Сообщество любителей ОМОРАСИ

Сообщество любителей омораси

Объявление

УРА нас уже 700 человек на форуме!!!

По всем вопросам вы можете обращаться к администратору в ЛС, в тему Вопросы к администрации (для пользователей), или на e-mail: omowetforum@gmail.com

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Фанфик Валет/Шляпник (по Алисе в Стране чудес)


Фанфик Валет/Шляпник (по Алисе в Стране чудес)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

*Своеобразное АU, где Красная и Белая королева помирились и начали править вместе (даже не спрашивайте, как!)), а Валет не помер в изгнании. Итак, не углубляясь в долгое пояснение: Шляпнику и Валету "повезло" вместе выполнять исправительные работы, а Террант перепил чая и боится в этом признаться*

Шляпнику работа нравилась. Он любил зиму, активную деятельность, ярких, как его помада, снегирей, любил проводить время на улице... Для Валета же все происходящее было воистину карой божьей: монотонно поднимать и опускать лопату, потеть и мерзнуть, слушая безмозглый треп рыжего безумца.
— ...И тогда я говорю: а раз ты такой умный, то скажи, сколько будет дважды два четыре? – Террант перевел дух, присел на сугроб и  тутже получил по спине лопатой от Стейна:
— Нам это разгребать!
— И это?.. – разочарованно протянул безумец. Разочарованно по трем причинам: первая – он ощутимо подустал, вторая – не сильно приятно огребать лопатой по тощей спине, и, наконец, третья – когда Террант вскочил от удара, нервно и напряженно дал знать о себе порядком наполнившийся мочевой пузырь. Террант испытывал желание отлить еще с самого выхода на улицу: после традиционного чаепития он не успел заскочить в уборную – Валет торопил его сборы и все покрикивал:
— Быстрее начнем – быстрее кончим! Шевелись!
Но тогда хотелось немного, и Хайтопп решил дотерпеть до конца работ. Но они все что-то не кончались, а выпитое с каждой минутой настойчивее просилось наружу... Шляпник тяжко вздохнул и снова взялся за дело, периодически косясь на Стейна. Тот тихо матерился, когда на расчищенное падали куски снега, да и без повода тоже матерился. Даже чудик вроде Хайтоппа мог догадаться, что, если этого человека сейчас тронуть, он просто "взорвется" и выльет на тебя накопившийся гнев, так что Шляпник решил, что молчание – золото, а терпение и труд, как говорится...

И с тем, и с другим стало получаться чем дальше, тем хуже. Неприятно тянуло внизу живота, жидкость приступообразно пыталась просочиться наружу, и Террант уже не мог не сжимать ноги. Говорить он перестал вовсе – все мысли его были сосредоточены на природной необходимости избавиться от чая, будь он проклят. Когда Шляпник прилагал усилия к подъему лопаты со снегом, удерживать мочу становилось сложнее. Его трясло от напряжения, волнения, холода... Через полчаса он понял, что, если в ближайшее время не побежит в туалет, организм все решит за него.
— Сколько нам еще?.. – наконец тихо простонал Шляпник. Стейн дернулся:
— Откопать беседку – и вроде как можем быть свободны. Черт, они издеваются...

Оба с почти одинаковой неприязнью смерили взглядом засыпанную круглую беседку. Летом Террант пил в ней чай с ее Величеством. Чай, будь ему неладно...
— Послушай, Стейн... – Шляпник нерешительно улыбнулся, голос его подрагивал – Прежде, чем мы начнем... Я на минутку сбегаю. По делу.
— Какому? – Валет, гневливо морщась, разминал плечи. Шляпник почувствовал, как щеки краснеют смущением сильнее, чем холодом.
— По такому... которое никто не сможет сделать за меня.

Стейн глядел на него с нескрываемым недоверием. Террант измученно опирался на лопату, стараясь не слишком искренне сжимать ноги. Наивные зеленые глаза страдальчески пытались сказать что-то, что не решался сказать язык. Казалось, безумец вот-вот заплачет. Валет усмехнулся, и Шляпник не понял, догадался ли он о чем-то.
— Все ясно. Хочешь сбежать, чтоб я в твое отсутствие всю работу доделал. Чтож, иди, но если через три минуты тебя не будет... – Стейн внушительно и красноречиво показал сжавшемуся от холода, испуга и желания помочиться Терранту кулак. – И учти, до твоего прихода я даже снежинки с плеча не смахну.

