившись на обочине, она убедила их, что они могли идти за машину. Это было нормально для двух маленьких девочек, учитывая то, что люди были довольно далеко. К сожалению, это не было возможно для взрослой женщины. Она хотела бы сесть на корточки прямо сейчас, точно так же, как девочки сделали ранее, но ей была нужна вода, чтобы сполоснуть волосы в промежности, чего не требовалось девочкам с их голыми щелками.

Мысли об этом не могли ей помочь, и Мардж заставила себя снова думать о книге, она надеялась, что девочки не будут должны писить снова, помощь им была бы настоящей пыткой для Мардж. Она прочитала ещё несколько страниц, когда заметила, что изо всех сил сжимает бёдра вместе. Она непроизвольно пыталась надавить на влагалище и вынудила себя расставить ноги пошире, снова оставляя горящую уретру сжиматься самостоятельно. Внезапная открытость дала ей возможность отвлечься на некоторое время от потребности сходить в туалет. Подняв бёдра, она почувствовала, как будто эта часть тела была отделена от неё. Она совершенно бесстыдно показывала то, что у неё под юбкой. К счастью, никто не ходил мимо неё, потому что можно было увидеть её попку, прикрытую только тонкой полоской трусиков, и не только это: между её поднятыми бедрами была широкая полоса трусов с тёмными лонными волосками по краю, закрывающими выпуклость её лобка. По крайней мере, они не знали бы, что трусы скрывали промежность, отчаянно требующую пописить. Но само распространение ног не могло помогать долгое время, Мардж не могла понять, почему она так сильно хотела в туалет.

Взрослая женщина около тридцати лет должна была иметь почти железный мочевой пузырь, не так ли? Она должна была выдержать, пока они не доберутся домой, в конце концов, желание пописить не могло стать намного хуже. Мардж только хотела, чтобы постоянное давление в уретре ослабло хоть на минуту. Она думала, что смогла бы сдержаться, если только у неё будет несколько секунд, чтобы настроиться. Затем она с ужасом заметила, что тянет руку к промежности. Мардж резко остановилась, потому что она почти сжала себя между ног публично! Это не дало бы ей возможности расслабиться на несколько секунд, и она боялась, что кто-то мог её увидеть. Но почти немедленно она испытала желание сжать себя рукой ещё больше. То, что она сидела, сделало ей ещё хуже, теперь её мочевой пузырь сильно болел, и она чувствовала его как прижатый к влагалищу камень. Она на несколько секунд сжала себя между ног, это помогло ей, и теперь жжение внизу живота сменилось тёплой покалывающей болью. Она действительно хотела в туалет!

Мардж могла позвать девочек, собраться и поехать домой, чтобы, наконец, сходить в туалет, но девочкам было так весело, что будет ужасно несправедливо рано увезти их отсюда. Мардж была должна терпеть независимо от давления в мочевом пузыре. Она надеялась, что уже не будет хотеть в туалет сильнее, чем теперь; но она также подумала, что уже очень долго терпит и хочет пи-пи всё сильнее! Она не могла думать ни о чём, кроме её мочевого пузыря и уретры, она просто не могла игнорировать их. Она даже не могла сидеть не двигаясь, ничто не могло ослабить её необходимость. Ей повезло, что никого не было так близко, что можно было бы понять её желание и заметить её отчаянную потребность. Мардж ёрзала, сжимая уретру, и время от времени сжимала бёдра, чтобы ослабить желание пописить, это было всё, что она могла делать. Если бы Мардж не чувствовала боль, она могла бы даже немного возбудиться.

В конце концов, она тёрла рукой промежность, и её трусы стали влажными от пота. Её волосы тоже были влажные и блестели. Но всё это не помогало ослабить жгучее желание писить, которое всё усиливалось! Она спрашивала себя, сколько ей ещё предстоит терпеть, солнце стояло высоко, но девочки хотели успеть домой к выпуску детской передачи и им всё же придётся довольно скоро уехать. Скоро она с трудом наклонилась вперед, чтобы попробовать прижаться к земле и ослабить давление на болящую уретру. Она могла сжимать себя рукой и массировать её влагалище о землю через трусы. Потребность пописить была непрерывной, но то, что она что-то делала, и другие чувства немного помогали. Какое положение,- она думала,- быть на открытой местности и отчаянно хотеть в туалет!

Она могла думать только о том, как сильно она хотела писить. Её мочевой пузырь ужасно болел, как будто он был растянут и собирался лопнуть. О Боже, она думала: "Я жутко хочу писить, и мой мочевой пузырь буквально на грани взрыва!" Марджори поняла, что не только не сможет терпеть до дома, она просто не может вообще терпеть дольше! Но она не могла писить при людях, она просто не могла, независимо от того, как сильно ей этого хочется. Она была должна позвать девочек и уехать прямо сейчас. Девочки пришли удивительно быстро, но не достаточно быстро для Марджори. Она стояла у открытого автомобиля и ещё раз заметила, что дрожит, и ей трудно на чём-то сконцентрироваться, кроме как на том, как уладить проблему с мочевым пузырём.

Она была взволнована, пытаясь пристегнуть девочек, и была должна бороться с убеждением сжимать ноги вместе и приседать, потому что она наклонилась. Она даже попыталась сжать её промежность ещё раз, когда она думала, что её никто не видит. Дженни, однако, быстро заметила, что с её мамой что-то не то. "Мама, ты в порядке?"- она спросила. "Нет, дорогая, мама ужасно хочет в туалет!"- призналась Мардж, думая как бы ей сесть в машину, чтобы суметь сдержать себя снова. Она стояла в замешательстве, поскольку Карла спросила: "Почему ты не идёшь за машину, ты сказала, что это было нормально для нас". "Я знаю, но я взрослая женщина, я не могу делать это", она ответила, но это звучало с сомнением, она настолько сильно хотела в туалет теперь, что сомневалась, сумеет ли даже вытерпеть до дома.

Не имея других возможностей, она открыла автомобильную дверь, и в этот же момент она чувствовала, что её уретра заполнилась мочой. Мардж сжалась изо всех сил и остановила поток, но она смогла выдержать это давление только на несколько секунд. "Я не могу ждать!"- она шепнула девочкам, отчаянно задрала юбку и присела за колесом. Она не заботилась о том, что её кто-то мог увидеть, но всё ещё, пробовала сохранить одежду сухой, поскольку она поместила большие пальцы к промежности и сжимала бёдра.

Как только Мардж было ясно, что её сфинктеры не справляются, она задержала дыхание и непроизвольно вдохнула, поскольку чувствовала первый всплеск из её промежности. Она откинула голову назад, закрыла глаза и полностью ослабилась, обрызгивая колесо и поливая землю сбоку автомобиля. Женщины следующей семьи подталкивали друг друга и хихикали, но она даже видела их. Она была потеряна в возвышенном чувстве опорожнения мочевого пузыря. Боже, это было настолько хорошо! Мардж положила руку на её болящий живот и задыхалась в экстазе. Две девочки наблюдали за ней с широко раскрытыми глазами, поскольку она писила почти вечно, после чего надела трусы и была готова поехать домой.

0

5

Дневник Джейн

Эта история - записи одной молодой девушки, которая обожает чувство переполненного мочевого пузыря, и в один прекрасный день решила проверить его максимальную вместимость. Кто хочет состязаться с ней в объёме мочевого пузыря?

Привет, я - Джейн, мне 19 лет, и я живу в Австралии. Если кому-то интересно, я высокая худая девушка с длинными волосами. Я обожаю чувство, когда мой мочевой пузырь готов взорваться, и решила проверить: сколько мочи он может выдержать, растянувшись до предела. В этот день я была одета в белую футболку (без лифчика :)), летнюю синюю юбочку без трусов и пару сандалий. В этот день не было жарко, но я люблю ходить полураздетой, когда рядом со мной никого нет.

- -------------------------------------------------------------------------------

Цифры в правом столбце обозначают уровень заполнения мочевого пузыря, где:

1 - совсем не хочется пи-пи,

2 - хочется пописить, но не сильно,

3 - желание пописить уже довольно сильное,

3.5 - появляется желание сжать руку между ног или попрыгать, чтобы утерпеть,

4 - очень сильно хочется писить, терпеть довольно трудно,

4.8 - мочевой пузырь буквально готов взорваться,

5 - терпеть уже невозможно, моча просачивается в трусы.

- -------------------------------------------------------------------------------

17:30, воскресенье

0 (я пописила последний раз в этот день)

9:00, понедельник

2 (я решила попытаться терпеть, пока смогу; никого нет дома)

9:30

2.2 (я только что вернулась из магазина, купила 2 литра питьевой воды и начинаю пить как можно быстрее; я не писила уже 16 часов)

10:00

2.5 (я выпила уже полбутылки воды (1 литр) и начала читать книгу)

10:30

1.5 (уже закончила пить воду и отвлеклась чтением книги, почти забыв о том, как сильно я хочу в туалет)

11:00

2.7 (я отложила книгу, и мочевой пузырь напоминает мне сколько я пила (2 литра) и как долго терпела - уже 17.5 часов)

11:30

2.6 (просто продолжаю терпеть)

12:00

3.0 (мне уже очень сильно хочется в туалет, но я решила ускорить процесс и выпила две чашки горячего кофе; посмотрим, что будет дальше!)

12:30

3.3 (кофе уже начинает поступать в мой мочевой пузырь, мне становится трудно не двигаться; я начинаю пить ещё две чашки кофе (я действительно люблю мучить своё тело). Я уже начинаю возбуждаться и лучше переоденусь, по крайней мере я смогу двигаться, пока буду переодеваться)

12:50

3.8 (мой парень Том застал меня за переодеванием и я потратила 10 минут, чтобы объяснить ему что я делаю, и кто такой Томас. Он говорит, что это возбуждает его и поддерживает моё решение терпеть ещё дольше)

1:00

4.5 (уже не могу долго сидеть не двигаясь, и я попросила, чтобы Том печатал за меня, потому что мне нужно двигаться, допила вторую чашку кофе, и она сейчас идёт через меня прямо в мой бедный мочевой пузырь!)

Дальше всё печатает Том.

1:10

4.8 (Джейн закричала, чтобы я принёс контейнер для неё, потому что она не думает, что сможет терпеть намного дольше. Ей, должно быть, очень трудно и больно терпеть, потому что она постоянно ходит по комнате, и Джейн никогда не кричала на меня раньше. Я всё ещё поощряю её к зажиму этого дольше по двум причинам:

1. Она, видимо, терпела очень долго,

2. Это так меня возбуждает!)

1:15

5.0 (я предлагаю Джейн потерпеть до половины второго, она изо всех сил сжимает руки между ног, ходит по комнате, иногда подпрыгивая, и говорит, что её мочевой пузырь очень сильно болит; ещё она сказала, что привычка терпеть может помочь ей продержаться ещё пятнадцать минут, но это будет очень тяжело для неё)

1:20

5.1 (Джейн попросила меня снять с неё юбку, потому что ей будет легче (пояс не будет давить на мочевой пузырь) и она "слишком занята", чтобы сделать это самой; кто я, чтобы спорить) ;-)

1:25

5.3 (Джейн только что прыгнула ко мне на колени и сказала, что ей так легче терпеть. Она безумно волнуется и попросила, чтобы я шептал ей на ухо что-нибудь приятное. Она буквально танцует на моих коленях, и мне неудобно печатать)

1:29

5.5 (Джейн не удержала несколько капель мочи и попросила, чтобы я отнёс её в ванную, где я оставил контейнер; тем временем Джейн сильно прижимает руку к промежности, но говорит, что она всё ещё удерживает мочу сфинктером, не зажимая уретру пальцем, и я верю ей!)

(Следующее было записано позже, поскольку я был занят в ванной).

1:30

5.6 (Джейн спрашивает, сколько сейчас времени, и я говорю ей, что она выдержала, но дразню её, не отпуская с рук и ещё больше вызывая желание приняться за самый важный предмет в её жизни в тот момент. Она видит контейнер, но не может начать писить, настолько я жестокий!)

1:31:30 (Джейн закричала, чтобы я отпустил её и не смогла удержать ещё немного мочи, я медленно отпустил её и принёс контейнер)

1:32 (Джейн сначала выпустила настоящий фонтан, а затем начала писить с нормальным давлением, она писила около минуты и из неё вытекло около литра мочи (очень хороший объём), на её лице было такое облегчение, что она заслужила это!)

После того, как я пописила, я немного вспотела и начала подпрыгивать, потому что снова почувствовала сильную боль в животе, я думаю, что это болел мой очень сильно растянутый мочевой пузырь, и я пробовала игнорировать это. Само собой разумеется, боль не утихала. Это было около двух часов дня.

Я сообщила Тому о моей боли, и он сказал мне то же самое, что я только что подумала, в то время, как я говорила ему относительно этого, я снова захотела в туалет, но Том предложил мне снова потерпеть.

Моя потребность пописить увеличивалась быстрее, чем я могла справляться с ней, поэтому примерно к половине третьего я пританцовывала по дому, но снова пробовала терпеть, в конечном счете я расстегнула верхнюю кнопку моих джинсов, чтобы уменьшить давление на мочевой пузырь, и это немного помогло мне.

Затем, около 2:45 я нечаянно выпустила немного мочи в штаны. Я начала расстёгивать джинсы и крикнула Тому, чтобы он принёс мне контейнер.

К моему ужасу, я не выдержала и описилась прямо посреди кухни. К счастью, я успела снять джинсы, но мои трусы были мокрые. Я неудержимо писила приблизительно десять секунд, отчаянно пытаясь остановиться, в то время как Том поставил контейнер подо мной и снял с меня трусы.

Как только контейнер был подо мной, я выпустила настоящий взрыв, закончившийся фонтаном. Я выпустила примерно поллитра мочи!

Мой бедный мочевой пузырь болел как ничто на Земле приблизительно в течение половины часа после этого небольшого эпизода, и я писила каждую половину часа после этого, не в силах удежать больше 200 мл.

0

6

Как я провела Новый Год

Привет, я - молодая и симпатичная американская девушка. Я просто обожаю чувство переполненного мочевого пузыря и постоянно тренирую его, продолжая терпеть до последней секунды. Мне ни разу до сих пор не удавалось не ходить в туалет 24 часа подряд (при последней попытке я продержалась только 22,5 часа, а мой мочевой пузырь сумел выдержать 1350 мл) - и, наконец, мне удалось не ходить в туалет целые сутки! На сей раз я пила жидкость как обычно, а не как можно больше. В течение последнего часа я себя очень плохо чувствовала из-за болей в мочевом пузыре, но это было приятно! Последний раз я пописила в полдень 31 декабря (я не планировала терпеть целые сутки и думала, что пописаю к полуночи). Но к новому году я не очень сильно хотела в туалет и решила потерпеть ещё - хотя бы до 6 утра. К утру я всё ещё была в порядке - мой мочевой был полный, но даже не болел! Тогда я выпила бутылку Пепси и решила, что, возможно, сумею выдержать до полудня.

Около 7 утра я решила поспать (обычно я очень долго сплю, когда не надо идти на работу) и хотела посмотреть - выйдет ли у меня проспать до полудня. В это время я уже довольно сильно хотела пи-пи. Но, к сожалению, я проснулась примерно в 9.30 с очень полным мочевым пузырём, но подумала, что дотерпеть 2.5 часа до полудня будет не очень трудно. Я мало пила за эти сутки и в 11 часов решила выпить стакан воды, чтобы наполнить мой мочевой пузырь ещё сильнее.

Мне осталось ждать всего 60 минут! В течение этого часа давление в моём пузыре очень сильно увеличилось. Я продолжала лежать в кровати, но не могла снова уснуть. Я чувствовала, что мне не грозит описиться, но мой мочевой пузырь очень сильно болел и причинял мне страдания. Мне казалось, что когда я проснулась, почки начали перерабатывать всё, что я выпила со вчерашнего полудня ещё быстрее. Мне казалось, что часы идут невероятно медленно, но я решила ждать несмотря ни на что! Иногда я прикасалась к моему выпирающему животу, он был очень твёрдый и сильно болел. Я пробовала облегчить своё положение - сжимала и скрещивала ноги, сгибала их, но ничего не помогало. Мне пришлось просто сжать зубы и терпеть! Жаль, что со мной тогда никого не было, с приятелем я могла бы придумать какую-нибудь игру, чтобы отвлечься от переполненного мочевого пузыря. Когда было 11.30, я буквально считала каждую секунду, это были самые длинные 30 минут за всю мою жизнь. Я подумывала о том, чтобы сесть за компьютер и заглянуть на какой-нибудь чат, но вряд ли кто-нибудь ещё будет сидеть за компьютером в полдень 1 января, кроме того, я не думала, что смогу спокойно сидеть на стуле с ужасно надутым мочевым пузырём.

Наконец, наступил полдень! Я потерпела ещё 5 минут для подтверждения рекорда и довела себя до восхитительного оргазма. После этого я пошла в туалет и просто фантастически долго писила. Я измерила объём мочи и получила 1230 мл - это не мой рекорд по объёму, но всё-таки это немало.

Я не знаю, что буду пробовать делать в следующий раз - попытаюсь терпеть дольше (30 или даже 36 часов!) или буду терпеть столько, сколько смогу, но выпью очень много воды.

0

7

Автомобильная поездка

Иногда я подвожу с работы красивую испанскую девушку, Мэнси. У неё длинные тёмные волосы, карие глаза и прекрасное чувство юмора, Мэнси не была закомплексованной и была намного раскрепощённее моих остальных знакомых девушек.

Однажды вечером я ждал Мэнси с работы. Уже было поздно, но она ещё не вышла из офиса. Я поставил машину на стоянке и пошёл ко входу в фирму. Прождав ещё полчаса, я пошёл к машине и уже собрался ехать домой, когда Мэнси, запыхавшись, села рядом со мной на переднее сиденье.

"Извини",- она сказала, отдышавшись,- "у босса была очень долгая конференция, и я не могла уйти раньше, спасибо, что подождал."

Мы уже ехали, но Мэнси казалась более взволнованной, чем обычно. Обычно она много говорит, но сейчас сидела молча и глубоко дышала.

"Как долго шла эта конференция",- спросил я, чтобы начать разговор.

"Она началась примерно в час дня и только что закончилась. Встреча была очень оживлённой, и я даже не замечала времени и не выходила из кабинета, пока не поняла, что ты уже долго ждёшь меня, так что я отпросилась пораньше и ушла."

"Ничего себе! Это, должно быть, была очень важная встреча, если она шла так долго. Я, наверное, пару раз вышел бы из кабинета хотя бы для того, чтобы пописить",- как я говорил, Мэнси не была закомплексованной и спокойно разговаривала на эти темы.

"Да, мне тоже нужно было сходить в туалет. Но я не задумывалась об этом, пока не ушла оттуда. Я хотела зайти в туалет, но когда увидела тебя у входа, решила, что будет несправедливо заставлять тебя ждать дольше."

"Мэнси, ты же знаешь. Что я бы подождал тебя ещё - ты могла просто выйти и попросить меня подождать тебя ещё пять минут",- сказал я ей.

"Я знаю, что могла попросить тебя об этом, потому что, честно говоря, я сильно хочу писить и было бы неплохо остановиться, но я думаю, что смогу потерпеть до дома. Я уже привыкла к этому, потому что часто хожу посмотреть бейсбол в парке - мужчины могут пописить за деревом, а нам, женщинам приходится терпеть. Так что сегодня вечером я снова потерплю."

"Хорошо, Мэнси, но не стоит терпеть, если тебе будет неудобно." Я не верил своим ушам: я вёз домой красивую женщину, которая ужасно хотела в туалет, и она согласилась потерпеть до конца поездки! Я взглянул на Менси - она уже слегка пританцовывала на месте, двигая ногами и иногда сжимая их на несколько секунд.

Я очень хотел поговорить с ней на эту тему и начал разговор: "Некоторые встают и выходят на несколько минут во время долгого заседания, я всегда так делаю, когда хочу в туалет, почему ты так не сделала?"

"Некоторые мужчины выходили, но все женщины оставались там. Когда я уходила, Джоан шла сзади меня в туалет. Она сжимала руку между ног и выглядела явно взволнованной. Я не хотела в туалет так сильно как она, поэтому и решила потерпеть."

Наша поездка должна была занять около часа, причём по пути не было заправок, поэтому если бы Мэнси захотела в туалет очень сильно, мне пришлось бы искать заросли кустов на обочине. Ближе к городу на дорогах очень много машин, поэтому там я бы не остановился даже из-за этого.

Мэнси положила одну ногу на другую и покачивала ей, но это не помогло ей, потому что вскоре она снова поставила ноги рядом и засунула ладони под свою упругую попку, сев на них. Я посмотрел на её прекрасное лицо: волосы мягко лежали на плечах, губы были плотно сжаты, но не её верхней губе часто появлялись капельки пота, и Мэнси постоянно облизывала их. Она время от времни сжимала и разжимала зубы, как будто это помогало терпеть: быстро вдохнув, Мэнси сильно сжимала зубы, а затем резко выдыхала, разжимая их.

"Тебе очень неудобно и больно, не так ли? Я знаю, что это очень больно, когда твой мочевой пузырь переполнен, но нужно терпеть. Пару раз я ездил на автобусе с полным мочевым пузырём - это была непрерывная боль, которая становилась только сильнее, когда автобус переезжал через ухаб."

Именно в этот момент машина переехала ямку и сильно дёрнулась при этом. "О-о-ох",- громко простонала Мэнси,- "я понимаю, что ты хотел этим сказать. Мне было немного больно в конце встречи, но я знала, что могу терпеть дольше. Когда я встала и пошла к выходу, боль усилилась, а вибрация машины делает её просто ужасной."

"Ты, должно быть, уже чувствовала себя так на одном из бейсбольных матчей ранее. Разве ты не сказала мне, что как-то очень сильно хотела в туалет во время матча?"- я не знал, насколько мне удастся разговорить её, но попытался узнать побольше подробностей.

"Тогда мне было очень плохо, особенно во время поездки домой на автобусе. Свободных мест не было, так что мне пришлось держаться одной рукой за поручень, а другую незаметно прижимать к промежности. Ехать полчаса на автобусе в таком положении было очень неудобно, но я думаю, что сейчас я чувствую себя ещё хуже - потому что я не могу походить и уже начинаю бояться, как бы не описаться на сиденье."

Мэнси слегка наклонилась и начала поёрзывать назад и вперёд. Её дыхание всё чаще было прерывистым и глубоким, её маленькие груди заметно поднимались и опускались под чёрным свитером при каждом вздохе. Я буквально боялся что-то сказать. Через некоторое время ей стало немного лече терпеть, но Мэнси продолжала молчать.

После длительного молчания, Мэнси сжала руку между ног и буквально закричала: "Ох, прости, но я не думаю, что смогу вытерпеть до дома. Мне очень, очень сильно нужно пописить! О-о-х, о-о-х, о-о-о!" Она начала тихо постанывать, быстро ёрзала на сиденье и сильно тёрла ладонью себя между ног. Мочевой пузырь этой бедной девочки был настолько переполнен, что она просто физически не могла терпеть дольше, а я ничем не мог ей помочь.

"Мэнси, я еду так быстро, как могу, но мы уже въехали в город, и ты не можешь пописить на обочине. Я постараюсь ехать быстро, и мы будем дома через пятнадцать или двадцать минут. Это всё, что я могу сделать."

Зная, что мочевой пузырь всё время наполняется и напоминает о себе всё сильнее, мне казалось, что Мэнси уже достигла своего предела. Она быстро убрала руку из промежности и расправила юбку, но всё ещё была красной от стыда, что ей пришлось сжать руку между ног и закричать от боли в мочевом пузыре при мне.

На дороге впереди появилась пробка, и мы уже не успели бы доехать до дома к тому времени, которое я пообещал Мэнси, поэтому я сказал ей: "Мэнси, я не могу выпустить тебя на дорогу, но, как я понял, твой мочевой пузырь не может терпеть дольше, тебе нужно будет пописить в машине." Мэнси была одной из самых классных девушек, которых я только знал, и мысль о таком её затруднительном положении совершенно не укладывалась у меня в голове.

Затем я подумал о термосе. Я всегда брал с собой в дорогу маленький термос для кофе, он лежал в моей сумке на заднем сиденьи. "Мэнси, ты подумаешь, что я сумасшедший, но есть способ пописить и не испачкать салон. Если ты ничего не предпримешь. Скоро ты не сможешь управлять своим мочевым пузырём и описаешься, но есть другой способ"

"Что это, скажи мне?"-, спросила она, почти плача.

"Это мой термос. Ты можешь пописить в мой термос. Единственая проблема состоит в том, что он очень маленький - всего один стакан, это не очень много, когда твой мочевой пузырь переполнен, и я думаю, что в твоём мочевом пузыре гораздо больше стакана мочи."

В то время, как я это говорил, Мэнси ещё сильнее захотела в туалет, её ноги задрожали ещё сильнее, а руки изо всех сил тёрли промежность. "Что угодно, ох, о-о-ох, дай мне что угодно, куда я могу пописить. Я должна пописить прямо сейчас, я не могу ждать дольше и вот-вот не выдержу!" Она тёрла себя рукой между ног, пытаясь убедить мочевой пузырь, что ещё не время для отдыха.

Я достал из сумки этот крошечный термос, отвинтил крышку и сказал ей: "Тебе придётся выпустить сюда совсем немного мочи, затем нужно будет остановиться и отдать его мне, я вылью всё в оконо и верну тебе термос, но в это время ты должна будешь сдерживаться. После этого ты снова сможешь продолжить. Я понимаю, что твой мочевой пузырь не захочет останавливаться после того, как ты начнёшь писить, но тебе придётся вытерпеть."

"Я сумею остановиться, я сделаю что угодно. только разреши мне начать, пожалуйста, разреши мне пописить." С этими словами она пересела на край сиденья и одним быстрым движением сняла розовые трусики. "Мне, конечно, стыдно, но у меня нет другого выхода, я просто не могу ждать дольше, спасибо тебе за помощь". Мэнси широко раздвинула ноги и передвинула свою попку на самый край сиденья, показывая мне промежность с невероятно густыми чёрными волосами. "Мэнси, я забыл сказать - отверстие очень маленькое, и тебе придётся хорошо прицелиться."

"Я справлюсь с этим, только разреши мне начать писить, умоляю!" Я дал ей термос. Всё это время я продолжал медленно ехать по шоссе, других машин не было ни спереди, ни сзади, пробка уже давно исчезла. Мэнси подставила термос себе между ног (не знаю, как ей удалось сделать это так точно - она ведь не видела его). Мэнси сосредоточенно смотрела вниз, как будто могла увидеть термос через свои густые волосы на лобке. Её волосы на голове растрепались и просто свисали вниз на плечи, на её лице и шее были видны капли пота, а волосы прилипали к её щекам. Мэнси всё ещё стеснялась писить при мне и продолжала терпеть изо всех сил и так сильно сжимать сфинктеры, что на её лице выступили капли пота.

"Сейчас",- прошептала она, но ничего не произошло. Мэнси улыбнулась, посмотрела на меня и сказала: "Когда ты на меня смотришь, мне трудно начать писить." Именно в это время я услышал капание. "Ох, сейчас, я уже не могу терпеть",- сказала Мэнси и выпустила сильный поток в термос.

"Мэнси, постарайся остановиться сейчас, или ты прольёшь всё на пол",- я даже удивился, насколько быстро она заполняла термос, Мэнси наверняка не сможет остановиться и намочит пол или сиденье. Именно в этот момент поток остановился и Мэнси закричала: "О! О-о-о-о! Я остановилась! Быстрее, вылей термос, быстрее, быстрее, быстрее... О, Боже, мне ужасно больно, о-о-ох! Быстрее, или мой мочевой пузырь сейчас лопнет, о-о-ох, эта боль невыносима!" В то время, пока Мэнси кричала (её голос срывался, она всё время стонала, и я чувствовал, что её мочевой пузырь действительно ужасно болит), она дала мне полный термос, я взял его и быстро вылил в окно. Всё это время Мэнси дрожала, изо всех сил сжимая себя обеими руками между ног, и визжала: "Ох! О-о-о, быстрее, пожалуйста, о-ох, о-о-о...". Я дал ей термос через несколько секунд, но ей с мочевым пузырём на грани взрыва эти секунды показались вечностью. Как только Мэнси снова взяла термос, она мгновенно сунула его между ног и снова выпустила огромную струю.

Невероятно, но она снова заполнила термос за несколько секунд! Я даже не успел сказать ей, когда нужно остановиться, но Шелли сама сдержалась и дала мне термос. На этот раз она не кричала, но, видимо, ей было так же больно, как и раньше. На этот раз она выражала свою боль постоянными стонами: "М-м-м, у-у-уй, м-м-м, с-с-с-с, а-а-ах, м-м-м-м...". Я снова освободил термос и дал его Мэнси. Это повторялось пять раз, но так как термос был заполнен до краёв каждый раз с пеной, я думаю, что под конец она выпустила уже около литра мочи. Последний раз поток уже был слабый, и Мэнси наполнила термос только до половины, после чего сказала: "Мой мочевой пузырь ещё далеко не пустой, но я продолжу писить дома в комфорте". Она откинулась на спинку сиденья со вздохом облегчения, продолжая глубоко дышать. Её лицо всё ещё выражало те усилия, боль и страдания которые она перенесла несколько минут назад.

Именно тогда большой тягач начал нас обгонять с правой стороны и водитель увидел рядом со мной женщину с раздвинутыми ногами и густыми волосами на лобке. Он был потрясен и чуть не выпустил руль, а Мэнси так испугалась, что не выдержала и выпустила прямо на пол сильную двухсекундную струю мочи. Она подпрыгнула на сиденье, поняла, что написила на пол, но обернулась ко мне с улыбкой и спросила: "Ты не будешь обвинять меня в этом, не так ли?"

Когда я довёз Мэнси до дома (я решил заглянуть к ней на чашечку кофе), она снова хотела в туалет и уже сжимала ноги. Открывая дверь, она быстро переступала с ноги на ногу и несколько раз втягивала воздух через сжатые зубы. Мэнси сразу же побежала в туалет, и я, стоя под дверью, снова услышал очень сильный поток. Я поразился вместимости её мочевого пузыря и силе сфинктеров - для хрупкой молодой девушки это действительно было невероятно. Когда Мэнси вышла из туалета, она держала руку на животе и сказала: "Видимо, я очень сильно растянула свой мочевой пузырь, потому что он до сих пор болит. Но мне очень понравилось чувство облегчения после того, как я терпела весь день. Я думаю, что дам моему мочевому пузырю пару дней отдыха, а потом постараюсь не ходить в туалет хотя бы полдня, чтобы мы могли повторить эту поездку."

Отредактировано DimitriT (17-04-2021 19:33:25)

0

8

Николь - супер

Я сделала это! Я сделала это! Я сделала это! В течение многих лет я пробовала удержать в своём мочевом пузыре 1.5 литра мочи, и на этой неделе я, наконец, сделала это!

Я думаю, вы понимаете, что я невероятно счастлива! Это случилось вечером, в пятницу. Я пошла посидеть в ближайшем баре. Иногда я тренировала свой мочевой пузырь, не посещая туалет всю ночь. Но, в отличие от вчерашнего вечера, обычно я иду в туалет как только прихожу домой.

Я планировала наполнять мой мочевой пузырь медленно, выпивая понемногу жидкости. Я доехала до клуба в 19 часов и потягивала банку пива. Примерно в 19.30 некоторые другие люди начали появляться в этом баре. В 21 час я закончила пить третью банку пива, и если бы я была на улице, мне уже пришлось бы искать туалет! Обычно я перестаю хотеть пи-пи, когда ем, но не в этот раз! Мне пришлось есть, сжав ноги, после чего я несколько раз сыграла в рулетку.

После пищи я начала пить четвёртую банку пива. Было примерно 21.30, мой мочевой пузырь постоянно болел, и я знала, что это не пройдёт, пока я не пописаю. Примерно в 22.15 я уже выпила около двух литров и достигла критической стадии. Я бы не хотела остаться на публике, когда мне придётся сжимать руку между ног или когда любой сможет заметить, что мне ужасно нужно пописить. Я уже должна была сильно сжимать ноги и постоянно ёрзать, делая вид, что пританцовываю под музыку, но я всё сильнее хотела в туалет! Мои ноги были одна на другой, и я слегка извивалась. Один парень угостил меня коктейлем, и я не сумела отказаться. Теперь я очень сильно хотела в туалет и стояла с пятой банкой напитка (уже больше 2 литров!), думая: что я делаю? Бар закрывался через час, и я решила, что нужно начать пить этот коктейль сейчас, чтобы закончить к закрытию.

Уже было 22.30, и я всё ещё пила коктейль и продолжала терпеть. Я очень хотела сжать руку между ног под столом, но продолжала терпеть без этого, хотя ещё сильнее сжала ноги и иногда слегка касалась рукой моего живота с надутым мочевым пузырём. Я чувствовала, что верхний край моего мочевого пузыря уже почти достиг пупка, и я знала, что он уже очень полный.

В 23 часа я всё ещё не выпила пятую банку пива, но бар уже закрывался, и мне пришлось дописть её залпом. Взяв одежду. Я вышла на улицу со знакомыми, которые предложили подвезти меня до дома. Мне пришлось отказаться, потому что я не могла ехать спокойно, а до дома было идти минут двадцать. Я уже выпила два с половиной литра пива и была готова лопнуть!!! К счастью, мои знакомые уехали, и я смогла сжать руку между ног.

По дороге домой каждый шаг и каждая мысль о туалете, в котором я теперь ужасно нуждалась, были пыткой! Я знала, что мой квартирант уехал до завтра, так что весь дом был в моём распоряжении! Быстрая ходьба всё-таки помогала, и, несмотря на то, что мой мочевой пузырь был ужасно полный и болел, я была способна нормально терпеть. Когда я подошла к дому и открыла дверь, мне пришлось вывести собаку во двор, несмотря на мой переполненный мочевой пузырь. В то время, когда она делала свои дела, я быстро переступала с ноги на ногу и немного приседала, чтобы не начать делать то же самое.