Шляпник радостно закивал и, бросив лопату на произвол судьбы, как мог поспешно устремился к черному ходу дворца. Перед дверью сонно мерз лакей-лягух.
— Пустите, пожалуйста... – Террант, вежливо улыбнувшись, попытался обогнуть лягуха, но тот преградил ему дорогу.
— Готовы сдать работу?
— Нет, нет... Просто мне... нужен перерыв. – рыжий нетерпеливо приплясывал.
— Начальство не велели оставлять работу до того, как она будет окончена. – с безразличным видом заявил лакей.
— Но... – густые брови умильно и беспомощно сложились домиком, и Шляпник чуть не заплакал, когда мочевой пузырь дал знать о себе очередным сильным позывом. – Поймите, это неотложно.
Лягух зевнул и скромно пояснил:
— Не я придумываю правила отбывания наказания. Но, если вы будете настойчиво принуждать меня изменить должностным инструкциям, я буду вынужден позвать солдат.
— Не надо... – тихо пробормотал Террант и повернул назад, внушая собственному телу, что еще чуть-чуть, и все, а пока нужно потерпеть.

Валет действительно и снежинки с плеча не смахнул, как обещал. Стоял статуей, опираясь на лопату, и ждал напарника.
— Вернулся. Молодец. Теперь копай.
Террант с тяжким вздохом поднял лопату и, выпрямившись, тутже крепко скрестил ноги. К счастью, Стейн не смотрел в его сторону.
— Ладно... Нужно просто... очистить беседку... Это не сложно... и, если постараться, не очень долго... Я справлюсь. – внушил себе Шляпник и, натянув улыбку, принялся за работу. Адову работу.
Алгоритм был таков: Террант, крепко сжав ноги, наклонялся, цеплял в лопату небольшой сугроб, кое-как перебрасывал его в сторону, затем вновь загибался, иногда забываясь и хватаясь за пах, а, пережив пик желания отлить, повторял цикл. Он даже как-то забыл, что Валет может смотреть на него. А Валет, сволочь, смотрел и не сильно торопился в деле откапывания.

В этом месте отвлечемся, предоставив Шляпнику копать еще минут десять, а Стейну – столько же наблюдать за ним.

Илосович Стейн никогда особо не задумывался о нормальности своих, скажем так, вкусов. Этот вопрос редко бывал актуален, имелись другие важные темы для размышлений. Но, с одной стороны, он жил в стране безумий, где чем чудесатее, тем лучше, а с другой – это правило вроде как не касалось постели... которую приходилось делить с Кровавой ведьмой, совершенно не учитывающей особых пожеланий любовника. Однажды Валет попытался поведать ей, какое удовольствие может доставить женщине, нестерпимо желающей отлить, однако Ирацебета резко заявила, что любит мучить других, но не себя. И Стейн наслаждался только мечтами и воображаемыми приятными (для него) ситуациями. Например, зажать в уголке Мирану, чтоб она в полуобмороке бледнела, а по полу под пышной юбкой журчал дождь. Залезть рукой под эту чертову юбку, и чтоб перчатка промокла насквозь... Или, с недавних пор, Алиса. В варианте высокого роста. Даже, стоит признать, некоторые мужчины. Но никогда не Шляпник – Валет и сам не знал, почему. Как-то не думалось о нем, будто либо Терранта Хайтоппа не существует, либо мочевого пузыря у него нет. А он, оказывается, был, причем сейчас еще и переполнен, и рыжий чудик, вообще-то перманентно раздражающий Валета, приобрел совершенно иной смысл. Наконец-то самые тихие и страстные желания мужчины удовлетворятся – превосходное отчаяние, какого он давным-давно не наблюдал!