Зайдя в дом, я решила, что не стоит писить, ведь тогда все сегодняшние мучения пройдут впустую. Уже через несколько секунд я сидела за компьютером и налила себе 0.5 литра воды. Я выпила воду очень быстро и сразу же налила и начала пить ещё поллитра чистой холодной воды. Я прочитала почту и заглянула на пару сайтов, после чего решила, что мой мочевой пузырь уже на грани взрыва, и я не смогу выдержать до полуночи. Я уже выпила почти 3.5 литра (!) воды, и теперь пора было готовиться к тому моменту, когда я не смогу терпеть. Я разделась и оставила на себе только шортики и тонкую футболку. О-о-ох, размер моего мочевого пузыря, выпирающего над лобком, поразил бы вас!

Без пятнадцати полночь я была в агонии! Теперь я отчаянно тёрла себя между ног и слегка подпрыгивала, но знала, что должна терпеть дольше, чтобы иметь шанс улучшить свой рекорд. Я пошла наверх и легла на кровать, после чего сняла шорты и трусики. Я внимательно посмотрела на огромную выпуклость моего мочевого пузыря, лежать на спине было настоящей агонией для него, поэтому мне пришлось лечь на бок. Я выключила свет и закрыла глаза, но не могла просто лежать и не двигаться. Я сжимала руки между бёдрами, подтянув ноги к груди. Пульсирующая боль из мочевого пузыря была невероятна! Я пробовала и пробовала найти удобную позу, но я просто не могла прекратить сжимать и гладить себя между ног даже на несколько секунд.

Через некоторое время я не знала, сколько ещё смогу выдержать, но явно не очень долго. В это же время я невероятно возбудилась и решила сыграть в игру, котоая поможет мне терпеть дольше. Я представила себе, что кто-то связал мне руки за спиной, и действительно сжала запястья сзади. Я уже не могла сжимать руками промежность, и мой сфинктер бувально кричал! Я уже чувствовала, что на грани того, чтобы описиться, но продолжала держать руки за спиной до самого последнего момента, как можно дольше. Тогда я снова сжала руки между ног, чтобы восстановить управление мочевым пузырём. Я так играла 3 или 4 раза, и в итоге подумала, что мой мочевой пузырь ещё никогда не был так переполнен.

Я встала и решила спуститься в кухню, чтобы взять контейнер, куда я и буду писить (картонная коробка из-под мороженого объёмом около двух литров, которую я всегда использую для таких испытаний мочевого пузыря). Я побежала вниз так быстро, как быстро может бежать девочка с мочевым пузырём на грани взрыва, взяла эту коробку и мерный цилиндр, и побежала снова наверх. Я снова пошла в спальню, а не в ванную и села на кровать. Несколько минут я буквально корчилась и извивалась на крае кровати, пока не достигла предела отчаяния. Эта девочка была должна пописить, и НЕМЕДЛЕННО!! Но несмотря на невыносимую боль в мочевом пузыре, я решила сыграть последний раз ещё в одну игру. Я встала, сжав руки за спиной, и начала подпрыгивать как можно выше и резко приседать прямо в спальне, убеждая себя, что я заперта в комнате, а мои руки связаны, и я не могу ими двигать.

Но в итоге природа взяла своё. Когда я присела после очередного прыжка, из меня вытекла крошечная струйка. Я всё ещё была в спальне и пыталась снова восстановить контроль над собой, но меня снова поразила боль из мочевого пузыря. Повинуясь инстинкту, я быстро присела и изо всех сил сжала руки между ног, нажав большим пальцем на уретру. Я не удержала ещё маленькую струйку мочи, это была агония - чувствовать как крохотные капельки мочи просачиваются из готового взорваться мочевого пузыря, текут между пальцами и капают на пол. Я не хотела выпускать впустую больше мочи, поэтому я просто добежала до кровати, схватила коробку и села на корточки. Через несколько секунд я начала писить в эту коробку прямо в спальне! Какое это было облегчение! Сначала я выпустила несколько сильных всплесков, но затем писила устойчивым, медленным потоком. Я посмотрела на часы - было 1.40 ночи! В течение нескольких минут я продолжала выдавливать из мочевого пузыря остатки мочи, после чего пошла с этим контейнером и мерным цилиндром в ванную. Я всё ещё чувствовала, мой мочевой пузырь не до конца опорожнился, поэтому я снова присела над коробкой и выпустила ещё небольшую струйку. Наконец, я поняла, что мой мочевой пузырь просто не мог вместить юольше мочи и начала измерять её объём ... 500ml ... 1000ml ... 1500ml ... и ДА ... ВСЁ ЕЩЁ немного БОЛЬШЕ!!! Приблизительно 1550ml (1.55 литров) всего!!!

Дважды за ночь я просыпалась и ходила пописить (в 4 утра и в 6 часов).

От переводчика (snacer@mail.ru): неплохо (1550 мл) для девушки, но мой рекорд был больше - 1600 мл (я думал, что мой мочевой пузырь просто взорвётся!).

0

9

Проститутка

Несколько месяцев у меня не было подруги, и я на днях позвонил в агентство, предоставляющие услуги "девочек сопровождения". Девушка, с которой я договорился, была примерно 166 см ростом, хрупкая, с хорошей фигуркой и красивой грудью, её имя было Дженифер. Мы встретились в одном из кафе, она была одета в короткую юбку и белую блузку, туфли на высоких каблуках. Хорошо, что она не надела колготки - её ноги были само совершенство. Я, конечно, надеялся, что уговорю её выполнить мою самую любимую вещь - я обожаю, когда девушка хочет в туалет.

Мы пили лёгкие коктейли, и я расспрашивал её, из-за чего она пошла на эту работу. Дженни сказала, что, конечно, из-за денег. Она выпила уже два коктейля и, видимо из-за этого, призналась мне, что готова сделать практически что угодно ради денег. Когда я заказал по третьей порции напитка, она встала и сказала, что должна сходить в туалет. Я ответил ей, что заплачу больше, если она будет ждать.

Дженни на мгновение любопытно взглянула на меня, а затем спросила - сколько я заплачу и как долго ей нужно будет терпеть. Я предложил посидеть ещё полчаса, и тогда я отвечу. Она кивнула, продолжая сидеть и пить третий бокал. Дженни спросила, нравится ли мне наблюдать за девушкой, когда она хочет в туалет, и я кивнул в ответ. Она сказала, что ещё не встречала такого фетиша, но слышала о других девочках в агентстве, которых клиенты просили писить при них. Я знал, что у Дженни будет очень трудный вечер, и ей лучше надеяться, что её мочевой пузырь справится с моими желаниями.

Полчаса уже прошло, и теперь Дженни положила одну ногу на другую. Мы выпили по половине третьего стакана коктейля, но она не вспоминала о туалете снова, хотя я видел, что она хотела писить. Когда прошёл час, она плавно положила руку на живот. Наши стаканы опустели, и я предложил поехать ко мне домой, чтобы она действительно заработала деньги. Дженни пристально посмотрела на меня и согласилась. "Кроме того",- она добавила,- "я уже фактически не могу терпеть, и я предполагаю, что тебе понравится смотреть, как я буду терпеть в дороге..."

Я кивнул, мы встали и пошли к стоянке. Дженни без проблем дошла до машины, хотя нажимала рукой на промежность, пока ждала меня. Она также немного переступала с ноги на ногу, и я спросил, всё ли в порядке. Она ответила, что лучше бы мне поторопиться, если я хочу посмотреть не на то, как она описается, а на то, как она будет терпеть. Я немедленно кивнул и сказал, что она не должна писить, пока я не разрешу. Снова мысли о дополнительной оплате заставили Дженни послушаться, но она попросила: "Только дайте мне это разрешение скоро, или я просто описаюсь!"

Остальную часть пути Дженни не двигала ногами, но время от времени клала руку на живот, как бы ощупывая его. Я остановился у дома и впустил её внутрь. Она сумела обычным шагом пройти в холл и терпеливо ждала лифта. Моя квартира была на пятом этаже, мы поднялись на лестничную площадку перед моей дверью, и только тогда Дженни сильно сжала бёдра. Я открыл дверь и сказал ей идти в гостиную. Дженни немедленно взглянула на ванную и сказала, что пописет стоя передо мной, если я разрешу ей это. Конечно, я не разрешил. Я повёл её в спальню, и Дженни подумала, что я хотел, чтобы она помочилась на меня там. Мы раздели друг друга до нижнего белья. Ей было действительно трудно терпеть, и она сильно сжимала бёдра, сидя на крае кровати.

"Я должна пописить!",- она сказала, когда мы поцеловались.

"Я заплачу вдвое больше, если ты не пойдёшь в туалет сейчас",- ответил я.

"Я не могу",- она сказала, недовольно морщась,- "как долго мне ещё нужно терпеть?"- добавила Дженни, подумав несколько секунд.

"Ещё час",- сказал я, зная, что это было невозможно для неё.

"Час!"- она воскликнула,- "я не смогу, я просто не смогу!"

"Полчаса",- предложил я после этого.

Она задумалась, но двойная оплата заставила её согласиться.

"Но ты должна будешь выпить литр воды за это время",- добавил я.

Она недовольно посмотрела на меня, но согласилась. Её мочевой пузырь был буквально на грани взрыва, но мысли о получении такой большой суммы из-за получасового дискомфорта были слишком заманчивы, чтобы отказаться от этого. Дженни решила, что должна попробовать вытерпеть независимо от того, как трудно это будет. Дженни была раздета до трусов, и я предупредил её, что узнаю, если она немного не выдержит. Её соски возбудились, и я знал, что Дженни тоже возбудилась. Я повёл её на кухню, наполнил кружку двумя стаканами воды, и смотрел на Дженни, пока она пила воду. Я снова наполнил эту поллитровую кружку и взял её с собой в спальню. Мы целовались и ласкали друг друга на кровати, но Дженни всё время скрещивала и сжимала ноги. После того, как прошло десять минут, она внезапно сильно согнулась, нажимая рукой между её болящими бедрами. Без сомнения, первая кружка воды ещё только начинала добавляться к агонизирующему давлению в её мочевом пузыре. Я наблюдал её поеживание, поскольку она тёрла себя между ног время о времени. Затем она села на край кровати, раскачиваясь назад и вперед.

"Сколько мне ещё осталось терпеть?"- она спросила.

"Ещё двадцать минут",- ответил я.

Дженни глубоко вздохнула, сильно нажимая пальцами между ног. Следующие пять минут она то сидела, нажав руками между ног, то отчаянно подпрыгивала на крае кровати. Я очарованно наблюдал за ней, лёжа рядом на кровати.

В конечном счете, Дженни ещё раз глубоко вздохнула, сказала, что не может терпеть дольше и попросила меня разрешить ей пописить. Я видел, что теперь она буквально была в агонии, но настаивал, чтобы она ждала до конца оговоренного времени и выпила последнюю половину литра воды. Дженни снова села на кровать и, несколько раз останавливаясь, выпила кружку воды. (Я даже не мог себе представить, что с ней будет ещё через десять минут!). Она отчаянно подпрыгивала и ёрзала на кровати, иногда вставала и буквально бегала по комнате. Её мочевой пузырь выглядел ужасно распухшим и сильно надутым, его верхний край выпирал даже выше пупка. Но Дженни не сдавалась и пробовала выдержать до конца времени, всё время массируя промежность рукой через трусы.

Я знал, что она была на грани и уже не могла терпеть намного дольше, но я испытывал желание разрешить ей пописить как можно позже. Она снова попросила меня разрешить ей сходить в туалет, но я снова ответил отказом. Дженни изо всех сил тёрла себя между ног и нажимала на промежность, пока я не сказал ей, что она может зайти в ванную (ей оставалось терпеть ещё десятиь минут). Дженни облегчённо выдохнула и быстро побежала в ванную, согнувшись почти пополам. Туалет был в другом конце квартиры, и её трусы были уже на уровне колен, когда она подбежала к двери. Я смотрел на неё из коридора, когда Дженни уже собралась присесть. "Подожди"- я крикнул, и Дженни умоляюще и удивлённо посмотрела на меня. Как будто говоря, что её мочевой пузырь сейчас лопнет. "Подойди ко мне",- я сказал.

Дженни стояла прямо передо мной, она уже сняла трусы и теперь была совершенно голая, но я приказал ей одеть трусы снова. Дженни почти кричала от боли в мочевом пузыре, пытаясь надеть их одной рукой, сжимая другую руку между ног, зная, что не получит денег, если не удержит хоть каплю мочи. В итоге ей всё-таки удалось надеть трусы, и она подошла ко мне. Я осторожно положил руку на её надутый живот и слегка нажал на переполненный мочевой пузырь. Дженни перекрестила ноги, зажав между ними руку и нажимая пальцами на замученную уретру. Внезапно она выпустила небольшую струйку мочи, и я заметил это. "Жаль",- она сказала,- "я просто не могла терпеть даже секундой дольше!" Дженни не хотела описиться полностью, и изо всех сил сжимала промежность, готовую разразиться настоящим фонтаном.

Я видел, что на её великолепных трусах появилось влажное пятнышко размером с монетку. Я требовал, чтобы она выдержала всё до последней капли, но теперь она немного не удержалась и сжималась ещё сильнее, чтобы удержать поток. Дженни ужасно хотела выпустить ещё немного мочи и ослабить давление в мочевом пузыре. Я повёл её в спальню, и Дженни буквально кричала от агонии мочевого пузыря. "Ты немного не выдержала, так что давление в твоём мочевом пузыре уменьшилось, и ты сможешь потерпеть ещё",- я посмотрел на неё и понял, что она хочет в туалет ещё сильнее, чем раньше, но готова на всё ради двойной оплаты.

Дженни умоляла меня разрешить ей пописить, но я требовал, чтобы она продолжала терпеть. Я осторожно снял с неё трусики, так что теперь она стояла совершенно голой передо мной, всё ещё отчаянно нажимая пальцами на уретру. Я осторожно ощупал живот Дженни, чувствуя её твёрдый как камень мочевой пузырь, и удивляясь, как она смогла выдержать такое давление в нём. Фактически, к настоящему времени она просто не могла терпеть дольше. Дженни расстроенно хныкала, и её измученные мускулы мочевого пузыря уже не могли сжиматься дольше. Ей удавалось сдерживать мочу только пальцами, изо всех сил сжимающими мочеиспускательное отверстие. Я сказал Дженни, что если она сможет вытерпеть ещё пять минут, я всё же заплачу вдвое больше, и мы согласились.

Дженни сама с трудом верила, что сможет выдержать ещё пять минут, и даже ещё сильнее нажала на промежность, чтобы задержать поток мочи на несколько драгоценных минут. Прошла всего одна минута, Дженни неловко встала с кровати, слегка подпрыгивая возле двери. Ещё через минуту она почувствовала агонизирующую боль и поняла, что сдержать поток ей может помочь только непрерывное движение, пальцы уже не могут так плотно сжимать уретру. Когда оставалась всего минута, Дженни вела себя как на горячей сковороде, подпрыгивая и приседая, переступая с ноги на ногу и извиваясь почти как змея. Дженни буквально кричала сама себе: "Терпи, ты должна вытерпеть, ты просто должна закрыть мочевой пузырь!" Когда я начал вести обратный счёт с тридцати секунд, Дженни обзывала меня всеми словами, которые только знала. Казалось, что её мочевой пузырь непрерывно наполнялся, и каждая секунда приносила Дженни новые и буквально невыносимые боли и страдания.

Наконец, время подошло, и Дженни со слезами радости на лице вбежала в туалет, который был её мечтой последние полчаса. Она мгновенно присела на унитаз и, задыхаясь, оглушительно выпустила огромный поток. Когда Дженни заканчивала опорожнять свой огромный растянутый мочевой пузырь, она разрыдалась, но так как была очень возбуждена, встала и разрешила мне обнять её, после чего мы занимались любовью несколько часов. Когда мы проснулись утром, я заплатил Дженни более чем заслуженную ей двойную оплату. Она ушла с улыбкой, гордясь тем, что её мочевой пузырь был на грани взрыва, но всё-таки выдержал и дал ей заработать неплохую сумму.

0

10

Дискомфорт Джейн

Меня всегда возбуждали мысли о девушке, которая ужасно хочет в туалет. Хотя я фантазировал на эту тему ещё с тех пор, когда был подростком, я не видел ничего подобного примерно до 19 лет. Затем я видел одну девушку, переминающуюся с ноги на ногу возле платного туалета и другую, сильно сжимающую ноги в поезде. Но когда мне было примерно 20 лет, мои фпнтазии стали реальностью. Я жил в Лондоне и пригласил мою подругу, с которой у меня были довольно серьёзные отношения, провести вечер вместе у меня дома. Это всё происходило ещё в начале 60-х годов, мы встречались примерно две-три недели после работы в кафе. В тот вечер мы с ней болтали у меня дома, после чего она попросила меня научить играть её в шахматы. Время шло незаметно, и я заметил, что Джейн начала волноваться. Сначала я не верил, что мои мечты осуществляются, но вскоре понял, что это так! После пары бокалов вина и чашки кофе Джейн хотела в туалет, но была слишком застенчива, чтобы спросить, где у меня туалет.

Она немного ёрзала и время от времени наклонялась вперёд, постоянно меняя положение, в конце концов положив одну ногу на другую и сев на самый край кресла. К счастью, журнальный столик, на котором стояли шахматы, был очень низкий, поэтому мне были видны все движения Джейн. Затем она встала и подошла к дивану, чтобы взять носовой платок, но постоянно посматривала в сторону двери. Я делал вид, что не замечаю её желания пописить и не собирался говорить ей, где туалет, пока она сама не попросит меня. Мне казалось, что она постесняется спросить о туалете. Если я буду разговаривать с ней о чём-либо, поэтому продолжал болтать о всякой ерунде, после чего предложил продолжить игру в шахматы. Мы продолжали играть, но оба не могли сконцентрироваться. Через 15 или 20 минут я начал всё больше отвлекаться, поскольку Джейн стала постоянно сжимать бёдра, и её голос слегка дрожал. Я понимал, что она ужасно хочет в туалет, но всё ещё стесняется спросить меня.

Несколько раз я был в такой же ситуации как и Джейн, поэтому мне было понятны её чувства и мысли (очень трудно сконцентрироваться на чём-либо, когда твой мочевой пузырь переполнен). Пару раз я заметил, что Джейн смотрела на дверь, как будто набравшись смелости спросить где туалет, но мне удавалось быстро вернуть её мысли к шахматной доске. Один раз положение в игре для Джейн было таким же ужасным, как и давление в мочевом пузыре, поэтому она сказала:"Хорошо, ты выиграл, я сдаюсь", но я настаивал на продолжении игры, говоря:"Никогда не нужно сдаваться, давай поиграем ещё". Когда она была вынуждена слегка согнуть ноги в коленях, чтобы вытерпеть, её юбка немного задралась вверх, я увидел верхнюю часть её ажурных чулков, и это ещё больше возбудило меня. Конечно, Джейн сразу же опустила юбку до колен и снова села на край кресла. Но, наконец, наша игра в шахматы подошла к концу (я выиграл!), и Джейн быстро встала.

Мне не хотелось отпускать её так быстро, поэтому я нежно взял Джейн за руку, посадил к себе на колени и поцеловал. Она отвечала на мои поцелуи, но не переставала сжимать ноги и постоянно вздрагивала. Джейн не могла сидеть, не двигаясь, ни минуты, поэтому вскоре она снова встала и пошла опять взять что-то из своей сумочки, после чего застенчиво спросила:"Где у тебя туалет?" Мне пришлось сказать ей, когда Джейн вернулась, она была совершенно спокойна и попросила проводить её домой. Той ночью я проигрывал в уме все произошедшее, и нетерпеливо ждал нашего следующего свидания. И самым главным был вопрос - захочет ли она снова в туалет? Но мне придется подождать ответа, а значит - и вам.

0

11

Марафон мочевого пузыря

Привет, меня зовут Николь, и я обожаю чувство переполненного мочевого пузыря. Я думаю, вы уже читали предыдущую мою историю. До сегодняшнего дня мой рекорд по удержанию мочи был 35 часов, но сегодня я улучшила свой результат. Я терпела с 19.00 в четверг до 09.10 в субботу! Всего я вытерпела 38 часов и 10 минут (или более полутора суток!)

Вначале терпеть было так легко, что я даже удивилась. Последний раз я пописила в семь вечера в четверг. Только через три часа я почувствовала, что, если бы сейчас пошла в туалет, смогла бы выпустить небольшую струйку. Ещё через два часа я начала постоянно чувствовать немножко мочи в пузыре. Я себя нормально чувствовала до того момента, когда с начала терпения прошло уже 29 часов. Как это ни странно, практически невозможно предугадать поведение своего мочевого пузыря - иногда приходится бегать в туалет пару раз за день, а иногда возникает такое чувство, что он вообще не наполняется. На сей раз давление в моём пузыре было гораздо меньше того, что я ожидала. В тот же вечер в четверг я выпила две чашки чая и легла спать за полночь. Утром я проснулась и почувствовала, что уже довольно сильно хочу в туалет, но не поддалась искушению во время умывания и поехала на работу.

На работе я была очень занята, но всё жа нашла время, чтобы выпить две чашки кофе. Примерно в 11 часов утра я устроила себе перерыв на пять минут и немножко перекусила, после чего выпила стакан воды. Около четырёх часов дня желание пописить стало довольно сильным, но я просто не обращала на него внимания. Когда я приехала домой, был уже ранний вечер, и в моём мочевом пузыре чувствовалась просто тупая постоянная боль, ослабить которую я не могла. За ужином я выпила ещё чашку чая. После этого я решила сёездить на пару часов в местный спортзал и поиграть там в настольный теннис. Когда я хочу в туалет, мне нужно что-нибудь делать, чтобы терпеть дольше, поэтому мне не хотелось просто сидеть или лежать, к тому же, в соседней комнате была моя двоюродная сестра, с которой я живу (но она не знает о моих фантазиях).

В спортзале я несколько раз чувствовала приступы боли из моего мочевого пузыря, но легко с этим справлялась. Я приехала домой только в 11 часов вечера (к тому моменту я терпела уже 28 часов, сомневаюсь, что многие из вас выдержали бы и половину этого времени!). Я пошла в свою комнату за контактными линзами, но они оказались немного грязными, и мне пришлось сильно сжать ноги, чтобы вытерпеть, пока я протирала их. После этого я села за компьютер и заглянула на несколько сайтов, проверила почту и зашла в несколько чатов, но не нашла там ни одного знакомого. К полуночи (я терпела уже 29 часов!) я решила продолжать терпеть лёжа. Мой мочевой пузырь выглядел очень сильно надутым и болел, но у меня была жажда, поэтому я выпила стакан воды. К тому времени, как я разделась, давление в моём мочевом пузыре очень сильно увеличилось. Я легла под одеяло в одной лёгкой маечке, так как просто не выдержала бы давления даже самой слабой резинки от трусиков на мой переполненный мочевой пузырь.

Моя цель была выдержать до 7 часов утра (тогда получится, что я вытерпела 36 часов), но было ещё только половина первого. Я постоянно пыталась найти удобное положение и уснуть, но в течение получаса мне удавалось всего несколько раз задремать на пару минут. Я погладила рукой живот и почувствовала сильно выпирающий мочевой пузырь с довольно чёткими контурами, после чего начала гладить себя между ног и слегка нажимать на мочеиспускательное отверстие. Я постоянно посматривала на часы, отсчитывая часы, минуты и даже секунды. Несколько раз я чуть не описилась, мне не удавалось найти удобное положение и ужасно хотела в туалет. Я обнаружила, что отчаяние немного ослабевает, если я сжимаю между ног подушку. В таком положении мне удавалось задремать на несколько минут, но вскоре я просыпалась из-за болей в мочевом пузыре. Мне было трудно терпеть из-за того, что я знала: туалет рядом, и я могу туда сходить в любой момент. Я фактически мечтала оказаться на многолюдной улице, где нет никаких туалетов!

Теперь мой мочевой пузырь был ужасно полный, и я изо всех сил сжала ягодицы, чтобы было немножко легче терпеть. Было ещё только 4 часа утра - мне оставалось терпеть целых три часа! Чтобы не поддаться искушению и не сходить в туалет, я сжала руки между ног и убедила себя, что слишком долго терпела и перенесла слишком много мучений, чтобы отказаться от этой затеи в последний момент.

В 6 часов 15 минут моя двоюродная сестра проснулась и пошла в ванную, так что теперь я не смогла бы пописить, даже если бы захотела - а я просто УЖАСНО хотела сделать пи-пи. Сестра должна была уехать на работу в 7 утра, но я мысленно желала ей уезжать побыстрее. Мой мочевой пузырь был огромный и очень полный, к нему было очень больно даже просто прикасаться. Я знала, что скоро мой пузырь будет на пределе своей вместимости, а мои сфинктеры - на пределе своих возможностей. Но всё это так меня возбуждало, что я была уже совсем мокрая между ног. Время от времени я тёрла свою промежность, но не позволяла себе достичь оргазма. Я знала, что сразу же после оргазма всё возбуждение пропадёт и я с криками побегу в туалет. Таким образом, каждый раз, когда я чувствовала приближение оргазма, я убирала руку из промежности, после чего изо всех сил напрягала мышцы ног, сжимая бёдра как можно сильнее.

Моя сестра была в ванной почти двадцать минут, и я буквально мысленно умоляла её побыстрее уехать на работу. Я решила встать в 7 часов и снова подключиться к Интернету. Правда, я не знала, сколько ещё смогу выдержать - мой мочевой пузырь был на пределе, и я еле сдерживалась. Наконец, без десяти минут семь, сестра уехала. Мне оставалось выдержать всего десять минут, чтобы поставить рекорд в 36 часов! Я буквально выползла из кровати, поскольку просто не могла стоять прямо, надела лёгкий халат и поразилась размеру моего выпирающего и переполненного мочевого пузыря. Через пару минут я уже сидела за компьютером и читала почту, так как решила испытать свои силы и попробовать потерпеть ещё часок (и не ходить в туалет 37 часов, я очень люблю мучить свой мочевой пузырь)! Заглянув в чат, я встретила там моего знакомого, который прекрасно знает о моих забавах и сам очень возбуждается от этого. Мы начали с ним общаться уже после того, как таймер моего мочевого пузыря перешёл отметку 36 часов. Мой приятель уже знал, что я пыталась выдержать 36 часов и убедил меня, что я смогу вытерпеть ещё дольше.

Несмотря на то, что я сказала ему, что мой мочевой пузырь вот-вот лопнет, он буквально заставил меня терпеть дольше. Снова и снова я просила его закончить разговор и разрешить мне пописить, но он уговаривал меня потерпеть ещё, а я соглашалась. Теперь я постоянно сжимала одну руку между ног, печатая другой. Я перепробовала все способы облегчить боль в мочевом пузыре (кроме, конечно, самого простого способа - пописить), но ничего не помогало. Было 8 часов утра, и я не писила уже 37 часов, но мой приятель подбадривал меня и убеждал, что, если я сумела выдержать 37 часов, значит, у меня очень сильный мочевой пузырь, и он сможет потерпеть ещё 1-2 часа, если я сама этого захочу. В 8.30, когда я выдержала уже 37.5 часов, я была в ужасном состоянии! Я не спала почти всю ночь и ужасно устала за это время, мои сфинктеры тоже устали, и я прилагала огромные усилия, чтобы держать их закрытыми, но главное - мой мочевой пузырь уже буквально трещал по швам! Я почти кричала от отчаяния и боли в мочевом пузыре, в уголках моих глаз выступили слёзы, и больше всего на свете я хотела присесть на корточки и пописить в тазик, который всегда стоит рядом с моим столом. Но к настоящему времени я была невероятно возбуждена и чувствовала приближение оргазма.

Я переставила клавиатуру на стул и встала коленями на пол. Тазик был буквально в нескольких сантиметрах от меня, и я отчаянно сжимала одну руку между ног. Я ещё раз попросила моего приятеля из чата приостановить разговор на пару минут, чтобы я могла пописить, но он сказал, что хочет поговорить ещё и уговаривал:"Ну потерпи ещё хоть десять минут, ты ведь не маленькая девочка с вечно мокрыми штанишками", "Ты выдержала больше 37 часов и хочешь сказать, что не вытерпишь ещё буквально 15 минут?", "Неужели ты сама не хочешь проверить, как долго ещё ты сможешь терпеть?". Я колебалась между желанием ослабить эту невыносимую боль из мочевого пузыря и возбуждением от этой же самой боли. Мне пришлось сконцентрироваться, и теперь все мои усилия уходили на то, чтобы удержать мочу в себе. Я знала, что до 9 часов оставалось совсем немного времени и, поддавшись уговорам, решила, что ДОЛЖНА была выдержать и поставить рекорд в 38 часов, несмотря на то, что мой мочевой пузырь был буквально на грани взрыва! Всё, о чём я могла думать, было моё состояние, а вернее - сотояние моего мочевого пузыря. Я считала минуты до 9 часов: 14 минут, 12, 10, 6, 5. Мне казалось, что часы просто остановились, настолько медленно шло время!

Когда до 38 часов без посещения туалета оставалось всего две минуты, я заранее присела на корточки над тазиком, но заметила, что в чат вошёл ещё один мой знакомый, и, прочитав мои сообщения обо всей этой затее, попросил меня пообщаться с ним. Я буквально закричала от боли в животе! Я была так близко к тазику, но не хотела обижать этого парня и должна была снова встать на колени и болтать с ним (всё-таки было бы несправедливо послать его куда подальше)! Тем временем, первый приятель тоже всё ещё убеждал меня потерпеть дольше. Я была в ужасном состоянии, поскольку должна была общаться в чате с двумя парнями одновременно и в то же время сдерживать настоящий фонтан мочи! Я просто не могла выдержать это, я вскрикнула, по моей щеке скатилась слеза отчаяния, я была готова заплакать от боли, но изо всех сил закусила нижнюю губу и продолжала терпеть. Я знала, что никогда ещё в жизни не хотела в туалет так сильно и никогда не испытывала такой сильной боли как сейчас в мочевом пузыре. Второй приятель очень просил меня потерпеть ещё полчасика, поскольку он всего несколько минут назад подключился к нашему разговору, но я просто не могла сделать это, по моим щекам уже текли слёзы, и я до крови прокусила губу.

Я сказала ему, что в течении последних нескольких часов я была в агонии и мой мочевой пузырь так сильно болит, как будто действительно вот-вот взорвётся. Я чувствовала, как по моей уретре просачивается моча, и первые капли уже готовы вырваться наружу, моё тело просто отказывалось удерживать такое количество мочи, и я не могла заставить мои сфинктеры сжаться и закрыть мочевой пузырь. Мой живот ужасно раздулся, верхний край мочевого пузыря был на три пальца выше пупка, а сам мочевой пузырь выпирал почти на десять сантиметров и выглядел как небольшой арбуз. Я начала тереть себя между ног ещё сильнее, нажимая одним пальцем на мочеиспускательное отверстие и превозмогая жуткую боль, но почувствовала приближение оргазма и уже не могла сдержать его. Оргазм потряс всё моё тело, я буквально не могла вдохнуть несколько секунд, но вскоре почувствовала только невыносимую боль в мочевом пузыре, снова присела над тазиком, но продолжала терпеть, прилагая к этому невероятные усилия.

Через пару минут я снова почувствовала первые капли мочи у самого выхода, но нажала большим пальцем на мочеиспускательное отверстие и остановила поток. Ещё через минуту меня поразила вспышка ужасной боли в мочевом пузыре, я инстинктивно схватилась за живот обеими руками, но мои сфинктеры не смогли выдержать такое невероятное давление, и я выпустила настоящий фонтан!

Я вытерпела 38 часов и 10 минут, именно столько времени назад я последний раз посетила туалет. Я писила сильными и короткими всплесками в течение 5 или 6 минут, выпустив в итоге чуть больше, чем 1,5 литра! После этого я хотела только поспать. Я легла на диван, уснула и проснулась только через 5 часов.

0

12

Без боли нет и наслаждения

Лаура работала официанткой в баре, где я с ней и познакомился. Может быть, я напишу пару историй, которые произошли раньше, когда эта девушка тоже очень сильно хотела в туалет (кстати, ей это нравится!), но сейчас я представляю на всеобщее обозрение другую историю - более позднюю, но самую захватывающую. Однажды вечером в пятницу Лаура сказала мне, что комната, где переодеваются официантки и женский туалет разделены только тонкой перегородкой, и звуки проникают через неё довольно легко. Она мне сказала. что иногда, когда переодевается, слышит звук льющейся мочи, который напоминает открытый на полную мощность кухонный кран. Некоторые другие официантки тоже слышали это и между собой называли таких посетительниц "цистернами". Сама же Лаура всегда писила долго, но слабой струёй, даже когда её мочевой пузырь был сильно переполнен. "Облегчение в мочевом пузыре должно быть потрясающе, когда ты ужасно хотел в туалет, а потом освободил свой мочевой пузырь за несколько секунд",- сказала мен Лаура.

После чего повела меня на кухню и открыла кран с холодной водой, показывая мне силу потока "цистерн". Это было похоже на поток мочи, но я не верил, что кто-то может писить такой мощной струёй. Лаура поклялась, что именно такой звук она и слышала, и, возможно, эти женщины просто имели очень эластичную уретру. Но она добавила: "У меня не такая широкая уретра, но я хочу испытать это ощущение. Я думаю, что если в моём мочевом пузыре давление будет намного больше обычного, мне удастся пописить такой же струёй. Мне кажется, что не все девушки-"цистерны" имели очень широкую уретру. Некоторые из них, наверное, просто вошли в бар уже с ужасно переполненным мочевым пузырём, а потом ещё стояли в длинной очереди в туалет и, когда походила их очередь, их мочевые пузыри были на пределе своих возможностей". Если эта теория была верной, то Лаура сможет пописить такой же струёй, если, конечно, сможет выдержать такое давление. "Пожалуйста, помоги мне это сделать",- попросила Лаура,- "я хочу, чтобы ты не пускал меня в туалет до тех пор, пока мой мочевой пузырь не будет переполнен до предела и даже чуть больше. Я прошу тебя об этом, потому что я хочу это сделать, но знаю, что у меня не хватит силы воли, и я пойду в туалет гораздо раньше, так что я прошу: заставь меня терпеть. Ты согласен?"

О чём вопрос! Я всегда приходил в невероятное возбуждение от женщины, которая стоит. Сжимая ноги и пытается закрыть уретру, чтобы удержать всю мочу в полном пузыре, а теперь девушка просила меня помочь ей достигнуть предела возможности своего мочевого пузыря и заставлять её ждать до тех пор. пока её мочевой пузырь не окажется на грани взрыва! Конечно, я ответил: да! Я всегда считал, что способность человека терпеть и не ходить в туалет в большей степени психологическая, чем физическая, и что в обстоятельствах, где вы просто не можете пописить, вам удастся выдержать намного больше, чем просто сидя у себя дома в кресле. Итак, мы решили, что Лаура должна будет проводить время со мной где-нибудь на публике, где она не могла бы описиться из-за того, что её могут увидеть многие люди. Я сказал ей, что она должна терпеть весь день, поскольку в субботу мы не работали и могли потратить целый день для этого мероприятия. Лаура должна будет выпить много воды и кофе утром, а затем ещё столько же в полдень, после этого мы должны были поехать в бар, где посидим и послушаем музыку до тех пор, пока Лаура не станет по-настоящему отчаянной, после этого мы поедем домой на автобусе.

Я не зря выбрал дневное время. Поскольку вечером или ночью женщина, идущая из бара и сжимающая себя рукой между ног могла бы привлечь немного внимания, но днём это будет очень стыдно. Лаура подумала, что мой план слишком жестокий для её организма, но я сказал ей: "Ты сама сказала. что хочешь наполнить свой мочевой пузырь до предела, и единственный способ сделать это - попасть в ситуацию. Когда у тебя только один выход: терпеть. Ты думаешь, все посетительницы бара, которые писили такой струёй, хотели ждать так долго? Они пили слишком много жидкости, а потом, если они были в кмпании, просто стеснялись первыми идти в туалет, а если не в компании, то они не хотели ждать большую очередь перед туалетом. Но, когда у них не было выбора, они вставали в очередь, ждали, пока не подойдут к туалету, и поэтому они писили такими струями." Я не был садистом, и я любил Лауру, но я знал, что если она попросила меня помочь ей наполнить мочевой пузырь до предела, я сделаю так, что он действительно наполнится до отказа, прежде чем она пойдёт в туалет. С утра Лаура пописила, после чего я дал ей вместе с завтраком достаточно много кофе и чая.

Позже она оделась для поездки: Лаура выбрала не очень плотные джинсы, одев их на голое тело, тонкий лифчик и розовую блузку. Она выпила ещё одну чашку чая перед поездкой, и, после этого, я продел в её джинсы ремешок и закрепил его маленьким замочком, так что, если Лаура описается, только я могу помочь ей снять мокрые штаны. Мы оставили в ванной маленький тазик, куда Лаура должна будет пописать после нашей поездки. Обычно, когда Лаура очень сильно хотела в туалет, она могла удержать в мочевом пузыре 650-750 мл, но на сей раз, как Лаура сама сказала, она рассчитывала, по крайней мере, на 1 литр. Недалеко от дома Лауры была автобусная остановка, и я предложил ей такой вариант: сначала мы едем на автобусе до приличного бара, потом Лаура будет там пить коктейли, пока её мочевой пузырь не наполнится почти до предела, потом мы выходим, садимся на автобус и едем домой. Если же, когда мы войдём в квартиру, Лаура ещё сможет терпеть без особых усилий, я дам ей большую чашку чая и не буду пускать в туалет некоторое время. Мы довольно долго ждали автобуса, а потом ещё минут двадцать искали кафе-бар там, куда мы приехали.

В кафе было довольно много людей, которые пришли сюда на ланч, но нам удалось найти столик в углу. Лаура жаловалась, что её мочевой пузырь уже довольно полный, но, несмотря на это, она спокойно начала пить банку пива. Я хотел купить ей всего три банки, а если она и после этого не будет очень сильно хотеть в туалет, то и четвёртую. Когда Лаура начала пить вторую банку, она положила ногу на ногу и сильно их сжала, время от времени ёрзая на стуле. Когда вторая банка стала пустой, Лаура время от времени оттягивала ремень джинсов левой рукой от живота, который немножко раздулся. Когда я отнёс в корзину пустые банки, она сказала: "Я думаю. что выпила достаточно много жидкости, поехали домой". "Нет, это ещё только начало",- сказал я,- "неужели ты думаешь, что после двух банок пива ты сможешь выпустить такую сильную струю, как хотела? Ты выпьешь ещё как минимум одну банку." Начиная пить третью банку пива, Лаура сидела очень напряжённо и сильно сжимала бёдра, время от времени сжимая руку между ног.

Вскоре она сделала несколько больших глотков и отодвинула остатки пива, прошептав мне: "Я уже очень сильно хочу в туалет, нам нужно будет скоро уехать, или люди заметят мою проблему". Я думал, как бы ещё задержать её здесь, чтобы опоздать на автобус, но в это время наш автобус проехал мимо бара в сторону дома Лауры. "О нет",- простонала она,- "по расписанию автобус ходит раз в полчаса. Наверное, прошлый рейс был немного задержан. Поэтому в этот раз он уехал раньше. Мне придётся ждать этого атвобуса ещё тридцать минут! И не уговаривай меня выпить ещё, я и так не знаю, смогу ли вытерпеть до дома." Но я решил, что не стоит облегчать ей процесс, и заставил Лауру за десять минут допить её пиво, после чего мы пошли на остановку, хотя она сказала. что ей было бы легче протерпеть эти 20 минут. если бы она сидела в кафе. Лаура была права: когда мы дошли до остановки, она шла, слегка наклонившись вперёд и почти не раздвигая бёдра.

Хорошо, что сегодня была суббота и большинство людей уехали за город, поэтому на остановке было всего несколько человек, и мы могли всть так, чтобы они не обращали на нас вниимания. Лаура зашептала мне на ухо: "Сейчас я хочу в туалет намного сильнее, чем в кафе, что мне делать? Если я захочу ещё сильнее до прибытия автобуса, я могу не доехать сухой до дома." "Терпи, Лаура, ты большая девочка и можешь терпеть, если захочешь. Сожми бёдра посильнее, и тебе будет нетрудно терпеть",- мне было легко говорить, ведь я сходил в туалет, пока Лаура пила в кафе пиво, но моей задачей было заставить Лауру терпеть до тех пор, пока её мочевой пузырь не наполнится до предела. Мы ждали автобуса больше двадцати минут, это время пролетело для меня довольно быстро, но для Лауры оно тянулось слишком долго. За всё это время она ни разу не стала совершенно прямо дольше, чем на пять секунд, после чего или начинала пританцовывать, или сжимала руку между ног.

Вскоре Лаура засунула руки в боковые карманы джинсов, чуть присела, и сжала руки между бёдер, прижав пальцы к промежности, после чего отчаянно посмотрела на меня и сказала: "Мой мочевой пузырь очень сильно раздулся, я уже много лет не хотела в туалет так сильно, как сейчас. Я не думаю, что смогу вытерпеть намного дольше, мой мочевой пузырь очень сильно болит, а что будет, если я не выдержу в автобусе? Что, если я не смогу выдержать до остановки?" Я обнял её за плечи и сказал: "Ты выдержишь, я знаю, что ты сможешь. Твой пузырь болит, потому что он растягивается под давлением мочи. Стенки мочевого пузыря очень эластичные и могут сильно растянуться, поэтому просто сожмись и потерпи. Твой мочевой пузырь выдержит, если ты сумеешь заставить себя выдержать." Когда подошёл автобус, я заплатил за проезд водителю, и мы с Лаурой быстро пошли в самый конец салона (в автобусе было мало пассажиров, так что нас никто не мог видеть, если, конечно. никто не оглянется).

Лаура сидела, всё ещё держа руки в карманах джинсов, положив ногу на ногу и чуть наклонившись вперёд. Поёрзав, она сказала мне: "Я хотела бы сесть на пятку, положив ногу под себя, но, к сожалению, здесь не так уж много места, мне даже тесно сидеть, положив ногу на ногу." Через несколько минут Лаура поёжилась и, с выражением боли налице, сказала: "Я так сильно хочу отлить, что не смогу вытерпеть намного дольше. Ох, повернись так, чтобы прикрыть меня от взглядов." На секунду я подумал, что Лаура имеет ввиду, что она сейчас не выдержит и описается, но, когда я повернулся к ней, закрывая девушку от случайных взглядов, она просто изо всех сил сжала руки между ног, вынув их из карманов. "Быстрее, автобус, быстрее!"- стонала Лаура, когда мы остановились на светофоре,- "я не могу терпеть дольше, пожалуйста. Только бы нам не встретились другие светофоры!" Я пытался морально поддерживать её, но Лаура была уже в таком состоянии, что почти не обращала на это внимания.

Она каждые несколько секунд стонала и время от времени шептала мне на ухо: "Ох, мой бедный живот, он так раздулся, как будто сейчас лопнет!", "Я так хочу в туалет, что у меня из ушей сейчас польётся моча", "Ох, я должна заставить себя терпеть и так сильно сжать промежность, чтобы моча просто не смогла просочиться", "Ну почему почки не могут перерабатывать мочу обратно в жидкость, мне бы это очень помогло!", "С-с-с-с, мой мочевой пузырь уже трещит по швам, я сейчас обоссусь!". Лаура ужасно хотела опорожнить свой переполненный мочевой пузырь, и почти плакала, но пыталась терпеть дольше изо всех сил, и через минуту она сказала мне: "Я так хочу в туалет, что не удержусь, если сейчас не выйду из автобуса". "Нет, Лаура, ты не можешь пописить сейчас, ты должна терпеть, мы через несколько минут будем дома. Я знаю, что ты сможешь вытерпеть, если захочешь",- уговаривал я Лауру, не собираясь разрешить ей пописить раньше времени.

Когда мы подъезжали к нашей остановке, Лаура так сильно нажимала руками на промежность, что уже почти привставала, и при этом она почти непрерывно стонала: "О-о-ох, я не могу, не могу, с-с-с-с, ох, это сильнее меня, у-у-у-уй, только бы выдержать, мой бедный мочевой пузырь так болит, м-м-м-м, ох, только бы он не лопнул, с-с-с-с...". Но вскоре я был очень удивлён, потому что, когда мы встали и вышли из автобуса на улицу, Лаура сумела убрать руки от промежности и шла довольно спокойно, хотя вблизи было видно, что все её мышцы напряжены до предела. Правда, я понял, чего ей это стоило, так как, когда до её квартиры оставалось совсем немного, мы свернули на тихую улочку, где не было прохожих и Лаура с тихим стоном остановилась, быстро сжала промежность и медленно пошла дальше с рукой, сжатой между ног. "Я не знаю, как мне удалось выдержать до сих пор, я думаю, что ещё никогда в жизни мой мочевой пузырь не был так переполнен",- сказала Лаура, тяжело дыша,- "каждую секунду я думала, что вот-вот не удержусь.

Теперь быстрее, помоги мне добраться до ванной, пока мой мочевой пузырь не лопнул". Когда мы вошли в квартиру, Лаура наклонилась, сжала руки между ног и почти побежала в туалет, крича мне: "Быстрее, помоги мне снять джинсы, дай ключ, я не могу терпеть дольше!" Я решил, что вечер ещё не закончился, и сказал: "Нет, ещё слишком рано. Только что ты сидела в автобусе и говорила, что не вытерпишь даже до остановки, но ты сумела выдержать до квартиры, так что, успокойся и потерпи ещё немного. Ты слишком взволнована, я сделаю тебе чашку чая, и ты почувствуешь себя лучше". Лаура ведь просила меня не разрешать ей писить, пока она не достигнет предела своих возможностей, и я собирался выполнить её просьбу. "Нет, пожалуйста, я не могу пить чай. Ты не представляешь, как сильно я хочу в туалет!"- просила меня Лаура, но я игнорировал эти просьбы и повёл её на кухню (зачем рисковать ковром в гостиной?), где начал делать чай.

Видимо, Лаура поняла, что ей не удастся сходить в туалет в ближайшие несколько минут, поэтому она села, закрыла глаза, наклонилась вперёд и сжала руку между ног. Я поставил перед ней большую чашку чая и сказал: "Чай поможет тебе успокоиться. Даже не мечтай зайти в туалет до того, как выпьешь это". Лаура ещё сильнее наклонилась вперёд и сделала глоток: "Он слишком горячий. Я не могу пить такой кипяток". Я всё ещё помнил её просьбы, поэтому сказал: "Хорошо, тогда ты будешь ждать, пока он не остынет". Первый раз в жизни я командовал женщиной, которая ужасно хотела в туалет, и мог заставить её ждать дольше. Единственное, что я хотел бы узнать в тот момент - это сколько ещё она сможет вытерпеть? Я попросил её расстегнуть несколько нижних пуговиц на блузке, чтобы я мог видеть её распухший живот, и она это сделала.

В течение следующих двадцати минут, пока не остыл чай, Лаура делала всё, что только могла для тго, чтобы сжать сфинктер. Она ёрзала на стуле, раскачивалась назад и вперёд, впивалась себе ногтями в бёдра, наклонялась к самым коленям и, наконец, приставила ладонь ребром к промежности и прижала её изо всех сил другой рукой. После этого она попросила меня: "Помоги мне, быстрее, помоги надавить на промежность сильнее, чтобы моча не могла просочиться, у меня не хватает сил". Живот Лауры теперь заметно выпирал над лонной костью, гораздо больше, чем когда-либо раньше. Лаура вздрогнула, когда я осторожно положил руку на её живот. Он был очень твёрдый, и я чувствовал, что даже кожа на её животе натянулась из-за выпирающего мочевого пузыря. "Не нажимай на живот, или я просто лопну",- простонала Лаура сквозь сжатые зубы.

Я убрал руку с её живота, и очень сильно нажал на руку Лауры, которая была прижата к промежности, что немного помогло бедной девушке, начавшей пить чай: "Продолжай нажимать, я не смогла бы пописить сейчас, даже если бы расслабилась, моча просто не сможет просочиться, ох, но если бы мой мочевой пузырь не болел так сильно, это было бы лучше". Это было очень возбуждающе, и я хотел бы, чтобы это длилось вечно, но через десять или пятнадцать минут её почки уже начали перерабатывать чай, новые порции мочи потекли в её мочевой пузырь, и Лаура просто достигла предела своей выносливости. "Пожалуйста, пожалуйста, разреши мне сделать пи-пи",- она простонала,- "я не хочу и не могу терпеть дольше, я хотела заполнить свой мочевой пузырь до предела, и я это уже сделала.

Я думаю, что мой пузырь не лопнул бы, если бы я потерпела ещё немножко, но это уже не возбуждает меня - мне никогда не было так больно!" Я отнёс Лауру на руках в ванную, открыл замочек на джинсах, и, решив подразнить её, сказал: "Ну что же, маленькая девочка с вечно мокрыми штанишками теперь может сделать пи-пи, если она не может потерпеть как взрослая тётя, ну давай, пс-с-с-с, пс-с-с-с". Конечно, я понимал, что мало кто смог бы выдержать такое давление в пузыре как Лаура, и что её мочевой пузырь на самом деле переполнен и невероятно болит, и думал, что Лаура быстро снимет джинсы и начнёт писить, но она немного обиделась на мою шутку и сказала: "Если бы ты терпел столько, сколько я, твой мочевой пузырь давно бы не выдержал, а я могу потерпеть ещё дольше.

Ты не представляешь, как невыносимо болит мой мочевой пузырь, но, чтобы ты больше не смел дразнить меня, я тебе докажу, что смогу вытерпеть столько, сколько захочу!" Невероятно! Лаура нашла в себе силы потерпеть ещё и попросила меня раздеть её в то время, когда она всё ещё сжимала промежность. Я решил помучить её подольше и медленно опустил её джинсы до щиколоток, после чего Лаура поочереди приподняла ноги, а я медленно снял с неё джинсы и отбросил их в сторону. После этого я неспеша, пуговица за пуговицей, расстегнул на ней блузку, и Лауре удалось на секунду убрать руки от промежности, чтобы я мог снять с неё эту блузку. Через секунду я уже снимал с неё лифчик, освобождая прекрасную, чуть полноватую грудь Лауры.

Я посмотрел на её живот и поразился: мочевой пузырь девушки так сильно выпирал, что я мог видеть его контуры, а линия над лонной костью обозначилась очень чётко, хотя у Лауры в обычное время был плоский живот. Вскоре она стояла передо мной совершенно голая, сжав зубы и постанывая, поскольку я решил ещё поиграть на самолюбии Лауры и сказал ей, что признаю её "девушкой с железным мочевым пузырём", если она выдержит ещё пятнадцать минут, и Лаура, назвав меня непреличным словом и застонав, согласилась. Уже через пять минут она закусила нижнюю губу и громко застонала, после чего сказала: "Ладно, я дотерплю это время, раз уже согласилась, но тебе должно быть стыдно, садист, мне так больно, как будто мой пузырь трещит по швам".

Когда терпеть осталось всего семь минут, Лаура закрыла глаза и вскрикнула от боли, но через секунду справилась с собой и, шумно вдохнув через сжатые зубы, поставила одну ногу перед другой, сжала их и чуть присела, слегка покачиваясь вверх и вниз. Когда осталось всего четыре минуты, я думал, что Лаура не выдержит, поскольку она застонала, тяжело дыша: "О нет, я сейчас лопну, нет, НЕТ! Мне так больно! О-о-о-ох! О-О-О-О-О!",- и по её щеке скатилась слёза. Но эта девочка действительно имела железный мочевой пузырь! Она сумела справиться со всем этим, и, когда время пришло, Лаура громко облегчённо выдохнула, присела на корточки над тазиком, убрала руки от промежности и расслабилась.

Из её промежности вырвался настоящий фонтан, который стал нормальной струёй только через тридцать секунд, а всего она писила полторы минуты. После этого Лаура обняла меня и начала шептать на ухо: "Ох, как мне теперь хорошо, это прекрасное чувство - когда твой мочевой пузырь пустой. Но я сделала это, я терпела до последней секунды и сумела выпустить такой же сильный поток, как и те женщины в баре". Когда Лаура начала одеваться, я взял мерный цилиндр и измерил объём её мочи - 1320 мл, почти вдвое больше, чем ей удавалось вытерпеть раньше, неудивительно, что ей было так больно, но удивительно, как это всё поместилось в такой стройной девушке, и как ей удалось справиться с такой болью и таким давлением в мочевом пузыре..

Лаура сказала, что её мочевой пузырь всё ещё очень сильно болит, поэтому я отнёс её на руках в спальню, где мы целовались в то время, как она продолжала массировать низ своего болящего живота. Лаура сказала, что слышала, как некоторые другие женщины писили такой же сильной струёй, и при этом спокойно входили в туалет, даже не держа руку между ног, после чего спросила: "Как им это удаётся? Они спокойно входят в туалет, а я еле сумела выдержать с твоей помощью и чуть не лопнула! Даже если они могут терпеть сами, я им сочувствую: некоторые женщины часто бывают в баре, и я слышала, что они писают такими фонтанами по несколько раз в неделю. Я представляю, какие мучения они испытывают каждый раз, когда вынуждены долго терпеть." У меня появилась интересная мысль, и я сказал: "Может, они часто попадают в такие ситуации, и их мочевые пузыри хорошо натренированы? Следующий раз, я уверен, тебе будет гораздо легче вытерпеть, а со временем, я думаю, тебе удастся растянуть свой мочевой пузырь до полутора литров". Но Лаура развенчала все мои мечты и ответила: "Никакого следующего раза. Мне было так больно, что я никогда не повторю это добровольно. Если когда-нибудь ещё мой мочевой пузырь и будет так мучиться, то только если нигде действительно не будет туалета." Я не удержался и сказал последнюю фразу: "Без боли нет и наслаждения..."

0

13

Семиклассница

В седьмом классе я сидел за одной партой с симпатичной рыжей девочкой, которая мне нравилась с того дня, когда она пришла в нашу школу, она была весёлая, умная и дружелюбная. Дженни обычно носила обтягивающие брюки, которые прекрасно смотрелись на её круглой попке и короткую маечку, нижний край которой заканчивался на несколько сантиметров выше пупка. Я пробовал ухаживать за ней с первых же дней учёбы в одном классе, но она, казалось, ограничивалась просто дружескими отношениями со мной. Однажды, перед последним уроком, я увидел Дженни стоящей в очереди в туалет с учебниками в руках и предложил отнести её учебники в класс. В ответ на это девочка благодарно мне улыбнулась. Я видел, что впереди Дженни была довольно большая очередь в туалет, и подумал, что она, возможно, не успеет до начала урока. Несмотря на это, я взял её книги, пошёл в класс и расположился за последней партой, где мы сидели вместе с Дженни. Через пару минут после звонка учительница увидела, что некоторые девочки отсутствуют и пошла к туалетам, чтобы привести их на урок.

Вскоре в кабинет вошли три мои одноклассницы со смущёнными лицами. Ещё две девочки пришли в класс через минуту, а за ними вошла покрасневшая Дженни, держа спортивную куртку перед собой так, чтобы та закрывала живот и верхнюю часть бёдер. Она быстро подошла к своему месту и села рядом со мной. Дженни замешкалась, когда хотела повесить куртку на спинку стула, и после паузы прошептала мне: "Обещай, что не будешь смеяться, пожалуйста..." "Я обещаю, но из-за чего я должен был смеяться?"- спросил я, после чего Дженни посмотрела вниз и медленно убрала куртку, показав мне тёмное влажное пятнышко на штанах между ног. На мгновение я был загипнотизирован этим видом и мыслями о красивой девочке, которая на секунду не выдержала и пустила струйку в штаны. Тогда я взял у Дженни куртку и сам повесил её на спинку стула, заметив, что сзади на её штанах тоже было пятнышко около 2 сантиметров в диаметре. Я понял, что моя соседка по парте так и не пописила, а всего лишь на секунду не вытерпела и не удержала всего одну маленькую струйку.

"Ты в порядке?"- спросил я сочувственно, на что Дженни взволнованно кивнула и смущённо прошептала: "Туалеты в этой школе всегда заняты, а учительница вошла как раз когда я начала писить, поэтому мне почти сразу пришлось остановиться". "Ты имеешь ввиду, что всё ещё хочешь пописить?"- недоверчиво спросил я, на что Дженни кивнула и, покраснев, прошептала: "Да, очень, но я думаю, что сумею вытерпеть до конца урока, мне не привыкать ждать по утрам, когда освободится туалет, ведь у меня четыре сестры". В этот момент учительница пришла с последней отсутствующей девочкой и решила приступить к опросу домашнего задания (нам задали перевести с иностранного небольшой рассказ). Как назло, Дженни давно не отвечала, поэтому учительница спросила именно её. Моя соседка начала переводить рассказ вслух и, казалось, её не очень беспокоила проблема туалета, хотя, как я мог видеть, низ её живота немного раздулся, как будто она плотно пообедала. Примерно через пятнадцать минут Дженни закончила переводить первую страницу, и было заметно, что она начинает волноваться.

Девочка иногда слегка наклонялась вперёд и притопывала правой ногой, что, конечно, было следствием увеличивающегося давления в её мочевом пузыре. Через минуту или две я осторожно повернул голову, и, посмотрев на Дженни, увидел, что она сдвинулась вперёд, на край стула, а пятно в её промежности почти высохло. Если бы ей удалось вытерпеть до конца урока, никто бы и не заметил, что эта девочка немножко намочила штаны. Я действительно надеялся, что Дженни вытерпит, поскольку мне было неприятно даже подумать от том, что над ней смеялся бы весь класс. Вскоре учительница остановила Дженни, вздохнувшую с облегчением, и попросила продолжить другого ученика. Через десять минут моя соседка сидела довольно напряжённо, и я заметил, что она постоянно двигает ногами. Вскоре Дженни начала время от времени задерживать дыхание на несколько секунд, но больше всего меня удивило то, что за последние пятнадцать минут низ её живота раздулся ещё сильнее, и теперь казалось, что у неё там большой апельсин. Ещё через пять минут девочка закусила нижнюю губу и начала время от времени наклоняться вперёд, слегка отрываясь от сиденья стула.

Она явно уже очень сильно хотела в туалет, и я сомневался, что ей удастся вытерпеть до звонка. В течение следующей минуты, как я понял, она тоже начала сомневаться, после чего подняла левую руку и спросила учительницу: "Пожалуйста, можно мне сходить в туалет?" "Нет, ты должна будешь ждать до конца урока",- ответила учительница. "Ох, пожалуйста, мне очень нужно",- попросила Дженни, но учительница снова ей отказала. Через несколько минут девочка опять подняла руку и умоляюще спросила: "Пожалуйста, разрешите мне выйти ради исключения, я не могу терпеть дольше", на что получила раздражённый ответ: "Ты должна будешь терпеть до конца урока, как это делают все остальные, я не могу делать исключение для кого-то одного!" Я видел, что Дженни ужасно стыдно, но она всё же сказала: "Я не могу, не могу терпеть! Я просто лопну до конца урока!", но и это не разжалобило учительницу, которая ответила: "Тогда можешь сделать это прямо в штаны, я уже сказала. что никто не выйдет из класса во время урока!" "О-ох, я так сильно хочу в туалет...",- тихо простонала Дженни, наклоняясь и чуть-чуть оторвавшись от сиденья, как будто пытаясь подтвердить это, после чего я спросил: "Как ты думаешь, тебе удастся вытерпеть до конца урока?"

Дженни взволнованно посмотрела на меня и прошептала: "Не знаю. Я думала, что смогу, поскольку мне всё же удалось чуть-чуть пописить, пока учительница не вошла в туалет; но теперь я не знаю, сколько ещё смогу вытерпеть". "Ты просто должна вытерпеть",- сказал я серьёзно,- "или все будут над тобой смеяться". Я видел, что Дженни действительно с трудом сдерживалась, поскольку она прошептала, слегка постанывая: "Влажное пятно у меня между ног высохло, но я правда не знаю, не повится ли оно там снова до звонка". Я посмотрел на часы и ответил: "Осталось всего четырнадцать минут, ты должна дотерпеть". Неожиданно, в уголках глаз Дженни выступили слёзы и она, чуть не плача, сказала: "О нет, ещё почти четверть часа! Я не смогу столько вытерпеть". Учительница не смотрела в нашу строну, поэтому я посоветовал девочке думать о чём-нибудь другом, чтобы отвлечься. "Я попробую, но это не так просто, потому что мой мочевой пузырь уже начинает побаливать". "Ты должна вытерпеть до конца урока, приложи все усилия",- я сказал искренне, на что Дженни кивнула, но на её лице теперь не было уверенности.

Она пыталась сконцентрировать всё своё внимание и все свои силы на маленькой мышце, которая закрывает уретру, от напряжения Дженни так сильно сжала кулаки, что у неё даже побелели суставы пальцев. Она быстро сдвигала и раздвигала бёдра, и я видел, что низ её живота раздулся ещё сильнее, теперь казалось, что в её мочевом пузыре уже должно быть больше литра мочи (это казалось невероятным для семикласницы!). Чтобы уменьшить ужасное давление и боль в мочевом пузыре, Дженни даже расстегнула пуговицу на брюках, оставив закрытой только молнию. Следующие четыре минуты я сидел, слегка наклонив голову и наблюдая за Дженни. После того, как она расстегнула пуговицу на брюках, казалось. что её мочевой пузырь воспользовался отсутствием пояса, который сжимал его, и начал раздуваться ещё сильнее. Набухая всё сильнее, и становясь всё твёрже, мочевой пузырь Дженни даже немного расстегнул молнию на её брюках, сдвинув собачку вниз, и теперь я мог видеть покрасневший, набухший и немного влажный от пота низ её живота над резинкой белых и очень тонких трусиков.

Девочка ужасно хотела в туалет, поскольку она уже не могла сидеть неподвижно, тяжело дышала, а на её лбу выступили мелкие капельки пота. Внезапно, Дженни всхлипнула и согнулась почти пополам, поскольку на её штанах между ног появилась тёмное влажное пятно. Когда девочка согнулась, из её промежности, прямо через брюки, выплеснулась маленькая, но сильная струйка мочи, слегка обрызгав пол перед стулом. Дженни немедленно оторвала ноги от пола и изо всех сил сжала их, после чего просунула между бёдрами одну руку. Молния на её брюках уже полностью расстегнулась, и я видел спереди её тонкие белые трусики, которые стали почти прозрачными от влаги. Несмотря на все усилия девочки, моча всё же просачивалась из её промежности и брюки Дженни намокли уже почти до колен. Девочка несколько раз тяжело вздохнула, поскольку на сиденье стула под ней уже была лужа мочи, которая начала капать на пол. Почти все в классе уже смеялись над ней, услышав капание мочи на пол, после чего учительница встала и подошла к Дженни.

Девочка начала рыдать, а учительница сказала: "Дженни, немедленно застегни молнию на брюках, я не потерплю непристойного поведения у меня в классе. Я надеюсь, что этот случай послужит тебе уроком и в дальнейшем ты будешь ходить в туалет вовремя". Дженни, продолжая хныкать застегнула брюки и сказала: "Простите, но я правда не могла терпеть дольше, я пыталась изо всех сил..." Учительница немного смягчилась и пошла обратно к своему столу, но Дженни так и продолжала сидеть в луже собственной мочи, скопившейся в углублении сиденья стула. Она зачем-то снова расстегнула пуговицу на брюках, но оставила закрытой молнию. До звонка оставалось восемь минут, и я искренне сочувствовал Дженни, что она не сумела дотерпеть всего чуть-чуть. Учительница продолжала вести урок как ни в чём не бывало, а я продолжал краем глаза подсматривать за Дженни. Когда оставалось пять минут до звонка, я заметил, что она снова начала сжимать ноги и понял, что она не полностью опорожнила свой мочевой пузырь, поскольку я видел, что её низ живота снова выпирает над молнией.

Это поразило меня, поскольку минимум поллитра мочи впиталось в её штаны и ещё столько же вытекло на пол. Из её мочевого пузыря пару минут назад вылился литр, и Дженни всё ещё сильно хотела писить! "Ты всё ещё хочешь в туалет?"- недоверчиво спросил я. Девочка покраснела, слегка кивнула и смущённо прошептала: "Я не была в туалете с самого утра. Я привыкла терпеть подолгу, но сегодня за завтраком я выпила два стакана апельсинового сока и большую чашку кофе, а на позапрошлой перемене я прибавила к этому поллитровую бутылку газировки, которая, видимо, сейчас и переходит в мой мочевой пузырь". Я поразился этому и удивлённо сказал: "У тебя невероятно сильный мочевой пузырь! Если бы я выпил столько жидкости, я бы уже давно описился". "Видишь, я ведь тоже описилась",- расстроенно сказала Дженни. Мы продолжали сидеть, и я заметил, что за несколько минут до звонка она снова начала ёрзать на стуле и постанывать. Когда урок закончился, несколько девочек, встав, сразу же обмотали вокруг пояса куртки, и, как я понял, они тоже немного не выдержали.

Брюки Дженни были мокрые почти до колен, поэтому она спереди держала в руках свою куртку, а сзади шёл я, чтобы никто не заметил её мокрых брюк. Мы пошли к женскому туалету, но там была большая очередь. Дженни шла мелкими шагами и второй рукой сжимала себя между ног под курткой. Она взволнованно посмотрела на очередь, и почти сразу же не удержала ещё одну маленькую струйку. Я быстро схватил её за руку и повёл к кустам позади школы. По дороге она не удержала ещё несколько струек и постоянно постанывала. Наконец, мы зашли за кустики, и Дженни, еле успев стащить брюки до колен, выпустила сильную струю. Но через секунду ей удалось остановиться, и девочка, переступая с ноги на ногу, как будто она стояла на раскалённых углях, одним движение стащила вниз трусики, после чего со стоном присела на корточки и выпустила настоящий поток, который с шипением пенился на асфальте. В этот момент я ради приличия повернулся к ней боком, но всё ещё продолжал подглядывать. Когда Дженни закончила писить, она встала, и я увидел, что на асфальте была лужа около трёх метров в диаметре.

После этого я дал ей свою куртку, чтобы она могла прикрыть ей мокрые штаны и дойти до дома. В ответ на это Дженни поцеловала меня и прошептала: "Спасибо, если бы не ты, я бы описилась в коридоре школы, так и не добежав до этих кустиков..."

0

14

Потерпи для меня

Моя подруга и я часто испытывали наши мочевые пузыри на прочность - это всегда невероятно нас возбуждало. Мы постоянно измеряли, сколько нам удалось вытерпеть, и иногда ставили рекорды. Один раз, когда мы сидели в баре после работы, Дженни попросила меня не разрешать ей сходить в туалет до последнего момента, чтобы она могла поставить рекорд. Она попросила меня об этом, потому что часто она шла в туалет не потому что не могла терпеть дольше, а просто чтобы комфортнее себя чувствовать. Дженни знала, что скоро начнёт просить меня отпустить её в туалет, но я решил, что буду удерживать её вдали от туалета как можно дольше. "Пожалуйста, пожалуйста, я должна пописить!"- уже через полчаса умоляла меня Дженни, сжимая ноги, и попытавшись встать и сходить в туалет. "Нет, ещё не время",- я сказал, также поднявшись и подталкивая бедную девочку назад к нашему столику. "Пожалуйста, я очень сильно хочу в туалет!" Бедная девочка выпила уже две с половиной банки пива и очень сильно ёрзала в кресле.

Наш столик был рядом с туалетом, что было настоящим испытанием для Джейн - каждые пять минут кто-нибудь входил в туалет. Это была ночь с пятницы на субботу, и людей в баре становилось всё больше. Дженни снова попросила меня разрешить ей сходить в туалет, но я сделал вид, что не расслышал её и спросил: "Может, ещё банку пива, четвёртую?" Она подумала и спросила: "Я смогу пописить, когда выпью её?" Я кивнул, но сказал: "Может быть, посмотрим." Дженни подумала снова, но согласилась и снова начала ёрзать. Онаодела в этот вечер в красивую длинную юбку с боковым разрезом, и я подумал, что, возможно, под этой юбкой есть обтягивающие белые трусы, резинка которых сильно давит на болящий живот Дженни. Она сильно сжала ноги, когда официант принёс нам три банки пива. Глаза Дженни расширились от удивления, когда я взял две банки и подвинул их к Дженни. "Ты, должно быть, шутишь!"- она сказала,- "я уже вот-вот описаюсь, я просто не смогу выпить ещё литр пива!"