Террант наконец поднял глаза и тутже встретился с плотоядными очами Валета. Поспешно сделав вид, будто согнулся он от боли в спине, а руки лежали на промежности потому, что... ну, лежали и лежали, а тебе какое дело?! – Шляпник выпрямился и даже попытался улыбнуться, чтоб скрыть испуг и внутреннюю борьбу.
— Я свою пловину окончил. Жду тебя. Ты до второго Бравного дня ковыряться собираешься? – одноглазый фыркнул и резким движением солдата воткнул лопату в сугроб.
— Стейн... Я тебя прошу... Можешь помочь? – Хайтопп сложил бровки жалостливым домиком. – Я... У меня... Я... Вобшем, спина что-то разболелась... – для убедительности он снова согнулся, держась за поясницу, и тихо застонал от болезненного давления внизу живота, до дрожи крепко сжав ноги. – О-ох... Я правда до вторго Бравного дня буду делать. Помоги. Я тебя очень прошу, Стейн.
Валет неторопливо подошел к безумцу и отобрал у него орудие труда.
— Если бы ты и в Бравный день, когда выходил бороться со мной, был таким же вежливым, жизнь была бы другая.
«Догадался или нет? Догадался или нет?» – вертелось в кучерявой голове Шляпника, пока Валет неторопливо, но все же эффективно, заканчивал его работу. Стоя терпеть было уже практически невозможно – разве что приплясывая, но Стейн так часто оборачивается... Нет, наверное, догадался, сволочь. Сказать, что замерз? Нет: напарник вручит опять лопату, и тогда уж Шляпник наверняка не выдержит... это будет ужасный позор...

Чуть не плача, Террант опустился на хололную скамейку и вжался в нее, закинув ногу на ногу. Стало немножко легче. Это чуть успокоило его на десять минут, пока Валет ни закончил работу.
— Что, кучерявое недоразумение, сдаем работу? И дали же мне тебя, черт бы побрал, работничка... – Илосович сплюнул и совершенно неожиданно поднял Терранта за воротник. Тот тихо скульнул, чувствуя, как первые горячие (и, страшно сказать, приятные!) капли впитались нижним бельем. Зеленые глаза помутнели, пару секунд Шляпник ничего не мог сообразить, отчаянно борясь с измученным организмом.
— Р-работу?.. Да... К-конечно...

До черного хода идти – меньше минуты, но этого времени оказалось вполне достаточно, чтоб Хайтоппу моча «ударила в голову», и он решил про себя: не важно, будет ли смотреть Валет или стражники, не вадно, что холодно, не важно, что каморка с лопатами и граблями – не лучшее место для мочеиспукания, он должен пописать! Хоть как-то! Хоть в штаны, дольше терпеть он не в состоянии! И пусть Валет смеется, сволочь... Решив так, Шляпник бросил свою лопату и, уже не особо соображая, ломанулся в вышеупомянутую каморку. От резких движений он немного потерял контроль над собой, длинная темная полоса поползла по брючине вниз, снова стало горячо и страшно... Террант поспешно вытащил член и наконец позволил себе прекратить сдерживаться. Изумительно горячая струя яростно брызнула на каменный пол, через минуту залив, кажется, егт полностью. Шляпник тихо постанывал от облегчения; ему иногда казалось, что он теряет сознание. Придя наконец в себя, он оделся и обернулся, врезавшись в Валета, все это время преспокойно стоявшего за ним с двумя лопатами наперевес. Террант, задыхаясь от недавнего удовольствия и крайнего смущения, опустил глаза.
— Стейн... Пойми, я... Я не мог больше, я бы лопнул... Мне стыдно... Это ведь останется между нами, правда?
— У теья есть баба? Или мужик? – Стейн поднял бровь над здоровым глазом. – Хотя... Какая разница? Я тебя отобью.

*Делитесь впечатлениями! Надеюсь, понравилось. Пока в планах писать трелогию.

+3

2

Надо больше фанфиков.

0

3

Суслик

Ты офигенно пишешь )))))))
Чувствуются опыт и вкус !

+1

4

Мочевойдопупка написал(а):

Суслик

Ты офигенно пишешь )))))))
Чувствуются опыт и вкус !