"Если ты выпьешь это, я разрешу тебе сходить в туалет",- я сказал с улыбкой. Дженни медленно потягивала пиво, время шло, и взгляд моей девочки всё чаще останавливался на двери туалета. Выпив всего одну банку из двух, Дженни снова начала умолять меня разрешить ей пописить, но я сказал ей, что сначала она должна допить вторую банку пива. Дженни выпила вторую банку почти залпом, но я в это время купил себе ещё одну банку пива и начал медленно её пить. Дженни умоляюще смотрела на меня, пытаясь получить разрешение сходить в туалет. Это не было удивительно, ведь она выпила уже около двух с половиной литров пива, которые медленно перетекали в её мочевой пузырь. Дженни положила руки на колени, но иногда сжимала их в кулаки, чтобы было легче терпеть. "Я ужасно хочу пописить, пожалуйста, разреши бедной девочке Дженни сделать пи-пи",- она сказала с улыбкой, пытаясь разжалобить меня. Четыре женщины прошли в туалет, Дженни завистливо посмотрела на них и сжала ноги ещё сильнее.

Я же в это время размышлял о размере её выпучивающегося мочевого пузыря. Я едва мог дождаться, когда же мы приедем домой, и я смогу посмотреть на её живот, но Дженни снова попросила меня разрешить ей сходить в туалет. Моя бедная девочка хотела потерпеть для меня, так как знала, что меня это очень возбуждает, но её мочевой пузырь становился слишком полным. "Пожалуйста",- она сказала, почти плача,- "мой мочевой пузырь в агонии! Я достигла момента, когда уже невозможно терпеть!" Я снова не разрешил ей пописить, сказав, что она должна будет терпеть до дома. Дженни наклонилась вперёд ещё сильнее, поскольку прилагала невероятные усилия, чтобы вытерпеть. "Я сейчас лопну, я боюсь, что мой мочевой пузырь сейчас лопнет!"- прошептала она, снова убеждая меня отпустить её в туалет. "Я скажу тебе, что мы сделаем",- я сказал,- "сейчас мы уйдём отсюда и поедем домой." "Ох, спасибо! Я не думаю, что смогла бы просидеть здесь намного дольше!"

Я допил своё пиво, и мы встали, чтобы уйти. Дженни сумела вытерпеть, когда ей пришлось спокойно пройти к выходу, и я уже на улице пощупал низ её живота. Я почувствовал только напряженную выпуклость её мочевого пузыря. Дженни тихо застонала, слабо улыбаясь. Я понял, что её мочевой пузырь был в агонии, но я не собирался разрешить ей пописить так рано и не поставить рекорд. Мы подошли к стоянке такси, но нам пришлось ждать в очереди около десяти минут, пока не подъехало свободное такси. Мы сели назад, и Дженни сразу положила ногу на ногу. Я спросил Дженни, в порядке ли она, и она ответила: "Нет! Я ужасно хочу в туалет!", что и услышал водитель. Он посмотрел в зеркало на Дженни и сказал: "Леди, постарайтесь вытерпеть и не намочить сиденье", на что Дженни ответила: "Я так сильно хочу писить, что вам лучше поторопиться и ехать быстрее!" Водитель поехал быстрее, и мы доехали до дома за десять минут.

"Пожалуйста, быстрее!"- Дженни закричала, когда я долго отсчитывал деньги водителю. Дженни подпрыгивала на месте и отчаянно сжимала руки между ног. Я заплатил водителю и повёл Дженни к своему дому. Войдя внутрь, девочка села на диван и согнулась почти пополам. "Теперь Дженни может пописить!?"- она спросила, "нет, ещё рано",- ответил я. Она глубоко дышала, потому что её боль в мочевом пузыре резко усилилась. "Дженни не может ждать дольше, она должна пописить!",- снова попросила Дженни (она любила говорить о себе в третьем лице, когда хотела в туалет и разыгрывала из себя маленькую девочку). "Сначала дай мне взглянуь на твой живот",- сказал я. Дженни расстегнула молнию на юбке и скинула её на пол. Резинка её крошечных белых трусиков была натянута поперёк мочевого пузыря. Я приспустил её трусы и удивлённо посмотрел на твёрдый надутый живот Дженни. Мочевой пузырь так сильно выпирал над лонной костью, что я даже удивился, как моей девочке удалось вытерпеть до сих пор.

Я провёл руками по её вибрирующей попке, встал перед ней на колени и начал целовать живот. Дженни буквально задыхалась от двух чувств: восхищения и боли в мочевом пузыре, готовом взорваться в любой момент. Так или иначе, она сумела сжать сфинктер, но было видно, что для этого ей потребовались невероятные усилия. Я взял Дженни за руку и повёл на кухню, сказав: "Потерпи для меня ещё немного дольше." Она уже возбудилась не меньше меня, поэтому просто кивнула. Без одежды, давившей ей на живот, Дженни чувствовала себя намного лучше, хотя её мочевой пузырь очень сильно выпучивался. Я налил ей два стакана воды и попросил выпить их, что она и сделала. Дженни выпила уже три с половиной литра жидкости за последние два часа и при этом не была в туалете уже пять часов! Я тоже не писил и уже очень хотел сходить в туалет, но как я мог сделать это при Дженни? Я должен был терпеть вместе с ней. Дженни дрожала на диване, сидя в одной лёгкой майке, поэтому я дал ей кофту, которую она с благодарностью накинула на плечи.

Моя девочка сидела согнувшись, подтянув колени к подбородку и обняв руками ноги. Я включил телевизор, и мы начали смотреть какой-то фильм. Через полчаса Дженни внезапно сказала, что не может ждать дольше. Она сжала руку между ног и постоянно качалась назад и вперёд. Теперь даже постоянного движения было мало, чтобы удержать в её мочевом пузыре столько мочи. Дженни стояла передо мной, согнувшись вперёд и отчаянно сжимая руку между ног. "Я должна срочно пописить, или просто лопну",- сказала она совершенно спокойно. Я попросил её потерпеть ещё, но Дженни сказала: "Я пописаю в любом случае, даже если ты не разрешишь мне сделать это, я просто не выдержу дольше." Я видел, что мочевой пузырь пузырь Дженни никогда не был таким полным, и она действительно прилагала огромные усилия, чтобы вытерпеть. Я посмотрел на часы, было примерно без двадцати полночь, "Тебе придётся потерпеть до полуночи",- я сказал,- "потом ты можешь сходить в туалет." Она посмотрела на часы, и выражение её лица дало мне понять, что она, возможно, не сможет вытерпеть так долго, но Дженни, пересилив себя, кивнула мне.

Я дал ей трусики и попросил, чтобы она снова одела их. Дженни ругала меня на чём свет стоит, поскольку пыталась одеть их, постоянно подпрыгивая, неспособная стоять или сидеть не двигаясь даже секунду. Следующие пять минут она быстро ходила по гостиной, всё время сжимая одну руку между ног. Я попросил, чтобы она подошла ко мне и просунул свою руку между её ногами, нажав ейна промежность. Дженни напряглась, но продолжала терпеть. Следующие пять минут она провела, слегка присев на спинку дивана, сжимая ноги и ёрзая. Теперь её мочевой пузырь действительно был на грани взрыва. Скоро ничто не будет способно удержать в её мочевом пузыре столько жидкости. Дженни в очередной раз попросила меня разрешить ей пописить до того, как она просто не выдержит, но я отказался. Дженни нажимала двумя пальцами себе на уретру, она попробовала присесть, затем фактически присела на корточки и сказала, что чувствет себя лучше, но может скоро не выдержать. Она пробовала встать на четвереньки, что немного помогло ей, но скоро она снова ужасно захотела в туалет.

Я попросил её снять шорты и майку снова на последние десять минут. Даже я был поражен видом её мочевого пузыря. Она выглядела как беременная на четвёртом месяце, и всё ещё не могла убрать руку из промежности более чем на пару секунд, продлжая тереть себя между ног и просить меня разрешить ей пописить. Дженни постоянно кричала мне как сильно хочет в туалет и как сильно болит её мочевой пузырь. Она всё сильнее тёрла себя, пока не начала просто быстро ходить по комнате, всё ещё прижимая пальцы к болящей уретре. Внезапно её мочевой пузырь начал болеть ещё сильнее, и Дженни замерла на несколько секунд, чтобы восстановить контроль. Больнемного утихла, но вскоре стала ещё сильнее. Мочевой пузырь Дженни начинал терпеть неудачу. До того, как она могла идти в туалет, оставалось ещё восемь минут. Моя девочка ходила по комнате, сильно сжав обе руки между ног. До конца её мучений оставалось всего 6 минут, поэтому я разрешил ей подняться на второй этаж. Где и была ванная. Каждые полминуты Дженни спрашивала меня, сколько ей осталось терпеть.

Каждый раз, когда я отвечал, она напрягала все свои мышцы и сгибалась почти вдвое. Её мочевой пузырь был так близко к пределу прочности, что просто не смог бы выдержать даже немножко больше мочи, он бы просто лопнул! Дженни не могла отвести глаза от двери туалета, она ужасно хотела оказаться по ту сторону двери прямо сейчас. Каждый мускул в её теле был напряжён до предела, а мочевой пузырь буквально кричал о помощи. Когда оставалась всего четыре минуты, Дженни начала быстро ходить по комнате, иногда приседая или подпрыгивая. Она убрала руки от промежности и сжала ими свою попку. Она проигрывала, она просто не могла терпеть дольше. Движения Дженни внезапно замедлились. Я понял, что она приближалась к точке, когда просто не сможет терпеть дольше, если только не заткнёт уретру пробкой. Я быстро принёс из ванной пластиковый контейнер, и Дженни уже стояла, согнувшись почти пополам и сильно скрестив и сжав ноги. Она присела на корточки, но видела по часам, что ей оставалось терпеть ещё две минуты, и пыталась дотерпеть эти 120 секунд.

Но вскоре Дженни задержала дыхание, схватилась руками за живот, и мочевой пузырь вынудил её выпустить крошечную струйку мочи. Поскольку Дженни уже не выдержала несколько капель, я поставил перед ней контейнер, и моя девочка сумела передвинутьсявперёд и присесть над ним как раз вовремя. Её время закончилось, и Дженни широко раздвинула ноги и выпустила невероятный поток мочи. После первого потока она глубоко вздохнула и выпустила уже ровную, нормальную струю продолжительностью около двух минут, после чего она заявила. Что её мочевой пузырь был пустой. После этого мы измерили объём - и мы не были разочарованы: 1600 мл! Это был новый рекорд Дженни. Её мочевой пузырь очень болел, и я спросил. Довольна ли она таким большим объёмом, на что Дженни ответила: "Да, это действительно неплохо, но я мечтаю растянуть мой мочевой пузырь до двух литров и, надеюсь, ты будешь помогать мне достичь этой цели!"

0

15

Пансионат (часть I)

(Это была моя, пожалуй, самая объемная работа, и я возлагал на нее довольно большие надежды. Увы, но часть 2 я так и не закончил переводить, когда у меня пропала мотивация всем этим заниматься).

Глава 1. Приезд Эрики.

Эрика всегда знала, что её мочевой пузырь был очень большим, но никогда не придавала этому значения, пока ей не исполнилось 13 лет, и она не приехала учиться в школу-пансион на востоке Англии. Через несколько дней после её приезда весь класс поехал на автобусе в Лондон, и на обратной дороге автобус попал в огромную пробку. Все планировали, что приедут в школу уже через два часа, но задержка получилась почти на час. Когда автобус подъехал к школе, большинство девочек, в том числе и лучшая подруга Эрики - Джоан, ужасно хотели в туалет. Некоторые (опять же, включая Джоан) так сильно хотели пописить, что даже сжимали руку между ног, когда спускались со ступенек автобуса. Эрика, увидев огромную очередь в туалет, и то, как некоторые девочки хотели пи-пи, не пошла к туалетам и решила подождать, пока они не освободятся. Джоан спросила Эрику, почему она не идёт в туалет, на что та ответила: "Я не хочу стоять такую очередь. Мне не трудно потерпеть, я могу не ходить в туалет целый день".

Позже Джоан рассказала об этом своей старшей сестре, Карен, которая знала, что в школе был тайный клуб старших девочек, которые могли не писить весь день. Карен долго пыталась присоединиться к этим "Девочкам целого дня" и, наконец, сделала это прошлым летом, но её мочевой пузырь тогда был на пределе своей прочности. Одной из задач членов этого клуба являлся поиск девочек в школе с очень большими мочевыми пузырями. Когда Карен рассказала им об Эрике, девочки сначала сомневались, что 13-летняя девочка сумеет выдержать целый день, и спросили Карен, есть ли доказательства того, что у этой девочки очень большой мочевой пузырь. Карен сообщила им, что на загородной поездке Эрика терпела с 8 утра до 7 вечера и при этом казалось, что она совершенно не думает о туалете. Вскоре, Карен позвала Эрику и Джоан на тайное заседание этого клуба и рассказала им о деятельности "Девочек целого дня", после чего предложила Эрике попытаться присоединиться к ним.

Эрике было скучно в этой школе, поэтому она согласилась и сказала: "Мне будет нетрудно терпеть весь день, потому что я почти никогда не хочу в туалет. Я хожу писить два раза в день - утром и вечером, даже если я хочу в туалет днём, я по привычке терплю до вечера. Я думаю, что у меня очень большой мочевой пузырь, потому что другие девочки в классе бегают в туалет несколько раз в день, а иногда даже встают для этого ночью". После этого Эрике объяснили правила: она должна была вытерпеть с 7 утра до 10 вечера и при этом выпить определённое количество жидкости (всего 1,75 литра за день). Чтобы проверяющие девочки из клуба могли убедиться, что Эрика их не обманет, ей сказали надеть тесные трусики и белые шорты, на пояс которых проверяющие повесят маленький замочек, чтобы Эрика не могла пописить втайне от них. "Никаких проблем",- сказала Эрика "когда вы хотите, чтобы я сделала это?" Ей предложили попытаться сделать это на следующий же день.

В 7 утра на неё надели шорты с замочком, а вечером Эрику проверяла Полин - чемпион клуба по продолжительности терпения. Несколько девочек присутствовали при проверке в 10 вечера и были удивлены, что Эрика, казалось, совсем не хотела в туалет. Она спокойно пописила, после чего сказала: "Мой мочевой пузырь был довольно полный, но не причинял мне неудобства. Я могу снова терпеть весь день, как только вы захотите".

Глава 2. Новый рекорд.

В следующие выходные Полин, которой было 16 лет, пригласила к себе Эрику, чтобы расспросить, как у неё получилось легко выдержать целый день, когда девочки, которым уже по 15-16 лет, с трудом справлялись с этим. Каждый месяц все девочки в клубе должны были подтверждать свою "квалификацию", и большинство из них с ужасом ждали этого дня. Эрика сказала, что ей было легко терпеть весь день, и она сможет выдержать даже сутки, 24 часа! Полин почти поверила ей, но предупредила, что это будет очень сложно. Эрика захотела доказать, что у неё действительно огромный мочевой пузырь, и сказала, что будет терпеть с сегодняшнего вечера, с 10 часов, до 10 вечера следующего дня. Когда она пришла к Полин в 10 вечера того же дня, Эрика выдавила из себя в туалете всё до последней капли и подумала, не зря ли она хвасталась? Ведь она ещё ни разу в жизни не терпела сутки. После обеда на следующий день мочевой пузырь Эрики был довольно полный, причинял ей неудобства, и она хотела пописить.

Эрика сильно сжимала ноги, чтобы ей было легче терпеть. К 7 часам вечера её мочевой пузырь привык к давлению, почти не болел, но Эрика хотела пописить ещё сильнее, чем раньше. Когда она пришла к Полин, в 10 вечера, Эрика вела себя спокойно, полностью контролировала свой пузырь, но, как она сама призналась, "ужасно хотела в туалет и постоянно думала об этом". Как только Полин убедилась, что одежда Эрики сухая, она сняла шорты и трусики с девочки, и Эрика быстро пошла в туалет. Вернувшись, она сказала: "Я терпела целую вечность, и теперь чувствую себя намного лучше". Как только Эрика доказала, что даже 13-летняя девочка может вытерпеть сутки, все члены клуба девочек решили, что они должны сделать то же самое. Некоторые из них знали, что их мочевые пузыри скорее лопнут, чем смогут вытерпеть столько времени, поэтому в клубе "Девочки целого дня" решили сделать элитную группу "Девочки 24 часов". Полин уже была уверена, что она будет в этой группе, поэтому она и составила новые правила для этого испытания.

Количество жидкости было оставлено прежнее и было распределено равномерно в течение суток (с10 вечера до 10 вечера). Но позже, чтобы сделать задачу более трудной, было решено добавить ещё стакан воды среди ночи, поэтому объём жидкости был всё же увеличен до 2 литров. Эрика прошла испытание и с новыми правилами, хотя ей очень сильно хотелось в туалет к вечеру второго дня, и за пару часов до 10 вечера она сильно сжимала ноги и поглаживала свой болящий мочевой пузырь, который был почти на грани взрыва. Ещё шесть девочек, которым было по 15-16 лет, включая Полин, выдержали это испытание. Две девочки выдержали это время, но были дисквалифицированы, так как последние несколько часов они были на грани и постоянно сжимали себя между ног, быстро ходили по комнате, сгибались и даже пытались сжимать между бёдер теннисные мячики. Им разрешили повторить попытку через неделю, и они сделали это. Одна из них, Диана, призналась, что она тренировалась всю неделю и ходила в туалет только когда уже выпускала пару капель мочи в трусики.

Она была уверена, что объём мочевого пузыря можно увеличить, если он постоянно будет переполнен до предела.

Глава 3. Мисс терпение.

Все девочки, входящие в клуб, каждое воскресенье встречались в комнате Полин. Как только все, кто смог, выдержали 24 часа, многие начали задаваться вопросом: а сколько они смогли бы выдержать, если бы терпели как можно дольше? Джанет предложила увеличить количество жидкости для питья до 3 литров и снова попытаться вытерпеть 24 часа, но все поняли, что этого не сможет сделать никто. Через неделю пять девочек, в том числе и Эрика, признались, что они пробовали вытерпеть 24 часа, выпив в течение этих суток по 4 литра жидкости, но ни у кого не получилось вытерпеть даже до обеда следующего дня. Но эти девочки начали спорить, кто сумел вытерпеть дольше других. Каждая говорила, что пошла в туалет просто потому, что знала, что не дотерпит до 10 вечера, но могла бы выдержать намного дольше, чем сумела, возможно, до 6 или 7 часов. После этого Полин предложила провести соревнование и выяснить, кто же сможет вытерпеть дольше всех. Девять девочек, восемь "Девочек 24 часов" и ещё одна, которая выдержала 23,5 часа, решили участвовать в этом конкурсе.

После этого были установлены правила конкурса: девочки должны были быть разделены на три группы по три человека. Конкурс должен был проходить в воскресенье. Участницам конкурса разрешали последний раз пописить в 7 часов утра. После этого, начиная с 8 часов, они должны были пить по 300 мл любой жидкости каждый час. За ними должны были следить другие девочки, которые следили за тем, чтобы в субботу конкурсантки выпили не менее чем по полтора литра жидкости. После завтрака участницы конкурса и все другие девочки из клуба должны были встретиться в комнате Полин и продолжать терпеть и пить воду по правилам до тех пор, пока две из трёх не откажутся терпеть дольше. После этого было решено увеличить количество выпитой воды в воскресенье до 300 мл каждые полчаса, чтобы конкурс не затянулся до ночи. Девочка должна была терпеть как хочет, но с условиями: каждые полчаса она должна была первые десять минут сидеть, пятнадцать минут стоять на месте и пять минут ходить по комнате.

Так как девочки будут все вместе в одной комнате, чтобы увидеть влажность, когда кто-то из них не выдержит, все они должны были надеть серые лосины в обтяжку без трусов. В итоге было добавлено ещё одно правило: девочка, которая вытерпит дольше других, должна будет выдержать на 20 минут дольше, чем та, которая не выдержала перед ней, чтобы доказать, что она действительно победила. Три победительницы из трёх групп должны были соревноваться между собой в четвёртой группе, и та, которая вытерпит дольше, станет "девочкой с самым сильным мочевым пузырём в школе". Среди конкурсанток были: 1 - Элисон, 18 лет, среднего роста, стройная, с рыжими волосами до плеч; 2 - Кэролин, 17 лет, полненькая брюнетка; 3 - Диана, 16 лет, пухлая блондинка среднего роста; 4 - Эрика, 13 лет, среднего роста для её возраста, с каштановыми волосами; 5 - Мишель, 18 лет, изящная стройная француженка с тёмными волосами; 6 - Полин, 18 лет, девочка с самым сильным на тот момент мочевым пузырём, высокая, спортивная блондинка; 7 - Рэйчел, 18 лет, миниатюрная и худая брюнетка; 8 - Сьюзен, 17 лет, крупная девочка с короткими тёмно-рыжими волосами; 9 - Трэйси, 17 лет, невысокая пухлая девочка с каштановыми волосами, она единственная из конкурсанток не сумела выдержать 24 часа.

Все думали, что победитель будет из Мишель, Полин, Рэйчел или Сьюзен, возможно, Эрика, хотя все удивлялись, где в этой стройной 13-летней девочке найдётся столько же места для мочи, сколько и в 18-летних. По жребию девочки были распределены по группам: 1 - Элисон, Мишель и Трейси, 2 - Диана, Эрика и Сьюзен, 3 - Кэролин, Полин и Рэйчел. Все посчитали, что Мишель будет легче всего победить её конкуренток, но в третьей группе борьба будет серьёзной. Насчёт второй группы мнения разделились. Одни считали, что между Эрикой и Сьюзен будет идти серьёзная борьба, а другие считали, что победит Сьюзен, потому что Эрика не сможет вместить в себя столько же мочи, сколько и Сьюзен, и просто описается. Сама Сьюзен не была полностью уверена в своей победе, так как знала, что еле выдержала 24 часа и описилась бы, если бы ей пришлось потерпеть ещё хоть полчаса, а Эрика довольно спокойно выдержала это время, хотя переполненный мочевой пузырь причинял ей много неудобств.

Глава 4. Соревнование первой группы.

Исход этого соревнования уже практически был известен, поэтому в комнате Полин присутствовали только две девочки-судьи и всего несколько зрительниц. К 10 часам утра девочки выпили уже по полтора литра, Элисон и Трэйси уже очень сильно хотели в туалет, постоянно сжимали ноги, когда Мишель ещё могла спокойно терпеть. Она была уверена, что сумеет победить, даже не растягивая мочевой пузырь до сильной боли, поэтому интересно было только одно: кто будет на втором месте - Элисон или Трэйси. Чтобы сделать более напряжённой борьбу даже за второе место, было решено, что девочка из каждой группы, которая не выдержит первой, должна будет внести 10 долларов в призовой фонд той девочки, которая станет чемпионом, а все зрители платили по 1 доллару за билет а этот же фонд. Судьи и зрители удивлялись, что Трэйси удалось вытерпеть так долго, ведь она даже не сумела выдержать сутки. Все думали, что она довольно быстро откажется от участия, но Трэйси не хотела быть на последнем месте. К 2 часам дня девочки выпили уже почти по 4 литра жидкости! Трэйси и Элисон постоянно сжимали руки между ног и пританцовывали на месте. Ещё через 45 минут они начали подпрыгивать на месте и постоянно извивались, как будто у них в лосинах были муравьи.

В течение 5 минут ходьбы Трэйси изо всех сил нажимала пальцами на мочеиспускательное отверстие, и все решили, что она скоро откажется от дальнейшего участия и признает себя проигравшей, но девочка не хотела оказаться на последнем месте, сжала зубы и сказала, что не откажется от участия добровольно. Она не собиралась прекращать борьбу до тех пор, пока её сфинктер не устанет, и она просто не описается. Никто не ожидал такой способности от Трэйси, и Эрика, которая только что вошла в комнату, принесла кувшин с делениями, чтобы девочкам, если они не вытерпят, не пришлось бежать до туалета с мокрыми лосинами. Даже когда девочки сели, Элисон и Трэйси постоянно корчились на стуле и нажимали руками на промежность. Трэйси выглядела более спокойной, она просто сжала зубы и решила терпеть до последнего. Тогда как Элисон начала стонать от боли в мочевом пузыре и сильно извиваться. Когда пришло время встать, Элисон согнулась почти под углом 90 градусов и нажала рукой между ног изо всех сил, чтобы не описиться. Она терпела ещё пять минут, но потом давление стало слишком сильным, и Элисон закричала: "Я отказываюсь от участия, я не могу выдержать не секунды!", после чего побежала в туалет в коридоре, который был на расстоянии около 20 метров.

Когда она вернулась. Все увидели маленькое влажное пятно между её ногами. Она сказала следующее: "Как только я вошла в туалет, мне пришлось убрать руки от промежности, чтобы снять лосины, и я сразу же не удержала маленькую струйку". По правилам, чтобы победить отказавшуюся от участия конкурсантку, девочкам нужно было вытерпеть ещё минимум 20 минут, и Трэйси должна была это сделать, чтобы оказаться на втором месте. Она ужасно хотела в туалет, но решила, что будет терпеть до тех пор, пока это возможно. Когда подошло время ходить по комнате, она едва могла делать маленькие шажки с рукой между ног, но этого было достаточно по правилам конкурса. Даже когда прошли 20 минут, и Трэйси уже была на втором месте, она продолжала терпеть, пытаясь составить хоть какую-то конкуренцию Мишель, которой было уже очень трудно делать вид, что она не очень сильно хочет пописить. Она всё ещё не сжимала рукой промежность, пытаясь выглядеть непринуждённо, но всё-таки ужасно хотела пописить. Теперь, когда Мишель встала и выпила ещё один стакан воды, ей пришлось сконцентрировать все силы на том, чтобы сжать уретру. Она перекрестила и сильно сжала ноги, после чего начала тереть промежность и подпрыгивать.

Затем давление стало ещё сильнее, и Мишель согнулась почти пополам и стала то приседать, то выпрямлять ноги. Эрика и Элисон видели, что Мишель ужасно хочет пописить, и начали подбадривать Трэйси, уговаривая её потерпеть немного дольше, и говоря, что она ещё может победить. Теперь Трэйси так ужасно хотела в туалет, что уже просто не могла никого слушать. Все её мысли были сконцентрированы на мочевом пузыре. Время от времени она сгибалась, сжимала обе руки между ног и буквально корчилась на месте. Затем ей нужно было ходить по комнате 5 минут, и это было слишком сильное испытание для её мочевого пузыря. Через две минуты Трэйси застонала и начала повторять сквозь сжатые зубы: "Я должна вытерпеть, я не собираюсь проигрывать", после этого она задержала дыхание и остановилась, ещё сильнее сжимая себя между ног. Но всё было напрасно, через пару секунд она опять застонала, и из её промежности потекла струйка. "О нет",- закричала Трэйси,- "я должна выдержать". Но ей не удалось удержать ещё одну струйку, и всем было ясно, что она проиграла. "Быстрее, быстрее, дайте мне кувшин, я не могу терпеть. Дайте мне что угодно, пока я не описалась!"- кричала Трэйси, которая изо всех сил пыталась стащить себя лосины, но ей не удалось убрать руки из промежности, и она присела прямо в них над кувшином, после чего из её промежности вырвался настоящий фонтан, она писила 70 секунд.

В кувшине было около литра, и, даже когда Трэйси закончила писить, она всё ещё продолжала сидеть на корточках, держась руками за живот и жалуясь, что её мочевой пузырь продолжает ужасно болеть. Теперь всё внимание окружающих было сосредоточено на Мишель, которая должна была выдержать ещё 20 минут. Она уже была на пределе своих возможностей, но всё ещё терпела. Когда пришло время сесть и выпить стакан воды, Мишель быстро сжала руку между её дрожащими бёдрами. Очевидно, она не ожидала. Что ей будет так трудно победить своих соперниц, но всё же ей удалось довольно уверенно вытерпеть эти 20 минут, после чего Мишель вместе с одной судьёй пошла в туалет и писила ровным, устойчивым потоком 1 минуту и 56 секунд.

Глава 5. Соревнование второй группы.

Все считали, что именно среди девочек второй группы будет идти очень интересная борьба, поэтому все желающие посмотреть это зрители не могли вместиться в комнату Полин. Был составлен график по времени для всех желающих попасть на это соревнование. Сара и Катрин были судьями, Элисон и Трэйси были подругами Эрики, поэтому им разрешили присутствовать всё соревнование (первые четыре часа - Элисон, остальное время - Трэйси). У Сьюзен было очень много болельщиц, поскольку многим не нравилось то, что 13-летняя девчонка может победить старшеклассниц. Про Диану почти никто и не вспоминал, все считали, что она проиграет первой. Она также понимала это, поэтому уже к 10 часам Диана отказалась от дальнейшего участия, хотя к этому времени она ещё могла спокойно терпеть, даже не сжимая руки между ног. Теперь соревнование шло только между Сьюзен и Эрикой. Эрика понимала, что её мочевой пузырь вряд ли сможет соперничать с мочевым пузырём крупной девочки, которая была старше её на четыре года, но не хотела быстро сдаваться и решила терпеть до последнего. Её план состоял в том, чтобы делать вид, что ей совсем не хочется в туалет.

Это должно обескуражить Сьюзен, хотя настанет момент, когда Эрика просто не сможет спокойно терпеть. Таким образом, Эрика решила не показывать, как сильно она хочет в туалет, и даже не сжимать ноги. Когда Диана отказалась от участия, мочевой пузырь Эрики был очень полный, практически на пределе своей вместимости, но девочка делала вид, что почти не хочет в туалет. Она даже заставила себя сидеть с раздвинутыми ногами, чтобы показать Сьюзен, какой у неё сильный мочевой пузырь. Сама Сьюзен примерно так же сильно хотела в туалет, но не скрывала этого: её бёдра всё время были сжаты, она уже иногда сжимала руку между ног независимо от того, стояла она или сидела. Тактика Эрики оправдывала себя, поскольку Сьюзен действительно ужасно хотела пописить и не знала, сколько ещё сможет вытерпеть Эрика. Через час Сьюзен отчаянно скрестила ноги и прижала пальцы к промежности, когда она должна была ходить, терпеть было почти невыносимо. Сьюзен уже была готова отказаться от участия, но все её болельщики уговаривали её терпеть дольше, и девочка решила, что хотя бы ради них будет терпеть, пока это возможно.

Её мочевой пузырь был уже очень надутым и пульсирующе болел. Хуже всего было то, что Сьюзен не знала, как сильно хочет в туалет Эрика, всё ещё делавшая вид, что не хочет пописить. Эрика ещё даже не сжимала ноги, хотя вблизи было заметно, что все мышцы живота и промежности Эрики были напряжены до предела. Фактически, Эрика была на грани своих возможностей, ей приходилось прилагать огромные усилия, чтобы сдержать первые капли мочи, которые были уже у самого выхода. Но всё же Эрика продолжала следовать своей тактике, она ходила непринуждённо, как бы прогуливаясь, хотя все её силы и мысли были направлены на то, чтобы вытерпеть. Вскоре, несмотря на все усилия. Эрика почувствовала, что её сфинктер задрожал и вот-вот не выдержит. В панике Эрика сжала себя сразу двумя руками между ног, нажав указательным пальцем на мочеиспускательное отверстие, чтобы выдержать огромное давление в мочевом пузыре. Эрика ходила по комнате, сжимая себя между ног до тех пор, пока не почувствовала, что снова может терпеть только с помощью сфинктера.

Когда пришло время сесть, Эрика осторожно убрала руки от промежности, всё же сжимая бёдра изо всех сил. Сьюзен уже была готова отказаться от дальнейшего участия, но теперь поняла, что Эрика тоже ужасно хочет в туалет, и ещё неизвестно, кто же выиграет. Большинство зрителей думало, что Эрика откажется после следующего стакана воды, но Трэйси шептала на ухо Эрике, что ей не нужно стыдиться сжимать себя между ног. Та мрачно ответила, что у неё нет особого выбора, поскольку ей вряд ли удастся встать, не сжав себя руками между ног. Несмотря на свою тактику, Эрика теперь почти всё время сжимала промежность рукой, а Сьюзен могла терпеть просто со сжатыми ногами. Правда, Эрика ходила, немного согнувшись, а Сьюзен стала ходить немного боком, чтобы не раздвигать ноги слишком сильно. Когда девочки выпили ещё по 300 мл воды, они обе поняли, что их мочевые пузыри уже на пределе. Сьюзен ужасно хотела в туалет, она изо всех сил сжимала промежность, постоянно сгибалась почти под прямым углом.

Ей казалось, что её мочевой пузырь выпирает почти на 10 сантиметров за лонную кость. Сьюзен на полном серьёзе думала, что её мочевой пузырь может лопнуть, если она скоро не пописает. Эрика тоже невероятно сильно хотела в туалет, но её мочевой пузырь, казалось, немного увеличился после "кризиса", и теперь эта девочка могла довольно спокойно терпеть. Правда, её мочевой пузырь ужасно раздулся и был огромным, он выпучивался на 6-7 сантиметров над лонной костью и невыносимо болел, его верхний край был уже на два пальца выше пупка, но Эрика знала, что может заставить его растянуться и ждать ещё дольше, если действительно захочет этого. Вскоре девочки должны были снова ходить, и это было слишком для Сьюзен. Она согнулась почти пополам, присела, сжимая кулаки между ног, после чего начала корчиться, стоя на месте, но в итоге Сьюзен не могла терпеть дольше. Она застонала и сказала: "Мне очень жаль, но я не могу терпеть дольше, я отказываюсь", после чего пошла в туалет.

Катрин пошла вместе с ней, и, вернувшись, сказала, что Сьюзен писила 2 минуты 15 секунд, хотя струя была не очень сильной. Эрика ликовала, поскольку она знала, что сможет выдержать ещё двадцать минут. Но это стало труднее, чем она ожидала, и через десять минут Эрика внезапно ещё сильнее захотела в туалет, но ей удалось выдержать положенное время. Эрика писила 1 минуту и 12 секунд, в самом начале из её промежности вырвался огромный поток, который постепенно уменьшился до обычного давления. Все признали, что в этой группе победила Эрика, которая ещё раз поразила старших девочек своим мочевым пузырём, но разница во времени была очень большой, поэтому было решено, что теперь девочки будут писить в мерный цилиндр, чтобы все видели объём задержанной ими мочи.

Глава 6. Соревнование третьей группы.

После того, как две группы уже выявили победителей, все члены клуба "Девочки целого дня" хотели присутствовать на последнем соревновании. Желающих было так много, что пришлось продавать билеты по 45 минут на зрителя. Судьями в этом соревновании были Трэйси и Джанет, а секунданты - Эмма у Кэрол, Тамзин у Полин и Сара у Рэйчел. К часу дня все конкурсантки использовали тактику Эрики и делали вид, что совсем не хотят в туалет, хотя все они уже довольно сильно хотели пописить. Полин хотела писить сильнее всех, её мочевой пузырь сегодня был не в лучшей форме, и она захотела в туалет ещё в 9 часов. Полин пробовала терпеть на этой неделе по тем же правилам, но тогда она хотела в туалет намного слабее, чем сейчас. В 2 часа дня все три девочки уже сжимали ноги, но ещё никто не сжимал руку между ног. Зрительницам было трудно определить, кто из девочек сильнее хочет в туалет, и они начали спорить, кто первый начнёт сжимать себя между ног.

К общему удивлению, это была Полин, которая считалась девочкой с самым сильным мочевым пузырём. Теперь Полин действительно очень сильно хотела в туалет, и не была уверена в своей победе. Однако, Полин не стеснялась сжимать себя между ног, вспомнив, как Эрика чуть не ошиблась, притворяясь слишком долго. Анна и Джанет, девочки из математического класса, хотели примерно вычислить объёмы мочевых пузырей конкурсанток, взяв за основу их талии и рост. Но другие девочки убедили их, что мочевые пузыри обычно непропорциональны размерам тела. Через полчаса Кэрол и Полин всё время сжимали руки между ног, а Рэйчел продолжала просто сжимать ноги, хотя несколько раз она нажимала пальцами на промежность. Мочевой пузырь Рэйчел так переполнился, что он фактически был на грани взрыва и очень сильно болел. Девочка не сжимала себя между ног только по одной причине - это совершенно ей не помогало.

Выпирающий над лонной костью мочевой пузырь Рэйчел был уже очень твёрдый, девочка понимала, что он был заполнен почти до предела и больше не мог расширяться. Полин и Кэрол ужасно хотели в туалет, и Кэрол поняла, что не сможет терпеть намного дольше. У неё был довольно большой мочевой пузырь, но её сфинктер не был достаточно сильным. Она знала, что не сумеет выдержать столько же, сколько Полин или Рэйчел, а победить их было бы пустой затеей. Кэрол решила, что потерпит до тех пор, пока не придётся ходить, а затем откажется. Вскоре Кэрол уже просто не могла терпеть дольше, она думала. что описается, как только встанет. Эмма, её секундант, поняла намерения Кэрол и пробовала уговорить её терпеть дольше, но Кэрол достигла своего предела и сказала: "Я так хочу в туалет, что уже не могу терпеть, я просто должна пописить", после чего зашла за ширму и пописила в цилиндр.

Полин и Рэйчел вздрогнули, услышав звук льющейся мочи, которая фонтаном вырвалась из промежности Кэрол. За 41 секунду Кэрол выпустила 1180 мл мочи, что было не так уж и много. Этот звук был невыносим для Полин, которой пришлось сжать руки между ног, чтобы выдержать. "Я не могу терпеть дольше, я ужасно хочу в туалет",- она шептала Тамзин,- "я уже хочу отказаться от участия, ещё несколько минут, и я описаюсь, а Рэйчел до сих пор выглядит более менее спокойной". "Терпи, ты должна выдержать, ты можешь выиграть. Рэйчел хочет в туалет гораздо сильнее, чем ты думаешь. Её живот очень сильно раздулся, а мочевой пузырь очень сильно выпучивается, он, должно быть, на грани взрыва и больше не сможет растянуться",- уговаривала ей Тамзин, которая видела распухший живот Рэйчел. Она понимала, что Полин вряд ли заметила это - она не была способна сконцентрироваться на чём-либо кроме её собственного мочевого пузыря, который угрожал вот-вот лопнуть.

Сара, секундант Рэйчел, сумела подслушать их разговор и сказала Рэйчел: "Ты легко сможешь выиграть, Полин только что сказала, что не сможет терпеть намного дольше, а ты, похоже, не так уж и сильно хочешь в туалет". Рэйчел издала еле слышный стон и сказала сквозь зубы: "Сара, мой мочевой пузырь в агонии, я думаю, что она сейчас взорвётся, если я не пописаю. Ты просто не видишь, как сильно он надут, я никогда в жизни не хотела в туалет так сильно. Мне уже очень плохо, и я не думаю, что сумею вытерпеть дольше". Живот Рэйчел действительно никогда раньше не болел так сильно, как сейчас. Боль в её переполненном мочевом пузыре была хуже, чем зубная боль. Она чувствовала, что может сжать сфинктер, но боль становится всё сильнее. Это было испытание силы воли - мочевой пузырь Рэйчел ещё мог выдержать давление, но всё зависело от того, сколько ещё она сможет выдерживать эту невыносимую боль.

Какое-то время казалось, что обе девочки были готовы отказаться, но болельщицы убедили их потерпеть ещё немного дольше. Каждая девочка пыталась вытерпеть ещё хоть пять минут, а потом и ещё пять минут. К удивлению Полин, ей удалось выдержать ещё полчаса, её мочевой пузырь, казалось, больше не наполнялся. Рейчел наоборот хотела в туалет всё сильнее и сильнее, её мочевой пузырь начал пульсирующе болеть и конвульсивно сжиматься. Полин чувствовала, что её мочевой пузырь всё ещё может немножко расшириться и не лопнуть, если ей удастся заставить свои сфинктеры сжаться, а Рэйчел поняла, что её пузырь уже на пределе и просто не сможет вместить ни капли мочи больше. Когда девочкам снова пришлось ходить, Рэйчел почти отказалась от дальнейшего участия. Она сжимала одну руку между дрожащих бёдер, а другой оттягивала пояс лосин от переполненного и угрожающего лопнуть мочевого пузыря.

Она еле ходила, делая маленькие шажки, поскольку каждый шаг давал небольшую вибрацию на её мочевой пузырь, а это была невыносимая боль. "Терпи, вытерпи ещё одну минуту, и ты снова сможешь сесть",- Сара пыталась уговорить Рэйчел терпеть дольше, но мочевой пузырь имеет свой предел, и Рэйчел приближалась к этому пределу. Ей ещё как-то удавалось терпеть стоя, но, казалось, что она не сможет сидеть. Как только она сядет, давление на живот увеличится, и мочевой пузырь просто не выдержит, поэтому Рэйчел сказала: "Мне жаль, Сара, но я не смогу выдержать дольше, мой мочевой пузырь невыносимо болит, я хочу дойти до этого цилиндра до того, как мой пузырь лопнет. Даже если Полин сейчас откажется, я не смогу вытерпеть ещё 20 минут, я просто лопну!" Сара пробовала уговорить Рэйчел подождать последние пять минут в надежде, что Полин не выдержит, но Рэйчел достигла своего предела.

Она чувствовала, что её мочевой пузырь действительно может лопнуть, если она сейчас не пописает. "Я сдаюсь",- сказала Рэйчел, пытаясь встать. Саре пришлось помочь ей дойти до цилиндра и даже снять с неё лосины, поскольку Рэйчел не могла убрать руки от промежности. Зрители ожидали, что сейчас они услышат настоящий поток, но Рэйчел писила тонкой струйкой в течение 2 минут и 25 секунд. В поршне было 1450 мл, невероятный объём для такой стройной девочки! Как только Рэйчел сдалась, судьи засекли 20 минут по часам, которые Полин должна была вытерпеть, чтобы победить. Тамзин знала, как сильно Полин хочет в туалет, и сомневалась, сможет ли та выдержать положенное время. Полин согнулась почти пополам, сжимая руками промежность, поскольку звук льющейся мочи Рэйчел был невыносим. Тамзин пыталась помочь Полин, делая всё, что только могла.

Она даже держала стакан с водой, когда Полин пила, чтобы той не нужно было убирать руки от промежности. Когда Рэйчел пописила, Полин сумела восстановить некое подобие контроля над мочевым пузырём, теперь она могла терпеть с одной рукой между ног. Она уже была на пределе своих возможностей, и собиралась встать и подойти к цилиндру, когда оставалось терпеть всего две минуты, но Сара настояла на том, чтобы Полин досидела оставшееся время. Наконец, 20 минут прошли! Полин подбежала к цилиндру, присела над ним, и... не сумела выпустить ни капли. Полин подумала, что она так долго терпела, что её сфинктер теперь не может расслабиться. Она тужилась изо всех сил, от усилий её мочевой пузырь болел ещё сильнее, но всё равно ничего не получалось. Полин закричала Тамзин из-за ширмы: "Помоги мне, я не могу пописить, если я сейчас не пописаю, мой мочевой пузырь взорвётся! Сделай что нибудь!" Тамзин подбежала к Полин и начала слегка массировать огромный твёрдый мочевой пузырь девочки, а Полин в это время тужилась изо всех сил, почти плача и время от времени издавая стоны от боли.

Мочевой пузырь Полин уже буквально трещал по швам, но в итоге усилия девочек увенчались успехом, и через пару минут Полин сумела выпустить тонкую струйку, которая так и не стала больше. Полин писила 3 минуты и 8 секунд, выпустив 1450 мл, столько же, сколько и Рэйчел. И Полин, и Рэйчел признались, что они никогда в жизни не хотели писить так сильно, как сегодня. Рэйчел добавила, что её мочевой пузырь всё ещё ужасно болит, видимо, из-за того, что она заставила его растянуться слишком сильно.

Глава 7. Финальное соревнование.

То, что каждое воскресенье в комнате Полин собирается целая толпа девочек, заинтересовало учителей и других учениц, не входящих в этот клуб, поэтому было решено отложить финальное соревнование между Полин, Эрикой и Мишель на месяц. Сьюзен даже в шутку предложила зарегистрировать клуб "Девочек целого дня" официально, чтобы не скрываться. В течение этого месяца все девочки из клуба спорили насчёт того, кто же в итоге победит. Трейси была секунданткой Эрики, и, конечно, убеждала всех девочек, что Эрика станет чемпионом. Правда, большинство не верило, что у 13-летней девочки может быть более сильный мочевой пузырь, чем у 18-летней (а ведь против Эрики в финале должны были быть две 18-летние девушки)! В течение этого месяца все три девочки пытались растянуть их мочевые пузыри и натренировать сфинктеры. Трейси следила за тем, чтобы Эрика пила как можно больше жидкости и как минимум один раз в день очень сильно хотела в туалет. Это делали также Мишель и Полин, которые решили между собой во что бы то ни стало выдержать дольше Эрики, чтобы потом никто не говорил, что маленькая девочка вытерпела дольше, чем две 18-летние.

На этом соревновании хотели присутствовать так много девочек, что пришлось распределить билеты только между членами клуба, каждая могла присутствовать не более 45 минут. Всё время в комнате могли быть только две судьи, Сьюзен и Кэрол, и секунданты участниц. Когда соревнование началось, Мишель думала, что проиграет. Она, в отличие от Полин и Эрики, не стала тренировать свой мочевой пузырь, и теперь сомневалась, хватит ли у неё силы воли выдержать очень долго. Вскоре все три девочки уже очень сильно хотели в туалет, Эрика не скрывала этого, а Полин и Мишель делали вид, что совершенно не хотят пи-пи и даже специально раздвигали ноги пошире. Эрика помнила, что подобная тактика чуть не подвела её прошлый раз, поэтому попыталась сконцентрироваться только на том, чтобы вытерпеть как можно дольше. Вскоре Полин поняла, что притворяться бесполезно - все понимают, что она уже хочет пописить, поэтому девочка постепенно перешла к другой тактике - делала вид, что хочет в туалет сильнее, чем на самом деле, сжимая ноги и иногда приседая. Когда девочки должны были ходить по комнате, Эрика уже сжимала руку между ног, а через полчаса то же самое пришлось делать и Полин.

Мишель обычно первой начинала сжимать руки между ног, но на этот раз она ещё не так сильно хотела в туалет, поэтому ограничилась тем, что просто сжимала ноги вместе, а когда села, положила ногу на ногу. Обычно Мишель могла выдержать очень долго, потому что она долгое время училась в церковной школе, где девочкам не разрешали ходить в туалет во время уроков, а показывать, что ты хочешь в туалет, нельзя было вообще, поэтому, если бы сейчас можно было измерить давление в мочевых пузырях девочек, у Мишель оно было бы самым сильным. Через 45 минут все три девочки уже очень сильно хотели пописить. Мишель всё ещё справлялась с этим, не сжимая руку между ног, но давление в её пузыре уже было очень большим, и ей было невероятно трудно терпеть, особенно, когда пришло время ходить. Мишель всё ещё не могла избавиться от привычки из прежней школы не трогать себя руками между ног, поэтому схватила промежность только тогда, когда во время ходьбы её сфинктер немного расслабился, и Мишель чуть не выпустила струйку мочи в лосины.

К ужасу Мишель, ей всё-таки не удалось полностью остаться сухой, она почувствовала как несколько капель мочи вытекли из уретры, но, нажав пальцами на мочеиспускательное отверстие, сумела остановить остальную мочу. Мишель боялась убрать руку из промежности, чтобы не покаывать влажность, если она там есть, остальным девочкам, но, когда она села и положила ногу на ногу, девочка убрала руки и посмотрела на лосины - они всё ещё были сухие! Мишель чувствовала, что она всё-таки не удержала несколько капель и поняла, что её мочевой пузырь уже наполнился до предела, и через минуту Мишель снова сжала себя рукой между ног. Она нажала пальцем на уретру, но её мочевой пузырь был настолько переполнен, что, когда она встала, уже ничего не могло заставить его терпеть, и на лосинах Мишель появилось влажное пятно. Мишель поняла, что проиграла, поэтому бысро подошла к цилиндру, но всё-таки не удержала ещё немножко мочи, когда снимала лосины. Видимо, уретра Мишель была очень тонкой, потому что она писила тонкой струйкой, но напор мочи был таким сильным, что её мочевой пузырь, должно быть, действительно не мог растянуться больше.

Мишель писила 2 минуты 35 секунд, и в итоге в цилиндре было примерно 1400 мл. Мишель сказала Карен, что ещё никогда не хотела в туалет так сильно, и в её мочевом пузыре никогда не было так много мочи. Звук льющейся мочи Мишель был настоящей агонией для Эрики и Полин, которые тоже очень хотели пописить. Услышав этот звук, Полин ещё сильнее захотела писить, и следующие пять минут пыталась остановить первые капли мочи, которые уже были готовы вырваться из её уретры. Полин ещё никогда в жизни не старалась сжать сфинктер с такими усилиями и никогда в жизни не сжимала свою промежность так сильно. Эрика почувствовала, что вот-вот не выдержит, очень сильно наклонилась и сжала обе руки между ног. Обе девочки всё ещё ходили по комнате, держа себя руками между ног, но они пока что справлялись со своими сфинктерами. Вскоре им разрешили сесть, и девочки пробовали восстановить контроль над своим организмом. Эрика и Полин чувствовали, что их мочевые пузыри уже вот-вот будут на пределе своей вместимости, но продолжали просто сидеть и терпеть изо всех сил.

Прошло ещё 35 минут, и Эрика уже всерьёз думала о том, что пора сдаваться. Её мочевой пузырь был в агонии, ужасно болел и настолько раздулся, что Эрика даже заметила необычную выпуклость её живота. Девочка мучилась ещё и из-за того, что резинка лосин очень сильно врезалась в живот на уровне пупка, увеличивая боль в переполненном пузыре. Эрика прошептала Трэйси, что она ещё никогда за всю свою жизнь не хотела пописить так сильно, как сейчас, и вряд ли сможет выдержать намного дольше. Трэйси уговаривала Эрику потерпеть ещё, столько, сколько она сможет, и девочке удалось вытерпеть ещё около 20 минут. Тамзин встала между Полин и Трейси, так как Трейси была слишком занята Эрикой и не замечала, что Полин уже буквально на пределе своих возможностей. Даже когда Полин сидела, боль в мочевом пузыре ни капельки не уменьшалась, и в туалет хотелось так же сильно. Девочка чувствовала, что ещё может терпеть и ей не грозит описаться в любую секунду, но она также понимала, что ещё никогда в жизни не хотела в туалет так сильно.

Несмотря на то, что она прижимала пальцы к мочеиспускательному отверстию, прижималась как можно сильнее к стулу и сжимала бёдра, писить хотелось просто ужасно, Полин изо всех сил сжимала сфинктер, но боль была просто невыносима. Эрика была не в лучшем состоянии, мочевой пузырь стройной 13-летней девочки не мог сдерживать дольше такое огромное давление, несмотря на отчаянно сжимавшийся сфинктер и сжатые кулаки между ног. Когда Эрика снова сказала Трэйси, что уже не может терпеть, та буквально умоляла её: "Эрика, потерпи ещё хоть пять минут. Ты терпела так долго, что сможешь выдержать ещё пять минут. За тебя болеют многие девочки, ты ведь не хочешь подвести их, сделай это хотя бы ради всех твоих подруг и болельщиц, ради меня". Эрика изо всех сил пыталась выдержать ещё дольше, её мочевой пузырь уже буквально трещал по швам, а по её щекам катились слёзы. Она пыталась вытерпеть, но боль была просто невыносима. Мысль о том, что она может пописить за ширмой и прекратить эти страдания, была непреодолима, поэтому через несколько минут Эрика встала и, всё ещё сжимая ноги, подошла к цилиндру.

Она одним движением стянула с себя лосины, присела и начала писить. Из её промежности вырвался такой поток, что никто не сомневался в том, что мочевой пузырь Эрики действительно был на грани взрыва. Она писила примерно полторы минуты, и в её мочевом пузыре было 1650 мл, невероятно для 13-летней девочки! Полин всё же удалось выдержать до того момента, когда Эрика сдалась, но к тому моменту она сама была почти на пределе. Девочка понимала, что всё ещё сдерживается, но не сможет вытерпеть, если в мочевой пузырь добавится ещё хоть немного мочи. Тамзин сказала Полин, что той достаточно вытерпеть ещё 20 минут, и она станет чемпионкой школы, но мочевой пузырь Полин уже достиг его предела вместимости, и 20 минут были почти невозможной целью. Полин сжималась изо всех сил, она напрягла все её мускулы и закрыла глаза, прошептав, что откроет их не раньше, чем через пять минут. Через мнуту по её щеке скатилась слеза, а сама Полин закусила нижнюю губу от боли. Когда она открыла глаза, прошло всего три минуты. Время шло так медленно, что Полин всё сильнее хотела пописить и чувствовала, что скоро не выдержит.

Несмотря на поддержку Тамзин, Полин выдержала ещё две минуты, и после этого у неё между пальцев начала просачиваться моча. Несмотря на все усилия, ей не удалось вытерпеть, так что теперь Полин бысро стащила с себя лосины и присела над цилиндром. Сначала она выпустила огромный поток, который постепенно уменьшился до крошечной струйки. Полин писила больше трёх минут, и в цилиндре было 1550 мл, на 100 мл меньше, чем у Эрики. Поскольку Полин не сумела выдержать положенные по правилам 20 минут после того, как Эрика сдалась, она не была чемпионкой. Тамзин говорила, что Полин терпела дольше, поэтому она должна быть победительницей, на что Трэйси говорила, что Эрика должна быть чемпионкой, поскольку она выдержала немного больше по объёму. Все решили, что ни одну из девочек нельзя признать чемпионкой, поэтому было решено повторить соревнование между Эрикой и Полин через неделю. Ужасно растянутые и чуть не лопнувшие мочевые пузыри обеих девочек ужасно болели после этого неудачного соревнования, поэтому Полин отправила всех из своей комнаты и села в кресло, закрыв глаза.

Эрика была ещё слишком маленькая, чтобы иметь свою комнату, поэтому она пошла в комнату Трэйси, легла на её кровать и расслабилась. Трэйси пошла за ней и не собиралась скрывать, как сильно она злится на Эрику за то, что та сдалась, когда Полин уже не могла терпеть дольше, и победа была так близка. Прежде, чем Трэйси что-либо произнесла, Эрика заплакала и сказала: "Ох, Трэйси, я ведь могла победить, если бы я заставила себя потерпеть ещё немного дольше. Я не знала, что Полин так ужасно хотела в туалет, мне казалось, что она ещё могла терпеть довольно долго. Ох, если бы я попробовала вытерпеть ещё хоть немного дольше. Мой мочевой пузырь очень сильно болел, он был на грани взрыва, но я всё ещё могла заставить его терпеть дольше, он бы выдержал и смог растянуться, я знаю. Полин тоже была на пределе, но она терпела до тех пор, пока моча не просочилась у неё между пальцами, а я сама сдалась только из-за того, что ужасно себя чувствовала. Я должна была сжаться и закрыть пальцем уретру и терпеть до последней секунды, мой мочевой пузырь уже был готов лопнуть, но я могла вытерпеть ещё немного, я должна была сделать это и заставить мочевой пузырь выдержать столько, сколько я захочу".

Трейси пробовала утешить её: "Я должна была заметить, что Полин так сильно хотела в туалет и предупредить тебя. Главное, что теперь мы знаем - Полин не может терпеть так долго, как ты, и её мочевой пузырь не такой большой, как у тебя. В следующий раз ты победишь". Эрика успокоилась и сказала: "Я начну тренировать свой мочевой пузырь с завтрашнего дня, я должна постоянно растягивать его. Если он почти постоянно будет переполнен, он растянется, и я смогу вытерпеть ещё больше, чем сегодня. Вряд ли это получится, но я хотела бы растянуть его за эту неделю до двух литров".

Глава 8. Повторное финальное соревнование.

Полин и Эрика должны были снова пройти соревнование их мочевых пузырей в следующее воскресенье. Ни та, ни другая девочка не знала, сумеют ли они за это время увеличить объём их мочевых пузырей, но обе пытались сделать это. Девочки каждое утро пили столько, сколько вмещалось в их желудки, а после этого пытались вытерпеть до конца занятий, выходя с последнего урока с сильно сжатыми ногами и переполненными мочевыми пузырями. Трэйси также считала, что если Эрика приучит свой организм перерабатывать большое количество воды, ей будет легче выиграть соревнование. Все члены клуба разделились на две группы болельщиц, больше никто не остался безучастен. Обе группы приводили доводы в пользу своей кандидатки, но все соглашались. Что соревнование будет идти примерно на равных, и чемпионке придётся выдержать не менее 1.75 литра. Кроме простого растяжения мочевого пузыря обе девочки решили, что должны потренироваться и терпеть как можно дольше. Полин попросила её старшую подругу взять её с собой на матч по регби, та сказала, что им не нужна школьница, которая будет бегать в туалет каждые полчаса и мешать всем. Полин предложила поспорить, что она сумеет вытерпеть дольше их всех, если они будут пить одинаковое количество жидкости.

Все девочки перед поездкой выпили пива в кафе, после чего пошли в автобус. Большинство девочек из команды регби попросили водителя остановить автобус ещё на полпути, и просто зашли за кустики. Некоторые девочки сумели кое-как вытерпеть до конца пути, но даже не стали идти к туалетам и просто пописили на стоянке. После этого Полин пошла к общественным туалетам, правда, сжимая ноги и держа руку между ног. Она сумела выстоять очередь, а когда вернулась, решила снова терпеть до возвращения домой. Когда Полин приехала к школе, она зашла в свою комнату, налила стакан воды и стала медленно его пить. Примерно через двадцать минут она уже сидела на твёрдом столе, согнув ногу так, чтобы пятка нажимала на промежность. Её мочевой пузырь уже был переполнен, поэтому где-то через десять минут Полин пошла в коридор и стала прогуливаться недалеко от туалета, продолжая мучить свой мочевой пузырь, но вскоре она почувствовала влажность в трусиках и побежала пописить. Джоан пригласила Эрику провести выходные с её тётей, и Эрика решила, что не будет писить с субботы, когда они уедут, до возвращения, в воскресенье к вечеру. Они с Трэйси решили, что за это время Эрике нужно пить понемногу, чтобы мочевой пузырь растягивался до предела медленно и равномерно.

В воскресенье, после обеда, Эрика и Джоан вместе пошли в кафе, где взяли пиццу и по поллитровой бутылке газировки. Эрика уже думала, не слишком ли это много для её болящего мочевого пузыря, учитывая две чашки кофе за завтраком и то, что она терпела уже 28 часов. Однако, Эрика не пошла в туалет в кафе и уже сожалела об этом в поездке. Когда Эрика была в автобусе и терпела уже больше 30 часов, ей пришлось положить ногу на ногу и сильно сжать промежность рукой, что вызвало сочувствие у Джоан, которая имела очень маленький мочевой пузырь. Когда они вышли из автобуса, Эрика чувствовала, что её мочевой пузырь готов лопнуть и спросила Джоан, где здесь туалеты. Та тоже очень хотела в туалет, но продолжала терпеть и сказала Эрике: "Это такой случай, когда ты думаешь, что не сможешь вытерпеть ни минуты, но так как нигде рядом нет туалетов, ты сумеешь выдержать, пока не надёшь их. Помнишь школьную экскурсию, когда мы застряли в пробке? Я думала, что просто лопну прямо в автобусе, так сильно болел мой мочевой пузырь, но последние полчаса я сумела вытерпеть, убеждая себя, что смогу вытерпеть ещё пять минут, а после этого говорила себе, что вытерплю и ещё пять минут, пока мы не доехали до школы". Эрике стало стыдно, что её учит терпеть девочка с таким маленьким мочевым пузырём, и она решила, что вытерпит не только до школы, но и дольше.

Приехав к школе, Эрика сумела посмотреть боевик, всё время ёрзая в кресле, потом решила несколько задач по математике, но даже после этого она встала в коридоре недалеко от туалета и сказала себе, что не войдёт туда, пока в туалет не зайдут десять девочек, а она будет только одиннадцатой. Когда восемь девочек уже пописили, в течение пятнадцати минут никто не пошёл в туалет. И Эрика буквально сходила с ума от боли в мочевом пузыре и желания пописить. но после этого сразу две девочки вошли и, когда они вышли, Эрика со стонами вбежала в туалет и писила две минуты, освобождая её болящий и ужасно растянутый мочевой пузырь, вытерпев почти 34 часа. Девочки уже давно думали, не лопнет ли мочевой пузырь, если терпеть очень долго и растягивать его до предела, и Анна пошла к медсестре, чтобы узнать это. Она рассказала той, что автобус, в котором она ехала, попал в пробку, и девочка так сильно хотела в туалет, что её мочевой пузырь очень сильно болел. Медсестра успокоила её, сказав, что мочевой пузырь не лопнет в такой ситуации, потому что ещё до этого сфинктер не выдержит и расслабится.

Когда пришло время конкурса, девочки собрались не в комнате Полин, чтобы та не имела психологического преимущества. Полин была уверена, что сумеет выиграть соревнование. Её два марафона мочевого пузыря в поездке регби доказали, что Полин может терпеть столько, сколько захочет. Эрика же наоборот боялась, что проиграет. Из воспоминаний о прошедшей неделе у неё в памяти осталась только невыносимая боль в мочевом пузыре, и она боялась, что слишком сильно мучила её мочевой пузырь, и он не успел отдохнуть и прийти в норму перед соревнованием. Через некоторое время мочевой пузырь Эрики был на грани взрыва. Её раздутый мочевой пузырь пульсирующе болел, а резинка лосин невыносимо давила на него. Вскоре Эрике пришлось положить ногу на ногу, сжав руку между бёдрами, и она уже сомневалась, стоит ли продолжать соревнование, после чего сказала своей секундантке: "Трэйси, я уже очень сильно хочу в туалет, и мой мочевой пузырь ужасно болит. Он ещё не совсем восстановился после тренировок, и я думаю, что даже не сумею вытерпеть до того объёма, который я выдержала в прошлый раз.

Я не сумею вытерпеть столько же, сколько и Полин, она на 5 лет старше меня!" Трэйси испугалась, что это могла услышать Тамзин, и сказала: "Ты не можешь так легко сдаться, ты должна терпеть. Ты была так близко к победе в последний раз, и с тех пор твой мочевой пузырь увеличился в объёме от тренировок. Заставь его терпеть, не подводи всех своих болельщиц". Эрика с трудом сжала сфинктер ещё сильнее, надеясь, что скоро будет хотеть в туалет немножко слабее. Девочка понимала, что ей не грозит намочить штаны, но её мочевой пузырь очень сильно пульсирующе болел, и ей пришлось прижать пальцы к промежности. Эрика положила одну руку на живот, чувствуя, что её мочевой пузырь начинает выпирать над лонной костью. Внезапно, девочка почувствовала резкую боль в мочевом пузыре, и инстинктивно схватилась руками за живот, согнувшись в поясе. Дополнительное давление на мочевой пузырь сделало желание пописить ещё сильнее, и Эрика, сидя, согнулась почти вдвое и забыла о боли в животе, чтобы вытерпеть. Она так отчаянно боролась с первыми каплями мочи в уретре, что Трэйси даже обняла её за плечи для поддержки.

Когда Полин и Тамзин увидели это, они чуть не закричали от радости, думая, что мочевой пузырь Эрики был уже на пределе. Полин ещё не так сильно хотела в туалет как Эрика, но всё же ей было очень трудно бороться с растущим давлением в животе. Видя отчаяние Эрики, Полин было сложно казаться непринуждённой, когда на самом деле она так хотела в туалет, что даже не могла ходить нормальным шагом по комнате. Когда пришло время сесть, Полин начала корчиться на стуле, а на её лице была гримаса боли и отчаяния. Трэйси увидела, как сильно Полин хочет писить и наблюдала за ней несколько минут. Эрика, тем временем, всё ещё сидела, согнувшись почти вдвое, схватившись руками за живот и постанывая от боли. Трэйси, увидев это, сказала Эрике: "Полин хочет в туалет гораздо сильнее, чем показывает это. На самом деле она ужасно хочет пописить. Сожмись, Эрика, пожалуйста, вытерпи ещё хоть немного дольше, ну ради меня, ради всех своих болельщиц!" Эрика не отвечала, но продолжала сидеть, согнувшись, держа одну руку между ног, а другой в это время массируя болящий мочевой пузырь.

Когда пришло время стоять, Эрика, прихрамывая, подошла к стене и облокотилась на неё, скрестив ноги, положив руки на живот и закрыв глаза. Трэйси снова подошла к ней и стала умолять потерпеть ещё немного дольше, когда Эрика прошептала ей: "Я не так сильно хочу в туалет, как ты думаешь. Я действительно ужасно хочу пописить, но могу терпеть. Мой мочевой пузырь очень сильно болит, но я чувствую, что смогу заставить его терпеть дольше". "Ты обманула меня, значит, Полин тоже должна была поверить в твой спектакль",- сказала Трэйси, дав Эрике стакан воды,- "сколько ещё ты сможешь вытерпеть?" "Не знаю",- быстро прошептала Эрика, допила воду и снова начала притворяться: она согнулась, начала тереть руками промежность и застонала, глубоко дыша. Полин и Тамзин видели всё это, но не могли понять - действительно ли Эрика так хочет в туалет или просто притворяется. Вскоре они всё-таки решили, что она не притворяется и вот-вот описается. Полин, чувствуя, что победа уже близка, решила морально подавить Эрику, поэтому встала совершенно свободно, и только её ноги, сжавшиеся через минуту, показывали как сильно она хочет в туалет.

Фактически, Полин прилагала все усилия, чтобы не описиться. Она хотела в туалет даже сильнее, чем во время поездки на матч по регби. Несмотря на опыт предыдущих соревнований, Полин решила вести себя непринуждённо, как будто она почти не хотела пописить, ведь тогда, как она думала, Эрика откажется от участия ещё быстрее. Когда девочки закончили ходить, никто не сомневался, что Полин просто ужасно хочет в туалет, но никто не понимал, почему она выглядит совершенно спокойной. Девочка прихрамывала по комнате, делая маленькие быстрые шаги совершенно прямыми ногами, не сгибая колени, и сжимая обе руки между дрожащих от усилий бёдер. Никто из болельщиц никогда раньше не видели, чтобы кто-то так сильно хотел в туалет, и всё ещё продолжал терпеть, все ожидали, что через пару секунд Полин описается, но девочка продолжала сжимать сфинктер и терпеть. Тамзин не понимала, почему Полин только иногда прикасается рукой к промежности и притворяется, что почти не хочет пописить. Только через некоторое время Полин перекрестила ноги и сжала обе руки в промежности, а когда она села, девочка согнулась почти пополам, нажала указательным пальцем на мочеиспускательное отверстие и начала тихо стонать.

Эрика была в подобном положении, за исключением того, что она не стонала как Полин, и Трэйси наклонилась к ней, чтобы приободрить. Вдруг Эрика прошептала на ухо Трэйси: "Мой мочевой пузырь болит даже меньше, чем полчаса назад, и я знаю, что смогу вытерпеть, даже если он ещё немного наполнится. Следи за Полин - действительно ли она на пределе или тоже притворяется?" Трэйси скрыла её радость, услышав это от Эрики, встала позади неё и начала украдкой следить за Полин. Вскоре она была уверена, что Полин действительно на грани своих возможностей, хотя Тамзин пыталась встать так, чтобы Трэйси не видела Полин. Сама же Полин оттягивала момент, когда ей пришлось выпить очередной стакан воды, до последнего момента, послечего быстро. Большими глотками выпила всю воду. Когда Полин встала, ей пришлось сжать обе руки между ног, после чего она, переминаясь с ноги на ногу, подошла к стене, прислонилась к ней и закрыла глаза. Эрика всё ещё сжимала себя между ног только одной рукой, оттягивая резинку лосин от надутого живота. Когда девочка ёрзала на стуле, чтобы попробовать сжать ноги как можно сильнее, Трэйси видела, как сильно выпирал мочевой пузырь Эрики.