Благодарствую за поддержку, я очень завишу от нее)

0

5

Суслик написал(а):

Благодарствую за поддержку, я очень завишу от нее)

С твоим талантом можно от поддержки и не зависеть ))))))

0

6

Офигенный рассказ.

Суслик написал(а):

— По такому... которое никто не сможет сделать за меня.

Крылатая фраза. Вспомнилось выражение.
"Хочу писать, но вставать лень, - может сходишь за меня?"

0

7

Дениска написал(а):

"Хочу писать, но вставать лень, - может сходишь за меня?"

Мне так бабушка в детстве говорила

+1

8

Можешь по Кантрихуманс написать?

0

9

Маша написал(а):

Можешь по Кантрихуманс написать?

Простите, нет.

0

10

z85 написал(а):

Надо больше фанфиков.

*часть вторая из трех, наконец-то я сделала это!:)*

После того случая Илосович Стейн пытался выйти на контакт со Шляпником еще дня два. Террант краснел, запинался, не говоря ни да, ни нет, а потом и вовсе предпочел отмалчиваться. На третий день совершенно неожиданно Валету помогла Красная королева. Ее вообще-то давно напрягало свободное существование бывшего любовника, и Ирацебета опасалась, что он мог негативно повлиять на ее нынешние отношения с Временем. Поэтому, каким-то образом прознав о бесплодных ухаживаниях Стейна за Шляпником, решила ему великодушно помочь – подозвала к себе Терранта и резким тоном задала несколько вопросов, по-видимому, не ожидая ответа:
— Жить хочешь? А Стейна хочешь? А связь улавливаешь?

Тем же вечером после работ Безумный Шляпник согласился пить чай в компании Валета. Пили долго и много. Террант почти неумолчно трепался, потому неудивительно, что горло у него быстро сохло и он жадно пил в то время, как Илосовича уже подташнивало от травяного запаха напитка. К концу второго часа фоновых размышлений об общих чертах ворона и конторки, а также историй из быта рыжего табора Хайтоппов, Стейн обратил внимание на ощутимо возросшее и крепнущее желание помочиться. Пить он старался наравне со Шляпником, а потому сделал вывод, что если он при своем росте и комплекции уже испытывал некоторый дискомфорт, то мелкому тщедушному мастеру сейчас в разы хуже. Однако Террант продолжал болтать, лишь изредка ерзая в кресле. Как бы случайно уронив ложку, Валет полез под стол и удовлетворенно обнаружил, что рыжий закинул ногу на ногу и "непринужденно" положил руку на нижнюю часть живота.
Потерпев повесть о похождениях кузена мыши Сони еще минут пять, Стейн полюбопытствовал:
— Скажи, Террант... Вот мы сидим уже довольно давно. Не хотелось ли тебе, как ты в тот раз выразился, сделать то, что никто другой не смог бы сделать за тебя?

Террант поднял брови и невинно уточнил:
— В какой – тот?
— В этот. – усмехнулся Стейн.
— А-а, в этот! – Шляпник хлопнул себя по лбу, но тутже непонимающе нахмурил брови – И что ж тогда случилось?
— Ты, Бармаглотом недожаренный ремесленник, перепил своего чаю и...
Тут Хайтопп испуганно приложил палец к губам, и Валет умолк.

Террант вздохнул, переменил под столом ноги и доверительным шепотом сообщил:
— Сначала ничего, я привык, чай такое дело... Потом даже как-то поменьше стало... А теперь вот опять о-очень хочется... – и, запоздало смутившись, начал усердно мазать масло на хлеб.
— Так чего же не идешь?.. – Стейн с безразличным видом извлек меч и откромсал себе кусок торта. Хайтопп поднял глаза и, улыбаясь, пояснил:
— Не могу же я лишить тебя окончания этой прелюбопытнейшей истории... Я могу забыть, о чем шла речь, пока бегаю туда-сюда. Мысль выдувает. Меня интересуют вещи на «м»: м-мысль, месяц, математика, мышиный брат...
Речь безумца снова полилась пламенно и вдохновенно. Он, забываясь, уже не удерживал нервных движений бедрами. Валет наблюдал, совершенно не слушая. В другой ситуации он бы давно встал и пошел облегчиться, но мысли о том, как плохо сейчас рыжему чудику, заставляли мочевой пузырь скромно притихнуть, уступая место эрекции.