Чтобы мочевой пузырь так сильно выпирал над лонной костью, давление в нём должно было быть огромным. Нельзя было сказать, что кто-то из девочек выигрывает, они обе изо всех сил старались вытерпеть подольше, и они никогда не хотели писить так сильно за всю свою жизнь. Поскольку Эрика должна была ходить, ей пришлось сжимать себя между ног двумя руками, и давление в её мочевом пузыре стало почти невыносимым, но так или иначе, она сумела дождаться момента, когда ей можно было сесть. У Эрики было ощущение, что её мочевой пузырь выпучивался почти на десять сантиметров. Когда девочка села, ей стало легче управлять мускулами её мочевого пузыря, но лосины давили ей на живот, и даже это небольшое увеличение давления было почти невыносимо. Если раньше ей помогало, когда она слегка массировала свой мочевой пузырь, теперь от этого становилось ещё хуже, и Эрика корчилась в кресле, чтобы найти положение, при котором даление на её надутый мочевой пузырь будет как можно меньше. Эрика наклонилась назад, и её переплетённые ноги были прямо перед ней, но она всё ещё фактически сидела, и теперь ничто не имело значения для неё, кроме удерживания её мочи.

Полин тоже была в агонии, и быстро приняла положение Эрики, корчась, чтобы казаться сидящей и суметь выпить следующий стакан воды. Трэйси также оттягивала момент, когда Эрике придётся снова пить. Вскоре Трэйси вспомнила, что в правилах соревнования не указано, какую жидкость должны пить участницы, поэтому Трэйси решила дать Эрике тёплый апельсиновый сок вместо воды, надеясь, что он не так быстро войдёт в мочевой пузырь. Когда обе девочки с трудом вставали, выпрямляясь в поясе, болельщицы начали их поддерживать. Все видели, как трудно Полин и Эрике было терпеть, поэтому все понимали, что мочевые пузыри этих девочек уже на грани их вместимости. Встав, Полин прислонилась к Тамзин и закрыла глаза, пытаясь найти в себе силы, чтобы выдержать это ужасное давление в мочевом пузыре. "Сожмись, Полин, ты должна вытерпеть, ты сможешь выдержать, если заставишь себя сделать это!"- повторяла ей Тамзин, но, вспоминая предыдущий финал, Полин чувствовала, что теряет контроль над мочевым пузырём, и, сколько бы она не сжимала ноги или нажимала руками на промежность, она проиграет.

Она никогда не сжималась так сильно, как в следующие пять минут, но несколько капель всё равно просочились в лосины Полин, намочив их, и вскоре её руки не могли скрыть тёмное, влажное пятно. Элисон первая заметила это и сказала судьям, но Полин и сама поняла, что проиграла, поэтому мелкими шагами подошла к цилиндру, мгновенно сняла лосины и ослабила сфинктер. Она писила то большим потоком, то останавливаясь на несколько секунд, в течение почти трёх минут, поставив рекорд по объёму - 1680 мл, на 130 мл больше её предыдущего лучшего результата. Эрика видела всё это, и даже пыталась заткнуть уши, чтобы не слышать звука льющейся мочи. Она сконцентрировалась только на своём собственном мочевом пузыре, ещё 20 минут, и она станет чемпионкой, но даже мысли об этих двадцати минутах усилили её желание пописить так сильно, что Эрике пришлось сжать зубы, замереть на месте и уговаривать себя, что она сумеет вытерпеть. если заставит себя сделать это. Элисон и Трэйси подбадривали её, но Эрика всё время вспоминала только слова Джоан: "Независимо от того, как сильно ты хочешь в туалет, ты всегда сможешь выдержать ещё пять минут, если действительно захочешь этого".

Если даже Джоан с её маленьким мочевым пузырём могла бы суметь вытерпеть ещё пять минут, то Эрика, которая могла выдержать почти два литра в пузыре, должна была выдержать в четыре раза дольше - двадцать минут. Эти воспоминания не были большим облегчением для Эрики, поскольку её мочевой пузырь уже был на пределе своей вместимости, он был похож на тяжёлый камень в её животе, выпирающий почти на десять сантиметров и подтверждающий огромное давление в мочевом пузыре Эрики. Девочка нажала одной рукой на промежность, а другой оттянула резинку лосин. Это немножко уменьшило давление на мочевой пузырь, и это помогло. Мочевой пузырь Эрики был так сильно переполнен, что даже малейшее уменьшение давления облегчало боль, а увеличение давления могло просто разорвать мочевой пузырь. Эрика просто прижала большим пальцем мочеиспускательное отверстие к лонной кости, так что моча не смогла бы просочиться, даже если бы Эрика ослабила сфинктер. Если бы давление в мочевом пузыре осталось прежним, Эрика бы сумела терпеть так довольно долго. Но она знала, что если давление станет сильнее, боль в мочевом пузыре станет такой ужасной, что у неё просто не хватит силы воли терпеть такую боль и рисковать своим мочевым пузырём, который бы просто взорвался.

Внезапно, Трэйси закричала: "Ты сделала это, Эрика, двадцать минут прошли, ты уже чемпионка и можешь пописить!" Большинство девочек ожидали, что Эрика просто ослабит сфинктер и описается, но радость победы дала ей новые силы, и Эрика последним усилием убрала руки от промежности, встала ровно и спокойным нормальным шагом подошла к цилиндру. Только скорость, с которой она стащила с себя лосины, и гримаса боли на лице показали, как ужасно она хотела в туалет. Эрика присела над цилиндром и выпустила огромную струю, она писила 1 минуту 34 секунды и поставила школьный рекорд по объёму - 1730 мл, на 80 мл больше, чем её прежний рекорд. Эрика победила Полин не только по времени, но и по объёму мочевого пузыря, и теперь ни у кого не осталось сомнений, что Эрика должна быть чемпионкой клуба "Девочек всего дня", и у неё самый сильный мочевой пузырь в школе.

0

16

Карен

Однажды вечером Карен выполнила мою самую дикую фантазию. Она сказала, что очень хочет в туалет, но это её возбуждает, и она будет терпеть до утра. Я предложил ей поскорее лечь спать, и Карен, выпив бокал вина, налила и поставила возле кровати большой стакан воды, чтобы выпить его ночью. Было ещё только десять часов вечера, и я сгорал от нетерпения, мне хотелось, чтобы эта ночь прошла побыстрее. Стоны Карен и то, что она ёрзала на кровати, разбудили меня около 4 часов утра, и я, положив руку ей на живот, понял, в чём дело: её мочевой пузырь был твёрдый, поскольку она очень сильно хотела писить, стакан из-под воды уже был пуст. Ощущение моей руки на её ОЧЕНЬ ТВЁРДОМ мочевом пузыре было невыносимо для Карен, сначала она оттолкнула руку, но затем попросила положить ладонь ей между ног. Рассказывая, как сильно она хочет писить, Карен взяла мой палец и нажала им на уретру. Её колени были немного согнуты, и она повернулась на бок, сказав, что так лучше себя чувствует.

Мочевой пузырь Карен был заполнен до предела, но она хотела попытаться вытерпеть немного дольше. Карен попросила меня и дальше нажимать пальцем на её уретру, чтобы она могла хоть немного ослабить свой уставший сфинктер и, возможно, даже немного подремать. Я понимал, что Карен шутила насчёт "подремать", но был невероятно возбуждён этими словами. Лёжа рядом с ней, с рукой в её промежности, я возбуждался всё сильнее и просто засунул свой возбуждённый член в неё. Карен была так напряжена, но в то же время так влажна, что если бы она не сказала: "О-о-ох, не надо, пожалуйста", я бы достиг оргазма за несколько секунд. Я стал снова аккуратно вводить в неё мой член так, чтобы она могла терпеть дольше. Карен попросила меня не входить в неё глубоко, но уже через несколько секунд мы достигли оргазма. Затем Карен искренне и жалобно сказала мне:"Подожди, мой мочевой пузырь уже на пределе, и я не выдержу даже нескольких минут.

Хорошо, если мне удастся дойти сухой до туалета!" Она оттолкнула меня, сжала свою руку между ног, и мы побежали в туалет (она оказалась там первой). Я сел на край ванны, а Карен присела на мои колени с широко раздвинутыми ногами. Она тихо стонала и сказала мне, что никогда не хотела в туалет так сильно за всю свою жизнь. Но даже через минуту из неё не вытекло ни капли мочи. Я хотел почувствовать её горячую мочу, текущую по мне, и Карен сказала мне, что её мочевой пузырь просто лопнет, если она сейчас не пописает, но несмотря на её отчаянные попытки, ей не удалось ослабить сфинктер.

Низ живота Карен был твёрдый, как камень, в уголках её глаз даже выступили слёзы. Она изо всех сил массировала свой живот и тёрла себя между ног, но у неё ничего не получалось. Тогда я подошёл к раковине и открыл кран. ДА!! Через секунду или две из промежности Карен вырвался настоящий фонтан мочи. Она брызгала во все стороны и намочила мои ноги. Я подставил руки под этот поток, а затем начал гладить её груди, после чего немного подвинулся и вставил свой член в её мокрое возбуждённое влагалище. Я поднялся, и мы продолжили заниматься этим стоя, через несколько секунд Карен уже кричала от оргазма, а я предложил ей повторить испытание её мочевого пузыря через пару недель (и она согласилась!).

0

17

Соревнование

Тери, моя давняя подруга, снова приехала ко мне погостить на выходные. Она всегда приезжала, когда мой муж, Майкл, уезжал на пару дней, а мне одной было скучно. Я живу в большом доме, поэтому всегда одиноко себя чувствую, когда никого нет рядом. Тери же была очень весёлая, и с ней мне всегда было хорошо. Мы с ней постоянно болтали обо всём подряд, обсуждали наших бывших парней. Я забыла сказать, что обожаю долго не ходить в туалет и терпеть как можно дольше, поэтому мне нравилось ещё одно качество Тери - она всегда притворялась маленькой девочкой, когда сильно хотела пописить. Если мы долго не были дома, Тэри, когда мы уже приезжали, сжимала руки между ног, делала реверанс и говорила тоненьким голосом: "Маленькая Тэри очень сильно хочет пи-пи и уже не может терпеть". Это были восхитительные моменты, и от такого зрелища я сама начинала хотеть в туалет. Я не ожидала, что Тэри начнёт, как и я, экспериментировать с её мочевым пузырём.

Я думала, что она изображает ребёнка просто ради смеха, но, оказалось, что время от времени она действительно ужасно хотела пописить. Оказалось, что она тоже обожает чувство переполненного мочевого пузыря. Была самая обычная пятница, когда Тэри приехала ко мне с парой сумок.

Мы переоделись для танцев, и пошли в ближайший бар вместе. Мы обе надели синие джинсы, я одела розовую блузку, а Тэри - обтягивающую майку, которая не доходила на несколько пальцев до пупка. В баре было неинтересно, мы выпили по паре банок пива, попытались позаигрывать с парнями, но вскоре пошли домой, чтобы просто посмотреть видео. У меня в холодильнике было шесть банок пива, и, когда мы пришли, мы поставили кассету и начали пить пиво на диване, взяв с собой по две банки. Фильм ужасов был не очень интересный, но длинный, из-за чего я и начала беспокоиться (когда мы с Тэри дома одни, я обычно играю в маленькую игру с моим мочевым пузырём - никогда не иду писить до того, как Тэри сходит в туалет). Конечно, она об этом не знает, поэтому обычно мне не приходится терпеть слишком долго, но сегодня моя подружка, скорее всего, решила не ходить в туалет до окончания фильма, а я уже сильно хотела пи-пи.

Ближе к концу фильма, Тэри пошла, чтобы принести нам по третьей банке пива, но на пороге комнаты она сжала руку между ног и сказала: "О-о-ох, Дженни, я должна срочно пописить", после чего сделала пару шагов в коридор, но вдруг остановилась, обернулась ко мне и серьёзно спросила: "Дженни, ты хочешь в туалет?" "Немного хочу, но не сильно",- соврала я, на что Тэри ответила: "Хорошо, если ты не пойдёшь в туалет, я тоже буду терпеть". После этого она вернулась и снова села рядом со мной на диван. Я была поражена и даже не знала, что подумать. Только мысли о том, что она ужасно хочет в туалет, но будет терпеть, почти довели меня до оргазма.

Я сразу же подумала, не шутит ли она, и сколько она собирается терпеть, пока не сдастся. "Дженни, понимаешь, я заметила, что ты всегда терпишь очень долго и редко ходишь в туалет",- она сказала,-"судя по тому, что последние полчаса ты сидишь, положив ногу на ногу, и всё время ёрзаешь, ты и сейчас сильно хочешь в туалет". Я действительно очень хотела пописить, но подумала, что Тери не смогла бы вытерпеть дольше меня. Я знала её довольно хорошо, у нас был примерно одинаковый рост и вес, но вряд ли у Тери были такие же тренированные мышцы мочевого пузыря, к тому же, Тери была слабее меня и физически. Я не собиралась позволить этой маленькой девочке вытерпеть дольше меня. "Тери, на твоём месте я бы сейчас сходила в туалет, я не хочу, чтобы ты описилась",- сказала я,-"я не собираюсь вставать до тех пор, пока ты не сходишь в туалет", на что Тери ответила: "Я не боюсь описаться, но ты первой сходишь в туалет. Я не буду писить до тебя".

Именно так и началось наше соревнование: кто дольше вытерпит. Я была уверена, что выиграю, потому что у Тери в этом плане не было никакого опыта, а я по несколько раз в неделю растягивала свой мочевой пузырь до предела. Из-за этого, как я думала, это соревнование было нечетным, но мне очень хотелось посмотреть на Тери с мокрыми штанишками. Через пятнадцать минут мы допили по третьей банке пива (не считая того, что мы выпили в баре!), и я принесла из кухни два стакана и кувшин с холодным лимонным чаем. Тем временем, фильм ужасов закончился, и мы поставили новую кассету - мелодраму. Мы обе уже довольно сильно хотели в туалет, Тери тоже положила ногу на ногу и время от времени слегка наклонялась вперёд. В эти моменты её лицо было таким напряжённым, что, казалось, она улыбнётся только за миллион долларов. Позже, после очередного сгибания Тэри, я попросила её раздвинуть ноги и показать мне промежность.

Я просто не хотела, чтобы она обманула меня и продолжала сидеть, если бы немного не выдержала. После того, как я убедилась, что она всё ещё сухая, Тери снова сжала ноги, согнулась почти вдвое и обняла руками колени так, что её длинные волосы доставали до пола. Мне было приятно видеть её в таком тяжёлом положении, потому что я тоже ужасно хотела в туалет и не знала, сколько ещё смогу вытерпеть. Мой мочевой пузырь начал время от времени непроизвольно сжиматься на пару секунд, и последний раз я чуть не описилась от этого. Я села на ладони, и теперь сжимала руками бёдра изо всех сил. Прошло ещё полчаса, и я не могла поверить, что Тери всё ещё терпит. Я уже просила её два раза показать мне промежность, но каждый раз она была сухая. Теперь, когда я попросила её об этом в третий раз, Тери отказалась раздвинуть ноги и теперь так сильно сжимала их, что её лицо даже покраснело от напряжения.

Я думала, что причина была в том, что она не удержала несколько капель, но вскоре Тери удалось собраться с силами и на долю секунды раздвинуть ноги, но я успела заметить, что она всё ещё сухая. Мой собственный мочевой пузырь чувствовал себя намного хуже, я ещё никогда не чувствовала такого сильного давления у себя в животе. Я была удивлена тем, что я ещё могла терпеть такое сильное давление, но старалась не расслабляться и всё время держала мышцы напряжёнными. При этом, я пыталась выглядеть спокойно, как будто вовсе и не хочу в туалет Тери же наоборот не пыталась ничего скрыть. Было очевидно, что она просто ужасно хочет пописить. Единственное, в чём я была уверена, это то, что Тери пойдёт в туалет первой. Тогда случилось неожиданное... Тери попросила меня раздвинуть ноги, чтобы проверить меня на сухость между ног. Я не могла поверить своим ушам. Тери не просила меня об этом, когда я действительно корчилась на диване несколько минут, а теперь, когда я спокойно терпела, она попросила меня об этом!

На самом деле я невыносимо хотела в туалет, и попросила её подождать минутку, пока я не буду уверена, что сумею раздвинуть ноги и выдержать давление в мочевом пузыре одним сфинктером. Я сжала одну руку между ног, но, как только попыталась раздвинуть ноги, мой мочевой пузырь снова непроизвольно сжался,и я почувствовала, что первые капли мочи уже на выходе из уретры. Я буквально пыталась втянуть в себя эти капли назад, но мой пузырь снова сжался, и маленькая струйка намочила мои джинсы. Я практически почувствовала оргазм, когда моча по капле просачивалась из моей уретры, которую я сжимала изо всех сил. Я надеялась, что пятнышко между ног было маленьким, и Тери не заметит его, но как только я раздвинула ноги, ещё одна струйка вырвалась из моего сфинктера, и Тэри увидела это. Тери смотрела на меня с открытым ртом:" Ох, ты описилась, Дженни! Я знала это! Я должна была проверить тебя раньше, а ты решила обмануть меня и заставила мучиться, пока ты сидела с влажной промежностью".

Когда я поняла, что проиграла, я расслабила свой замученный сфинктер, и из меня вырвался настоящий фонтан, от которого на полу сразу же появилась лужа. Тем временем, я посмотрела на Тери и удивилась, что она всё ещё была сухая. "Как тебе удалось вытерпеть так долго?"- недоверчиво спросила я. "Я, как и ты, постоянно тренирую свой мочевой пузырь",- ответила она,-"но я думаю, что не смогла бы выдержать ещё пять или десять минут". После этих слов, Тери встала, сжала руку между ног и неуклюже пошла в ванную крошечными шажками. Я была уверена, что Тери успеет дойти до туалета, но не хотела позволить ей остаться сухой, когда я описилась. Я быстро встала, догнала её, осторожно подняла на руки и понесла назад к дивану. Её голый живот невероятно выпирал, и я чётко видела контуры мочевого пузыря Тери, выпирающего почти на семь сантиметров, а его верхний край был на палец выше пупка. Как только я донесла её до дивана, я легла на диван, после чего обняла Тери рукой за талию и вынудила её лечь на меня вниз животом, лицом к лицу.

Я чувствовала, что Тери сильно крутит ноги, а её большие груди нависали над моим подбородком. Она пыталась вырваться, отталкивая меня руками, но, внезапно, она перестала извиваться, и я почувствовала, что все её мышцы напряглись до предела. Ей пришлось замереть, чтобы сохранить контроль над переполненным мочевым пузырём. Она так сильно сжалась. что её лицо снова покраснело от натуги. Бёдра Тэри постоянно дрожали, и она даже попыталась сжать ими мою ногу, но через несколько секунд я почувствовала её горячую мочу, просачивающуюся на мою промежность. Я видела, что Тэри пыталась остановить поток, но у неё ничего не получалось, и её мочевой пузырь полностью опорожнился. По лицу Тэри было видно, что она сразу же расслабилась и сказала:"Я так хорошо себя чувствую! Мой полный мочевой пузырь очень сильно болел, но я до сих пор чувствую тупую боль внизу живота. Почему ты не пустила меня в туалет, это было жестоко, я ужасно хотела пописить. Теперь я описалась, и описала тебя, но так тебе и надо!"

Наши мочевые пузыри ещё долго болели после этого соревнования, но мы с Тэри пообещали друг другу, что скоро встретимся снова и повторим нашу затею, и я уверена, что на сей раз Тери проиграет мне.

0

18

Ставка - миллион долларов

В одном городке на юге США ежегодно проводился конкурс - 20 девушек, прошедших предварительные соревнования могли участвовать в нём. Задача была одна - пить столько воды, сколько скажет жюри и при этом не ходить в туалет и терпеть как можно дольше. Девушка с самым сильным мочевым пузырём, та, которая пойдёт в туалет последней, получит $50,000, а если она вытерпит три часа после начала определённого периода конкурса, она получит $1,000,000!! Конкурс проводился так: каждая девушка должна была выпить 3 литра холодной воды в течение одного часа. После этого часы начинают отсчёт и, если девушка сумеет после этого вытерпеть 3 часа, она получит миллион долларов! Каждая девушка была одета в белые трусики и серую футболку.

Лиза услышала о конкурсе, когда она была в местном клубе вечером. У неё был плохой день, и она выпила много пива. Внезапно, Лиза захотела в туалет и зашла в кабинку, где и заметила маленький плакат, где было написано: "Вы решили сходить в туалет, но смогли бы вы потерпеть дольше? Выпейте три литра воды и вытерпите после этого три часа - и миллион долларов ваш!"

Лиза всегда гордилась её большим мочевым пузырём и поклялась участвовать в этом конкурсе. Когда она пришла по адресу, там была уже настоящая очередь из других девушек, желающих участвовать. Каждой девочке дали номер и отвели к примерочной. Поскольку отборочный тур начался, каждой девушке дали выпить сразу литр воды. Через полчаса им дали ещё литр, и каждая девочка должна была подойти к рефери , чтобы тот убедился в сухости её одежды. Затем их попросили раздеться до нижнего белья и поставить ноги на ширине плеч. Им дали выпить по третьему литру воды и сказали, что теперь они должны стоять неподвижно как можно дольше. Любое значительное перемещение, поёживание означало бы проигрыш.

Через десять минут некоторые девочки сдались и убежали в туалет позади сцены. Через час их осталось только 15 из 50. Судьи хотели, чтобы остались всего 10 девушек, которые и будут участвовать в конкурсе. Лиза ужасно хотела писить, но всё ещё полностью контролировала себя, хотя она могла чувствовать сильное давление в её увеличивающемся мочевом пузыре. Девушка рядом с ней сильно дрожала, её бедра заметно вибрировали, поскольку она боролась с давлением в мочевом пузыре. Не прошло и десяти минут, как она внезапно сжала ноги вместе, поскольку её болящий мочевой пузырь угрожал не выдержать. Немедленно судья был около неё, и за этим последовала дисквалификация.

Ни одна из девочек не знала, сколько им ещё придётся терпеть, чтобы пройти отборочный тур, и просто терпели, сколько могли, не зная, когда им разрешат пописить. Сейчас Лиза очень хотела пойти в туалет, она хотела сжать руки между ног и слегка ослабить давление, но так или иначе она продолжала просто стоять. Сзади она услышала визг одной из конкуренток и, подняв голову, увидела, что некоторые девочки писили в трусы и брызги даже долетали до Лизы, которая отскочила, громко вскрикнув. Лиза думала о тех каплях мочи, и как сильно она теперь испытывала желание делать то же самое. Она надеялась, что всё это будет длиться не слишком долго.

Ещё полчаса прошло, и Лиза теперь действительно ужасно хотела писить. Она могла чувствовать, что её ноги начинали вибрировать, поскольку она сжимала её мускулы уретры всё сильнее и сильнее. Выпучивающийся мочевой пузырь Лизы мучительно болел, но она утешала себя мыслями, что каждая её конкурентка должна чувствовать то же самое. У всех девочек на лицах было видно отчаяние, одна из них внезапно закричала и умчалась в туалет. Лиза сжималась всё сильнее, чтобы подольше продержаться. Её рука лежала на животе, Лиза стремилась зажать её между ногами и сделать так, чтобы её не дисквалифицировали. Внезапно ещё одна девочка отказалась, она даже не побежала за кулисы, а просто села и начала писить на пол.

Вдруг один судья встал и объявил: "Девочки, спасибо, могу сказать, что вы все сделали это". Послышались вздохи радости и облегчения. Все теперь отчаянно сжимали руки между ног. Судья снова обратился к ним: "Вы все сходите в туалет, но перед эти подпишите заявление на участие в конкурсе и ознакомьтесь с правилами."

Все сразу кинулись к столу судей и выстроились в очередь, переступая с ноги на ногу и сжимая руки между ног, чтобы подписать все необходимые документы. Лиза безумно хотела писить, она оказалась почти в самом конце очереди, но вскоре поставила свою подпись и побежала в туалет. К тому времени все кабинки туалета были заняты, и Лиза еле терпела. Она подумала, что вряд ли кто-нибудь сможет выиграть в воскресенье миллион долларов, ведь сегодня они выпили по 2.5 литра воды и терпели только полтора часа, а для полной победы нужно будет выпить на два стакана больше и терпеть вдвое дольше!

Но Лиза решила не ходить в туалет сейчас, а проверить свои возможности и попробовать потерпеть ещё, она терпела, пока не пришла домой через полчаса. К этому времени Лиза была готова описиться прямо на ступеньках крыльца и просто побежала наверх в ванную, вздыхая от облегчения, когда наконец вбежала в туалет.

Наступило воскресенье, Лиза проснулась рано утром и немедленно пописила. Ей нужно было подъехать к гостинице, где и будет проходить конкурс, к полудню, поэтому у неё было время спокойно позавтракать и выпить чашку чая. В десять тридцать Лиза пописила снова и одела короткое летнее платье, белую блузку и маленькие белые трусики. Вскоре она захотела пить и рискнула налить себе полстакана сока. В одиннадцать двадцать Лиза снова сходила в туалет, пытаясь выдавить мочу до последней капли.

Когда она пришла в гостиницу, ей снова дали номер и отвели в ту же самую примерочную. Точно в полдень Лиза и другие 19 финалисток вышли на небольшую сценку. Каждой из них дали по трёхлитровой бутылке холодной воды и попросили раздеться до трусов, после чего надеть те же самые серые футболки. Внимательно осмотрев зрителей, Лиза отметила про себя, что здесь было коло сотни мужчин и всего несколько женщин. Лиза не носила лифчик, поэтому повернулась спиной к зрителям, когда одевала футболку. Одна из девушек была одета в чёрные шорты. Поэтому ей принесли белые трусики (по правилам нижнее бельё могло быть только белым - чёрный цвет мог скрыть влажное пятно).

Когда все девушки оделись по правилам, главный судья объяснил правила. У конкурсанток был один час на то, чтобы выпить три литра воды, но по крайней мере два литра нужно выпить в течение первого получаса. В конце этого часа таймер начнёт отсчёт, и любая девушка. Которая сможет выдержать три часа, получит миллион долларов. Если же никто из девушек не выдержит столько времени, самая терпеливая получит 50000 долларов как первый приз. В течение всего времени девушкам разрешалось делать что угодно, чтобы было легче терпеть. Им разрешалось тереть себя между ног, нажимать на уретру, корчиться, подпрыгивать и т.д., но каждые полчаса им придётся останавливаться на несколько минут, чтобы выпить ещё по 125 мл воды, и чтобы судьи могли пощупать их между ног - всё ли там сухо. Любое мокрое пятнышко, даже самое крошечное, привело бы к дисквалификации.

Лиза была благодарна судьям хотя бы за то, что ей не нужно было стоять неподвижно всё время. Лиза медленно пила воду, чтобы растянуть её подольше. Некоторые девушки выпили по паре стаканов сразу, но Лиза старалась тянуть время. Некоторые девушки же тянули как можно дольше, а потом залпом выпивали положенное количество. Поскольку часы показали. Что прошло уже 25 минут, Лиза быстро допила второй литр воды. Следующие пятнадцать минут никто из девушек не притронулась к воде, решив оттянуть это до последней минуты. Когда оставалось всего пять минут до истечения первого часа, Лиза допила всю воду. Её живот теперь был очень полный, но мочевой пузырь прекрасно себя чувствовал.

Всего было пять судей - и среди них только одна женщина. Каждый из судей должен был следить за четырьмя конкурсантками. Когда первый час прошёл, часы были поставлены на обратный отсчёт на три часа. Каждый судья пошёл к своим подопечным с первой проверкой на сухость. Судья Лизы был вежливый мужчина среднего возраста, который попросил её на минутку поставить ноги пошире, после чего провёл рукой между её ног, слегка пощёпал мочевой пузырь, кивнул и перешёл к следующей девушке.

Как только первая проверка закончилась, каждой девушке дали по маленькому стаканчику, содержащему 125 мл воды, которую они должны были выпить немедленно. Следующие полчаса прошли относительно быстро. К концу Лиза чувствовала всего лишь тупую боль из её мочевого пузыря, и она была рада видеть, что две девушки уже сильно сжимались и с трудом терпели. Лиза стояла, сжимая ноги и пристально глядя на свой живот, ожидая, что скоро сильно захочет в туалет. Поскольку ещё полчаса прошло, она стояла и понимала, что всё ещё не очень сильно хотела писить, но при нормальных обстоятельствах стала бы искать ближайший туалет. Её проверка прошла быстро, хотя Лиза слегка вздрагивала в то время, когда судья аккуратно ощупывал её мочевой пузырь.

Лизе снова пришлось выпить 125 мл холодной воды, и она уже отчаянно хотела в туалет. Это случилось очень быстро, минуту назад она прекрасно себя чувствовала, но сейчас действительно очень сильно хотела пописить. Её рука инстинктивно потянулась к промежности, и Лиза слегка сжала себя между ног. Она не была единственной из девушек, кто хотела в туалет - две её конкурентки уже были на пределе своих возможностей и, судя по их виду, готовы были отказаться от дальнейшего участия. Лиза немножко походила по сцене и посмотрела на часы - прошло всего 45 минут из трёх часов, а мочевой пузырь Лизы уже настойчиво требовал опорожнения. Чтобы выигрывать $1000000, она была бы должна ждать ещё больше двух часов и выпить ещё поллитра воды.

Когда один час из трёх прошел, Лиза могла чувствовать, что её мочевой пузырь увеличился ещё больше. Она приподняла майку и пристально посмотрела на свой напряженный живот, который выпучивался почти до пупка. Её правая рука всё ещё сжимала промежность, но вскоре подошёл судья, и Лизе пришлось встать прямо и раздвинуть ноги. Её судья улыбнулся, поскольку он видел, что Лизе было трудно стоять не двигаясь. Снова он провёл рукой у неё между ног, но там всё было сухо. После этого судья двумя большими пальцами провёл по контуру её мочевого пузыря, начиная от пупка, и слегка нажал ей на живот. Лиза очень хотела в туалет, и захотела ещё сильнее после этих нажатий, но судья уже пошёл к другой девушке.

Лиза немедленно нажала пальцами правой руки на мочеиспускательное отверстие. Её мочевой пузырь очень сильно болел, и, даже если она сомневалась в её способности выиграть первый приз, она обещала себе, что по крайней мере выдержит ещё полчаса. Ей снова пришлось выпить полстакана, и теперь в животе Лизы было почти 3,5 литра воды. Она всё время думала, сколько ещё сумеет продержаться. Нормальный мочевой пузырь может выдержать чуть больше литра, в ней же было втрое больше, от таких мыслей Лиза немедленно съёжилась. Она немного расслабилась, и это уменьшило боль в мочевом пузыре, но Лиза думала, что в её мочевом пузыре уже не меньше литра. Лиза изо всех сил сжала сфинктер и начала переступать с ноги на ногу, чтобы было легче терпеть. Через десять минут Лиза поняла, что никогда в жизни не хотела в туалет так сильно. Посмотрев вокруг, она увидела, что на сцене остались всего двенадцать девушек. Лиза была ба счастлива. еСли бы ей удалось войти хотя бы в десятку лучших.

Мочевой пузырь Лизы выглядел ужасно распухшим, и она подумала, что очень скоро он будет заполнен до предела. Лиза снова изо всех сил сжала свою промежность и начала ходить по сцене млкими шагами, но время от времени ей приходилось останавливаться, сжимать и скрещивать ноги, чтобы хоть немного облегчить своё состояние. Большинство её конкуренток чувствовали себя не лучше, и Лиза понимала это, направив все силы на сжатие своих сфинктеров. В это время ещё две девочки убежали за сцену, и Лиза поняла, что она осталась среди серьёзных претенденток на приз. Хотя все оставшиеся девушки очень страдали, они сумели вытерпеть до конца этого получаса. Они терпели всего полтора часа, это лишь половина времени, которое необходимо выдержать, чтобы выиграть главный приз - $1000000. Судья Лизы начал с другой девушки, оставив Лизу, прыгающую на месте и сжимающую себя двумя руками, напоследок.

В заключение, он попросил Лизу встать неподвижно и раздвинуть ноги пошире. Лиза неохотно сделала это, напрягая ягодицы и сжимая её мускулы уретры изо всех сил, по лицу Лизы было видно, что ей ужасно больно. Судья очень медленно провёл рукой у неё между ног от ягодиц к лобку. Лиза знала, что у неё между ног было немного влажно, но она не писила - её промежность просто вспотела от усилий. После короткой агонии Лизы судья кивнул и начал осторожно ощупывать её живот. Лиза была настолько напряжена, что судья почувствовал абсолютно твёрдый мочевой пузырь, слегка нажав на него. Лиза смотрела в сторону, но её ноги начали дрожать, и она пыталась скрестить их, поскольку была готова описиться в любой момент. Как раз вовремя судья отошёл, и Лиза отчаянно согнулась вперед, начала глубоко дышать, перепрыгивая с одной ноги на другую.

Скоро участницам конкурса пришлось выпить ещё по половине стакана воды. Лиза почти кричала, когда взяла стакан в руки. Она пила его медленно, считая каждый глоток, как будто он немедленно добавлялся к ужасному давлению внутри её мочевого пузыря. Лиза не обращала внимания ни на что, происходившее вокруг неё. Она постоянно убеждала себя, что может выдержать ещё пять минут, а когда они проходили, Лиза убеждала себя, что сможет выдержать и следующие пять минут. Двух девушек дисквалифицировали при проверке, так как их трусики уже были влажные, а через несколько минут после проверки ещё одна девушка убежала в туалет. Очередная конкурсантка внезапно замерла на месте, изо всех сил перекрестила ноги, сжав руками промежность, но по её ноге потекла тонка струйка мочи. И судья увёл плачущую девушку за сцену.

Конкурс подошёл к заключительной стадии. Смуглая испанка присела на корточки в углу сцены, вздрагивая от боли, ещё одна девочка всё время сгибалась и разгибалась, пытаясь выдержать подольше. Лиза считала секунды до конца следующих пяти минут, ей было очень больно, но Лиза решила вытерпеть ещё хотя бы несколько минут, чего бы это ни стоило. Блондинка за ней согнулась почти пополам, и Лиза могла видеть влажное пятно у неё между ног. Судья тоже увидел это, и увёл блондинку за сцену в туалет. Смуглая испанка теперь писила в углу сцены, но отказалась уйти, пока не закончит, сказав, что не может остановиться. Девочки терпели уже час и пятьдесят минут, и Лиза не могла не думать о следующей экспертизе и ещё половине стакана воды, чувствуя, что просто описается.