— Фуф, все. – внезапно устало выдохнул Шляпник и, резко отставив чашку, поднялся с места.
— Ты куда? – Стейн снова вытащил меч и, не глядя на Терранта, начал со скучающим видом протирать красное сердечко на рукоятке.
Террант нервно закусил губу, переминаясь с ноги на ногу.
— Я больше не могу, мне пора.
— Сел на место. – меч звякнул; звякнула и ледяная властность в голосе бывшего военачальника. Хайтопп растерянно глядел на него и хлопал глазами. Он никогда не был в армии, но все же без особых к тому причин подчинился приказу – вероятно, от испуга. Илосович оставил в покое меч и почти лег на стол, свалив чайник, чтоб быть ближе к Шляпнику, растерянно и зажато сидящему напротив.
— Ты вот любишь рассказывать разные истории, да? Расскажи... об отчаянии. Когда ты больше не мог ждать. Когда тебе было плевать, смотрит ли на тебя кто-то. Когда природа брала верх над тобой...
— Я не понимаю... – чуть слышно прошептал Шляпник, однако по лицу его можно было прочесть – понимал он вполне, но робел и молчал. Стейн осознал: если хочешь чего-то добиться от Терранта, надо действовать решительно и жестко, потому, роняя блюдца, резко вздернул подбородок Шляпника вверх. Грубая хватка сдавила нежную шею ремесленника.
— Все ты понимаешь. Осталось только вспомнить интересный случай и поведать мне во всех подробностях. – с искусственной мягкостью заявил Валет.
Шляпник сначала побледнел белее своей пудры, потом покраснел, и живые пятна румянца продрались сквозь белизну. Стейн, улыбаясь, отпустил его шею, и Террант испуганно поглядел вниз. У ширинки сырело приличных размеров пятно, в белье стало горячо и неприятно, а низ живота отчаянно болел от напряжения мышц. Шляпник сумел остановить поток и, преодолевая отвращение, сжал рукой член сквозь мокрую ткань. Стало немножко легче. А Стейн уселся на свое место и явно приготовился слушать. Помолчав еще несколько секунд в отчаянной борьбе с нуждой организма и душевным смущением, Террант, глядя куда-то влево и вбок, начал:
– Однажды перед днем рождения Ее белейшего величества у меня был очень большой и срочный заказ... Я не расчитал время, и к последнему дню мне предстояло сделать еще многое... Я не мог оставить кого-то из придворных дам в праздник без головного убора и решил посвятить ночь работе. Глаза слипались, я начал делать ошибки... Тогда я решил воспользоваться кофе. Я выпил чашки три-четыре, пока сон не отступил, и работал, не поднимая головы. Очень скоро мне понадобилось отлучиться... – Шляпник громко сглотнул, голос его слегка осип от волнения – ...но я все откладывал этот момент. Сначала обещал себе, что пойду после раскройки, потом – что после обметки... Но... я очень люблю работать, и напиток ударил мне в голову, я вошел в азарт... Я скрещивал ноги, сгибался и разгибался, но не оставлял заказы. Через пару часов я уже мог думать только о том, как же сильно мне хочется... А оставалось доделать буквально пару шляп, да на четыре нашить кружева. Правда, минут через десять я понял, что не утерплю... Бросил работу, встал и почувствовал, что, если я сделаю хоть шаг... да, я бы тутже оп...опозорился... Я сел на место, крепко сжался и попытался вспомнить, есть ли у меня какая-нибудь емкость неподалеку... Я даже немного скулил, ужасно хотелось... А потом мне пришло в голову... я, правда, уже немного промок к тому времени... Вобщем, я почувствовал боль, мне стало страшно, что внутри меня что-то повредится... Была ночь, и жил я уже тогда отдельно от семьи, один... Я расслабился. – Террант, алея и тяжело дыша от смущения и напряжения, впервые поднял глаза на Стейна. Тот, покусывая и поджимая губы, безотрывно, но как-то отрешенно глядел на Шляпника и производил какие-то действия рукой под столом. Рассказчик отрывисто вздохнул и окончил повесть:
— У меня стул деревянный... Я сидел в луже, брюки промокли насквозь, сухого места не осталось, даже рубашка немного... и я все еще делал это... Потом довольно быстро закончил заказы и...
Стейн сдержанно застонал, сжав зубы и, прикрыв глаз, откинулся на спинку кресла. Шляпник изумленно замолк. Через пару минут Валет очнулся, затер что-то под столом сапогом и весело и нахально посмотрел на рыжего.
— И что же ты так стесняешься? Во-первых, все, кто пьет, вынуждены периодически отливать, и я в их числе. Во-вторых... Признайся, тебе ведь понравилось.
— Н-нет...
— Понравилось. И это тоже естественно. Представь человека, по чистой случайности на пару дней заключенного в темницу. Он тоскует, томится, не видит выхода, наконец, предается отчаянию... И вдруг его вновь выпускают на волю. Он ведь радуется?
— Да... – Шляпник кивнул кудрями, вспоминая свои дни заключения.
— И в этом нет ничего для него постыдного или, скажем, неестественного? – Илосович нагло ухмылялся.
— Нет...
— Вот именно. – вкрадчивым голоском подытожил Валет. – Ты терпел, и тебе нравилось. Что уж головой трясти? Нравилось, нравилось, не отрицай. Если бы не нравилось, ты бы при всем своем трудоголизме сделал бы перерывчик на пару минут, а, может, и не один перерывчик. Но ты сидел «в темнице» своего желания. А потом отпустил, и получил от этого максимум удовольствия, я уверен... Как давно произошел тот случай?