Остались только пять из двадцати девочек с переполненными до предела мочевыми пузырями, но все они ещё продолжали терпеть. Лиза вытерпела ещё пять минут, но она устала, и её мускулы мочевого пузыря были настолько утомлёнными, что она хотела только расслабить их и пойти поспать после этого. Скоро прошло уже два часа с начала отсчёта времени, и всех девочек попросили встать в ряд для проверки. В этот раз Лизу проверяла женщина. Лиза стояла на месте, отчаянно подпрыгивая и боясь момента, когда она должна будет остановиться. Она не ожидала, что женщина будет с ней возиться, так оно и случилось. Судья строго приказала ей стоять неподвижно, быстро провела рукой между ног у Лизы и извлекая руку после ужасно долгого времени (так показалось самой Лизе), судья почувствовала резкий запах пота и начала ощупывать ужасно распухший мочевой пузырь Лизы. Даже глаза судьи расширились, она никогда не видела раньше так сильно надутый мочевой пузырь. Судья наклонилась вперед и прошептала Лизе: "Я не буду трогать Ваш мочевой пузырь, потому что я боюсь, что поврежу его", Лиза просто кивнула.

Скоро каждой конкурсантке принесли ещё по полстакана воды, Лиза готова была отказаться от дальнейшего участия, но так или иначе она нашла в себе силы, чтобы потерпеть ещё немного дольше. Одна из её конкуренток уже не могла спокойно стоять, и, после того, как допила воду, села на корточки, сняла шорты и начала писить прямо в стакан, улыбаясь зрителям, которым очень понравилось это зрелище. Затем судьи объявили, что в течение последнего часа участницы должны будут снять одежду (кроме лифчика, у кого он был) и каждую девочку попросили снять шорты и трусы и показать свои переполненные мочевые пузыри всему залу. Мочевой пузырь Лизы, казалось, был надут уже до предела. Лиза могла чувствовать, что её мочевой пузырь выпучивается почти на десять сантиметров, а его верхний край был уже на два пальца выше пупка, ей было ужасно больно, но Лиза не могла отказаться, когда победа была так близка. Ещё одна девочка не вытерпела: когда она пыталась снять трусы, её мочевой пузырь не сумел выдержать такое давление, и эта девочка, крича, выпустила огромную дугу мочи прямо в зал.

На сцене остались только Лиза и ещё две девочки: слева стояла высокая брюнетка, а справа миниатюрная шатенка. Они обе выглядели как на четвёртом месяце беременности, и Лиза, посмотрев на свой живот, поняла, что её живот был ещё больше. Она была в агонии уже целую вечность и всё время вспоминала слова женщины-судьи. Лиза боялась, что её мочевой пузырь действительно может лопнуть, если она будет терпеть ещё дольше, она уже собиралась поднять руку и отказаться от продолжения, но в это время высокая девочка слева от неё внезапно закричала, и моча начала просачиваться через её руки, которыми та изо всех сил сжимала себя между ног. "Я могу выиграть первый приз!", - Лиза повторяла себе, постоянно наклоняясь и разгибаясь, потому что терпеть становилось всё труднее, - "я могу выиграть это!", - она продолжала повторять себе каждые несколько секунд. Её мочевой пузырь, возможно, уже был на пределе своей вместимости, её мускулы промежности уже устали, но Лиза изо всех сил нажимала пальцами на её болящее мочеиспускательное отверстие снова и снова, поскольку чувствовала, что её мочевой пузырь уже готов взорваться.

Лиза никогда в жизни не была в такой агонии и никогда не испытывала такую ужасную боль, у неё на глазах выступили слёзы, и она действительно боялась, что её мочевой пузырь может лопнуть.

Через несколько минут Лиза обернулась, чтобы взглянуть на свою последнюю конкурентку, и увидела, что та присела на корточки посередине сцены, пытаясь сдержаться.

Но через несколько секунд под этой девочкой появилась маленькая лужа, после чего из неё полился настоящий поток, который полился даже под стол судей. Она победила! Лиза поняла, что она победила!!! 50,000 долларов были её! Главный судья встал и поздравил её, после чего сказал: "Вы пока что выдержали только два часа, десять минут и пятьдесят секунд. Если Вы сможете терпеть ещё 49 минут и 10 секунд, миллион долларов Ваш!" Гости приветствовали чемпионку, все улыбались, но для бедной Лизы всё это было уже как в тумане. Её мочевой пузырь был уже на пределе прочности, и внезапно Лиза почувствовала, что моча начинает просачиваться в её уретру. Она сжала бёдра вместе из последних сил, но скоро поняла, что это было бесполезно. В то время как зал продолжал приветствовать её, Лиза продолжала думать: "Миллион долларов, миллион долларов, миллион долларов...", но её мочевой пузырь не выдержал и моча просочилась, закапав на пол. Лиза изо всех сил пыталась выдержать, ей просто необходимо было терпеть ещё сорок пять минут, но её мочевой пузырь просто не мог это сделать.

Она улыбнулась, поскольку зрители расступились перед ней чтобы Лиза могла пописить. "Я бы очень хотела продолжать терпеть", - сказала Лиза, -"но этой девочке просто НЕОБХОДИМО пописить! продолжим в следующем году! "

0

19

Первое испытание

Однажды я заглянула на сайт, где были размещены фотографии девушек, которые сильно хотели в туалет, их рассказы, истории, и я подумала, что должна попробовать оказаться на их месте. Я захотела испытать возбуждающую боль переполненного мочевого пузыря, о которой они все рассказывали. Я ни разу в жизни (не считая, конечно, раннего детства) не мочилась в трусики только потому, что я не могла бы вытерпеть, и решила это попробовать (хотя, конечно, не при людях). Когда я приехала домой с работы, я немного хотела в туалет, но вместо этого выпила два литра воды, слегка перекусила, и примерно через час решила сходить в магазин и купить кое-что из продуктов. Я одела джинсы, чтобы мне не удалось присесть где-нибудь за кустами и пописать, если очень уж подожмёт (мне хотелось терпеть до тех пор, пока я действительно просто не описаюсь). Несмотря ни на что, я вскоре без проблем вернулась домой сухой и, чувствуя, что не так уж и сильно страдаю от желания пописать, выпила ещё поллитра воды, и села смотреть телевизор.

Где-то через полчаса я почувствовала. что скоро мне будет трудно сдерживаться, так что я решила сходить в парк, который был неподалёку от дома, потому что там много людей, и мне точно придётся терпеть до последнего, а оставшись дома, я могла бы просто решить, что достаточно терпела и сходить в туалет. Я решила одеться так, чтобы сделать для себя как можно сложнее процесс раздевания (если я вдруг решу пописать за деревом, когда никого не будет рядом пару минут), поэтому я одела цельный купальник, но подумала, что я смогу просто оттянуть полоску ткани внизу. Заглянув в шкаф, я одела блузку, а затем, я нашла там шортики из очень тонкой кожи, оттянуть низ которых было бы невозможно, а чтобы их нельзя было стянуть вниз, я закрепила их тонким пояском. Идти в таком виде в парк мне не хотелось, поэтому поверх шорт я одела обтягивающую юбку из плотной ткани длиной до колен, через которую не были заметны шорты с поясом. Эту юбку я тоже застегнула на пояс, затянув его потуже, чтобы мне пришлось сначала расстегнуть его, чтобы добраться до пояса шорт, застёжек самих шорт и нижней части купальника.

Когда я застёгивала пояс на юбке, я чуть не описалась от давления на мочевой пузырь, но сумела выдержать это, ослабив его на одну дырочку. Я поехала в парк на машине примерно в 19.30, и поездка добавила мне много неприятных ощущений, поскольку при нажатии на педали оба пояса сильно давили мне на живот. Каждая мышца внизу моего живота пыталась помочь сфинктеру сжаться, я уже чувствовала нечто, похожее на оргазм, когда выходила из машины. Мне хотелось нажать пальцем на уретру, но это было бы бессмысленно, поскольку на мне было три слоя одежды. Также я пыталась оттянуть оргазм, поскольку подумала, что могу описаться, если хоть немного расслаблюсь. В 20.00 я бла уже в парке и надеялась, что выдержу до его закрытия (а закрывался он через два часа). Я пошла в продуктовый ларёк с намерением купить ещё питьевой воды, но через несколько десятков шагов я почувствовала сильную боль в мочевом пузыре и решила не нагружать мой пузырь ещё больше, хватит и того, что я уже выпила. К 21.00 я не спеша дошла до дальнего конца парка, пройдясь не напрямик, а по периметру, но теперь мой мочевой пузырь чувствовал себя очень плохо, каждый шаг отдавался ударом и сильной вспышкой боли в мочевой пузыре.

Боль была такая сильная, что мне хотелось согнуться в поясе как можно сильнее, но я знала, что если бы я сделала это, пояса надавили бы на мой мочевой пузырь и я бы мгновенно описалась, как бы я ни пыталсь сдержаться. Мне хотелось сжать руки между ног, чтобы сдержать всю эту мочу, готовую разорвать мой пузырь, но вокруг были прохожие, поэтому я просто встала и скрестила ноги, как будто любуюсь природой. Я почувствовала, что не смогу терпеть намного дольше, но я всё ещё была в состоянии держаться, поэтому не пошла назад к выходу, к машине. Скоро я поняла, что никак не смогу выдержать до 22 часов, то есть до закрытия, ведь оставалось ещё более получаса, а ещё через несколько минут я поняла, что мне срочно необходимо попасть в туалет. Однако, для того. чтобы не описаться во время ходьбы, мне пришлось идти мелкими шажками, как будто я шла по льду. С такой скоростью я дошла бы до туалета не раньше, чем через 10 минут, поэтому, судя по моему состоянию, мне нужно было идти намного быстрее. Я попыталась идти быстро, но через два шага почувствовала еле ощутимую влагу в промежности, поскольку большие шаги отдавались в мочевом пузыре невыносимой болью.

Я мгновенно остановилась, скрестила ноги и сжала руки между ног, как будто у меня в промежности была дамба, и я пыталась предотвратить её взрыв. Это помогло мне, но я всё равно почувствовала пальцами рук влажное пятнышко у себя на юбке спереди напротив и чуть ниже промежности. После того, как я снова смогла продолжать терпеть, я огляделась вокруг и заметила неподалёку молодую парочку, которая хихикала надо мной и ещё одного мужчину, странно взглянувшего на меня, но парочка прошла мимо, а мужчина пошёл дальше, поэтому на меня никто больше не обращал внимание. Я попыталась снова идти мелкими шагами к туалетам, но я уже знала, что, судя по давлению в мочевомпузыре, всё равно не успею дойти, а боль в нём стала невыносимой, поэтому я отошла за кустики, чтобы ослабить давление. Нет, я не решила пописать! Я только решила хотя бы снять кожаные шорты вместе с поясом и ослабить пояс на юбке, чтобы попытаться дойти до туалета. Я подумала, что сумею выдержать это переодевание, хотя для этого мне придётся сильно двигать ногами. Зайдя за кустики, я расстегнула ремень на юбке и сразу почувствовала, что боль немножко ослабла.

Я попыталась задрать юбку и добраться до шорт, но она была обтягивающей, и мне это не удалось, поэтому я расстегнула её и сбросила на землю. Вечером было уже прохладно, поэтому холодный воздух сделал боль такой же сильной, как и раньше. Я с огромным облегчением расстегнула пояс шорт и сами шорты, взглянула на свой живот и поразилась тому, что низ моего живота, там, где мочевой пузырь, набух и выпирает так, как будто у меня в животе небольшой мяч. Я потрогала эту выпуклость, и она оказалась твёрдой, причём я чуть не описалась от этого прикосновения. Мне надо было снять шорты, но я вспотела от усилий, и они прилипали к коже, поэтому мне не удалось просто сбросить их на землю как юбку. Так как я расстегнула оба пояса, мне было не очень трудно слегка нагнуться и стащить их до колен, но я почувствовала, что если наклонюсь так, чтобы стащить их до земли, я могу не вытерпеть, поэтому я сделала то, что причинило мне ужасную боль в пузыре, но помогло снять шорты. Я прижала правую руку изо всех сил к промежности, после чего придержала шорты левой рукой и осторожно, с трудом балансируя на правой ноге, вытащила из шорт левую.

Когда я подтянула колено левой ноги к животу и вынимала ступню из штанины, мой мочевой пузырь пронзила вспышка боли из-за возросшего давления, и, если бы не рука, прижатая к промежности, я бы точно не сдержалась. Правую ногу я вытащила точно также, после чего подумала, как мне будет стыдно, если кто-то застанет меня в таком виде, ведь на мне были только сплошной купальник, блузка и босоножки на низком каблуке. Я подумала. что сейчас я могу пописать прямо здесь, оттянув нижнюю часть купальника в сторону, но если уж я решил терпеть до последней секунды, нельзя сдаваться раньше времени. Подумав, что мне надо поторопиться, если я хочу дойти до туалета сухой, я положила шорты и ремень от них в сумочку, которую я носила через плечо, после чего, неимоверным усилием сжав сфинктер, присела и натянула на себя юбку. Ещё раз взглянув на болящую выпуклость над лонной костю, я застегнула юбку, но у неё был эластичный пояс, и я подумала, что она может сползать с меня по дороге, поэтому мне придётся застегнуть её на пояс, как раньше. Представив, что пояс будет снова давить на мой мочевой пузырь, и вспомнив эту боль, я чуть не заплакала, но мне не хотелось идти, подтягивая руками юбку у всех на глазах.

Я начала медленно затягивать пояс юбки до той дырочки, на которую он был застёгнут до переодевания, и, когда пояс начал давить на живот, у меня на глаза навернулись слёзы от боли, но оставалось ещё две дырочки, и я, превозмогая боль и давление в мочевом пузыре, затянула его до начального положения. Мне очень хотелось пописать прямо здесь, но я всё же вышла из-за кустов, переступая мелкими шажками, не более чем сантиметров по тридцать, и продолжила идти к туалетам. Мне ужасно хотелось писать, но я всё же чувствовала себя чуть-чуь лучше из-за того, что сняла шорты с поясом, и я подумала, что уже описалась бы, если бы шла сейчас в них. Так или иначе, мне удалось дойти до туалетов, но когда я подошла ближе, чувство облегчения от того, что я пришла, сменилось паникой: туалеты были закрыты на ремонт! Я действительно была в панике, сейчас было примерно без двадцати десять, до моей машины было не менее пятнадцати минут ходьбы, и я знала, что наверняка описаюсь раньше, чем пройду хотя бы половину этого пути, а о возвращении домой с полным пузырём не было и речи - я бы даже не смогла пристегнуться ремнём в машине - от такого дополнительного давления мой пузырь просто взорвался бы.

Вокруг были редкие прохожие, и, если бы я попыталась пописать где-ниудь рядом, они могли бы меня заметить. Я решила зайти за ближайшие кусты и хоть частично, быстро, чтобы меня никто не заметил, опорожнить свой пузырь на четверть или на треть, настолько, чтобы я могла доехать до дома и дописать в нормальном туалете. Я выждала пару минут, пока аллея не опустела, и забежала за кабинки туалетов. Мне нужно было расстегнуть ремень юбки, но он был с длинной пряжкой, и я подумала, что мне придётся затянуть ремень сантиметров на пять, чтобы освободить язычок пряжки из дырочки в ремне. Хуже всего было то, что, казалось. мой пузырь раздулся ещё сильнее за то время, пока я шла к туалетам, и теперь ремень давит на него сильнее, чем когда я его застёгивала в куиках. Собравшись с силами, я несколько раз вздохнула поглубже и осторожно потянула за свободный конец ремня, держа пряжку другой рукой. Ремень начал давить на живот всё сильнее, и я почувствовала такую боль, что я сжала зубы до скрипа, но мне ничего не оставалось делать, как потянуть ещё немного, и вот, наконец, ремень расстегнулся, и я чуть не засмеялась от счастья, что самая сильная боль уже позади.

Я быстро расстегнула юбку, скинула её на землю, переступила через неё, присела и оттянула в сторону низ купальника и ещё раз напомнила себе, что я собираюсь только немного опорожнить свой пузырь, а потом остановиться, одеться и поехать домой. Но как только из меня вырвалась первая струйка, я поняла, что не сумею сдержаться. Через несколько секунд я попыталась изо всех сил сжать сфинктер, но сумела лишь ослабить силу потока. Я боялась, что меня могут увидеть, но я не сумела бы остановиться, даже если бы на меня направили пистолет. С каждой каплей мочи, вытекащей из меня, боль становилась всё слабее, и почувствовала приближение оргазма. Когда я выпустила последнюю струйку, я чуть не упала на землю от облегчения. После этого я оделась, пошла к машине самым коротким путём и поехала домой. Вспомнив, как я возбудилась от этой боли в мочевом пузыре, я пообещала себе повторить это приключение снова.

От автора. Этот рассказ - перевод истории одной девушки, которая говорит, что это абсолютно реальная её история.

0

20

Наказание мочевого пузыря

"Мы можем сегодня съездить в торговый центр?"- спросила Келли. "Конечно",- сказала Мэгги, которой самой очень не хотелось сидеть дома. Быть приходящей няней скучно, хотя здесь вряд ли подходит слово "няня". Келли училась в очень престижной и дорогой частной школе, ей было 17 лет (хотя выглядела она как 14-15-летняя девочка с хорошо развитой фигурой), и Мэг, которой было немногим больше (если точно - 19 лет), не могла понять, почему родители Келли позвонили ей по объявлению, где Мэг хотела устроиться на работу сиделкой или приходящей няней. На самом деле Мэг была лесбиянкой, и она согласилась на эту работу не только из-за денег, но и из-за того, что Келли очень её вобуждала. Сегодня девочка была одета очень сексуально, по мнению Мэг: очень плотные лосины почти от пупка до середины бёдер, короткий топик, по размерам скорее напоминающий лифчик, и лёгкие кроссовки. Келли действительно была очень симпатичная: не очень высокая, стройная (если бы она сбросила ещё несколько килограммов, её можно было бы назвать худой), с небольшой, но упругой грудью с твёрдыми сосками, но главное - это ноги, её ногам могла бы позавидовать любая фотомодель.

"Ну почему ей ещё нет восемнадцати",- думала Мэг,- "я бы попыталась соблазнить её прямо сейчас, она просто сводит меня с ума". "Пошли быстрее, не тяни",- поторопила её Келли. "Зачем такая спешка?"- удивилась Мэг. "Я хочу успеть туда до закрытия. У них ведь сегодня сокращённый день",- ответила девочка. "Ты не забыла кошелёк?"- спросила Мэг, запирая входную дверь снаружи. "Он мне не нужен, всё равно у меня почти нет денег. Я всего лишь хочу посмотреть витрины",- чуть поколебавшись ответила Келли. Девочки сели в машину, и поехали к магазину. В течение двадцатиминутной поездки Мэг несколько раз смотрела на Келли и заметила, что она не смотрит по сторонам и сидит как-то слишком сосредоточенно. "Что это ты притихла?"- спросила Мэг. "Что?.. А, ничего. Просто так..."- рассеянно ответила Келли, сжав колени, потому что заметила, что её мочевой пузырь стал довльно полным. Девочка вспомнила, что не сходила в туалет перед поездкой, и не опорожняла свой пузырь уже пару часов, при этом она выпила пару стаканов газировки почти перед самым выездом. Вскоре Мэг поставила машину на стоянку, они с Келли пошли к магазину, и Мэг, идя сзади, смотрела на великолепную попку 17-летней девушки, туго обтянутую тонкими чёрными лосинами.

Когда они подходили к магазину, Келли заметила невдалеке туалеты и сказала: "Я схожу в туалет, тут недалеко. Кстати, купи мне газировки, сегодня что-то жарко". "Хорошо, я подожду здесь",- сказала Мэг. Она подошла к палатке и взяла два литровых стакана Пепси, поскольку поллитровые стаканчики уже закончились, но за себя она не волновалась, так как сходила в туалет перед самой поездкой. Ей не пришлось ждать долго, и как только Мэг вернулась назад, она увидела Келли и сказала ей: "Ничего себе, я бы не успела так быстро". Келли ответила, поморщившись: "Я не сходила в туалет, все кабинки закрыты до завтра, пошли в магазин". "Ты просила купить газировку",- сказала Мэг и протянула ей один стакан. "Ах, да. Лучше бы я не просила, но в магазине есть туалеты, я думаю, что вытерплю до них, даже выпив Пепси",- Келли взяла стакан, и девочки вошли в торговый центр. Они пошли к музыкальному отделу посмотреть новые компакты, и Келли выпила уже почти половину стакана.

Если бы она представила, как скоро Пепси окажется у неё в мочевом пузыре, она пила бы намного медленнее. Келли понравился один компакт, но она не взяла деньги, поэтому Мэг, усмехнувшись, сказала: "Что, нет денег?" "Отвяжись, я завтра приеду сюда с мамой, и она купит мне десять компактов, если я захочу",- ответила Келли, обидевшись на подкол. Мэг уже начинала сердиться на Келли, которая весь день была в плохом настроении, и повела её в другой отдел. Келли смотрела по сторонам, потому что она всё сильнее хотела в туалет. Газировка, которую она только что допила, уже начала перерабатываться и увеличивать давление в пузыре. Девочка начала немного нервничать, поскольку почувствовала знакомое ощущение - давление пояса на медленно наполняющийся мочевой пузырь. Тугая резинка на поясе её лосин делала положение Келли только хуже, сдавливая её бедный живот по линии на пару пальцев ниже пупка.

"Ничего себе, посмотри на тот серебряный браслет",- внезапно сказала Келли, повернувшись к Мэг. "Да, он очень красивый, хотя, должно быть, очень дорогой",- ответила Мэг. Келли попросила продавца показать ей браслет и примерила его, а Мэг, чтобы не стоять рядом просто так попросила показать ей изумрудные серьги. Келли подумала. что браслет великолепно смотрится на её белой коже, но, посмотрев на ценник, поняла, что даже родители не купят ей такое дорогое украшение. Когда Мэг примерила серьги, она заметила, что Келли начинает чуть-чуть пританцовывать. "Ох, Мэгги, поехали домой",- нервно прошептала Келли, незаметно прведя рукой между бёдрами, прикрыв их сумкой. "Подожди минутку, я хочу взглянуть ещё на то колечко с топазом",- попросила Мэг и начала рассматривать его, в то время как Келли уже довольно заметно для окружающих переступала с ноги на ногу, и пару раз даже чуть-чуть подпрыгнула.

"Хорошо, спасибо, я только смотрела",- сказала Мэг, вернув кольцо продавцу. "Пошли быстрее",- поторопила её Келли, почувствовав очень сильное желание пописать. Девочки пошли к машине, Келли всё время смотрела по сторонам. "Ты в порядке?"- спросила Мэг, заметив то, что Келли закусила губу и идёт очень медленно. "Почти, я только о-о-очень хочу в туалет",- сказала Келли. "Потерпи, ты сможешь вытерпеть до дома, ты ведь не двухлетняя малышка, которой нужны подгузники, нам ехать не больше двадцати минут",- сказала Мэг, решив немного подразнить девочку, возбудившись от её потребности. "О`кей, я потерплю, только пошли быстрее",- нервно сказала Келли, идя по направлению к машине. Когда Мэг уже собиралась открыть дверцу, она заметила серебряный браслет, выглядывающий из сумочки Келли. "Где ты взяла этот браслет?"- недоверчиво спросила Мэг, подумав, что её подопечная украла его в магазине.

"О ч-чём ты г-говоришь?"- нервно спросила Келли, понимая, что её застукали. "Я об этом браслете. Ты украла его в магазине, пока я просила продавца показать мне колечко?"- спросила Мэг, глядя прямо в глаза Келли, которая нервничала и из-за полного мочевого пузыря, и из-за того, что незаметная кража не удалась. "Да, я украла его, но тебе-то какое дело",- сказала девочка. Пробуя защититься. "Ты вернёшь это в магазин, причём немедленно",- сказала Мэг,- "я не собираюсь покрывать тебя, потому что сейчас ты под моим присмотром, и, если что, твои родители будут всё спрашивать с меня". Келли усмехнулась и попыталась сесть в машину, но Мэг схватила её за руку и повела за собой назад к магазину. Келли, поняв, что её план кражи окончательно провалился, попросила: "Хорошо, мы вернём браслет, но я могу сначала сходить в туалет?" "Нет",- жёстко ответила Мэг.

"Но мне действительно очень нужно, пожалуйста",- продолжает просить Келли подрагивающим голосом. "Нет, тебе ещё повезло, что я не собираюсь сдавать тебя охране магазина, а они наверняка вызвали бы полицию",- ответила Мэг, и пошла ко входу. Келли тихо и напряжённо пошла за ней, её мочевой пузырь начинал пульсирующе болеть, девочка постоянно ощущала полноту пузыря, поскольку он начал выпирать над лонной костью и упёрся в ремень лосин. "Пожалуйста, я могу сходить в туалет перед этой разборкой с продавцом? Мне ужасно нужно пи-пи",- попросила Келли, остановившись на полпути к магазину, сжав руки между бёдрами. "Нет, и ещё раз нет, магазин скоро закрывается, и я боюсь не успеть. Если мы опоздаем, а это случится, если ты пойдёшь в туалет, продавец уйдёт, и я буду вынуждена сообщить охране о твоём поступке",- на полном серьёзе ответила Мэгги.

"Ну, пожалуйста!!!"- почти закричала Келли в отчаянии. "Нет, и прекрати меня спрашивать",- отрезала Мэг. Келли снова пошла за ней, продолжая чувствовать пока что не очень сильную боль по линии на пару сантиметров ниже пупка, где ремень лосин врезался в живот. Бедная девушка чувствовала, что может не удержать небольшую струйку в любой момент, поэтому она сцепила руки впереди себя, держа в них украденный браслет, чтобы никто не заметил влажного пятнышка, которое могло появиться у неё между ног. Девочки быстро дошли до отдела ювелирных украшений, и Мэг, взяв у Келли браслет, сказала продавцу: "Извините меня, я боюсь, что эта девочка попыталась уйти, не заплатив за это браслет. Можете забрать его обратно". Продавец посмотрел на Келли, затем на Мэг, и поблагодарил её. Мэг, подумав, добавила: "Мне не хотелось бы, чтобы вы вызвали охрану и поднимали шум, но я была бы вам благодарна, если бы вы написали записку родителям этой девочки и поставили печать, чтобы они поверили в это. Я вас уверяю, что они примут к ней соответствующие меры".

Келли возмущённо взглянула на Мэг, она знала, что если её родители узнают об этой краже, её высекут ремнём, и на месяц-другой запретят выходить со двора дома. "Да, конечно, если вы просите",- сказал продавец и начал писать записку родителям Келли, после чего расписался на ней и поставил печать магазина. Мэг спрятала записку в рюкзак, ещё раз извинилась перед продавцом и повела Келли к выходу. "Что... что ты собираешься делать с этой запиской?!"- Келли нервно спросила у Мэг. "Ещё не знаю. Может отдам твоим родителям, а может и нет",- спокойно ответила Мэгги. "Пожалуйста не надо отдавать им записку. В ближайшие выходные я собиралась съездить на пикник со своим парнем, и если мои родители узнают об этой краже, они не отпустят меня..."- бормотала Келли. "Заткнись",- сказала Мэг, когда ей уже стали надоедать эти рассказы. "Ну пожалуйста, не рассказывай ничего моим родителям, пожалуйста",- всё не успокаивалась Келли. Мэг на минуту задумалась... У неё в голове появился план, когда она вспомнила, что девочка до сих пор очень хочет в туалет, и, к тому же, просто обожает своего парня, и сделает всё, чтобы поехать на этот пикник.

"Хорошо, мы можем заключить сделку. До приезда родителей ты будешь делать то, что я тебе скажу. Если ты выполнишь всё, что я придумаю, я ничего не скажу твоим родителям и отдам тебе записку",- вскоре сказала Мэгги. "Ты не шутишь? О`кей, я согласна!"- быстро сказала Келли, улыбнувшись, на что Мэг ответила: "Ну вот и договорились. С этой секунды ты делаешь только то, что я тебе скажу". Девочки шли по уже почти пустым коридорам магазина, и Келли, остановившись у общественных туалетов, спросила: "Мне действительно нужно в туалет, я могу пописать прежде, чем мы поедем домой?" "Нет. Терпи до дома, и не забудь наш договор",- хитро сказала Мэг. "Ну пожалуйста, мне очень нужно. Я уже почти до краёв полная, честно, мне очень-очень нужно, пожа-а-алуйста",- продолжала просить Келли. "Нет, терпи, тебе не пять лет, чтобы ты не могла потерпеть до дома, так что сдерживай себя",- тоном, не терпящим возражений, сказала Мэгги. Келли пошла дальше за Мэг, сжимая бёдра, чтобы не надуть в штаны. Когда они подошли к машине, Келли тихо села на переднее сиденье. По дороге домой Келли молча сидела, сжав правую руку между бёдрами и слегка наклонившись вперёд, поскольку её мочевой пузырь начал ощутимо болеть.

Дорога заняла всего 15 минут, но это время было для Келли настоящей пыткой, она ещё ни разу в жизни не хотела в туалет так сильно, как теперь. Девочка постоянно чувствовала жгучую боль в нижней части живота, и ей приходилось всё время напрягать тазовые мышцы, чтобы удерживать уретру закрытой. Она пыталась придумать, как облегчить свои страдания, но так ничего и не придумала, поэтому просто продолжала сидеть, сжимая мышцы таза изо всех сил. Келли даже подумала о том, чтобы выпустить небольшую струйку под себя и чуть-чуть ослабить давление в пузыре, но она быстро поняла, что Мэгги заметит влажное пятно на сиденье и ни за что не отдаст ей записку. Келли продолжала терпеть, и, наконец, поездка подошла к концу, так как она увидела свою улицу. "Ещё чуть чуть, и я смогу сходить в туалет",- думала Келли про себя. Она так сильно хотела в туалет, что чуть не выпустила струйку только от одной мысли, что, если бы не Мэг. Она могла бы пописать на лужайке перед домой, сняв лосины. "За мной",- сказала Мэгги, направившись к дому, и Келли пошла за ней, время от времени держась за промежность. "Ничего себе, ты и правда очень хочешь в туалет",- со смехом сказала Мэгги, увидев её походку.

"Да, правда, я вот-вот описаюсь. Быстрее, открой дверь",- попросила Келли. "О, действительно?"- спросила Мэг, повернувшись к Келли с ключами в руке,- "а может, мне подождать минутку-другую, прежде чем впустить тебя? Погода сейчас хорошая, я могу ещё подышать воздухом..." "Нет, пожалуйста, не надо",- испуганно попросила девочка, сжимая обе руки между бёдер и слегка пританцовывая. Мэг посмотрела на неё, усмехнулась и открыла дверь. Сразу же, как только Келли, прихрамывая от боли, вбежала в дом, Мэг схватила её за руку и приказала остановиться. "Что? Мне нужно пописать, я иду в туалет!"- недоумённо сказала Келли, попытавшись вырвать руку, на что Мэг ответила: "Помнишь наш договор?" "Помню, но я сейчас описаюсь, отпусти меня, мне нужно в туалет!"- закричала Келли, всё ещё пытаясь вырвать запястье из руки Мэг, которая напомнила ей: "И не мечтай! Ты будешь делать всё, что я скажу. Так что лучше успокойся". "Я знаю, я сделаю всё, что ты скажешь. Но почему я не могу пописать перед этим, чтобы не надуть на пол? Отпусти меня в туалет, и после этого я вся в твоём распоряжении",- Келли не понимала замыслов Мэг. "Нет. Ты или делаешь то, что я скажу, или твои родители всё узнают. Так ты идёшь в туалет или будешь пытаться выиграть записку?"- резко сказала Мэг.

Девочка поняла, что у неё нет выбора, и пробормотала: "Хорошо. Я сделаю всё, что ты скажешь, только отдай мне потом записку, и не говори ничего родителям, они побьют меня, если узнают". Келли подумала, что выбор у неё небогатый: или поиграть в странные игры Мэгги, или пропустить поездку за город со своим парнем (девочка знала, что родители точно не разрешат ей никаких свиданий, по крайней мере, на месяц, если узнают о краже). Келли, чувствуя ужасную боль в мочевом пузыре, в тайне надеялась, что всё-таки уговорит Мэг дать ей сходить в туалет прежде, чем она просто сделает лужу на полу. Сама Мэгги в это время наслаждалась мучениями Келли и, кое-что придумав, повела её в комнату для занятий гимнастикой. "Встань здесь",- сказала Мэгги и указала на шведскую стенку. "Что?"- отрешённо спросила Келли, думая только о своём желании попасть в туалет. Через секунду девочка скрестила ноги и немного присела в таком положении, почувствовав на несколько секунд очень сильную боль в мочевом пузыре. По этому движению было понятно, что Келли уже очень сильно хочет пописать. Мэгги наблюдала за желанием Келли сходить в туалет почти с самого начала поездки в магазин, так что покупка литра Пепси была всего лишь частью заранее продуманного плана, в который Келли сама внесла коррективы кражей браслета.

С тех пор, как Келли выпила газировку, прошло уже больше часа, и, по ощущениям девочки, жидкость вовсю перерабатывалась почками, позже поступая в мочевой пузырь. Келли чувствовала себя очень неудобно, потому что её мочевой пузырь уже полчаса ощутимо болел, и Мэг спросила сама себя, сколько ещё сможеть терпеть эта девочка. Конечно, у Келли был несносный характер, но Мэг не могла не согласиться, что её тело было просто великолепно. Даже с напряжённым от боли лицом, сжатыми бёдрами и постоянным поёживанием Келли была очень красивой и возбуждающей. Лосины Келли очень плотно обтягивали её бёдра, через её короткий топик чётко выступали твёрдые соски маленьких, но очень упругих грудей. Возбудившись, Мэгги хотела заставить Келли чувствовать себя униженной, она приказала девочке взяться вытянутыми вверх руками за перекладину, потом достала из рюкзака взятые с собой для этого случая настоящие наручники (у Мэг был брат-полицейский) и быстро защёлкнула одно кольцо на запястье Келли, после чего перекинула цепочку через перекладину лестницы так, чтобы Келли вытянулась в полный рост, и мгновенно защёлкнула второе кольцо на другом запястье девочки. Она сделала это всё так быстро, что Келли, отвлечённая своей потребностью, осознала всё только тогда, когда она уже стояла пристёгнутая к лестнице, сжимая ноги и пытаясь выдернуть руки из наручников.

"[Цензура], что ты делаешь?!"- закричала Келли, осознав, что Мэгги пристегнула её к лестнице настоящими наручниками и не собирается отстёгивать. "Всего лишь наказываю тебя за кражу",- с усмешкой сказала Мэг, с интересом наблюдая, как теперь Келли стало трудно терпеть, потому что она не могла не только сжать руки между ног, но и даже согнуться. "Ты что, сошла с ума? Ты не имеешь права так издеваться надо мной!!!"- кричала Келли в ярости от стыда и боли. "Но ведь ты тоже не имела права красть браслет в магазине. Ты нарушила закон, а я не сдала тебя охране магазина. Если ты не хочешь, чтобы об этой истории узнали твои родители, делай то, что я тебе говорю, но если ты предпочитаешь, чтобы я отстегнула тебя, а вечером отдала твоим родителям записку..."- спокойно сказала Мэгги. "Слушай, я согласна, чтобы ты пристегнула меня к шведской стенке, согласна на всё, чтобы они не видели записку, но только разреши мне перед этим сходить в туалет! Я ужасно хочу в туалет, умоляю..."- голос Келли перепрыгнул на очень высокую ноту и сменился всхлипываниями девочки, когда она поняла. что все её просьбы тщетны. Мэгги задумалась, и вскоре сказала: "Один час. Если ты вытерпишь один час, я отпущу тебя в туалет, и ты получишь записку продавца. Если же ты не дотерпишь и описаешься до конца этого часа, я всё расскажу твоим родителям.

Я приду через минуту, и помни: ты должна выдержать один час, время пошло". Мэг оставила бедную девочку наедине с ужасной потребностью, помотрев на часы, и пошла вниз по лестнице на кухню, она решила сделать этот час ещё интереснее. Мэгги взяла две бутылки холодного чая с лимоном из холодильника и вернулась с ними в гимнастическую комнату. Келли стояла возле шведской стенки, сильно сжав бёдра и отчаянно пританцовывая на цыпочках, всё ещё пытаясь терпеть. Наручники звенели о перекладину лестницы, потому что девочка постоянно извивалась. Невозможность помочь себе руками, сжав их между ног, немного успокоила Келли, поскольку она знала, что всё равно наверняка не сможет выдержать ещё час, хотя, если бы Мэг сказала ей вытерпеть полчаса, это было бы ещё возможно. Келли вспомнила, что последний раз она так ужасно хотела в туалет несколько лет назад в автобусе на школьной экскурсии, но тогда она не выдержала и описалась на сиденье перед одноклассниками. "Здесь холодный чай с лимоном. Выпей его",- сказала Мэг, вбежав в комнату и поднеся горлышко одной из бутылок к губам Келли. "Что? Ты что, сошла с ума?"- закричала девочка, чувствуя невыносимую пульсирующую боль из живота. "Выпей это, или я всё расскажу твоим родителям",- неумолимо ответила Мегги.

"Ну хорошо, но я смогу сходить в туалет, когда выпью этот чай, пожалуйста?"- с надеждой спросила Келли. Когда она начала пить первую бутылку, в уголках её глаз выступили слёзы от боли, поскольку её живот, наполняющийся ледяной жидкостью, сильнее надавил на мочевой пузырь, в который спереди на пару сантиметров врезался пояс лосин. Келли чувствовала жгучую боль во всей нижней части живота и не знала, как от неё избавиться. Она невероятно хотела в туалет, девочке казалось. что её промежность вот-вот не выдержит и через её лосины с шумом вырвется огромная струя. Келли извивалась, пританцовывала, в общем, пыталась сделать всё, чтобы вытерпеть подольше, но постоянно льющийся в желудок холодный чай сводил все эти усилия на нет. Когда Келли допила поллитровую бутылку чая, Мэг поднесла к её губам вторую и сказала: "Выпей это тоже, я знаю, ты можешь". "Пожалуйста, с-с-с-с, я не могу, мой живот раздулся, а мой мочевой пузырь вот-вот лопнет, у-у-уй, правда. Умоляю, мне очень нужно пописить!"- скулила девочка, начиная сжимать даже пальцы ног. Она делала всё, чтобы не обмочиться. Келли отлично помнила несчастный случай в автобусе, когда она сидела в луже собственной мочи, а её друзья смеялись над ней, и она не хотела испытать такой позор снова.

С другой стороны, в комнате не было никого, кроме Мэг, а она была бы только рада, если бы Келли описилась, но мысль об этом приводила Келли в ужас. Несколько месяцев назад Мэгги наткнулась в Интеренете на сайт с фотографиями девушек, которые очень хотели в туалет, её это возбудило, и она решила во что бы то ни стало попробовать заставить какую-нибудь девушку терпеть до предела, чтобы помотреть, как это выглядит в жизни. Случай в магазине произошёл как нельзя кстати, и Мэг специально взяла записку у продавца, чтобы осуществить задуманное. Она подумала, что ей повезло с "объектом наблюдения", потому что здесь примешивалась ещё и маленькая месть.

Парням в школе всегда нравились такие девушки, как Келли: стройные, длинноволосые блондинки, с длинными тонкими ногами, плоским животом и небольшой упругой грудью, а девушки с телосложением Мэг (крупная, немного полноватая, но при этом со слегка рельефными мышцами, с большой мягкой грудью, полноватыми ногами и широкими округлыми бёдрами) успехом не пользовались, поэтому Мэг всегда недолюбливала таких как Келли, и вот, у неё появился шанс поиздеваться и унизить такую девушку. Мэг поднесла горлышко бутылки ко рту Келли и сказала: "Выпей это, или кое-какая бумажка окажется в руках у твоих родителей!" Келли, не имея выбора, начала пить чай.

Немедленно чувствуя увеличение давления в пузыре, потому что чай наполнял желудок, давивший на и без того переполненный мочевой пузырь. Боль в животе девочки стала невыносимой, и Келли, зная, что не выдержит намного дольше, закричала: "Хорошо, я выпила это! Пожалуйста, теперь я могу сходить в туалет? Умоляю!" Мэг посмотрела на неё и подумала, что девочка прилагает все силы, чтобы вытерпеть: лицо Келли было всё мокрое от пота, волосы слиплись на лбу, дыхание было очень глубоким и неровным. Мэгги поставила недалеко от Келли табуретку, села на неё и сказала: "Тебе осталось терпеть всего 50 минут. Если выдержишь, я отпущу тебя в туалет и порву записку от продавца",- понимая, что мочевой пузырь девочки наполнен до такой степени, что она в любом случае не сумеет выдержать так долго.

Однажды в школе Мэгги чуть не описалась в библиотеке, собирая материал для реферата, и, вовремя сообразив, что ей немедленно нужно сбегать кое-куда, еле сумела добежать до туалета с сухими джинсами, и она поняла, что Келли сейчас хочет в туалет не меньше, чем она сама в тот раз. Мэг возбуждалась от вида обтягивающих чёрных лосин на длинных ногах Келли и обтягивающего спортивного топика, через который отчётливо выступали твёрдые соски девочки. Её пузырь был настолько полный, что живот девочки даже выпирал и еле заметно нависал над поясом лосин, который был на два пальца ниже пупка, хотя перед поездкой, когда Келли одевалась, её живот выглядел абсолютно плоским, а пояс даже немного болтался. Келли корчилась в полуподвешенном состоянии, непрерывно двигаясь, а сокращения и резкие вспышки боли в мочевом пузыре становились всё чаще.

Каждая вспышка была настолько сильной, что девочка закрыла глаза и попыталась собрать все физические и моральные силы для того, чтобы не описаться. Она так сильно хотела в туалет, что всерьёз думала о возможности выпустить небольшую струйку, чтобы хоть немного уменьшить давление в пузыре, но также она понимала, что, выпустив одну струйку, она наверняка не сумеет остановиться. "Мэгги просто [Цензура]",- думала с ненавистью Келли,- "интересно, как бы она себя вела, если бы я пристегнула её к лестнице, когда она хотела бы ссать так же, как я сейчас, и заставила бы её терпеть целый час",- но тут её мысли прервались, поскольку давление в пузыре увеличилось, промежность Келли пульсирующе дёргалась, а мочевой пузырь буквально закричал о помощи. Девочка чувствовала первые капельки мочи у самого выхода из уретры, и они уже были готовы просочиться, но только благодаря упорству, силе воли и критической концентрации Келли ей удавалось оставаться сухой.

Мэг начинала возбуждаться всё сильнее, наблюдая мучения своей подопечной, но также она начинала понимать, что сама тоже довольно сильно хочет в туалет, и от этого возбуждается ещё сильнее. Конечно, её потребность была незначительной по сравнению с потребностью Келли, но Мэг захотела испытать на себе чувство, когда ты так хочешь в туалет, что уже не можешь утерпеть и буквально капаешь в трусы, хотя сжимаешься изо всех сил, а потом просто не можешь вытерпеть и моча вытекает из тебя, как бы ты ни старалась её удержать, поэтому Мэг решила терпеть тоже, но была и другая причина: Мэг боялась, что Келли не выдержит, пока она сама будет в туалете, а ей очень хотелось увидеть этот момент. Мэгги с удивлением заметила, что её собственные соски стали твёрдыми, хотя это редко случалось из-за её большой мягкой груди с большими, но почти не выпирающими сосками. "Итак, опиши мне, насколько сильно ты хочешь в туалет?"- из интереса спросила она, заранее представляя себе ответ.

"Я вот-вот описаюсь, я больше не могу терпеть, пожалуйста, отпусти меня в туалет, я сделаю для тебя что угодно, ох, только не надо меня больше мучить",- умоляла Келли, всё ещё надеясь на то, что её мучительница сжалится над ней. "Что ж, у меня для тебя плохие новости. Я не думаю, что твой мочевой пузырь наполнился до своего предела, поэтому ты сможешь потерпеть ещё",- ответила Мэг, отодвинув табуретку на несколько шагов от Келли, чтобы лучше видеть все движения бедной девочки. "Нет! Пожалуйста, я не могу терпеть дольше, умоляю..."- просила Келли, чувствуя, что боль в мочевом пузыре усиливается каждую минуту. "Келли, ты же изучала в школе анатомию и знаешь, что мочевой пузырь может довольно сильно растянуться, если он не может опорожниться. Считается, что средний пузырь растягивается только до 500-600мл, но многие обычные люди, когда им негде сделать пи-пи, и они терпят изо всех сил, могут вытерпеть и литр, и даже больше. В Интернете я нашла сайт, на котором была информация о людях, которые могут выдержать почти два литра. Ты, наверняка, сможешь вытерпеть больше, чем поллитра или даже литр - у тебя ведь очень хороший стимул - записка от продавца. Так что терпи, я вернусь через минуту",- сказала Мэг, вспомнив кое-что.

Мэгги побежала по лестнице на первый этаж, прыгая через ступеньку, хотя это ей мешали делать тесная миниюбка и полный мочевой пузырь. Келли с сожалением взглянула на толстый, по её мнению, зад Мэг и пожалела, что не может поменяться со своей мучительницей местами, ей было интересно, смогла бы Мэг терпеть такую боль, какую терпит сейчас сама Келли. Девочка скрестила ноги, для чего ей пришлось встать на цыпочки, и слегка подпрыгивала, не в состоянии остановиться даже на минуту. Мэгги, тем временем, подошла к своей сумке у входной двери и достала видеокамеру, которую коллега отца по работе просил передать ему (Мэг подумала, что сделает это после того, как купит новую кассету, а эту заберёт себе). Она проверила батарейки, и поняла. что их хватит как минимум на час. Сама Мэгги с трудом верила в то, на что только что решилась. "Я должна сделать это, второго шанса у меня может не быть",- подумала она и вернулась назад в комнату, где возле шведской стенки корчилась пристёгнутая наручниками Келли. Девочка посмотрела на Мэг круглыми от ужаса глазами, увидев у неё в руках видеокамеру, и простонала, думая только о давлении в её замученном пузыре: "Что ты собираешься делать?!"

"Я хочу взять у тебя интервью",- ответила Мэг, включила запись и направила камеру на бедную девочку. Она увидела в видоискателе потное покрасневшее лицо Келли с круглыми от боли и стыда глазами. Мэг понимала. насколько сильно девочка хочет в туалет, и надеялась на то, что у неё ещё остались силы терпеть, потому что эта видеокассета могла стать хорошим развлечением для Мэг. Она увеличила изображение и сняла Келли последовательно сверху вниз: руки, пристёгнутые наручниками, отчаянное лицо, выпирающий живот и плотно сжатые ноги. Келли подумала, что она уже описилась бы, если бы не камера. Мысль о том, что Мэг может заснять момент, когда лосины Келли станут мокрыми, заставила девочку терпеть ещё сильнее. Через пару секунд Мэг начала задавать вопросы: "Как тебя зовут, полное имя?" "Келли",- пробормотала девочка, не в состоянии обдумать вопрос из-за невыносимой боли в промежности. "Я сказала полное имя!"- продолжала издеваться Мэг. "К-кэролин",- с трудом пробормотала девочка. "Почему на тебе надеты наручники?"- последовал очередной вопрос. "Потому что... ты - [Цензура] и мерзавка!"- громко закричала Келли, еле справившись со вспышкой даления в пузыре, почти заставившей её обмочиться.

"Ответ неверный. Ты сказала, что я [Цензура]? А ты не думаешь, что я могу отменить наш договор и всё же отдать записку твоим родителям?"- прищурившись, спросила Мэгги. "Нет, только не это! Ладно, извини. Мне жаль, просто я ужасно хочу в туалет, и мне очень больно. Пожалуйста, отпусти меня в туалет, мне очень, очень сильно нужно пописать",- девочка сказала сквозь слёзы. "Насколько сильно? Я вот тоже хочу в туалет, и хочу понять, насколько сильнее ты хочешь",- уточнила Мэгги, передвинув табурет поближе к Келли. "Очень сильно! Так, что это трудно представить!!! Я уже не могу терпеть, я никогда в жизни не хотела так сильно, м-м-м, умоляю, ну разреши, с-с-с, мне пописить!"- закричала девочка, время от времени постанывая от боли и нетерпения. Пульсирующая боль уже почти заставила Келли сдаться, но теперь девочка чувствовала не вспышки боли, а просто постоянную невыносимую боль в мочевом пузыре, которая не менялась со временем. Первые капли мочи уже были на выходе из уретры Келли, и она знала, что не продержится долго до тех пор, пока горячая жидкость не потечёт по её ногам. "Почему я не пускаю тебя в туалет и заставляю терпеть так долго, что ты вот-вот не выдержишь?"- последовал очередной вопрос от Мэг.

Келли с трудом ответила: "Потому что я украла серебряный браслет в магазине, и ты решила наказать меня... Пожалуйста, разреши мне сходить в туалет, пожалуйста, я сейчас описаюсь, о-ох, мне очень больно, я не могу терпеть",- бормотала девочка, всхлипывая, слёзы уже вовсю текли по её щекам. "Ничего себе, я верю, что ты действительно ужасно хочешь в туалет. Расскажи мне, как ты себя чувствуешь, где и что у тебя болит, какие ощущения у тебя в мочевом пузыре",- попросила Мэг, проведя пальцами по поясу лосин Келли, которая вздрогнула от боли и заскулила, когда мучительница засунула кончик указательного пальца в пупок девочки и начала его легонько водить вперёд-назад, а затем еле заметно описывать круги по часовой стрелке. Обычно от этих действий мягкие ткани живота просто немного прогнулись бы внутрь, но сейчас палец Мэг наткнулся на твёрдый как камень мочевой пузырь девочки, отделённый от ногтя тонкой перегородкой пресса. Через минуту Мэгги поставила указательный палец чуть выше лонной кости Келли и слегка надавила им на переднюю стенку раздувшегося мочевого пузыря девочки, через секунду убрав руку и щёлкнув Келли пальцами чуть выше лобка. От этого Келли вздрогнула и с силой втянула в себя воздух сквозь сжатые зубы, после чего умоляюще простонала: "Мэгги, пожалуйста, не нажимай больше на мой живот, я еле вытерпела, не надо больше, мне очень больно".

Но Мэг всего лишь усмехнулась, положила ладонь на верхнюю часть живота девочки, над пупком, и чуть-чуть, очень осторожно, нажала всей ладонью не только внутрь живота, к позвоночнику, но и вниз. Келли громко вскрикнула от боли и через мгновение неожиданно громко пукнула, но боль и давление в её животе были слишком сильные, и девочка не смогла сдержаться из-за резкого выхода газов, поэтому, спустя секунду, из промежности Келли вырвалась струйка мочи. На лосинах появилось влажное пятно примерно 5 сантиметров в диаметре, а из глаз Келли брызнули слёзы от боли, когда она напряглась до предела, снова сжав сфинктер. "Я проиграла. Пожалуйста, я намочила лосины, пожалуйста, разреши мне теперь сходить в туалет, пожалуйста...",- её голос затих, и Мег поняла, что Келли сейчас описается. Мегги в это время гладила пальцами промежность Келли, но теперь она поняла, что девочка может обмочить ей всю руку, поэтому Мэг передвинула руку, стала гладить внутреннюю часть бёдер Келли и снова взяла видеокамеру, направив её на лицо девочки. Когда Мегги увидела в видоискателе выражение лица девочки, ей даже стало её немного жаль: по щёкам Келли текли слёзы, её глаза были широко открыты от боли и напряжения, а губы дрожали.

Мегги поняла, что эта девочка может описаться в любую секунду, поэтому она направила объектив на влажное пятнышко между ног Келли, а через несколько секунд отошла, чтобы снимать её в полный рост. "Итак, Келли, я могу простить тебе эту струйку и сделать вид, что ничего не заметила, но до конца оговоренного часа ещё почти полчаса. Ты думаешь, что сможешь выдержать ещё 27 минут?"- с усмешкой спросила Мэгги, решив продолжить "интервью". "Не-е-ет, умоляю, я не смогу выдержать ещё полчаса, я больше не могу терпеть! Я не стерплю, мне ужасно хочется пи-пи, мне нужно пописать!!!"- громко закричала Келли дрожащим голосом, сдавливая бёдра изо всех сил и сжимая кулаки, хотя её руки были пристёгнуты. Через секунду Келли почувствовала самый сильный в её жизни позыв к мочеиспусканию и самую сильную сильную боль в мочевом пузыре. Её мышцы промежности не выдержали, и она выпустила ещё одну небольшую струйку, которая сразу увеличила пятно на лосинах почти вдвое. Почти сразу бедная девочка не удержала вторую подряд струйку, расплывшуюся пятном на внутренней части бёдер Келли, но через секунду ей удалось сжаться, хотя Келли знала, что это бесполезные усилия, и ей не удастся вытерпеть намного дольше.

Мэг подошла к ней и раздвинула её ноги, после чего увидела влажные потёки на лосинах. Внезапно, Келли громко вскрикнула, поскольку невыносимая волна боли прошла через её живот, и замученный мочевой пузырь девочки начал терпеть поражение. Келли не была в туалете немногим более 4 часов, но более двух часов назад она выпила полтора стакана газировки, примерно в то же время - литр Пепси в парке у магазина, а полчаса назад - литр холодного чая. Её мышцы промежности, даже напряжённые до предела, больше не могли противостоять огромному давлению в мочевом пузыре, и Келли начала выпускать одну за другой короткие сильные струйки мочи. Девочка из последних сил пыталась остановить их, и ей это почти удавалось, но каждый раз, когда она сжимала сфинктер и струя прекращалась, её мочевой пузырь пронзала вспышка боли, от которой Келли снова непроизвольно открывала сфинктер, и новая струйка вырывалась на свободу. Келли очень быстро поняла, что не сумеет остановиться и закричала в панике: "Нет! О, Боже, не-е-ет!"- всё же пытаясь хоть немного замедлить поток. Она отливала без остановок, горячая и почти прозрачная моча вырывалась из её промежности с такой силой, что по виду струи даже нельзя было сказать, что она проходит через трусы и лосины, казалось, что этих преград просто не существует.

Внутренние части бёдер девочки были полностью мокрые, лужа мочи растекалась между девочками по полу. Келли неподвижно стояла в луже собственной мочи, по её лицу текли слёзы, её глаза были круглые от стыда и ужаса, но она продолжала мочиться через одежду. В луже мочи, на полу отражались светильники на потолке комнаты. Мэг снимала всё это на плёнку, хотя от такого зрелища её собственное желание пописать становилось всё сильнее. Также ей очень хотелось обмочиться как Келли, чтобы почувствовать, что это значит - надуть в одежду (последний раз Мэг обмочилась то ли в 5, то ли в 6 лет, и уже почти не помнила об этом), но она хотела описаться не специально пустив струю в трусы, а так, чтобы это произошло нечаянно из-за слишком полного мочевого пузыря. Её собственный пузырь внезапно начал болеть и требовать опорожнить его, но Мэгги терпела, потому что ей было бы стыдно обмочиться перед Келли, которую она только что так унизила. Наконец, мочевой пузырь Келли опустел, и на полу осталась лужа больше метра в диаметре. Последние капли стекали с лосин Келли и падали на пол, девочка рыдала от стыда, понимая, что обоссалась перед Мэг, а та всё это сняла на плёнку. Если раньше Келли очень злилась на Мэг и пыталась держаться более или менее гордо, то теперь она понимала, что не выдержала, и тем самым сама себя унизила в глазах своей мучительницы, поэтому теперь Келли напоминала школьницу младших классов, которая описалась у доски на уроке.

Мэг отстегнула её от шведской стенки и сказала, погладив промежность Келли: "Иди, переоденься, тебе нужно помыться". Келли, покраснев, пошла в ванную, оставляя мокрые следы на полу, и встала под душ. Через десять минут она вышла из ванной, переодевшись, и стыдливо подошла к Мэг, которая спросила её: "Чувствуешь себя лучше после душа?" Келли, смущаясь, сказала: "Да. Я надеюсь, что ты теперь не сообщишь моим родителям ни о краже, ни о том, что произошло в этой комнате?" Мэгги лишь усмехнулась и сказала: "Почему это? Тебе оставалось терпеть ещё чуть больше двадцати минут, и ты не сумела сделать это, значит, ты не выполнила уговор. Ладно уж, я не буду говорить про случай в этой комнате, так как ты действительно старалась терпеть, но насчёт кражи я молчать не буду". Мэг подумала, что Келли выглядит очень сексуально в белой миниюбке и тонкой джинсовой рубашке, которые она одела после душа. Также Мэгги заметила. что девочка не одела лифчик, и её твёрдые сосочки отчётливо проступали через ткань рубашки. Келли ничего не сказала, и просто пошла на тртий этаж, где была её комната, Мэгги пошла за ней и незаметно включила камеру, снимая сзади и чуть снизу всё, что было у Келли под юбкой. Мэг с удивлением заметила, что Келли не одела не только лифчик, но и трусы, а её промежность была гладко выбрита. Они поднялись к комнате Келли, и Мэг вошла туда за девочкой, подумав, что у Келли действительно почти совершенное тело.

Мэг выключила камеру и положила её на кровать, сказав: "Хорошо. Я ничего не скажу твоим родителям, но через неделю мы повторим всё это. Я возьму несколько видеокассет, мы поедем в супермаркет, только ты ничего там не будешь воровать, ты снова выпьешь литр газировки, потом мы приедем домой, я пристегну тебя к лестнице, дам выпить столько же жидкости, сколько сегодня, и ты должна будешь вытерпеть час. И, если ты сумеешь сделать это в следующий раз, я обещаю, что отдам тебе записку от продавца, хотя оставлю себе кассеты на память. Я соглашаюсь на это только потому, что хочу следующий раз заснять всё это от начала и до конца, а не только последние пятнадцать минут". "Нет! Я не буду делать это ещё раз",- закричала Келли. "Ну что ж, тогда я отдам записку твоим родителям, как только они приедут",- последовал ответ Мэгги. Келли задумалась на секунду, и, как ей казалось, придумав, как можно попытаться выйти из этой ситуации победительницей, сказала, улыбнувшись: "Ну хорошо, мы повторим это через неделю с условием, что потом ты отдашь мне записку от продавца. Будь уверена, следующий раз я выдержу до конца часа, и выиграю записку". Мэгги, ничего не заподозрив, сказала: "Договорились. Сиди здесь, мне нужно в туалет и под душ, я вернусь через некоторое время". Мэгги взяла с собой кассету из камеры, спрятала её в свой рюкзак, после чего снова пришла в гимнастическую комнату, сняла с лестницы наручники, после чего села на табуретку.

Теперь она сама ужасно хотела в туалет, но решила терпеть как можно дольше, чтобы самой испытать те же ощущения, что и Келли перед тем, как надула эту лужу. Мэгги специально сказала Келли сидеть в своей комнате, потому что она не хотела, чтобы девочка наблюдала за её мучениями после собственного унижения, и Мэгги решила делать это в одиночестве. Также Мэгги решила не вытирать лужу на полу и сказать родителям Келли, что их дочка обмочилась в комнате. Вскоре Мэг почувствовала, что желание пописать стало ещё сильнее, и теперь мочевой пузырь девочки довольно сильно болел. Она вспомнила, что хотела почувствовать себя на месте Келли, поэтому встала возле шведской стенки и подняла руки, ухватившись ими за перекладину. Чтобы оставаться при этом сухой, Мэгги пришлось скрестить ноги, но стоять в такой позе на каблуках было неудобно, и девочка скинула туфли, оставшись в колготках, обтягивающей миниюбке и спортивной кофточке, через которую были хорошо видны очертания пышных округлых грудей Мэгги. Через несколько секунд она заметила бутылку минералки на подоконнике, оставленную здесь утром, в которой оставалось ещё больше поллитра, и Мэг решила ускорить процесс, допив эту воду. Она представляла себе, что Келли сначала чувствовала себя точно так же, а потом её мочевой пузырь наполнялся сильнее и сильнее. От этих мыслей Мэгги очень возбудилась и подумала, что будет терпеть тоже до тех пор, пока не увеличит лужу на полу.

Правда, она подумала, что родители Келли могут не поверить в то, что эту лужу сделала Келли, если сама Мэг описается там же, потому что на полу и так было огромное количество мочи, невероятное для стройной девушки 17 лет, а если к этому добавится и содержимое полного мочевого пузыря Мэг, ни один здравомыслящий человек не поверит, что Келли смогла столько надуть на пол, её пузырь должен был бы лопнуть от такого количества мочи, поэтому Мэг решила, что только немного подотрёт лужу по краям, когда не вытерпит. Мэгги уже пришлось пару раз отпустить перекладину правой рукой и сжать себя между ног, потому что терпеть становилось просто невыносимо. Опустив глаза, Мэг заметила, что её живот, и так далеко не плоский из-за полноты, теперь очень сильно выпирает и со стороны она должна выглядеть довольно толстой. Девочка начала жалеть, что не заставила Келли пописать в какую-нибудь ёмкость, чтобы посмотреть, сколько ей удалось выдержать, а потом пописать туда же самой и выяснить, у кого мочевой пузырь больше, но она подумала, что через неделю, когда Келли снова будет здесь мучиться, она так и сделает. Мэгги было труднее терпеть и из-за того, что она была вынуждена стоять босиком в луже уже холодной мочи Келли, а так как стоять неподвижно было невозможно по естественным причинам, Мэг топталась в луже холодной жидкости, что только ухудшало положение её мочевого пузыря.

Внезапно, Мэг услышала, как к дому подъехала машина. Родители Келли вернулись домой раньше времени! Мэгги, сообразив, что у неё уже нет времени сходить в туалет, быстро надела обувь, переминаясь с ноги на ногу, потом зашла в комнату за Келли, и девочки пошли в холл встретить родителей Келли. "Привет, как дела?"- спросила мама Келли, Джейн. Мэг ещё не успела открыть рот, как Келли осуществила свой план, закричав: "Мама, мама! Ты не поверишь, что Мэгги заставила меня делать! Мамочка, она мучала меня и заставила описаться перед ней. Она сняла всё это на камеру!" "Что ты говоришь, дочка? У тебя что, температура?"- недоумённо спросила её мать. "Мне жаль, мадам. Я боюсь, что ваша дочь совершила кражу в магазине, и таким образом пытается сделать так. чтобы вы не поверили мне, ведь я как раз хотела рассказать вам об этом",- спокойным голосом сказала Мэг. "Неправда, мамочка",- жалобно произнесла Келли,- "она врёт, она издевалась надо мной..." "Мадам, у меня есть доказательства моих слов",- опять же спокойно сказала Мэгги, протягивая записку от продавца женщине,- "вот записка, здесь стоит печать магазина. Ваша дочь пыталась украсть ювелирное украшение. Если вы не поверите и этому, вы можете завтра съездить в магазин и проверить". "Ну что там?"- спросил отец Келли, на что её мать нервно сказала: "Тише, я ещё читаю!"

Почти сразу же сама Келли стала белой почти как мел, осознав, что всё раскрылось. "Келли, ты можешь нам это как-то объяснить? Мы ведь говорили тебе, что если нечто подобное случится ещё раз, мы серьёзно накажем тебя",- сказала мама Келли, и, повернувшись к Мэг, сказала: "Я должна была предупредить тебя, Мэгги, что у неё это уже не первый случай воровства в магазинах". "Нет, мама, я не воровала ничего сегодня!"- закричала Келли, всё ещё пытаясь как-то оправдаться, но её отец строго спросил: "Я хочу, чтобы ты сказала правду. Ты украла браслет, как написано здесь?" Келли знала, что её отец всё равно узнает правду, поэтому призналась: "Да, папа, но я... я не хотела... это случайность..." "Хорошо, сядь на тот стул",- строго сказал её отец. Келли, чуть не плача, села, но тут же с ужасом поняла, что внезапно захотела пописать, и, хотя она была в туалете всего полчаса назад, её мочевой пузырь сильно болел и требовал опорожнить его. Уставшие мышцы таза девочки не могли спокойно сдерживать мочевой пузырь, который быстро наполнялся остатками той жидкости, которую она пила ранее. Тут мама пришла из гимнастической комнаты, куда она отнесла купленную в магазине минералку и рассказала отцу, что там огромная лужа мочи. "Мэгги, что у вас там произошло?"- спросил отец, и Мэг ответила как можно спокойнее: "К сожалению, ваша дочь не вытерпела, занимаясь на шведской стенке. Она сказала, что не будет убирать за собой, а в мои обязанности это не входит".

"Хорошо, Мэгги, присаживайся на другой стул",- сказал отец Келли, бросив взгляд на тугие бёдра Мэг, которые были хорошо видны из-под юбки (ему нравились девушки с телосложением Мэгги, и он не случайно нанял именно её, несмотря на почти полное отстутствие опыта в воспитательном процессе и юный возраст). Девочка села, положив ногу на ногу, чтобы было легче терпеть, и отец Келли заметил, что под юбкой у неё были очень маленькие и почти прозрачные синие трусики. Сделав строгое лицо, отец Келли сказал своей дочери: "Ты поступила очень плохо, и будешь наказана. Ты будешь месяц находиться под домашним арестом". "Нет, папа, пожалуйста!"- попросила Келли,- "ты же знаешь, у меня поездка в эти выходные, умоляю". "Что? И ты ещё смеешь перечить мне после всего, что натворила сегодня?!"- её отец был вне себя от поведения своей дочери. Келли начала ёрзать на стуле и заплакала. Она снова чувствовала невыносимую боль в мочевом пузыре, девочка, совершенно неожиданно для себя, не смогла достаточно сильно сжать сфинктер, уставший от недавнего испытания, и через несколько секунд описалась, сидя на стуле. Моча текла между её сжатых бёдер, и вскоре под стулом была довольно большая лужа. Мэгги от такого зрелища очень сильно возбудилась уже второй раз за этот день. Она сама уже невыносимо хотела пописать, и знала, что если скоро не сходит в туалет, с ней произойдёт то же, что и с Келли.

Отец, увидев, что его дочь снова описалась, закричал в ярости: "Келли, я не понимаю, что это значит, и чем ты тут занимаешься, но мне это надоело! Встань немедленно!" Отец Келли взял большую деревянную линейку, заставил свою дочь оголить попку, сел на стул и положил Келли вниз животом себе на колени, после чего начал хлестать её линейкой. Келли закричала после первого же удара, и Мэг увидела алую полосу на нежной попке девочки. Мистер Смит остановился только после двадцати пяти ударов, он отпустил Келли, и девочка, плача, упала на пол. Вдруг Келли снова нестерпимо захотела в туалет, и, несмотря на то, что её пузырь уже был почти пуст, она выпустила тоненькую струйку, которая через пару секунд остановилась. "Вероятно, ты не должна была это видеть, Мэгги, но за моральное потрясение я доплачу тебе ещё двадцать долларов",- сказал отец Келли, смотря на промежность Мэг, которая, хотя и заметила это, была не против таких взглядов, если всё действительно ограничивалось взглядами. Мэгги встала, но тут её переполненный мочевой пузырь дал о себе знать, и моча на секунду брызнула из её плотно сжатого сфинктера. Девочка сжала зубы и сумела остановить струйку, после чего взяла деньги, которые ей протянул мистер Смит, попрощалась, и пошла к выходу, чувствуя, что не может терпеть и моча по капле просачивается у неё между ног.

Зайдя за угол дома, где она оставила машину, Мэгги из последних сил сжала сфинктер и поняла, что не выдержит ни минуты дольше, она просто лопнет. Тогда девочка присела на корточки и, не снимая трусиков и юбки, расслабилась. Через несколько секунд её юбка и трусики были мокрые, а под ногами у неё росла лужа горячей мочи. Первый раз в жизни Мэг специально описалась в одежде, и ей это понравилось. Через минуту Мэгги уже ехала домой, думая о том, что у неё в сумке лежит видеокассета, на которую она засняла мучения Келли. Мэг думала о том, что неплохо было бы подловить на чём-нибудь запретном и других девочек, с которыми она сидит во время отсутствие их родителей, чтобы наказать их точно так же, придётся только одолжить у кого-нибудь видеокамеру...

0


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Полное собрание переводов Snacer'а (то есть моих) и их предыстория