Террант, от воспоминаний выпустивший еще пару лишних струек и предельно сжавшийся, призадумался:
— Ах-х... Это было... м-м... еще до Ужасстрашного дня... 
Стейн поднял бровь.
— И ты помнишь это до сих пор? Да, тебе очень понравилось...
— Могу я теперь идти в туалет? – Террант раздраженно вскинул голову, с ужасом чувствуя, как уже совершенно ссытся в кресло. Одна за другой тугие струйки ускользали из-под пальцев, и зад Шляпника был уже совсем мокрый.
Стейн оценивающе оглядел его.
— Пожалуй, да.
Террант, стараясь не смотреть на него, встал, с трудном разгибаясь, и, крепко сжимая член, поплелся было к выходу, однако организм тщедушного мастера был на пределе своих возможностей. Шляпник рухнул на колени и со стоном предоставил потоку мочи свободно бурлить в брюках, совершенно промочить их, литься тугой широкой струей в пушистый ворс несчастного белого ковра, итак уже оскорбленного спермой Валета. Шляпнику было хорошо, так хорошо, что он испугался возможной эрекции, которая бы помешала ссать. Именно ссать. Писать он хотел час назад, а теперь... 
Очнулся Террант от первозданной легкости внизу живота, похолодевшей мокрой ткани и кусачего поцелуя в шею.

+2

11

А для полноценного понимания рассказа нужно знать героев?
В том смысле что я героев Валет и Шляпник знаю только в названиях, а Алису в стране чудес не читал и не смотрел.

Или к оригинальному сюжету это никакого отношения не имеет и это как отдельный рассказ?

0

12

Дениска написал(а):

А для полноценного понимания рассказа нужно знать героев?
В том смысле что я героев Валет и Шляпник знаю только в названиях, а Алису в стране чудес не читал и не смотрел.

Или к оригинальному сюжету это никакого отношения не имеет и это как отдельный рассказ?

Ну, вообще это глубокое AU в смысле событий (такой обстановки не было в фильме), так что, наверное, может быть и самостоятельным. Но я не описываю внешность и характер героев, ибо расчитываю на ознакомления читателя с фильмом:)))

0


Вы здесь » Сообщество любителей омораси » Рассказы » Фанфик Валет/Шляпник (по Алисе в Стране чудес)